Картина, которая несла смерть? Загадка портрета Марии Лопухиной. Лопухина картина


Картина, которая несла смерть? Загадка портрета Марии Лопухиной

В. Боровиковский. Портрет М. И. Лопухиной. Фрагмент

В истории живописи немало примеров, когда за той или иной картиной тянется шлейф дурной славы. Негативное влияние на владельцев, самого художника или прототипов работ не поддается логическому объяснению. Одна из таких картин – «Портрет М. И. Лопухиной» Владимира Боровиковского . В ХІХ в. об этом портрете ходили нехорошие слухи.

 

И. Бугаевский-Благодарный. Портрет художника В. Л. Боровиковского

И. Бугаевский-Благодарный. Портрет художника В. Л. Боровиковского

В. Боровиковскому позировала дочь отставного генерала Ивана Толстого графиня Мария Лопухина. На тот момент ей было 18 лет, она недавно вышла замуж, и этот портрет заказал художнику ее муж, егермейстер при дворе Павла І. Она была красива, здорова и излучала спокойствие, нежность и счастье. Но через 5 лет после того, как работа над портретом была завершена, молодая девушка скончалась от чахотки. Во времена А. С. Пушкина ходили слухи, что стоит любой девушке только взглянуть на картину – ее ждет скорая смерть. Как шептались в салонах, жертвами портрета стали не меньше десятка девушек на выданье. Суеверные люди считали, что в портрете живет дух Лопухиной, который забирает к себе души молодых девиц.

 

В. Боровиковский. Портрет М. И. Лопухиной, 1797 г.

В. Боровиковский. Портрет М. И. Лопухиной, 1797 г.

Если отвлечься от мистической составляющей, нельзя не отметить высокую эстетическую ценность портрета. Эта работа по праву считается вершиной сентиментализма в русской живописи и самым поэтичным творением Боровиковского. Кроме несомненного сходства с прототипом, этот портрет является и воплощением идеала женственности в русском искусстве конца XVIII в. Естественная красота девушки гармонирует с окружающей природой. Это был золотой век русского портрета, а Боровиковский считался его признанным мастером. А. Бенуа писал: «Боровиковский настолько оригинален, что его можно отличить среди тысяч портретистов. Я бы сказал, что он очень русский».

 

В. Боровиковский. Портрет Е. А. Нарышкиной, 1799 г. Особенности портретного стиля автора узнаваемы

В. Боровиковский. Портрет Е. А. Нарышкиной, 1799 г. Особенности портретного стиля автора узнаваемы

Портрет Марии Лопухиной восхищал и вдохновлял современников. Так, например, поэт Я. Полонский посвятил ему стихотворные строки:Она давно прошла, и нет уже тех глазИ той улыбки нет, что молча выражалиСтраданье – тень любви, и мысли – тень печали.Но красоту ее Боровиковский спас.Так часть души ее от нас не улетела,И будет этот взгляд и эта прелесть телаК ней равнодушное потомство привлекать.Уча его любить, страдать, прощать, молчать.

 

В. Боровиковский. Портрет М. И. Лопухиной. Фрагмент

В. Боровиковский. Портрет М. И. Лопухиной. Фрагмент

Своей недоброй славой картина была обязана не автору-художнику, а отцу девушки, позировавшей для портрета. Иван Толстой был известным мистиком и магистром масонской ложи. Говорили, что он обладает сакральным знанием и после смерти дочери «переселил» ее душу в этот портрет.

Зал Третьяковской галереи, в которой хранится портрет Марии Лопухиной

Зал Третьяковской галереи, в которой хранится портрет Марии Лопухиной

Конец слухам был положен в конце ХІХ в. В 1880 г. известный меценат Павел Третьяков приобрел эту картину для своей галереи. С тех пор она выставляется на всеобщее обозрение вот уже больше столетия. Ежедневно в Третьяковке бывают сотни людей, и случаев массовой смертности среди них не было зафиксировано. Разговоры о проклятии постепенно поутихли и сошли на нет. Но люди склонны верить в мистические совпадения...

7lostworlds.ru

картина, которая несла смерть?: falyosa

В истории живописи немало примеров, когда за той или иной картиной тянется шлейф дурной славы.

