LJ Magazine. Малявин картины


Художник Филипп Малявин, картины и биография

Филипп Андреевич Малявин (22 октября 1869, село Казанка Самарской губернии — 23 декабря 1940, Ницца) — русский художник, график. Начал осваивать азы живописи в афонском монастыре, откуда перекочевал в петербургскую Академию художеств под личное наставничество Ильи Репина. Писал главным образом портреты в манере, сочетающей черты импрессионизма, экспрессионизма и модерна. Начиная с 90-х годов XIX века обретает главное вдохновение в живописании мощных образов людей из народа и усердно разрабатывает крестьянскую тему практически до конца жизни.

Особенности творчества художника Филиппа Малявина: его живопись обладает неуемным, буйным характером, не вписывается в конкретные стилистические рамки и впечатляет как масштабом полотен (Малявин редко брался за холсты размером менее квадратного метра), так и страстностью письма, что находит воплощение в стремительном напоре вихревого мазка и огненно-красной цветовой гамме.

Известные картины Филиппа Малявина: «Смех», «Вихрь», «Девка», «Крестьянская девочка», «Крестьянки», «Автопортрет с женой и дочерью», «Крестьянская девушка с чулком».

Биография художника Малявина настолько же пестра, захватывающа и эксцентрична, как и его картины. Выходец из бедной крестьянской семьи проделал путь от послушника Афонского монастыря до студента Академии художеств Петербурга, а затем и модного, широко известного в Европе живописца.

Его независимое и своеобразное видение русского крестьянства вызывало негодование отечественных критиков и восторги заграничных ценителей художественной экзотики в исполнении экстравагантного самородка из российской глубинки.

Ломоносов от живописи

Уроженец села Казанки (нынешняя территория Оренбургской области) очень рано начал проявлять склонность к искусствам. «Я бегал собирал угли, — вспоминал Малявин, — и рисовал везде — на стенках, на колесах, на воротах и даже на золе». Помимо рисования, мальчик увлекался лепкой и раздаривал всем желающим глиняные фигурки птичек и зверей.

Его дед славился мастерством резьбы по дереву, так что у Филиппа было у кого поучиться прекрасному. А когда в наследство от дедушки ему достались карандаши, это было настоящее сокровище для будущего художника. Соседи, видя его стремление к рисованию, уговаривали отца, бедного хлебопашца Андрея Ивановича, отправить сына обучаться художествам. Но тот, едва сводя концы с концами, ворчал в ответ, что «из крестьян, да еще почти из нищих, ученых не бывает».

Маленький Филипп, помимо прочего, отличался умом и сообразительностью. Ему легко далась грамота под наставничеством местного фельдфебеля. А поскольку из предметов искусства на тот момент были доступны лишь образы святых в сельской церквушке, мальчик увлекся мечтой научиться иконописи. Его завораживали афонские иконы, поэтому он стремился попасть в мастерскую на Святой горе, чтобы именно там освоить это ремесло.

Мать Домна Климовна тоже не испытывала особого восторга от планов сына. «Из дома отдают только сирот», — заявляла она. Но судьба распорядилась иначе: шестнадцатилетним подростком Филипп увязался за афонским монахом, по счастливому стечению обстоятельств навещавшим родственников неподалеку. Средства на дальний путь в Грецию односельчане собирали сообща — настолько велика была их вера в подрастающий талант.

Вот кто-то с горочки спустился

Так Малявин становится послушником в русском Свято-Пантелеймоновом монастыре на Афоне. С 1885 по 1892 год он прилежно трудится в иконописной мастерской, соблюдая строгий монастырский устав. Но мирное течение аскетической жизни прерывается знакомством художника со скульптором Беклемишевым, заехавшим на Святую гору во время своего европейского вояжа. Тот был настолько впечатлен работами Малявина, что всеми правдами и неправдами убеждает монашескую братию дать иконописцу вольную, а затем устраивает его поступление в Академию художеств в Петербурге и даже селит на первое время в своих апартаментах.

Малявин резко выделяется в толпе студентов: длинноволосый, в шапочке-скуфейке, «застенчивый, растерянный и одинокий „монашик“ в одежде, похожей на подрясник, он молчал, опускал глаза и крестил лист бумаги перед тем, как начать рисовать» — так описывает встречу с художником его однокашница Остроумова-Лебедева.

Но не только непривычной внешностью и кротким нравом поражает всех Малявин в Академии. Его увлеченность и способности к обучению позволили освоить программу головного класса всего за два месяца и за столько же — окончить фигурный класс. И писал он так же стремительно, как и его шведский коллега-импрессионист Цорн, с которым Малявина не сравнивал только ленивый.

