Александр Лабас: картины, биография художника. Лабас картины


Александр Лабас: картины, биография художника

Александр Аркадьевич Лабас (1900–1983)

Александр Аркадьевич Лабас

Работы Александра Аркадьевича Лабаса можно встретить в экспо­зициях многих наших музеев и на многих выставках. В течение ряда лет живопись Лабаса представля­ла советское искусство и на Ве­нецианских Биеннале. После большой персональной выставки произведений мастера в 1976 году, к ней обострился интерес: масштаб та­ланта художника открылся в пол­ной мере.

Лабас — из редкого рода настоя­щих романтиков. Его романтизм не признавал грез, ретроспектив­ных мечтаний. Ему чужды были визионеры, которых посещают странные и пленительные виде­ния, мистические откровения. Он — художник светлого, легкого артистического восприятия жиз­ни, если не ассоциировать это определение с бездумностью. Его романтичность — в открытости жизни, в поэзии нового. В каж­дом факте — событие, в новом — радость. Рядом с именем Лабаса часто возникает слово «первый». Он писал первый паровоз Турксиба, первый дирижабль, первый эскалатор метро. На его полот­нах — цех, завод, маневры Крас­ной Армии, электрификация, пио­неры, марширующие по площади («Городская площадь», 1926). Это не спешка, не суетность тороп­ливого автора, боящегося опоз­дать, а увлеченность поэта, для ко­торого жизнь — небудничная вещь. Серии его работ нельзя назвать хроникой — и даже прибавив к ней эпитет «поэтическая». Это свиде­тельство иного порядка — сопере­живание времени, его эмоциональ­ная правда. Современность для художника — не тема, а истинная жизнь. Поэтому его искусству, искреннему, приподнятому, чужда сентиментальная красивость. Просто, естественно возникла у Лабаса серия картин и акварелей о революции, памятная в истории искусства двадцатых годов. Кар­тины писались без заказов. Для того поколения, к которому при­надлежит художник, говорить о революции было равнозначно тому, что говорить о себе. Лабас не сочиняет повествований о том или другом событии, не претенду­ет на внешнюю репрезентативность и эпичность. Его картины — стра­ницы дневника. Невероятность ти­шины в прозрачности светлого колорита в «Утре после боя», напряженность «стального», но не холодного, а нежного цвета в кар­тине «В октябрьскую ночь» — в этом как бы ожила атмосфера эпохи, непосредственность личного ощущения событий. Здесь нет приблизительности этюда — в свободной раскованной живопис­ной среде группа бойцов на бро­невике в картине «В октябрьскую ночь» может прочитываться и как памятник.

Живопись Лабаса не подразумева­ет символику, отвлеченную знаковость выражения смысла. Все для него наполнено живым, импульсив­ным чувством. Замечательно, как художник преобразует в своем искусстве любимые им город, тех­нику, всю ту «вторую природу», которую предавали анафеме на ру­беже века и которая для поколе­ния Лабаса была подлинной со­временностью.

Художник не следует за рацио­нальными схемами техники и ар­хитектуры. Он пишет дирижабль и кабину самолета как живые соз­дания, со своим «душевным» со­стоянием. В гаснущей или мягко разгорающейся светлоте холста, в размытых границах фигур мы ощущаем чувство невесомости в полете. В стремительности ритма линии и интенсивных вспышках цвета — динамичность движения поезда, то, что можно очень при­близительно, но и верно опреде­лить — «дух захватывает». В суматохе и неповторимом хаосе ритмов города художник находит гармонию и цельность. Картина легко вбирает несоединимое. Не­обычные ракурсы, построения — не трюк виртуоза, в них неожи­данность эмоционального дейст­вия картины, ее поэтического смысла. В артистичности прочиты­вается душевная тонкость; кра­сота нового, как и в традиции, здесь выступает духовным началом. Картина — удивление, удивление миру, его простой необычайности. Новое всегда для Лабаса небыва­лое, а значит изнутри, органиче­ски фантастическое и даже таин­ственное. Ощущение фантастич­ности живописного действа есть во многих его работах. Фантастич­ность эта тоже особого склада. Ее рождает сама непосредствен­ность отношения к искусству и жизни. Все удивительно. Нет ба­нального и небанального, сложного и простого. Есть далекое и близкое, свое и не свое. Свое — то, что внутренне почувствовал, увидел. Эмоциональное восприятие Лабаса носит цветовой характер. Он инту­итивно, безошибочно ощущает поэзию цвета. Цвет не намеревается сказать о предмете то, что мы о нем и так знаем. Он вспыхивает, нежный и чистый, медленно угаса­ет. Линия, неуловимо быстрая, словно пробующая «зацепиться» в своем движении в невесомом пространстве, может исчезнуть в потоке света. Свет делает цвето­носным пространство картины, соз­дает атмосферу, в которой легко и радостно дышится. Еще миг, и в розовом, воздушно неощутимом свете взмывает в небо нежный, розовый дирижабль («Первый со­ветский дирижабль»). Обычный факт жизни становится фактом искусства, живописи. В простран­стве картины мы переживаем вновь и вновь радостную неповто­римость человеческого счастья.