В. Боровиковский. Портрет М. И. Лопухиной. ФрагментВ. Боровиковский. Портрет М. И. Лопухиной. Фрагмент

Негативное влияние на владельцев, самого художника или прототипов работ не поддается логическому объяснению. Одна из таких картин – «Портрет М. И. Лопухиной» Владимира Боровиковского. В ХІХ в. об этом портрете ходили нехорошие слухи.

В. Боровиковскому позировала дочь отставного генерала Ивана Толстого графиня Мария Лопухина. На тот момент ей было 18 лет, она недавно вышла замуж, и этот портрет заказал художнику ее муж, егермейстер при дворе Павла І. Она была красива, здорова и излучала спокойствие, нежность и счастье. Но через 5 лет после того, как работа над портретом была завершена, молодая девушка скончалась от чахотки. Во времена А. С. Пушкина ходили слухи, что стоит любой девушке только взглянуть на картину – ее ждет скорая смерть. Как шептались в салонах, жертвами портрета стали не меньше десятка девушек на выданье. Суеверные люди считали, что в портрете живет дух Лопухиной, который забирает к себе души молодых девиц.

В. Боровиковский. Портрет М. И. Лопухиной, 1797 г.В. Боровиковский. Портрет М. И. Лопухиной, 1797 г.

Если отвлечься от мистической составляющей, нельзя не отметить высокую эстетическую ценность портрета. Эта работа по праву считается вершиной сентиментализма в русской живописи и самым поэтичным творением Боровиковского. Кроме несомненного сходства с прототипом, этот портрет является и воплощением идеала женственности в русском искусстве конца XVIII в. Естественная красота девушки гармонирует с окружающей природой. Это был золотой век русского портрета, а Боровиковский считался его признанным мастером. А. Бенуа писал: «Боровиковский настолько оригинален, что его можно отличить среди тысяч портретистов. Я бы сказал, что он очень русский».

В. Боровиковский. Портрет Е. А. Нарышкиной, 1799 г. Особенности портретного стиля автора узнаваемыВ. Боровиковский. Портрет Е. А. Нарышкиной, 1799 г. Особенности портретного стиля автора узнаваемы

Портрет Марии Лопухиной восхищал и вдохновлял современников. Так, например, поэт Я. Полонский посвятил ему стихотворные строки:

Она давно прошла, и нет уже тех глазИ той улыбки нет, что молча выражалиСтраданье – тень любви, и мысли – тень печали.Но красоту ее Боровиковский спас.Так часть души ее от нас не улетела,И будет этот взгляд и эта прелесть телаК ней равнодушное потомство привлекать.Уча его любить, страдать, прощать, молчать.

В. Боровиковский. Портрет М. И. Лопухиной. ФрагментВ. Боровиковский. Портрет М. И. Лопухиной. Фрагмент

Своей недоброй славой картина была обязана не автору-художнику, а отцу девушки, позировавшей для портрета. Иван Толстой был известным мистиком и магистром масонской ложи. Говорили, что он обладает сакральным знанием и после смерти дочери «переселил» ее душу в этот портрет.

Зал Третьяковской галереи, в которой хранится портрет Марии ЛопухинойЗал Третьяковской галереи, в котором хранится портрет Марии Лопухиной

Конец слухам был положен в конце ХІХ в. В 1880 г. известный меценат Павел Третьяков приобрел эту картину для своей галереи. С тех пор она выставляется на всеобщее обозрение вот уже больше столетия. Ежедневно в Третьяковке бывают сотни людей, и случаев массовой смертности среди них не было зафиксировано. Разговоры о проклятии постепенно поутихли и сошли на нет.

via

falyosa.livejournal.com

Мария Лопухина и Владимир Боровиковский: очарование и талант

db9021df22c576e1bc0fdd86162a41d75f49c272677268 (451x531, 46Kb)В.Боровиковский. Портрет М.И.Лопухиной. 1797 г.

Она давно прошла, и нет уже тех глазИ той улыбки нет, что молча выражалиСтраданье - тень любви, и мысли - тень печали,Но красоту её Боровиковский спас.Так часть души ее от нас не улетела,И будет этот взгляд и эта прелесть телаК ней равнодушное потомство привлекать,Уча его любить, страдать, прощать, молчать.