Художник Грабарь, еще один его сокурсник по персональной мастерской Ильи Репина, где Малявин продолжил обучение после реформы в Академии, вспоминает, как тот создавал его портрет: «Однажды он принес свой ящик с красками и, подойдя ко мне, просил попозировать ему для портрета. Я только что укрепил на мольберте подрамник высокого и узкого формата с новым холстом, чтобы начать этюд натурщика. Малявин попросил у меня взаймы подрамник и в один сеанс нашвырял портрет, который произвел сенсацию в Академии. Портрет был закончен в один присест, и это так всех огорошило, что на следующий день сбежались все профессора смотреть его; пришел и Репин, долго восхищавшийся силой лепки и жизненностью портрета».

И смех и грех

Уже во время обучения Малявин находит тему всей жизни: от степенных и благонравных салонных портретов он переходит к взрывоопасным монументальным полотнам-панно, целиком и полностью посвященным среде, которую он знал лучше всего, — русскому крестьянству. Его дипломная работа «Смех» наделала стольку шуму в 1899 году, что достопочтенные академики удостоили Малявина заветного диплома лишь благодаря личному заступничеству Репина. Но, принеся художнику европейское признание и золотую медаль на Всемирной парижской выставке 1900 года, скандальная картина все-таки сделала его знаменитым и у себя на родине.

Так, за какую-то пятилетку странный «монашик» сделался большой величиной в художественном мире с солидными гонорарами и состоятельной клиентурой. В 1906 году, в возрасте 37 лет Малявин получает звание академика и на три года укатывает заграницу. Эта поездка немало повлияла на и без того чудаковатого художника.

Встретив Малявина в Париже, Остроумова-Лебедева едва признала в нем своего некогда скромного однокурсника: «Однажды он пришел к нам и удивил своей внешностью „европейца“. Был он в пальмерстоне, на голове цилиндр, из-под которого висели длинные пряди неподстриженных волос, на руках ярко-рыжие перчатки, такие же башмаки. Все это висело на нем мешковато и нелепо. В своем желании приодеться он был наивен и трогателен. Возвращались мы в Россию вместе. Он нас смешил и конфузил своим поведением в вагоне. Вез он с собою несколько деревянных змей. Они, если их взять за хвост, держались горизонтально в воздухе и при этом изгибались движением, очень похожим на живых змей. Малявин высовывал сбоку или сверху к соседям такую шевелящуюся змею, и, когда какой-нибудь почтенный немец или немка начинали визжать, он хохотал во все горло. Мы его никак не могли унять, и он, как мальчишка, веселился от всей души».

Сила в правде

Нарастив в Европе не только завидную репутацию в мире искусства, но и приличный финансовый жирок, Малявин покупает усадьбу под Рязанью. Там он оседает вместе с семьей на следующие два десятка лет, продолжая прилежно производить величественные как по размерам, так и по содержанию портреты своих любимых крестьянских муз.

После революции 1917 года он было даже пытался приспособиться к новым реалиям. Некоторое время занимался культурно-просветительской деятельностью среди народных масс, устроил открытие картинной галереи в Рязани и преподавал в свободных художественных мастерских.

Но, как и многие люди искусства того времени, Малявин недолго протянул при новом режиме. В 1922 году он эмигрирует сначала в Берлин, а затем в Париж и Ниццу, которая стала его последним пристанищем. В 1940 году ему не повезло оказаться в оккупированном Брюсселе, где его арестовывают по подозрению в шпионаже.

И, хотя гестаповский начальник, оказавшийся ценителем искусства, отпускает семидесятилетнего старика с миром, обратная дорога домой его доконала. Ему пришлось проделать путь из Бельгии во Францию пешком, что истощило и без того пожилого и подкошенного арестом художника. Сразу же по возвращении в Ниццу Малявин попадает в клинику, но уже не покидает ее стен живым.

Существует легенда, согласно которой самобытный талант экстраординарного живописца был высоко оценен самим Пикассо. В ответ на вопрос искусствоведа Алпатова касательно мнения Пабло о русской живописи, тот якобы показал приобретенные им рисунки Малявина и восторженно заявил: «Посмотрите на этот портрет Ленина — вот живой и подлинный Ленин!»

Что нам известно достоверно, так это секрет, благодаря которому певцу российского крестьянства удавались настолько точные, жизненные образы, подлинность которых так зацепила основоположника кубизма: «Не надо обращать внимание на краски, на тона, на лепку, на рисунок; вы обнимите весь предмет одним глазом и вникните в его характер, в его дух и, когда вы что-то уловите, выносите это на холст, не думая о том, что тона грязны, темны или не т. е. Дело не в красках, а в правде».

Автор: Наталья Азаренко

artchive.ru

Филипп Малявин

Филипп Малявин

 

   Малявин. Он пришел в мир искусства радужный, свежий, небывалый. Его холсты сверкали буйными сполохами пунцовых, пурпурных, багряных красок.Его полотна почти ничего не рассказывали. Девки, бабы в ярких сарафанах либо улыбчиво глядели на зрителя, либо плясали, либо просто о чем-то раздумывали...