Лабас сформировался уже в два­дцатые годы, когда он вместе с А. Тышлером, А. Гончаровым, А. Дейнекой, К. Вяловым, А. Коз­ловым, С. Лучишкиным, Ю. Пиме новым, П. Вильямсом и другими мастерами показывал свои работы на выставках ОСТа (Общества станковистов). Критика связыва­ла с ОСТом большие надежды на развитие современной картины, и надо сказать, что они с лихвой оправдались.

Творчество Лабаса знало разные периоды, полосы творческой ак­тивности и относительного «мол­чания». Художник оставался верен своим внутренне близким, «сквоз­ным» темам: человек и город, тех­ника и новое чувство реальности. Но теперь он подходит и видит их иначе, чем прежде, — ищет уни­кальное в обычном мотиве, в про­стой композиции. Меняется поэти­ческая тональность, но тонкость не теряется.

В семидесятые годы Лабас вновь пережил большой творческий подъ­ем. Особенно значительны серии акварелей, написанные им на Бал­тийском море. В них он по-прежнему стремится быть современ­ным по существу.

Комментарии пользователей Facebook и ВКонтакте. Выскажи мнение.

Последние материалы в этом разделе:

  • Творчество Франса Халса (1581/85-1666) Автопортрет Всю свою жизнь — практически безвыездно — Ф...

    2018-08-31

  • Творчество Иероним Босх  (Ок. 1450-1516) Великий нидерландский живописец Иероним ван Акен, которо...

    2018-08-19

  • Ян Бартольд Йонгкинд  (1819-1891) Замечательный художник, мало известный широкой публике, сыграл ...

    2018-08-10

  •  Творчество Тициана (1488/90—1576) Венецианская живопись — это особый мир в искусстве итальянског...

    2018-08-03

  • Творчество Мазаччо (1401—1428) Города Италии, ставшие практически самостоятельными государствами в...

