Морзе - изобретатель или художник? Морзе картины


Морзе - изобретатель или художник?

Имя Сэмюэла Морзе всем знакомо благодаря его самому известному открытию – знаменитой азбуке, названной в честь изобретателя. Однако мало кто знает о том, что Морзе был еще и художником, к тому же основателем и президентом Национальной академии рисунка в Нью-Йорке. Впрочем, об эстетической ценности его работ искусствоведы высказывали весьма противоречивые отзывы, так же, как ученые – о значении его изобретений.

Кем же он был на самом деле – художником, изобретателем или талантливым авантюристом?

Морзе - изобретатель или художник?С. Морзе. Автопортрет, 1818. Фрагмент

Сэмюэл Финли Бриз Морзе родился в Америке, в семье проповедника. Свою первую серьезную работу Сэмюэл создал в 14 лет – он тогда написал удачный семейный портрет, а немного позже – картину «Высадка паломников» о прибытии первых поселенцев в Америку. Это полотно привлекло внимание известного в те времена художника В. Олстона, который предложил юноше отправиться вместе с ним в Англию для изучения живописи. Родители Сэмюэла не одобряли этих занятий, но поездке не препятствовали. И в 1811 г., в возрасте 20 лет Сэмюэл Морзе начал изучать живопись в Королевской академии.

Морзе - изобретатель или художник?С. Морзе. Высадка паломников

Морзе - изобретатель или художник?С. Морзе. Слева – *Умирающий Геркулес*. Справа – *Суд Юпитера*

Во время учебы в Академии Морзе создал две значительные работы – «Умирающий Геркулес» (за нее художник получил золотую медаль на выставке) и «Суд Юпитера». В 24 года юноша вернулся в Америку известным художником, однако на родине его картин никто не покупал, и он начал писать портреты на заказ. Серди них был портрет бывшего президента США Джона Адамса, а также портреты маркиза де Лафайета и пятого президента США Джеймса Монро.

Морзе - изобретатель или художник?С. Морзе. Портреты Джеймса Монро (слева) и маркиза де Лафайета

В Нью-Йорке Морзе основал Национальную академию рисунка и стал ее президентом. В то же время он решил заняться усовершенствованием своего мастерства и продолжил обучение в Европе. Его занятия живописью были настолько усердными, что никто не мог предположить, что вскоре он займется кардинально другим родом деятельности. Позже Морзе признался: «Я посвятил свои молодые годы только живописи. Но, как оказалось, не смог забыть поразившую меня в юности фразу, услышанную на лекции по естественным наукам: «Если электрический ток встретит задержку на своем пути, он станет видимым». Эта мысль была первым семенем, из которого много лет спустя в моей голове выросло изобретение телеграфа».

Морзе - изобретатель или художник?С. Морзе. Галерея Лувра, 1831-32

Изобретателей телеграфа было несколько, и Морзе не был первооткрывателем: в России создателем нового вида связи был Шиллинг, в Германии – Гаусс и Вебер, в Англии – Кук и Уитстон. Но их электромагнитные аппараты были стрелочного типа, а Морзе изобрел электромеханический телеграф. Он получил патент на свое изобретение и продемонстрировал его работу в Нью-Йоркском университете.

Портрет кисти Самуэля Морзе

Портрет кисти Самуэля Морзе

Однако ученые мужи не только не оценили его находку, но и прозвали Морзе авантюристом: дело в том, что он по сути ничего не изобрел, а просто объединил несколько успешно действующих изобретений своих предшественников. Но сам Морзе был уверен в том, что грамотное применение существующего не менее важно, чем внедрение чего-то нового.

Морзе - изобретатель или художник?С. Морзе. Слева – Муза (портрет старшей дочери Сьюзан). Справа – автопортрет

1 октября 1832 г. из Гавра в Hью-Йорк вышел парусник «Салли» (капитан судна — Пелл). Его пассажирам знаменитый врач тех времен (открыватель наркоза и новых методов обезболивания в медицине) — Чарльз Т.Джексон в салоне первого класса демонстрировал фокус-опыт: начиналась вращаться стрелка компаса при поднесении к нему куска провода, подсоединенного к гальваническому элементу. За опытом внимательно наблюдал Самюэл.