   О чем?   Вот тут-то и начиналось загадочное обаяние искусства Малявина.Художник увидел Русь. Самую глубинную, сокровенную, сложную. Могучую и обильную...В его произведениях и восторг, и печаль, и радость, и жуткие предчувствия.   Порою кажется, что, глядя на пылающие краски полотен Малявина, видишь затухающий громадный костер. Еще где-то бушуют багровые языки пламени, но уже предвещают гибель огня розовые угли, тлеющие в самом сердце полыхающей стихии.

   Гаснут пурпурные блики, темнеет багряный свет, и вот уже ночь готова вступить в свои права. Синие, изумрудно-зеленые, бирюзовые краски - холодные, рассветные - вступают в борьбу с пожаром. Тончайшая душа русского живописца, подобно нежнейшей мембране, ощущала предгрозовую, огневую атмосферу кануна века революций и войн.

   Его берет к себе в мастерскую Репин.

   Игорь Грабарь, однокашник Малявина по мастерской Репина, вспоминает:   «"Из старичков" - учеников старой Академии, унаследованных новой, - резко выделялся своим блестящим талантом Малявин. В старой Академии он сразу выдвинулся своими деловитыми рисунками и быстро пошел в гору.   Когда я был переведен в натурный класс, Малявин постоянно приходил туда, садясь то против одного, то против другого натурщика и рисуя в свой огромный толстый альбом. Он ходил по всем классам с этим альбомом, наполняя его набросками с натурщиков и учеников, иногда позировавших ему, а иногда и не подозревавших, что Малявин их рисует.   Однажды он принес свой ящик с красками и, подойдя ко мне, просил попозировать ему для портрета. Я только что укрепил на мольберте подрамник высокого и узкого формата с новым холстом, чтобы начать этюд с натурщика.   Малявин попросил у меня взаймы подрамник и в один сеанс нашвырял портрет, который произвел сенсацию в Академии.

   Портрет был закончен в один присест, и это так всех огорошило, что на следующий день сбежались все профессора смотреть его; пришел и Репин, долго восхищавшийся силой лепки и жизненностью портрета».

   Репин... Сколько превосходных русских живописцев вышло из его мастерской! В свое время, как это, впрочем, водится, на художника навешивали всех собак за его якобы сумбурную манеру преподавать, за его эмоциональность, за...   Да, впрочем, чем больше изучаешь историю искусств, тем больше убеждаешься, что в своем отечестве трудно быть пророком.   Однако нельзя не привести здесь слова Грабаря, который писал: „Педагогом Репин не был, но великим учителем все же был".   Малявин всю жизнь любил своего учителя. Он говорил на склоне лет о своих этюдах, изумительных по силе, написанных в мастерской Репина: „До сих пор учусь по этим этюдам".   Но Илья Ефимович Репин обладал еще одним замечательным качеством. Он был не только учитель, он был боец.   Наступает в жизни каждого ученика Академии самая ответственная пора. Выпуск. Конкурсная картина.Малявин пишет искрометный "Смех". Полотно, в котором вся Русь - могучая, добрая, веселая. Будто шутя обозначены фигуры хохочущих баб - могучих, жизнелюбивых.   Совет Академии проваливает картину. Малявин с трудом получает звание художника, да и то за портреты.Устает перо описывать бессмысленность, жестокую глупость, а иначе это не назовешь, некоторых маститых современников, которые за суматохой, сутолокой проглядывают, не видят дарования, таланта, губят его. Малявину не дали заграничной командировки, как не защитившему диплом.   Это апофеоз малявинского таланта. Этот огромный холст горит так ярко, что не только соседние картины меркнут, но даже живые люди, стоящие рядом с полотном, кажутся серыми, бледными копиями. 

   Репин, как всегда, восторженно и категорично заявил:   «...У нас в России гениальным представителем нового вида искусства я считаю Малявина. А самой яркой картиной революционного движения в России - его "Вихрь"».   Михаил Васильевич Нестеров, особенно остро чувствовавший тему Руси, писал члену совета, ведавшего тогда Третьяковской галереей, И. С. Остроухову:   "Не упускайте Малявина, не останавливайтесь на полумерах, нет их хуже!Искренне желаю Вам обновить галерею Малявиным, столь же искренне желаю, чтобы галерея вместила в себя все, что и впредь появится свежего, талантливого, будь то произведение с громким именем автора или вовсе без такового".