    2018-07-22

↓↓ Ниже смотрите на тематическое сходство (Похожие материалы) ↓↓

www.artcontext.info

Художник Александр Лабас - Блог разнузданного гуманизма

В верхнее тематическое оглавлениеТематическое оглавление (Рецензии и критика: ИЗО (живопись, скульптура и пр)) Я сейчас читаю книгу советского и русского биолога Юлия Лабаса, отрывки из которой выкладываю в виде постов. Он был сыном художника-авангардиста Александра Лабаса. Юлий не жил вместе с отцом, у которого, как это часто случается, была другая семья, но они общались. А.Лабас был женат три раза, имел сыновей от первых 2-х браков (Юлий – от второго, с художницей и поэтессой Раисой Вениаминовной Идельсон, ученицей и в прошлом женой Р. Фалька), большую часть жизни (с 1935г.) прожил с третьей - немецкой художницей Леони Нойман, выпускницей «Баухауса», ученицей Василия Кандинского и Пауля Клея. Скончалась Леони Нойман-Лабас в Москве в 1996 году. Оба похоронены на Ваганьковском.Я прежде не знала о таком художнике. Теперь заинтересовалась и посмотрела его картины в Сети. Вспомнила, что одну видела в ГТГ. Пока у Лабаса нет там своего зала, но, может быть, будет. ГТГ и Русский музей имеют достаточное количество его картин. Выложу несколько здесь, чтобы те, кто как и я, раньше не знали об А.Лабасе, ознакомились. Он интересный художник.Александр Лабас - ровесник 20 века, а умер в 83 года. Его отец работал редактором в издательствах, мать умерла, когда мальчику было два года. В 1907 году Александр начал заниматься живописью в частной студии В. Мушкетова. В 1910-м году семья переезжает в Ригу, а в 1912 году – в Москву. Здесь Александр поступает учиться в Императорское Строгановское художественно-промышленное училище. Летом 1915 года он дополнительно занимался в студии Ф.Рерберга, а в следующем году – в студии И.Машкова. После революции 17-го года поступил учиться во ВХУТЕМАС. В 1919 году уходит на фронт художником 3-й Армии Восточного фронта. С 1922-го года продолжает обучение во ВХУТЕМАСЕ. Учится у П.Кончаловского, К.Истомина, В.Кандинского, К.Малевича, А.Лентулова.В 20-е – 30-е годы работы Лабаса выставляются на самых крупных выставках в стране и за рубежом.Потом долгое время художник был не у дел в связи с господством реалистической живописи, но с 60-х годов опять начал выставляться. Сам он считал, что его работы станут актуальными через 100 лет. И, похоже, он не ошибся. Сегодня живопись 20-х годов 20 века интересна многим. Как можно видеть, Лабас использовал минимум изобразительных средств, а волновала его тематика индустриализации. Кроме того, он был фантазер и рисовал картины далекого будущего. К сожалению, мне не удалось найти названия некоторых картин, но все понятно из содержания. Обычно Лабас их называл совсем по-простому. Если будет его большая выставка, я обязательно схожу.В метро. 40-е.http://img-fotki.yandex.ru/get/15/44617652.b6/0_688c9_de32b3a9_XL.jpgМетро. 1935.

На скорости.В самолете. 1983.Дирижабль над городом. 1932.

Паровоз.Поезд идет.

Лаборатория.

В зоопарке.Луганск. На заводе.

http://i1231.photobucket.com/albums/ee518/Fanny_Furgang/ART/Labas-Sq.jpg

uborshizzza.livejournal.com

Лабас - художник аэропланов и дирижаблей

"В живописи Александра Лабаса, вроде бы, отражены основные темы и ритмы, характерные для 20-30-х годов прошлого века. Однако даже образы, связанные с авиацией и космосом, решены у него вовсе не в реалистическом ключе. Казалось бы, что может быть менее поэтическим, чем идущий по рельсам паровоз, однако даже его Лабас сумел превратить в лирический нежный образ", - отметила Светлана Петрова, заместитель директора Русского музея по научной работе.   По мнению специалистов такого эффекта художнику удавалось добиться благодаря необычному колористическому решению - использованием нежных тонов. Кроме того, он зачастую не прописывал фон и не разделял первый и второй планы картины.  Выставка открывается работами Лабаса, написанными живописцем в 20-е годы ХХ века, когда художник создал художественное объединение ОСТ (Общество Станковистов).  На живописных полотнах, "героями" которых становятся поезда и автомобили, отражающие динамику новой жизни. К ним примыкают работы, отражающие появление "человека мобильного" - пассажира, который все время пребывает в движении. На выставке его  работы, темой которых стала авиация, при чем самым излюбленным образом стали для художника дирижабли.   "Тема авиации тогда еще не находила выражения в живописи. Меня же авиация увлекала давно. Я видел в ней новые возможности для художника, кроме того, меня очень интересовал ритм движения. Я писал скоростные поезда, самолеты, людей в кабинах, стараясь передать неизвестное состояние людей в полете", - писал сам художник.

    Движение, скорость... Как передать это впечатление в неподвижной живописи? Как выразить ощущение полета, высоты, зыбкой пустоты за тонкими стенами кабины аэроплана? Лабас едва намечает эту повисшую в бесконечности кабину, будто в разрезе, - с пассажирами, спокойно сидящими на почти невидимой опоре; чуть угадываются и крылья, растаявшие в золотистом мареве ("В кабине аэроплана", 1928). Художник изображает не механику, но чудо полета. Он ищет точный ритм движения поезда среди смазанного скоростью расплывающегося пейзажа, и опять - с цветными пятнышками пассажиров в смело разрезанном поперек вагоне ("Едут", 1928).   Он пишет без конца паровозы, самолеты, дирижабли, пренебрегая техническими подробностями, но ловя ощущения новизны, подвижности, непривычных точек зрения на вещи - снизу вверх или сверху, с высоты полета. Как мир, который он изображает, сама его живопись легка, подвижна, порой неопределенна, обращена не к предмету, а к чувствам, которые он возбуждает....