В Европе, в это время, была опубликована книга М.Фарадея и приведенные в ней опыты повторялись во многих лабораториях, а Петербург в начале 1832 г. стал свидетелем первых опытов Шиллинга. «Извлечение искр из магнита» казалось непосвященным чудом. Увиденный опыт натолкнул его на мысль о создании системы передачи сигналов по проводам, с использованием сочетаний передачи «искр». Эта идея захватила его. За время месячного плавания домой Морзе набросал несколько чертежей. Следующие три года, работая на чердаке в доме своего брата Ричарда, он посвятил строительству по своим чертежам аппарата, но безуспешно. В 1835 г. он был назначен на пост профессора живописи в только что открытом Нью-Йоркском университете, в котором в сентябре 1837 г. продемонстрировал свое изобретение. Сигнал был послан по проволоке длиной 1700 футов.

Крупный американский промышленник Стив Вейл заинтересовался работой Морзе и согласился пожертвовать 2 тыс. долларов и предоставить помещение для дальнейших опытов при одном условии — С.Морзе возьмет в помощники его сына Альфреда. Союз младшего Вейла и Морзе оказался плодотворным. Первое сообщение было послано 27 мая 1844 г. и текст которого гласил: «Чудны дела твои, Господи!» Для передачи посылок использовался ключ, изобретенный российским ученым Б.С.Якоби, а для приема — электромагнит, якорь которого управлял перемещением по бумаге чернильного пера.

Революционным изобретение Морзе стало благодаря не технологии передачи данных, а способу их фиксации и сфере применения. При этом Морзе не разбирался не только в последних открытиях в области электричества, но даже в основных его правилах и законах. У него не было ни специальных знаний, ни подготовки, но их заменили упорство и целеустремленность.

Морзе - изобретатель или художник?С. Морзе. Портреты Сэмюэла Нельсона и Кетрин Энн Рассел Нельсон, 1822

Телеграфы с магнитными стрелками существовали и до Морзе, но они были неудобны в применении. И он решил заменить стрелку на самописец, фиксирующий полученное сообщение на протягиваемой через аппарат бумажной ленте. Значительную помощь в изобретении оказал Альфред Вейл, у которого, в отличие от Морзе, было техническое образование: он изобрел схему печатающего телеграфного аппарата и усовершенствовал телеграфный код.

В результате появилась знаменитая азбука Морзе, представляющая собой комбинации коротких и длинных сигналов, зафиксированных на бумажной ленте в виде точек и тире.

Морзе - изобретатель или художник?Самуэль Морзе

Надо заметить, что исходная таблица «кода Морзе» разительно отличалась от тех кодов, что сегодня звучат на любительских диапазонах. В ней, во-первых, использовались посылки трех разных длительностей (точка, тире и длинное тире). Во-вторых, некоторые символы имели паузы внутри своих кодов. Кодировки современной и исходной таблиц совпадают только для примерно половины букв (A, B, D, E, G, H, I, K, M, N, S, T, U, V и W) и не совпадают ни для одной цифры. Более того, для построения кода ряда символов в оригинальной «морзянке» вообще использовались иные принципы. Так, на ряду с «точками» и «тире», были сочетания «двойное тире» (буква L) и даже «тройное тире» (цифра 0), а некоторые символы включали в себя паузу… . Латинская буква С, например, передавалось тогда как «две точки-пауза-точка», т.е., по существу, как буквы И и Е, переданные друг за другом. Это заметно осложняло прием радиограмм. Вот почему вскоре появились различные варианты телеграфной азбуки, не содержавшие кодов с паузами между посылками (Филлипса, Бална, «морской», «континентальный»…).

Морзе - изобретатель или художник?С. Морзе. Ниагара, 1835

Слава, богатство и признание пришли к нему только на склоне лет. Научно-практическую ценность его изобретения вынуждены были признать многие, даже те, кто настаивал на вторичности этих открытий. После смерти Морзе в 1872 г. его слава как изобретателя угасла, но о нем снова заговорили как о самобытном художнике-портретисте. Эти споры продолжаются и по сей день.