   ...Поразительна судьба Малявина. За считанные годы никому дотоле не известный мастер покоряет Петербург, Париж, Европу.Казалось, нет преград художнику...   Живописец внешне верен себе, своей теме, он уезжает в Рязань, в глубинку и скрывается от суеты, от завистливых глаз. Несколько лет он отсутствует на выставках и пишет, рисует, компонует. Его посетил друг Грабарь и записал встречу:

   "В августе я уехал к Малявину... Когда я приехал, то застал его в мастерской вместе с четырьмя или пятью бабами, разодетыми в цветные сарафаны. Бабы ходили по мастерской, а Малявин быстро зарисовывал их движения в огромный альбом. Он рисовал большими обрубками прессованного мягкого грифеля".   Художник, казалось, нашел свою тему, свою песнь. И друзья, зрители ждали от Малявина новых слов, новой красоты. Но в ядреной, кондовой натуре Малявина незримо, неслышно для него появился некто другой. Чужой.   Писатель Бабенчиков, позируя художнику, мне кажется, заметил этого второго Малявина - "маэстро":   "Малявин ступал твердо, говорил густым голосом, писал размашисто, с лету, сразу схватывая основные характерные черты. Рисуя, заставлял меня все время ходить по комнате, то приближаясь, то отдаляясь от него. И сам в это время изучал натуру, сначала набрасывая весь контур в общих чертах, а затем дополняя рисунок мелкими деталями.   Когда я подходил к нему на близкое расстояние, он рисовал мою голову, а когда отходил, он набрасывал все остальное.Может быть, поэтому голова вышла несколько большей по размерам, чем это следовало, но сам рисунок, особенно руки, выполнен артистически...   Когда Малявин рисовал, я явственно слышал каждое прикосновение его карандаша к бумаге, любуясь быстротой и смелостью скупых и метких малявинских движений.   Это была поистине работа мастера высокого класса, правда, несколько избалованного чрезмерными похвалами и поэтому слишком уж уверенного в себе..."   Наконец Малявин решил выступить на выставке.   Три года работы позади. Он показывает заждавшимся зрителям "Автопортрет с семьей". Колоссальное полотно изображает семью художника в шикарном интерьере, в новомодных туалетах, словом... картина терпит невиданное фиаско.   Нестеров с чувством боли пишет об этом провале Малявина:   "Но портрет оказался шваховый, хотя местами и малявинист, но "вульгарен" и безвкусен, и был тотчас же по осуждении предан равнодушию капризных москвичей. Словом, бедняга Малявин обречен волею судьбы на писание "баб", и в „благородное общество" ему дорога заказана".   Самое печальное, что сам автор не понял провала. В нем слишком сильно развился второй Малявин - "маэстро", и, видно, он-то и водил рукой художника. "Маэстро" поборол художника.

 ...Новая Россия хорошо приняла живописца. 

   Вот воспоминания современника о первой выставке картин Малявина в Рязани, открытой в феврале 1919 года:   "Такой выставки никогда не видала Рязань... Большая, сильная выставка. На заводах, в депо железных дорог кликнули клич:"На выставку!""

   Казалось, что же более? Признание, полное, народное... Но в истории искусства и в судьбах отдельных художников бывают сложности, которые не опишешь...   И вот Малявин на чужбине. Его замечательные картины разбросаны по всему свету, его архив погиб, и мы не узнаем подробностей о его жизни.

   Он некоторое время жил в Швеции. Его "русские бабы" изредка появлялись на парижских выставках и в витринах парижских художественных магазинов, но от прежнего Малявина в них не осталось почти ничего.   Малявин зарубежный завял, как завяли и многие другие его собратья.   Шаляпин как-то обмолвился следующими крылатыми словами о Малявине:   " Малюет он и сейчас неплохо, да только все его сарафаны полиняли, а бабы сделались какими-то тощими, с постными лицами... Видно, его сможет освежить только воздух родных полей, и больше ничто".   Живопись каждого крупного художника - сама по себе очень опасный свидетель. Она прежде, чем морщины на лице или седеющие виски, способна показать любому внимательному зрителю постарение души автора.   Сам мастер может очень молодо выглядеть, но, стоит ему погрешить против музы и забыть святые каноны высокого искусства, немедля его картина вдруг обнаружит либо вялый рисунок, либо тривиальный колорит или заезженный сюжет.   Такова плата за измену натуре, труду, строгой взыскательности. И, чем выше дарование, чем более могуч изначальный талант живописца, тем явственней голос полотен повествует о его взлетах и падениях ...   Эти горькие размышления невольно приходят к зрителю, рассматривающему репродукции с картин Малявина, созданных в годы эмиграции. В них можно найти порою признаки некогда роскошного колорита, широкой, размашистой кисти, обладавшей редкостным даром - одним, другим мазком рассказать многое...   Но с годами все это великолепие органического видения мира поблекло. Малявин, потеряв почву, утратив Родину, не смог приладить свое дарование к европейским рамкам.   Его полотна становятся вялыми, краски блекнут, острота рисунка исчезает. Так картины молча рассказывают о раннем одряхлении души художника, утратившего Отчизну...