desants.livejournal.com

Александр Лабас. Октябрь. Путеводитель по выставке

Текст: Ольга Бескина-Лабас, Елена Коваленко19.10.2017   5267

До 10 декабря 2017 года в Институте русского реалистического искусства открыта выставка «Александр Лабас. Октябрь». Куратор Анастасия Сиренко и председатель Фонда содействия сохранению творческого наследия художника Александра Лабаса Ольга Бескина-Лабас представили работы, посвященные революционным событиям 1917 года из серии, над которой художник работал на протяжении всей жизни. В экспозиции, где живопись сопровождается запечатлевшими события революции фотографиями и архивными материалами, Ольга Бескина-Лабас и сотрудник ИРРИ, искусствовед Елена Коваленко, специально для «Артгида» выбрали десять ключевых произведений.

Александр Лабас. Автопортрет на фоне картины «Октябрь» 1928 года. 1978. Холст, масло. Фрагмент. Костромской государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник

Рассказывает Ольга Бескина-Лабас, председатель Фонда содействия сохранению творческого наследия художника Александра Лабаса, наследница авторского права художника:

Прежде чем начать разговор об отдельных представленных здесь картинах Лабаса, я бы хотела, во-первых, обратиться к зрителям, которые придут на выставку: не ищите в этой серии ни политических, ни исторических выводов. Их здесь нет. Художник чувствует эпоху, состояние исторического момента. И стремится передать эмоциональный накал того времени, образы которого преследовали его всю жизнь. Во-вторых, я хочу рассказать тем, кто не знает, что Лабас прошел очень хорошую живописную школу — от академизма (он окончил Императорское Строгановское художественно-промышленное училище) до авангарда (он учился во Вхутемасе). Студентом он бывал в Музее нового западного искусства, где хранились коллекции Щукина и Морозова, и импрессионисты, Сезанн, Ван Гог, Дерен, Пикассо, Матисс, по его словам, «произвели огромное впечатление», тем более что рассказывали о картинах сами коллекционеры.

В 1924 году в Москву привезли выставку немецких экспрессионистов. Лабас познакомился с Георгом Гроссом и в своих работах, безусловно, использовал присущие немецкому экспрессионизму напряженную суровость, изломанность рисунка, отражающую неустойчивость душевного состояния, создание какой-то зыбкой предметности, балансирующей на грани реального и ирреального. Но даже в изображении такого исторического момента, как события Октября 1917 года, его краски не кричат. Я помню, как он говорил, что всегда считал немецкую школу жесткой и сам стремился к поиску гармонии цветовых сочетаний, живописной трактовке образного строя картины. И здесь он близок Дерену, Руо, Браку, Вламинку. Пользуясь достижениями художников-новаторов, Лабас создал абсолютно свою, «лабасовскую» живописную манеру. В которой сочетались и экспрессивность, и гармония композиции и цвета, и музыкальность. На этой выставке, мне кажется, музыка и ритмы Октября звучат в полную силу.

Container imageContainer image

Композиция этой картины построена динамично, по диагонали. Броневик буквально несется на зрителя по диагональным линиям дороги. Здесь всё в движении, даже земля на переднем плане «скатывается» на зрителя. Перед броневиком выстроилась шеренга стреляющих солдат. В движении находится сама атмосфера. Она вибрирует множеством оттенков серо-коричнево-фиолетовой гаммы с вкраплениями красного и зеленого. Вот как писал Лабас в дневниках: «Пошел броневик. Гремит — прет вперед. Штыки. Штыки. Революция наступает. Разворачивается. Взвивается. Вспыхивает красными флагами. Острия штыков. Штыки. Штыки. Сталь бликует в глазах»

Эта картина имела и другое название — «Октябрь в Петрограде». Лабас не был в эти дни в Петрограде — он был в Москве. Но разве это имело для него значение? Он писал эмоциональный накал этих событий. На заднем плане — символ Петрограда, военный корабль на Неве. Ограничивая композицию массой солдат и матросов на переднем плане и кораблем на заднем, художник не дает земле «уйти из-под ног».