Морзе - изобретатель или художник?

Современный вариант международного «кода Морзе» (International Morse) появился совсем недавно — в 1939 году, когда была проведена последняя корректировка (т.н. «континентального» варианта), коснувшаяся в основном знаков препинания. Звучит еще невероятнее, но факт — первоначальный вариант «кода Морзе» кое-где использовался на железных дорогах до середины 60-х годов XX века!

zagopod.com

Морзе, Сэмюэл — википедия фото

Морзе родился 27 апреля 1791 года в Чарльзтауне в богатой американской семье. Отец его был известным географом и священником. Юноша отличался большой любознательностью и непоседливостью. Из Академии Филлипса, где Сэмюэл зарекомендовал себя эксцентричным студентом, отец перевёл его в Йельский колледж. Морзе относился к науке равнодушно, хотя его привлекали лекции по электричеству. К беде строгих родителей, он также любил рисовать миниатюрные портреты знакомых. После окончания колледжа Морзе стал клерком в Бостоне. Но живопись так увлекла его, что в 1811 году родители, хотя и выступали против этого увлечения сына, всё же послали его в Англию изучать искусство в Королевской академии художеств и в студии Б. Уэста[6].

  Умирающий Геркулес

Во время войны 1812 года между Великобританией и Соединёнными Штатами, поддерживающими Наполеона, Морзе показал себя ярым патриотом. Однако в 1813 году, когда Морзе представил в Лондонскую королевскую академию художеств картину «Умирающий Геркулес», он удостоился золотой медали.

По возвращении домой в 1815 году Морзе обнаружил, что американцы считают его английским художником и мало интересуются живописью. Поэтому он влачил скудное существование, рисуя портреты[6]. Десять лет ему пришлось вести жизнь странствующего живописца. Морзе был очень общителен и обаятелен, его с охотой принимали в домах интеллектуалов, богачей и политиков. Кроме того, он обладал редким даром заводить знакомства. Среди его друзей были политик М.-Ж. Лафайет, романист Дж. Ф. Купер и даже президент США А. Линкольн. В стремительно растущем Нью-Йорке он создал несколько самых интересных портретов, когда-либо выполненных американскими художниками. В 1825 году Морзе основал в Нью-Йорке Национальную академию дизайна, которая избрала его президентом и отправила в 1829 году в Европу для изучения устройства рисовальных школ и выдающихся произведений живописи.

Во время второго путешествия в Европу Морзе познакомился с Л. Дагером и заинтересовался новейшими открытиями в области электричества. Его вдохновила на изобретение телеграфа случайная беседа при возвращении из Европы на пароходе в 1832 году. Какой-то пассажир в ходе беседы о недавно изобретённом электромагните сказал: «Если электрический ток можно сделать видимым на обоих концах провода, то я не вижу никаких причин, почему сообщения не могут быть им переданы». Хотя идея электрического телеграфа выдвигалась и до Морзе, он полагал, что был первым.

Морзе посвящал почти всё своё время живописи, преподаванию в университете Нью-Йорка и политике. В 1835 году Морзе стал профессором начертательных искусств. Но после того, как в университете в 1836 году ему показали описание модели телеграфа, предложенной Вильгельмом Вебером в 1833 году, он полностью отдал себя изобретательству.

Годы работы и учёбы потребовались Морзе, чтобы его телеграф заработал. В сентябре 1837 года он, наконец, продемонстрировал своё изобретение[7]. Сигнал был отправлен по проволоке длиной 1700 футов, однако принятая с передатчика телеграмма оказалась нечитаемой. Но Морзе не собирался сдаваться и менее чем через полгода[7] совместно с А. Вейлом разработал систему передачи букв точками и тире, ставшей известной во всём мире как код Морзе. 8 февраля 1838 года в Филадельфии, в Институте Франклина, он впервые публично продемонстрировал свою систему электромагнитного телеграфа, передававшего сообщения сигналами в специальной кодировке[7].