Русский поэт Яков Полонский посвятил эти замечательные строки 100 лет спустя после написания портрета Марии Лопухиной художником В.Боровиковским.

Портрет М.И.Лопухиной нередко называют самым поэтичным созданием из всех портретов В.Боровиковского. В нем виден тонкий деликатный рисунок, правильность форм и проникновение в самые глубины душевного мира его героини, выражение не только глубокой задумчивости, но и печали… Однако, как бы ни были высоки живописные качества портрета, как бы ни был характерен для своей эпохи его замысел, работа Боровиковского не могла бы сохранить до наших дней силу своего художественного воздействия, если бы сам образ не был отмечен чертами глубокой и подлинной жизненности. Он сумел воплотить в облике Лопухиной такую напряженную жизнь чувства, какой не знали его предшественники в русской портретной живописи. В то же время от всей картины и образа девушки исходит ощущение простоты, как единение человека и природы, без придания модели тяжеловесных аксессуаров, каких-то дорогих перьев и драгоценностей – как это было принято тогда в изображении парадных портретов. Свободное белое платье, подвязанное под грудью голубым шарфом, нежно-лилового цвета шаль, у неё не парик, а естественные волосы. Всё лаконично и просто, как это было свойственно новому стилю и направлению в искусстве того времени – конца XVIII века, и этот стиль получил название “сентиментализм”.

Пейзажный фон, подчеркивая близость к природе, соответствует мечтательной настроенности молодой женщины. В портрете поражает удивительная гармоничность образа и средств выражения. В картине всё изображено в согласии, в гармонии всех деталей: тенистый уголок парка, васильки среди колосьев спелой ржи, слегка увядшие розы, непринужденная поза молодой женщины, и исполненное удивительного очарования прелестное лицо. В утренней свежести кожи, в томности взгляда, в мечтательной улыбке, даже в некоторой неправильности черт Лопухиной есть подлинная красота, красота душевная и лирическая.

Художник, рисуя портрет Лопухиной, использовал традиционный приём репрезентативного портрета – окружение персонажа предметами и атрибутами, помогающими раскрыть его образ. Однако Боровиковский попытался показать не общественный статус Лопухиной, а личные, интимные стороны её характера. Мария Лопухина стоит в саду, облокотившись на старую каменную консоль. Её лицо, может быть, и далеко от классического идеала красоты, но оно исполнено такого несказанного очарования, такой душевной прелести, что рядом с ним многие классические красавицы покажутся холодными и чопорными. Пленительный образ нежной, меланхоличной и мечтательной молодой женщины передан художником с большой душевностью и любовью. Практически никакого жеманства и кокетства в образе Марии, лишь естественность и спокойствие, в её позе прослеживается достоинство, умение держать себя, об этом говорит горделивая осанка, вырабатываемая у девочек с детства. Задумчивый, томный, грустно-мечтательный, но в то же время открытый смелый взгляд, нежная улыбка, свободная непринужденность чуть усталой позы, плавные линии, мягкие, округлые формы, простое белое платье, пепельный цвет волос, зеленый фон листвы и, наконец, мягкая воздушная дымка, заполняющая пространство – всё это играет на создание у зрителя прекрасного и незабываемого образа.