Эта картина, как и некоторые другие из серии «Октябрь», участвовала в Венецианской биеннале в 1932 году, была показана в Балтиморе, Питсбурге и на других международных выставках.

Container imageContainer image

Здесь хорошо видно, что Лабас представляет революцию не как светлое и радостное событие, а как драматический, наполненный тревогой, иногда ужасом момент истории. Вновь броневик с солдатами. Победа красных обозначена красными знаменами. У Лабаса очень важно смотреть и видеть детали, задние и боковые планы композиции. Вот справа — виселица. Повешенные тела. На перекладине — вороны. Ждут своего часа. Кто эти люди? Белые, которых казнили красные? Или красные, которых казнили белые, и теперь отряд красных мстит за товарищей? Слева — группа людей, которых расстреливают. Будучи во время Гражданской войны художником 3-й Армии Восточного фронта, Лабас осознавал, насколько это страшно. Темный вибрирующий фон подчеркивает этот момент человеческой трагедии.

Приезд Ленина в Петроград. 1930. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея. © Ольга Бескина-Лабас

В центре на броневике стоит Ленин в той характерной призывающей позе, которая впоследствии стала канонической для его изображений. Вокруг него — масса солдат с винтовками. На заднем плане тающие в дымке не то сумерек, не то дыма заводы и дома. Колористическая гамма однородна и сурова. Лабас сознательно нарушает академические правила построения пространства. Броневик с Лениным, находящийся на втором плане, выписан гораздо более четко, нежели первый и боковые планы. Задача — показать умение, талант Ленина управлять массами, толпой, готовой, по его зову, к решительным действиям. А это действительно толпа — она обезличена: затылки в касках, непрописанные лица, повернутые к нам, очерченные лишь контуром профили. Но эта толпа, если долго смотреть на полотно, начинает казаться качающейся, движущейся массой — эти обезличенные люди готовы на все.

Наш переулок утром. 1929. Бумага на холсте, масло. Государственная Третьяковская галерея. © Ольга Бескина-Лабас

Здесь явно ощущаются отсылки к искусству великого романтика Уильяма Тернера. Но если туманные видения этого художника были подсказаны особым климатом Лондона, то восприятие Лабаса диктует конкретный момент осеннего утра. Лабас жил в переулке на Сретенке. Услышал выстрел. Подошел к окну. И вот это несоответствие тишины туманной осени и трагизма происходящих событий потрясло его. Все тает в лиловой дымке. Предметы почти не читаются, а только угадываются по всплескам темных пятен — неясность изображения передает неясность самой эпохи. В мареве рассвета виднеются маленькие фигурки, стреляющие друг в друга. Красота природы, еще спящего города и смерть — художник воспринимал это как трагедию. На этом несоответствии он в дальнейшем будет строить серию работ «Москва и Подмосковье в дни войны». Прекрасный город и смерть, которая разрывает и уничтожает ЖИЗНЬ!

Container imageContainer image

На этом полотне город показан с необычного ракурса — сверху: нагромождение крыш, чередующихся с провалами дворов и переулков. Картина воспринимается как нечто фантастическое, страшное.

Композиция построена почти геометрически. На крышах друг против друга стоят фигуры людей, видны вспышки выстрелов. На стенах и крышах домов — пятна крови. «Стекла выбиты, как будто их и не было, окна как глазницы черепа. А внизу все закрашено, как яркой краской, кровью, и стены забрызганы. На земле лежат убитые. Еще не успели убрать», — пишет Лабас в воспоминаниях. Картина называется «Утро после боя». И действительно, ощущается томительное ожидание рассвета. По центру картины, над домами уже появилось розоватое пятно восходящего солнца. Левая часть домов светлее, чем правая. Может быть, рассвет принесет избавление от этих страшных картин, этого трагического момента…

Автопортрет на фоне картины «Октябрь» 1928 года. 1978. Холст, масло. Фрагмент. Костромской государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник. © Ольга Бескина-Лабас

Рассказывает искусствовед Елена Коваленко (Институт русского реалистического искусства):

Серия Александра Лабаса «Октябрь» — одна из важнейших в творчестве художника. Лабас работал со своими воспоминаниями о событиях революции 1917 года, как с архивом, к которому он постоянно обращался на протяжении всей своей жизни. Так многие картины получили несколько воплощений. Автопортрет на фоне картины «Октябрь», созданной в 1978 году, Лабас написал спустя пятьдесят лет. Это одна из немногих «сочиненных» картин Лабаса — обычно он писал по наитию, основываясь на своих впечатлениях.