И. Долгополов. "Мастера и шедевры"

 

Филипп Малявин

Крестьянка, прикрывающая рот

 

Филипп Малявин

Портрет И. Грабаря

 

Филипп Малявин

Кресстьянская девушка, сяжущая чулок

 

Филипп Малявин

Портрет К. Сомова

 

Филипп Малявин

Портрет Е. Мартыновой

 

Филипп Малявин

Портрет Д. И. Татаринцевой

 

 Филипп Малявин

Портрет мальчика в белом костюме

 

Филипп Малявин

Портрет Дягилева

 

Филипп Малявин

Три крестьянки

 

Филипп Малявин

Крестьянская девушка

 

Филипп Малявин

Крестьянская девушка

 

Филипп Малявин

Крестьянки

 

Филипп Малявин

 Портрет В. Беклемишева

 

Филипп Малявин

Две русские красавицы

 

Филипп Малявин

Крестьянка в красном платке

 

Филипп Малявин

Вихрь

 

Филипп Малявин

Вихрь (фрагмент)

 

Филипп Малявин

 Русская красавица

 

Филипп Малявин

Две девушки

 

Филипп Малявин

Верка

 

Филипп Малявин

Крестьянская девочка

 

Филипп Малявин

Портрет в красном

 

Филипп Малявин

Автопортрет с женой и дочерью

 

Филипп Малявин

Портрет М.Олив

 

Филипп Малявин

Портрет посла Смирнова

 

Филипп Малявин

Портрет А. Балашовой

 

Филипп Малявин

Улыбающаяся бабушка

 

Филипп Малявин

Фарандоль

 

Филипп Малявин 

Секрет

 

Филипп Малявин

Сплетницы

 

Филипп Малявин

На качелях

 

Филипп Малявин

Портрет богатой крестьянки

 

Филипп Малявин

Крестьянская девочка

 

Филипп Малявин

Веселый крестьянин

 

Филипп Малявин

Песня

 

Филипп Малявин

В санях

 

Филипп Малявин

На пашне

 

Филипп Малявин

Крестьянская девушка

 

Филипп Малявин

Смеющаяся баба

 

Филипп Малявин

 

Автопортрет

art.mirtesen.ru

Малявин Филипп Андреевич--гордость России! - veniamin1

Да ещё с какого смеха!

Malyavin,expressionism,RussiaМалявин. Смех. Эскиз, 1890-е годы. в частной коллекции за рубежом.

Вот с этого смеха всё и началось. На выпуск из Академии, в 1899 году Малявин представил эту работу --"Смех"И академики Императорской Академии Художеств  с удовольствием посмеялись над деревенщиной. Академики, используя их замечательную академическую науку, объяснили, что на этой картине всё не так как полагается. И цвета неправильные и сюжет. А манера письма такая размашистая, что остаются места не прописанные краской.И к тому же, эти зелёные и жёлтые оттенки--просто пропитаны ЯДОМ!Малявин был учеником Репина. И ещё пару художников заступились. И Малявин всё же получил звание художника.Но за его другие работы. За портреты. Только один раз за совершенно явный талант вообще не дали звания художника.Это было в Москве. Студента звали Исаак Левитан. Ему дали звание учителя каллиграфии.==============================================================

Но вкуснее всего смеётся тот, кто смеётся последним. В следующем, в 1900 году, эта картина Малявина "Смех" поехала в русский павильон Всемирной Выставки в городе Париже.Этв картина по популярности превзошла чуть ли не все остальные русские экспонаты. 

А Парижская Выставка заслуженно присудила этой картине,---ЗОЛОТУЮ МЕДАЛЬ.После Парижа картины всех павильонов поехали на выставку в Италию, и там, 

понимающее Итальянское

 правительство (не какие-нибудь академики) купило работу Малявина.И теперь, эта абсолютно РУССКАЯ---по духу и содержанию работа 

живёт в знаменитом венецианском музее.

Malyavin,expressionism,RussiaМалявин. Сплетня.

Какая вкуснвя "Сплетня.". Лучше, и уж точно не хуже, чем у Гоголя!

Обратите внимание, что когда Малявин пишет родное и знакомое ему,он использует гротеск. Но он не пользуется едким сарказмом. Это значит, что он хорошо относился к людям. Чуть ниже будет замечательный портрет Бунина в графике.И как же там виден Иван Бунин, который был великий талант, но к людям относился очень по-разному.

Ничего особенно плохого не случилось со "Смехом". Главное что работа Малявина жива и здорова. 

И в Венеции её видит весь мир.

Но это очень специальная русская работа. Я думаю что понятно.

Ещё одна великая работа Малявина, точно такого же русского стиля--- "Три бабы" (1901-02)попала в знаменитый Люксембургский музей в Париже. Я её не помещаю. 

),

Malyavin,expressionism,RussiaМалявин. Баба в жёлтом.

Академики не просто были посрамлены. С этой картины "Смех" началась всеевропейская слава Малявина.

И эта дама в жёлтом тоже хороша.

Как она заразительно смеётся! Это из самых знаменитых работ Малявина.

А был Филипп Малявин из бедной крестьянской семьи.В 16 лет он стал послушником в монастыре св. Пантелеймона на Афоне и стал там учиться иконописи.

Malyavin,expressionism,RussiaМалявин Филипп Андреевич. Портрет М.К.Олив. 1922.