Портрет Марии Лопухиной явился одним из самых жизненных и удачных портретов Боровиковского, в том смысле, что действительно ему удалось передать непосредственный человеческий облик этой юной женщины, что-то живое и магнетически-притягательное, и вместе с тем драматическое в ее лице и взгляде. Особенно во взгляде. Боровиковский, в числе некоторых других живописцев (Федор Рокотов, Дмитрий Левицкий) овладел техникой “писать взгляд”, не просто пустые глаза, но со смыслом, с внутренним выражением. Лопухина смотрит на зрителя задумчиво, но и слегка рассеянно, как бы погруженная в свои мысли, в свою душевную жизнь. И чувствуется в ее живом одухотворенном лице, что эта девушка красива не только внешней красотой, но обладает и умом и сердцем. Всё это художник сумел отразить в портрете, он вложил часть своей души в своё произведение. Ко всему можно прибавить, что портрет технически совершенен с точки зрения навыков живописи – Боровиковский владел техникой “лессировочного” письма. То есть, через верхние красочные слои живописи просвечивают нижележащие слои. Это придает особую нарядность, особую красочность колориту. Портрет вообще красив по цветовому строю. Колорит и его цветовая гамма гармонично строятся на сочетании блеклых, нежных тонов. Это выражено и в цвете пейзажного фона задника, в его нежно-салатовых тонах, и в нежно-лиловом цвете шали, и в голубом цвете пояса, повязанного на талии, и в белом платье Лопухиной. Но это всё детали, хотя и очень важные. Главное, что художник сумел наполнить образ своей модели жизненной достоверностью, глубиной чувств и необычайной поэтичностью.

Однако во времена Пушкина портретом Марии Лопухиной пугали молодых девушек, так как она прожила жизнь короткую и несчастливую, а через три года после написания портрета умерла от чахотки. Что-то в этом многим виделось мистическое, как будто портрет забрал жизнь молодой женщины. Ее отец Иван Толстой был известным мистиком и магистром масонской ложи. Потому и поползли слухи, что де ему удалось заманить дух умершей дочери в этот портрет. И что если молодые девушки взглянут на картину, то вскорости умрут. По версии салонных сплетниц, портрет Марии погубил не меньше десяти дворянок на выданье. Конец слухам положил меценат Павел Третьяков, который приобрел портрет для своей галереи. С тех пор этим портретом восхищались не только современники, но и зрители следующих поколений.

Портрет Лопухиной долгое время находился в собрании родственников, он хранился у племянницы Марии – дочери её старшего брата Федора Толстого-”Американца”. Портрет высоко ценился как семейная реликвия. И именно в этом доме портрет и увидел Павел Михайлович Третьяков. Как ему удалось приобрести семейную реликвию, сейчас уже точно не узнать. Случилось это уже в конце 1880-х годов и именно тогда картина и попала в собрание Третьяковской галереи. Надо сказать, что Павел Третьяков купил сравнительно немного работ Боровиковского, но портрет Лопухиной среди них настоящая жемчужина. Когда посетители Третьяковки приходят в зал Боровиковского, то сразу обращают на него внимание. Портрет практически никогда не покидает стены галереи. Он побывал всего на двух выставках, да и то в пределах Москвы. Многие зрители приходят в Третьяковку полюбоваться именно портретом Марии Лопухиной. В облике молодой дамы столько обаяния, магнетизм её взгляда притягивает любителей и ценителей живописи. Присутствует в этом портрете и некая загадка, тайна, которую до конца невозможно постичь.

ХУДОЖНИК

Владимиру Боровиковскому на момент создания портрета Лопухиной было 40 лет. Он зрелый человек, признанный мастер, автор множества портретов и икон. Мало того, в 1795-м году он получил звание академика живописи, и буквально загружен столичными заказами. В 1797-м году художник также получил заказ на портреты императорской семьи, тот год был для него очень знаменательным. Он уже жил в Петербурге несколько лет, куда приехал в 1788-м году из Миргорода. В Миргороде Боровиковский не только постигал основы иконописи, но и успел послужить в армии, выйдя в отставку поручиком. Наличие офицерского чина впоследствии заметно облегчило ему общение с чопорными петербуржцами. Кроме прочего, происхождение художника было достаточного высокого уровня, он являлся дворянином – вместе со своим родом был внесен в дворянскую родословную книгу Екатеринославской губернии.

В Петербурге Боровиковскому покровительствовал один из образованнейших людей того времени – архитектор, поэт и музыкант Николай Александрович Львов. Сам хороший рисовальщик и гравер, Львов оказал заметное влияние на становление молодого живописца, ввел его в круг петербургских деятелей искусства.

Благодаря ему Владимир Лукич познакомился с Дмитрием Левицким, бывшим к тому времени признанным портретистом. Боровиковский несомненно пользовался советами Левицкого, а в своих ранних работах даже ему подражал. Но до начала 90-х годов основным направлением творчества Боровиковского была иконопись, благо Львов помогал ему получать выгодные заказы по участию в оформлении новых церквей, которых тогда строилось немало.