С 1930-х годов Лабас находился в опале как формалист — его работы не экспонировались и не покупались, у него не было больших заказов. Возвращение искусства Лабаса зрителю состоялось в 1966 году на групповой выставке в Доме художника на Кузнецком мосту, там же в 1976 году состоялась его первая за прошедшие сорок лет персональная выставка. Автопортрет подводит итог серии «Октябрь», над которой Лабас работал всю жизнь. Мы не случайно расположили его в зале, посвященном биографии художника — экспозиция начинается и заканчивается осмотром этой картины. Кстати, выставка в ИРРИ стала для этой работы дебютной: после передачи в Костромской музей-заповедник она никогда не покидала его запасников.

У стен Кремля. Из серии «Октябрь». 1960. Бумага, вощение, тушь, процарапывание, белила. Коллекция Ольги Бескиной-Лабас. © Ольга Бескина-Лабас

Главный эпизод Октябрьского восстания в Москве — взятие рабочими и солдатами Никольской башни Кремля — Лабас изобразил в нескольких вариантах с подробностью раскадровок к фильму. Художник работал над ними в самых разных техниках. Вместе они напоминают детальный разбор процесса создания картины от карандашного наброска и гризайли до законченной работы в цвете.

Бои за Кремль продолжались около недели. В начале сражений он был занят юнкерами, после чего большевики начали артиллерийский обстрел Кремля. В результате пострадали колокольня Ивана Великого, Спасская башня, Успенский и Благовещенский соборы, а Никольские ворота были разрушены. Нарком просвещения Анатолий Луначарский подал в отставку, узнав о нанесенных Кремлю повреждениях, но быстро отозвал ее после разговора с Лениным. В статье «Ленин и литературоведение» Луначарский рассказал об этих событиях так: «Пишущий эти строки был напуган разрушениями ценных художественных зданий, имевшими место во время боев революционного пролетариата Москвы с войсками Временного правительства, и подвергся по этому поводу весьма серьезной “обработке” со стороны великого вождя. Между прочим, ему были сказаны тогда такие слова: “Как вы можете придавать такое значение тому или другому старому зданию, как бы оно ни было хорошо, когда дело идет об открытии дверей перед таким общественным строем, который способен создать красоту, безмерно превосходящую все, о чем могли только мечтать в прошлом?”».

Армия мира. Фрагмент занавеса для спектакля театра имени М.Н. Ермоловой. 1932. Бумага, темпера, пастель, белила. Коллекция Ольги Бескиной-Лабас. © Ольга Бескина-Лабас

В 1930-е годы, после начала кампании борьбы с формализмом, Александр Лабас, не имея крупных заказов и возможности экспонироваться на выставках, начинает работать в театре. Лабас часто признавался, что быть художником-постановщиком ему никогда не нравилось, но так он мог продолжать писать, без чего просто не представлял свою жизнь. Спектакль «Армия мира» в Московском драматическом театре имени Ермоловой был посвящен одной из любимых тем Лабаса — транспорту, конкретно — дирижаблестроению. Он вызвал у художника восторг: «Я много времени провел в конструкторских бюро, изучал дирижабли, снаружи и внутри». Лабас был одним из самых бесстрашных людей своего времени — он одним из первых отправился в путешествие на пассажирском самолете и попал в авиакатастрофу, но при этом не бросил летать.

Матрос. 1930. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея. © Ольга Бескина-Лабас

Целый зал выставки посвящен портретам людей революции. В них Лабас использует сдержанную, порой почти монохромную гамму. Выдержанная в темно-синих тонах картина «Матрос» — романтический образ революционной гвардии. Размытый, как на сделанной в спешке фотографии, этот собирательный образ можно считать портретом целого революционного поколения. Работа выполнена в 1930 году, когда воспоминания о событиях Октября были яркими, а молодой художник еще не успел разочароваться в революции. Однако эта «размытость» многозначна: обратите внимание на персонажей других картин из серии «Октябрь» — практически ни у кого не прописаны черты лица. По прошествии лет для художника обе стороны стали в равной степени виновными в разрушительных погромах и убийствах — в любой войне люди перестают быть людьми.