Но внедрить изобретение оказалось непросто. Он не находил поддержки ни дома, ни в Англии, ни во Франции, ни в России, встречая везде отказ. При очередной попытке заинтересовать Конгресс США созданием телеграфных линий, он приобрёл конгрессмена в партнёры, и в 1843 году Морзе получил субсидию в 30 000 долларов для строительства первой телеграфной линии от Балтимора до Вашингтона. В ходе работ оказалось, что на этом расстоянии около 40 километров электрический сигнал слишком сильно затухал и прямая связь невозможна. Положение спас его компаньон Альфред Вейл, предложивший использовать реле как усилитель. Наконец, 24 мая 1844 года линия была закончена, но Морзе был тотчас же вовлечён в юридические распри и с партнёрами, и с конкурентами. Он отчаянно боролся, и Верховный Суд в 1854 году признал его авторские права на телеграф.

Газеты, железные дороги и банки быстро нашли применение его телеграфу. Телеграфные линии моментально оплели весь мир, состояние и слава Морзе умножились. В 1858 году от десяти европейских государств Морзе получил за своё изобретение 400 000 франков. Морзе купил имение в Пончкифи, близ Нью-Йорка, и провёл там остаток жизни с большим семейством среди детей и внуков. В старости Морзе стал филантропом. Он опекал школы, университеты, церкви, библейские общества, миссионеров и бедных художников.

После смерти в 1872 году слава Морзе как изобретателя угасла, так как телеграф потеснили телефон, радио и телевидение, зато его репутация художника выросла. Он не считал себя портретистом, но его картины, на которых изображены Лафайет и другие видные люди, знают многие. Его телеграф 1837 года хранится в Национальном музее США, а загородный дом теперь признан историческим памятником.

org-wikipediya.ru

Морзе Сэмюэль Финли Бриз (биографические сведения)

Сэмюэль Финли Бриз Морзе

Сэмюэль Морзеавтопортрет

Американский художник, основатель Национальной академии рисунка США, профессор живописи и рисования Нью-Йоркского университета, изобретатель электромагнитного пишущего телеграфа (аппарат Морзе) и кода (азбуки Морзе) Сэмюэль Финли Бриз Морзе родился 27 апреля 1791 года.

Что такое азбука Морзе – знает каждый. А вот об её авторе известно не многим. Между тем, Сэмюэль Морзе – фигура для своего времени весьма необычная. Сын священника, ставший художником; художник, ставший изобретателем; изобретатель, ставший богачом; богач, ставший благотворителем, – и это всё о нем. Знакомьтесь, – тот самый Морзе!

Живописное начало

Сэмюэль Морзе родился в Чарльзтауне (штат Массачусетс, США) в семье состоятельного священнослужителя. Отец, преподобный Джежедия Морзе, очень интересовался географией и живописью, но всегда оставался верен избранному пути служения Богу.

Уже в раннем детстве у Сэмюэля обнаружились способности к рисованию. В школе ему доставалось от старого учителя за порчу классной мебели, которую он украшал изображениями людей и зверей, однако уже в пятнадцать лет Морзе написал маслом картину, которая потом висела в городской ратуше.

В 1807 году родители отправили Сэмюэля учиться в Йельский колледж, но он не проявлял особого интереса к наукам. По окончании колледжа Морзе устроился работать клерком в Бостоне, но вскоре стал просить отца отпустить его в Европу – брать уроки живописи.

Лукреция Пикеринг Уокер Морзе, портрет кисти Сэмюэля Морзе

Лукреция Пикеринг Уокер Морзе,портрет кисти Сэмюэля Морзе

Родителям не нравилось увлечение сына рисованием, но надо отдать должное молодому Морзе: он никогда не думал и не жил так, будто достижения придут к нему сами собой.

Этот человек намечал себе цель, а потом неуклонно шел к ней. Сэмюэлю удалось убедить близких, что кроме одного желания писать картины, у него есть талант, и отец отпустил его в Англию.