В начале девяностых годов Владимир Лукич написал тридцать семь икон для главного собора Борисоглебского монастыря в Торжке, но местонахождение их неизвестно. По свидетельству современников, при их исполнении мастер отошел от традиционного иконописного стиля и писал образа в манере, близкой к светской живописи.

Осенью 1795 года художнику было присвоено звание академика живописи за портрет великого князя Константина Павловича. С этого времени портретная живопись окончательно заняла главное место в его творчестве. Благодаря Боровиковскому, мы можем любоваться не только портретами членов императорской фамилии и высших сановников России, но и увидеть многих представителей литературы и искусства XVIII века. К 1797 году он уже зарекомендовал себя достаточно популярным художником и получил заказ на портреты дочерей императора Павла Первого, а потом и императрицы Марии Федоровны, позже писал и самого императора.

И вот, в этом знаменательном для него 1797 году художник получил заказ на создание портрета Марии Лопухиной от ее мужа – видимо, сразу после свадьбы Степан Авраамович Лопухин захотел сделать своей молодой жене хороший подарок.000461px-borovikovsky_by_bugaevsky_blagodatny (461x600, 53Kb)Портрет художника В.Л.Боровиковского Ивана Бугаевского-Благодатного

Марии 18 лет, она совершенно юная особа и хороша собой. Конечно, художника чрезвычайно пленил её облик, он не смог остаться равнодушным созерцателем. Эта молодая женщина таила в себе столько нежности, поэзии, чистоты и красоты человеческого чувства, и вместе с тем, печали и как бы предчувствие трагедии. И трагедия случилась – Мария через три года после написания портрета скоропостижно умерла от чахотки, в то время это была неизлечимая болезнь. Скорее всего, что, позируя художнику, она уже страдала какими-то начальными признаками заболевания, и он знал и видел это. Известно по свидетельствам современников, что Боровиковский очень переживал в связи с её болезнью. А как художник, он просто не мог не поддаться магии и очарованию её образа. В картине ощущается мотив цветов – как символ цветущего, молодого возраста героини. Ведь она сама словно распустившееся нежное растение и здесь ощущается художественное чутье автора. Боровиковский явно был ею пленен, когда писал этот портрет. Чувствуется, что художник вложил часть своей души в это произведение. Но и часть своей печали.

Создается впечатление, что художник писал портрет где-нибудь в парке. На самом деле это декоративный фон, как и все другие работы Боровиковского написанные на пейзажных фонах. Такова была традиция создания портрета эпохи Сентиментализма конца ХVIII века. Обычно фон и прочие детали дорисовывались к образу позже – как правило, позирующий давал художнику не более двух-трех сеансов, и это происходило либо в доме хозяина или хозяйки, либо в мастерской. Если в случае рисования портрета Лопухиной, сеанс происходил в мастерской художника, то конечно, невольно создавался некий интим, может быть, именно поэтому в портрете, в лице девушки и во всем ее облике отражено столько чувства и притягательности. Но доподлинно неизвестно, где именно происходили сеансы, сколько их было, и о чем в это время беседовали художник и его модель. Никаких свидетельств этому не осталось.

Личная жизнь самого художника не сложилась, он не создал семью. Вероятнее всего потому, что он был талантливым живописцем, всего себя вкладывал в работу, постоянно находился в напряженном духовном поиске. Писал не только светские картины, но выполнял и многочисленные заказы на иконы и иконостасы провинциальных и столичных церквей.

В последующие годы Боровиковский ушел в мистицизм, в 1802 году вступил в масонскую ложу “Умирающий сфинкс”, в которой уже состояли его друзья художники. Уже в поздние свои годы, в 1819-24 годах, он вступил в секту баронессы Екатерины Федоровны Татариновой – “Союз братства”. Эта было религиозное, мистическое сообщество. Такая жизнь требовала полной духовной, да и физической отдачи. Члены секты читали церковные книги, пели духовные псалмы. И затем их общение заканчивалось так называемым радением, или ликованием. То есть, когда люди, мужчины и женщины, одевшись в белые просторные одежды, начинали исполнять обрядовые танцы – они кружились, и произносил так называемые пророчества.