Под арку на штурм. Эскиз. 1932. Бумага, акварель, гуашь. Собрание Александра Балашова. © Ольга Бескина-Лабас

Во время революции 1917 года Лабас был студентом Императорского Строгановского училища и жил в Москве. Однако многочисленные работы, изображающие революционный Петроград, настолько живо передают пространство города, что вполне могут ввести зрителя в заблуждение. В работе «Под арку на штурм» Лабас изобразил события 25 октября, а именно — начало штурма Зимнего дворца, в котором заседало Временное правительство. Художник выбирает для этой работы крайне эффектную композицию. На штурм зритель смотрит со стороны арки Генерального Штаба — хотя Лабас и не любил театр, с этой точки обзора Дворцовая площадь больше всего напоминает сцену с занавесом-аркой и роскошными декорациями, роль которых исполняет Зимний дворец (в тот период его стены были не привычного бирюзового, а красного цвета). Позади Зимнего в сером мареве виднеются мачты знаменитого крейсера «Аврора», из пушек которого был произведен выстрел, послуживший сигналом к началу штурма Зимнего.

artguide.com

художник Лабас Александр Аркадьевич

"У Лабаса глаз чуток к необычному", - написал о нем один из критиков. В самом деле это очень точное определение сути его творчества. Не только увидеть необычное, чаще всего новое, небывалое раньше в жизни, но и заставить зрителя пережить его как чудо, прочувствовать на себе. Именно это стремление привело совсем еще молодого художника в группу живописцев-новаторов, основавших в 1925 г. OCT.

Большинство из них только что окончило Вхутемас - художественный институт нового, тоже новаторского характера. Председателем был избран учитель многих из них - Д. П. Штеренберг. Лабас тоже учился после СХПУ (1912-17) в ГСХМ (1918-19) и выросшем из них Вхутемасе (1921-24), где был затем оставлен преподавать живопись.

Слово "станковисты" в названии общества и означало стремление заниматься изобразительным искусством, в частности - живописью, а не уходить в "производство вещей" (к чему призывали тогда художников конструктивисты). Но живопись эта, не внешне, а изнутри отражая меняющуюся на глазах жизнь, должна была решительно обновиться, найти новый, острый язык, соответствующий духу и смыслу этих изменений. Движение, скорость... Как передать это впечатление в неподвижной живописи? Как выразить ощущение полета, высоты, зыбкой пустоты за тонкими стенами кабины аэроплана?

Лабас едва намечает эту повисшую в бесконечности кабину, будто в разрезе, - с пассажирами, спокойно сидящими на почти невидимой опоре; чуть угадываются и крылья, растаявшие в золотистом мареве ("В кабине аэроплана", 1928). Художник изображает не механику, но чудо полета. Он ищет точный ритм движения поезда среди смазанного скоростью расплывающегося пейзажа, и опять - с цветными пятнышками пассажиров в смело разрезанном поперек вагоне ("Едут", 1928).

Он пишет без конца паровозы, самолеты, дирижабли, пренебрегая техническими подробностями, но ловя ощущения новизны, подвижности, непривычных точек зрения на вещи - снизу вверх или сверху, с высоты полета. Как мир, который он изображает, сама его живопись легка, подвижна, порой неопределенна, обращена не к предмету, а к чувствам, которые он возбуждает. Он пишет город, уходящий в небеса этажами домов, оживленный людьми, мчащимися в разные стороны трамваями, извозчиками, автомобилями ("Городская площадь", 1926). Пишет бесконечно струящиеся вверх и вниз сквозь гигантскую трубу полосы эскалаторов...

Конец 1920-х - начало 1930-х гг. - взлет творчества Лабаса, когда это ощущение пестроты и стремительности жизни было у него наиболее органичным. Потом многое сгладилось. Но ощущение нарядной и радостной легкости, красоты жизни художник донес до поздних своих лет, воплотив его в светлых и ярких акварелях, написанных в Крыму, в Прибалтике, в Подмосковье.

Картины художника

petroart.ru