Во время войны 1812 года между Англией и Соединенными штатами Морзе занял проамериканскую позицию. Он написал несколько исторических полотен, а в 1813 году представил на суд Лондонской королевской академии художеств картину «Умирающий Геркулес» и был удостоен золотой медали. Вернувшись в Америку, Морзе быстро понял, что его считают «английским» художником. Высокое искусство, к которому он прикоснулся в Европе, равно как и исторические полотна, созданные в европейской традиции, в США интереса не вызвали. Дабы заслужить признание у соотечественников, Сэмюэль решил пойти по чисто «американскому» пути: поставить свои художественные навыки «на поток» и извлекать из них прибыль. Он стал получать заказы на портреты и писал 4 портрета в неделю, получая за каждый 60 долларов. Таким образом, за год предприимчивый Морзе заработал 3 тысячи долларов, что в то время считалось солидной суммой. Теперь Сэмюэль мог жениться, и в 1818 году он обвенчался с девушкой по имени Лукреция Уокер.

Семья МорзеКартина кисти Сэмюэля Морзе, 1810

Через несколько лет талант Морзе оценили коллеги: он был признан лидером молодых американских художников и едва ли не самым высокооплачиваемым портретистом в США. Среди его клиентов и друзей теперь были герой американской войны за независимость маркиз Лафайет, писатель Фенимор Купер, президент Мунро. В 1826 году Сэмюэль Морзе основал в Нью-Йорке Национальную академию рисунка и стал ее первым президентом.

Однажды, когда он в очередной раз поехал «подучиться» живописи в Европу, Морзе пришла в голову мысль написать картину, которая заинтересовала бы невежественных американцев, никогда не видевших шедевров мирового искусства. Так появилась наиболее известная его картина «Галерея Лувра», на заднем плане которой изображено в миниатюре столько шедевров, сколько смогло вместить полотно. Вдохновленный идеей просветительства, Сэмюэль упаковал свой холст и 1 октября 1832 года ступил на борт пакетбота «Сэлли», чтобы отправиться домой. Как сказал один из биографов Морзе, «он взошел на борт художником, а высадился на берег изобретателем».

Если хорошенько взяться…

Дело было так. На корабле знаменитый врач Чарльз Т.Джексон (открыватель наркоза и новых методов обезболивания в медицине) демонстрировал пассажирам фокус-опыт: стрелка компаса, когда к нему подносили кусок провода, подсоединенного к гальваническому элементу, начинала вращаться. За опытом внимательно наблюдал Сэмюэль. «Извлечение искр из магнита» казалось чудом. Но художник Морзе увидел в этом чуде начало другого, более полезного чуда: а что, если сочетание искр использовать как код, чтобы передавать сообщения по проводам? Идея полностью захватила его. Морзе не был специалистом в электричестве, но он твердо верил, что можно добиться чего угодно, стоит только хорошенько взяться за дело: Бог вразумит!

За месяц, пока Морзе плыл домой, он даже набросал несколько чертежей. Однако три года усилий, которые Сэмюэль потратил на сбор аппарата по своим чертежам, не дали результата. Сказался недостаток знаний: всё, что он знал об электричестве, было почерпнуто из давно забытых лекций по физике в колледже. Что делать? Гениальные идеи чаще всего приходят в голову абсолютным дилетантам…

После его поездки в Европу для Сэмюэля Морзе начался нелегкий период в жизни. Умерла его жена, на руках остались трое маленьких детей. В довершение зол, конгресс США отверг кандидатуру Морзе, когда потребовалось написать исторические картины для американского Капитолия. Художник Морзе рассчитывал на эту работу, и разочарование его было настолько велико, что он поставил крест на своей карьере. И хотя в 1835 году Морзе стал профессором живописи и рисования в только что открывшемся Нью-Йоркском университете, сделал он это лишь из материальных соображений. Жалование профессора позволяло кормить семью и позволяло заниматься новым делом: изобретением телеграфного аппарата.

«Гирлянда»

В 1837 году Морзе продемонстрировал свое изобретение в Нью-Йоркском университете. Сигнал был послан по проволоке длиной около 518 м. Один из приглашенных на презентацию, промышленник Стив Вейл, согласился предоставить Морзе помещение для опытов и 2 тысячи долларов. Но с одним условием: Морзе должен был взять в компаньоны его сына, Альфреда Вейла. Морзе согласился, и Альфред, обладающий практической жилкой, оказал ему неоценимую помощь. В 1838 году Сэмюэль Морзе разработал систему сигналов – точек и тире – для кодирования передачи сообщений – знаменитую азбуку Морзе.