Сохранились записки художника, в частности, и относящиеся к тому времени. Он вел дневник, где ежедневно описывал свое нахождение в этой секте Татариновой. И упоминал, чьи портреты церковных деятелей писал, какие религиозные произведения создал…

Линии его творчества – религиозная и светская – две его ипостаси, они неразрывны. Из записок видно, что, на первых порах, находясь в секте, он почувствовал какое-то единение людей, которые также пытались в сомнениях и духовных исканиях найти для себя единство с Богом, с религией. И он пытался найти себя в этом по-своему – путем поисков новых религиозных образов. Но со временем художник, видимо, испытал разочарование, находясь в этой секте, даже в его записках это прозвучало. Боровиковский так писал об этом: “Всё мне кажется чуждо: одно высокомерие, гордость и презрение. Ни одного ныне ко мне искреннего. И я ни одного не усматриваю, которому бы хотел подражать”. Это явное свидетельство его горького разочарования и страдания – в том обществе, куда он попал, он не нашел ни истинной веры, ни искренности, ни настоящего дружеского участия. Выйти из этой секты было непросто, существовали какие-то свои законы, свои обстоятельства. Но вскоре секта Татариновой была запрещена и закрыта. И к 1824 году практически все члены выбыли из неё.

Последний год после ухода из секты и фактически последний год своей жизни Боровиковский занимался светской живописью, но также работал над двумя образами для Свято-Антониевской церкви Харьковского университета. Они остались незавершенными: видимо, он уже плохо себя чувствовал, был болен. В работе над этими двумя иконами помогал его ученик Алексей Гаврилович Венецианов, прославленный затем русский художник. Эти иконы не сохранились до настоящего времени, а возможно, и сохранились, но местонахождение их не обнаружено на сегодняшний день.

Боровиковским было написано несколько прекрасных портретов деятелей Русской православной церкви. Мастер много работал над оформлением интерьера Казанского собора в Петербурге, выполнив шесть образов для Царских врат и четыре образа для иконостасов.

Существует практически один известный портрет самого художника – портрет работы его ученика Бугаевского-Благодарного, небольшой по размерам. Видно, что Боровиковский был чисто внешне симпатичным человеком, с очень приятным, мягким, добрым взглядом. Человеком, который находится в духовных поисках.

Жизнь прекрасного художника Владимира Лукича Боровиковского оборвалась 4 апреля 1825 года. Похоронили его на Смоленском кладбище Петербурга.

Картины Боровиковского хранятся в Третьяковской галерее, в Русском музее, в Эрмитаже, в Киевском музее русского искусства, и во многих российских музеях. А также за рубежом – в Лувре, в Париже, в Гамбурге, в частных художественных коллекциях.

ЖИЗНЬ И СУДЬБА

Мария Лопухина (1779-1803) – представительница графского рода Толстых, сестра известного авантюриста и дуэлянта Федора Ивановича Толстого, жена егермейстера С.А.Лопухина. Она была старшей дочерью графа Ивана Андреевича Толстого и Анны Федоровны Майковой. Отец Марии служил в Семеновском полку, прошел путь от сержанта до бригадира и генерал-майора. И, кроме того, был известен как предводитель Кологривского дворянства. У Марии Ивановны были четыре сестры: Вера, Анна, Александра и Екатерина, а также два брата – Федор и Петр. Но самой, пожалуй, одиозной фигурой этой семьи был Федор Толстой, старший брат Марии, по прозвищу “Американец”, прославившийся своими дуэлями и приключениями. С кем только он не стрелялся! Даже пытался с Пушкиным. Но поэт тогда проделал знаменитый трюк, стал кушать черешню и выплевывать косточки – мол, занят, не до дуэли мне сейчас. Этот эпизод был положен в основу сюжета повести Пушкина “Выстрел”.

Мария Ивановна в 1797 году вышла замуж за Степана Авраамовича Лопухина, егермейстера и действительного камергера при дворе Павла Первого, по сути, ничем не примечательного офицера. Однако Лопухины были представители выдающихся русских дворянских фамилий, людьми очень известными. В том же году, вскоре после свадьбы, портрет Марии был заказан её супругом художнику В.Боровиковскому. Тот уже был очень популярным и модным живописцем, и, видимо, Лопухин обратился к нему не просто, не случайно.