Малявин был разносторонним художником. У него есть просто прекрасная графика, портреты, 

жанровые работы и многое другое.Он был талант. Он не получил никакого общего образования. 

Возможно это ощущалось.Но не обязательно. Он всё делал по-своему. Потому что--талант. Грабарь 

видел как Малявин писал большую

 работу, сразу маслом. То есть Малявин не нарисовал карандашом

 контуры картины. 

И Грабарь почти с возмущением написал, что Малявин начал писать всю 

работу с глаза одной из баб.

158.97 КБОбнаженная в цветочной шляпе

Когда Малявину уже была 22 году, и он уже 6 лет был иконописцем, на Афон заехал 

известный скульптор 

Беклемишев. Он сразу увидел талант. Это был решающий момент в жизни Малявина.Не сразу,-- из за технических неувязок,--- но он поехал в столицу и стал со временем студентом 

 Академии в классе Репина.

Malyavin,expressionism,RussiaФилипп Малявин. Автопортрет.

Лучшие работы и лучшие годы для лучших работ--примерно до 1910-11 года.Всё ему удавалось. А главное не исчезала свежесть того необычного, что Малявин делал.Вот, посмотрите.

Malyavin,expressionism,RussiaМалявин Филипп Андреевич. Две девки. 1910г.

Просто замечательно! Вспомните работы талантливого Шада . Это тоже уже экспрессионизм.

Малявин сначала увлекался импрессионизмом. Но потом он пошёл дальше. Есть немало работ, 

где можно сказать, что это уже экспрессионизм. Я видел, что кто-то по-русски назвал то, 

что делал попозже Малявин---модерном.Что бы это значило? 

Малявин чётко обозначил, что для него важнее всего его собственные ассоциации

связанные с тем, что он собирается написать. Он сказал, что нужно посмотреть 

и схватить то главное что есть

то, что собираешься писать. И очень удивительно, но он сказал что даже цвета 

не имеют значения.

На первом месте  не техника, а восприятие и осознание сути.

Он жил во времена модерна, и он его использовал. Как технику. И это всё.

А вот и Сомов. Они,--- такие ПОЛНОСТЬЮ разные,--- оба были учениками в мастерской Репина.Это случилось из за технических перемен в Академии.

Сомов с его стремлением к утончённости, Сомов который родился и с детства жил 

среди великих имён культуры, Сомов который оставил Репина, чтобы учиться в Париже,

и грубый крестьянский сын, который даже не знал греческих сказок,по которым академическая живопись писала дозволенные начальством НЮ.Отец Сомова был долгие годы хранителем всех коллекций 

изобразительного искусства в Эрмитаже.

Malyavin,expressionism,RussiaМалявин Филипп Андреевич. Портрет художника Константина 

Андреевича Сомова. 1895

Интересный портрет. И сделан без напряжения в воздухе. Мы видим спокойный взгляд 

развитого, хорошо мыслящего человека.

 

 Как  Малявин, который выростал в настоящей нищете в деревне,

понимал это? Я не знаю насколько он уже понимал всё это тогда, всего 

лишь три года в новой для него среде и жизни.

Он наверное  чувствовал или ощущал его талантом и врождённым умом.

Malyavin,expressionism,RussiaМалявин Филипп Андреевич. Крестьянка в красном платье. 1900-е

Malyavin,expressionism,RussiaПортрет девочки. Александра Сергеевна Боткина, 

внучка П.М. Третьякова. 1902.

Malyavin,expressionism,RussiaПортрет Ивана Бунина.

Он был сильный график. Какой говорящий портрет Бунина.

Malyavin,expressionism,Russia,impressionismФилипп Малявин, Поющие крестьяне

Malyavin,expressionism,RussiaНародная песня. 1925.

Вы просто отмечайте, где-нибудь в уме, свои ассоцации и эмоции когда вы видите такие как эта, лучшие работы Малявина. И тогда произойдёт 

накопление, которое позволит вам тоньше и точнее ощущать художника.

Malyavin,expressionism,RussiaВ.И. Ленин

Малявин был что-то вроде народного художника до революции.. 

Такая была репутация. Горький в живописи.

И на его работах пламенел красный цвет. Поэтому, когда он в 1920 году перебрался 

в Москву,  Луначарский познакомил его и с Троцким, и с Лениным и со всеми другими лидерами.Он их всех писал, а больше рисовал.Он их рисовал живьём.У него 

был свободный доступ в Кремль, и он, наверное единственный мог приходить

 к Ленину домой, на квартиру.Его пригласил сам Ленин приходить к нему (к Ленину) домой.

Необычный Ленин, не правда ли?

Malyavin,expressionism,RussiaКрестьянская девочка.

Малявин хорошо женился.Это был удачный брак. Его тесть был богатый промышленник, а вот 

его дочка тоже училась на художницу.У них было взаимопонимание.

В 1906 году Малявина сделали академиком. И попозже он поехал на три года за границу. 

Там на него оказали влияние другие стили. Он явно нахватался символизма. 