Но оставалась нерешенной проблема: как передавать сигналы на очень большие расстояния, чтобы можно было соединить телеграфной связью оба побережья Америки? Морзе поехал за советом к другому изобретателю, Джозефу Генри, который шестью годами раньше сконструировал реле. (Находить применение своему изобретению Генри предоставил другим, а сам занялся другими исследованиями). Генри посоветовал Морзе соединить множество электрических цепей в одну «гирлянду», вставив в каждую цепь свой источник тока и реле. «Гирлянда» позволяла передавать сигнал на большие расстояния по принципу эстафеты: каждая батарея могла передавать его лишь на ограниченное расстояние, но соединенные вместе, они доносили послание до финиша. Теперь можно было «сплести» такую «гирлянду» от Балтимора до Нью-Йорка и опробовать изобретение. Но дело сдвинулось с мертвой точки лишь в 1843 году. После семилетнего ожидания изобретатель получил от конгресса США 30 тысяч долларов на создание экспериментальной телеграфной линии.

Первая телеграмма

Но даже в жизни целеустремленного Морзе был момент, когда он готов был сдаться. Это случилось незадолго до его победы. Когда билль о субсидии на телеграф представили на рассмотрение палаты представителей, депутаты отнеслись к идее Морзе как к забавной шутке. Пятидесятидвухлетний изобретатель сидел в галерее для гостей и отлично слышал плоские остроты депутатов. В отчаянии он покинул зал, не дождавшись голосования. Сессия заканчивалась на следующее утро. Даже если бы билль был принят, президент Тайлер мог не успеть его подписать. Морзе заплатил по счету в гостинице и купил билет на поезд до Нью-Йорка. У него в кармане осталось всего тридцать семь центов.

Но на следующее утро дочь его друга, правительственного комиссара патентов, явилась с фантастическим известием: билль удалось «протащить», и Тайлер подписал его в полночь! Морзе был счастлив. Теперь у него появились деньги (те самые 30 тысяч долларов от конгресса), чтобы проложить пробную телеграфную линию. На радостях Морзе пообещал девушке, что передаст первую в мире телеграмму в ее честь, и предложил ей самой придумать содержание. Девушка выбрала слова из Библии: «Чудны дела Твои, Господи!»

«Говорящая молния»

Сэмюэль Морзе на склоне лет

27 мая 1844 года с помощью «морзянки» и телеграфного аппарата Морзе было послано первое телеграфное сообщение. Для передачи сигнала использовался ключ, изобретенный российским ученым Б. С. Якоби, а для приема – электромагнит, якорь которого управлял перемещением чернильного пера по бумаге. Когда Морзе смог через телеграф узнавать о событиях в столице в тот же день, когда они происходили (невиданное по тем временам явление!), его «говорящая молния» произвела сенсацию. А вскоре Морзе познакомился с талантливым дельцом О’Рейли, который спланировал и провел целую кампанию по оснащению телеграфом множества городов. «Говорящая молния» завоевала Америку, а затем и весь мир. Уже в 1851 году германская «Комиссия по устройству телеграфа» оценила преимущества аппарата Морзе над другими, и он нашел свое широкое применение.

Конечно, на пути идеи Морзе появлялось еще множество трудностей: первые кабели были несовершенны и выходили из строя в плохую погоду; фермеры, которых раздражал гул от телеграфной линии, грозились порвать провода; постоянно появлялись желающие оспорить авторские права на изобретение аппарата Морзе в суде. В конце концов в 1854 году все тяжбы были выиграны, права Морзе на его изобретение были признаны Верховным судом США, и телеграфные линии протянулись по обе стороны Атлантики.