Марии едва исполнилось 18 лет. Согласно традициям того времени, брак был сосватанным, и современники отзывались об этом браке, как о несчастливом для обеих сторон. Муж был старше жены на 10 лет, это не так уж много, но, видимо, этот брак был неравным и в эмоциональном плане, в плане чувств, как это часто случалось в сосватанных браках, и ожидать особенной любви от столь юной девушки мужу не приходилось. Прожить вместе им суждено было очень мало. Брак был бездетным. И недолгим – молодая жена через три года скончалась от чахотки. А, возможно, не только от чахотки, а от отсутствия любви, о которой мечтала, как и каждая девушка её возраста.

Так что судьба Марии Лопухиной была несчастливой. Супруг похоронил её в родовой усыпальнице Лопухиных в Спас-Андронниковском монастыре, в Москве. Это нынешний музей и Центр Древнерусского искусства имени Андрея Рублева. Через несколько лет после ее смерти её супруг также умер и был захоронен в этой усыпальнице рядом с ней. В его скорой смерти таится некая загадка – может быть, он так сильно любил Марию, что не смог более жить без неё.

Такова вкратце жизнь и судьба Марии Лопухиной. Но если вдаваться глубже в историю не только этой прелестной девушки, но и её семьи, откроются удивительные и интереснейшие вещи. Открывается не только трагедия короткой жизни Марии, но и судьбы других, близких к ней людей.

Все четыре сестры Марии благополучно вышли замуж за достойных людей, образовали свои семьи. Так что, несмотря на бездетный брак Марии, род Лопухиных продолжился в потомках. Самая известная семейная история связана с личностью и с судьбой старшего брата Марии – Федора-”Американца”. В 1803-м году он отправился вместе с Крузенштерном в кругосветное путешествие, в качестве волонтера, по своей доброй воле, по своей просьбе. Но во время плаванья Федор зарекомендовал себя очень недисциплинированным гостем корабля, и за неоднократные проступки и слишком вольное поведение он был высажен на берег русской колонии. Прожив там некоторое время, Федор Толстой посетил Алеутские острова, где вынужден был жить среди диких местных племен. А затем сухим путем вернулся в Россию, после чего получил прозвище “Американец”. Это был харизматичный и очень авантюрный человек, смелый и отчаянный. Кроме того, после своих многочисленных дуэлей Федор Толстой был лишен офицерского чина и разжалован в солдаты. Но во время Отечественной войны 1812-го года он храбро сражался в качестве ратника в ополчении и восстановил свой офицерский чин.

Несмотря на авантюрность характера и любовь к “вольной жизни”, Федор Толстой был большим любителем словесности, литературы, искусства, и водил дружбу со многими русскими писателями и поэтами. В частности, с Батюшковым, с Пушкиным, с дядей Пушкина Василием Львовичем, с Баратынским, с Вяземским, с Грибоедовым. Грибоедов увековечил его образ в своей бессмертной комедии “Горе от ума” следующими словами: “Но голова у нас, какой в России нету, Не надо называть, узнаешь по портрету: Ночной разбойник, дуэлист, В Камчатку сослан был, Вернулся алеутом, И крепко на руку нечист”. Из чего исходил своей последней фразой Грибоедов, теперь неизвестно. Но поэту было виднее.

Сестра же Федора – Мария Ивановна Лопухина – представительница древнего рода Толстых, давшего России много государственных деятелей, осталась известна исключительно благодаря прекрасному портрету Боровиковского. Возможно, продлись её жизнь дольше, она оставила бы миру и потомкам другие интересные и значительные воспоминания.

Образу Марии Лопухиной очень созвучно стихотворение Лермонтова, обращенное не к ней, но такое близкое её облику и её несчастливой судьбе.

  Окружи счастием душу достойную,   Дай ей сопутников, полных внимания,   Молодость светлую, старость покойную,   Сердцу незлобному мир упования…

maxpark.com


Смотрите также