Может быть он попал под влияние самого Пюви де Шаванн, который умер в конце 19 века.. Многие были прямо в то же время под его

влиянием. 

Петров-Водкин... и тогда недавно умерший, тонкий и делиткатный Борисов-Мусатов.

 К тому же только-только умер Врубель (1910). О Врубеле в том году много писали. 

То что делал Врубель, тоже могло добавить.

Малявин выставил в начале 1911-го года новый семейный портрет.

Малявин Филипп Андреевич. Автопортрет с женой и дочерью. 1911

Эту работу полностью не приняла и осудила критика и вместе с ней и публика.Он очень нелегко пережил этот момент жизни. После этого случая Малявин почти 

не выставлялся. Он занимался графикой.Кроме того, он был модный. Поэтому у него было немало заказов на портреты. 

Этим он и занимался.

422.98 КБМалявин. Сидящая обнажённая.

Malyavin,expressionism,RussiaМалявин Филипп Андреевич. Вихрь. 1906г.

Год, как вы видите следующий, после страшного, 1905 года. Ещё далеко не всё закончилось.

Как всегда у Малявина, все эти яркие красные оттенки и такая круговерть, и поэтому, немало было таких, которые посчитали эту работу реакцией художника на 1905 год. Я смотрю и я так не чувствую.Наверное надо было жить а то время.

По-английски считают, что это лучшая работа Малявина.

Ну и где же здесь модерн?

При чём сюда эта модная тогда техника?

 Брякнуть языком легко. 

Для них важнейшим из искусств является кимоно.

Malyavin,expressionism,RussiaМалявин Филипп Андреевич. Портрет художника Игоря 

Эммануиловича Грабаря. 1895

Это интересно.Мы привыкли к растиражированному Грабарю в том виде, в котором его сделал Кустодиев--лысый шар головы 

и неслабые жировые отложения.

И вообще. Малявин был портретистом с талантом. Мы это видим. Когда есть талант художника, но не очень развиты способности портретиста, то портреты всегда со скучинкой. Всего лишь чуть-чуть скучинки, 

и портрет никуда не годится.

Malyavin,expressionism,RussiaМалявин Филипп Андреевич. Баба. 1916

После скандального осуждения критикой его "Автопортрета с женой и дочерью." 

в 1911 году, 

этот классный и мощный образ ("Баба") был первым за пять лет, а котором

 Малявин полностью вернулся к его собственномустилю. К сожалению, попозже, особенно в Забугорье, естественность таких 

образов не совсем сохранилась в работах Малявина.

92.67 КБДаная.

Кто только не писал этот сюжет из греческой сказки. Вообще-то больше 

всего принято восхищаться "Данаей" Рембрандта.И это действительно 

великая работа. Во всём великая, кроме самой Данаи.Великий новатор написал сороколетнюю,--- или старше,---- толстоватую

 и некрасивую тётку.Но почему-то, Зевс всё равно влюбился в неё и протёк к ней 

в подол золотым дождём.А здесь всё сделано по-своему. И анатомия бёдер закручена классно.

Не имеет значения, если вам кажется, что анатомия написана неестественно.

Имеет значение ваше впечатление.Это уже экспрессионизм, наверное с остатками влияния символизма.

Malyavin,expressionism,Russia Филипп Малявин.  Баба на качелях

Malyavin,expressionism,RussiaФилипп Малявин.  Ленин В. И.

Такой у него вышел Ленин. Можно добавить только одно.Почти все кто писали привычные нам портреты Ленина не видели его живым вообще.А если и видели, то мельком и издалека.

А Малявин на самом деле делал наброски и этюды в кабинете Ленина и запросто, по приглашению Ленина, бывал у него дома.

Я ничего не знаю про этот портрет. Ни дату, ни место написания, ни цели,для которой мог делаться такой репрезентативный и 

в то же время такой,-- личного плана,--- портрет. 

Malyavin,expressionism,RussiaАвтопортрет с семьёй. Малявин Филипп Андреевич.(1869-1940)

В 1922 году Малявин выехал за бугор, с целью (якобы или не якобы) организации собственной выставки и уже не вернулся.Он жил в Париже и не бедствовал как многие другие. У него были заказы на портреты. И немало.Через два года, в 1924 г., прошла с успехом его личная выставка в Париже. В тридцатых прошли не меньшечетырёх его выставок в больших, главных городах Европы. И его всегда ценили как портретиста.

Малявин писал портрет по заказу в Брюсселе в 1940 году, когда туда броском вошли нацисты.Не знавший иностранных языков художник вызвал подозрение. 

Идиоты везде идиоты. Не имеет значение если они называются 

не СМЕРШ или НКВД, а гестапо или СД. Наци решили что он шпион.

На его счастье, тот кто командовал этой единицей увлекался искусством.В конце концов его выпустили. И семидесятилетний старик добирался в основном пешком и на попутках в Ниццу, где тогда жила его семья.Его здоровье фатально ухудшилось и вскоре он умер

.

 

Филипп Андреевич Малявин умер 

в Ницце 23 декабря 1940 года.

Вениамин.

 

veniamin1.livejournal.com

Филипп Андреевич Малявин Девка: Описание произведения

Сложно определить точно, то ли Малявин увековечил и популяризовал во всем мире колоритный, манящий образ русской крестьянки, то ли малявинские бабы, ставшие уже именем нарицательным, обессмертили имя художника. В любом случае, подавляющее большинство наиболее впечатляющих и известных картин Малявина импрессионистским образом фиксируют самую суть, чистую эссенцию сильных, а где-то и могучих, но прекрасных в своей ошеломляющей мощи женщин из народа.

В этом отношении Малявина традиционно считают последователем Цорна, который также много полотен посвящал любованию простой, дородной, первозданной красоте крестьянских девушек. И если шведский коллега Малявина предпочитал писать их ню, выдвигая на первый план эротизм деревенских нимф, то малявинские бабы – монументы во плоти, подлинные иллюстрации к классическому некрасовскому определению про горящую избу и коня на скаку. Хотя и у него проскакивают пара-тройка обнаженных селянок (1, 2, 3). Но у Малявина их нагота – скорее естественная, необходимая составляющая сюжетов, бесконечно далекая от подчеркнутой чувственности цорновских наяд (1, 2, 3).

50 оттенков красного

Размеры холстов для крестьянских портретов Малявин подбирал соответствующие: в среднем метр на полтора, а то и все два, как в данном случае. В течение какого-то времени он ищет композиционное решение, которое позволит в полной мере воплотить его благоговение и трепет перед сокрушительным темпераментом женщин из русских селений, и его фирменным ракурсом становится «взгляд снизу». Благодаря этой точке зрения крестьянки будто бы вырастают из нижней части холста, нависая над зрителем доминирующими, захватывающими дух величественными статуями (1, 2, 3).

Проработке нарядов своих моделей Малявин уделяет даже большее внимание, чем их лицам. В 1895 году он в первый раз изображает крестьянскую девушку в красном одеянии, и с тех пор он пускает в ход все мыслимые оттенки этого цвета, ставшего его любимым, именным красочным выбором (1, 2). Что довольно логично: в старославянском языке «красный» означало «красивый», и все самые лучшие, праздничные наряды крестьянок обязательно содержали какой-либо из его тонов.

Разумеется, позировать художнику они предпочитали в одеждах «на выход». Видимо, палитра красного, помимо всего прочего, предоставляла Малявину всю необходимую ему силу экспрессии. Поэтому он часто использует его и для прорисовки заднего плана портретов, буквально заливая алым заревом все полотно. На этом фоне особенно четко контрастируют дробные, мозаичные мазки сарафанных узоров, где-то даже занося Малявина на территорию художника Климта (1, 2, 3). Отменно поддается его кисти и шелковистый отлив одеяний в скупом отблеске свечи, озаряя холст мягким, деликатным сиянием.

Скор на расправу

Была в стиле работы Малявина еще одна черта, усиливающая его родство с заграничным коллегой-импрессионистом Цорном – небывалая скорость создания портретов с натуры. Подобно шведу, он умел выдавать готовое полотно практически за один сеанс, чем приводил в трепет свидетелей этого иллюзиона.

«Когда я приехал, то застал его в мастерской вместе с четырьмя или пятью бабами, разодетыми в цветные сарафаны. Бабы ходили по мастерской, а Малявин быстро зарисовывал их движения в огромный альбом, – вспоминает художник Грабарь. – На мольберте у него стояла законченная большая картина, изображавшая баб, а у стен стояло еще несколько холстов, также с фигурами баб. Владея хорошо рисунком и чувствуя форму, Малявин позволял себе роскошь таких фокусов и трюков, на которые немногие способны. Так, картина, которая стояла у него на мольберте – три толстолицых бабы, – была начата им без рисунка и без какой-нибудь наметки композиции, прямо красками по чистому холсту, притом с глаза одной из этих баб».

Речь идет об еще одной эффектной картине Малявина, посвященной излюбленным крестьянским музам. Трехметровые «Три бабы», впервые представленные в Москве в 1901 году, вызвали шквал эмоций у достопочтенной публики, что на тот момент уже стало традиционной реакцией на малявинскую живопись в России. Дерзкий размашистый мазок, цветовой вихрь завитков на фоновом плане, нетривиальность сюжета и композиции стали предметом ожесточенных дискуссий.

Картину ожидала участь, подобная судьбе первой скандальной работы Малявина – дипломного «Смеха», наведшего шороху во время выпуска художника из Академии Петербурга. Не будучи принятыми на родине, «Три бабы» долго оставались во владении автора, и в конце концов обрели заслуженный почет и покой в Национальном центре искусства и культуры Жоржа Помпиду в Париже.

Автор: Наталья Азаренко

artchive.ru


Смотрите также