Изобретение телеграфа совершенно затмило труды Морзе как художника. Несмотря на то, что его работы висят в государственных музеях США, редко кто из соотечественников может связать имя создателя «морзянки» с произведениями живописи. И это не удивительно: из человека искусства Сэмюэль Морзе превратился в удачливого бизнесмена, который сумел ещё при жизни насладиться плодами своего труда. Ему исправно платили за использование патента, и вскоре Морзе осуществил главную «американскую мечту» - открыл собственную фирму и стал очень богатым человеком. Ни «Галерея Лувра», ни портреты президентов не идут ни в какое сравнение с успехом «говорящей молнии», связавшей весь мир. Да, всего можно добиться, если хорошенько взяться за дело…

На склоне лет Морзе, как истинный сын священника, активно занимался благотворительностью. Он давал деньги на строительство школ, покупал оборудование для колледжей, много жертвовал на церковь и, конечно же, помогал бедным художникам.

Скончался изобретатель 2 апреля 1872 года в Нью-Йорке, в возрасте 81 года.

По материалам:

Андрей Киселев «Сэмюэл Морзе»

Иностранец Художник Благотворитель Изобретатель 

ptiburdukov.ru

Морзе, Сэмюэл — WiKi

Морзе родился 27 апреля 1791 года в Чарльзтауне в богатой американской семье. Отец его был известным географом и священником. Юноша отличался большой любознательностью и непоседливостью. Из Академии Филлипса, где Сэмюэл зарекомендовал себя эксцентричным студентом, отец перевёл его в Йельский колледж. Морзе относился к науке равнодушно, хотя его привлекали лекции по электричеству. К беде строгих родителей, он также любил рисовать миниатюрные портреты знакомых. После окончания колледжа Морзе стал клерком в Бостоне. Но живопись так увлекла его, что в 1811 году родители, хотя и выступали против этого увлечения сына, всё же послали его в Англию изучать искусство в Королевской академии художеств и в студии Б. Уэста[6].

  Умирающий Геркулес

Во время войны 1812 года между Великобританией и Соединёнными Штатами, поддерживающими Наполеона, Морзе показал себя ярым патриотом. Однако в 1813 году, когда Морзе представил в Лондонскую королевскую академию художеств картину «Умирающий Геркулес», он удостоился золотой медали.

По возвращении домой в 1815 году Морзе обнаружил, что американцы считают его английским художником и мало интересуются живописью. Поэтому он влачил скудное существование, рисуя портреты[6]. Десять лет ему пришлось вести жизнь странствующего живописца. Морзе был очень общителен и обаятелен, его с охотой принимали в домах интеллектуалов, богачей и политиков. Кроме того, он обладал редким даром заводить знакомства. Среди его друзей были политик М.-Ж. Лафайет, романист Дж. Ф. Купер и даже президент США А. Линкольн. В стремительно растущем Нью-Йорке он создал несколько самых интересных портретов, когда-либо выполненных американскими художниками. В 1825 году Морзе основал в Нью-Йорке Национальную академию дизайна, которая избрала его президентом и отправила в 1829 году в Европу для изучения устройства рисовальных школ и выдающихся произведений живописи.

Во время второго путешествия в Европу Морзе познакомился с Л. Дагером и заинтересовался новейшими открытиями в области электричества. Его вдохновила на изобретение телеграфа случайная беседа при возвращении из Европы на пароходе в 1832 году. Какой-то пассажир в ходе беседы о недавно изобретённом электромагните сказал: «Если электрический ток можно сделать видимым на обоих концах провода, то я не вижу никаких причин, почему сообщения не могут быть им переданы». Хотя идея электрического телеграфа выдвигалась и до Морзе, он полагал, что был первым.

Морзе посвящал почти всё своё время живописи, преподаванию в университете Нью-Йорка и политике. В 1835 году Морзе стал профессором начертательных искусств. Но после того, как в университете в 1836 году ему показали описание модели телеграфа, предложенной Вильгельмом Вебером в 1833 году, он полностью отдал себя изобретательству.

Годы работы и учёбы потребовались Морзе, чтобы его телеграф заработал. В сентябре 1837 года он, наконец, продемонстрировал своё изобретение[7]. Сигнал был отправлен по проволоке длиной 1700 футов, однако принятая с передатчика телеграмма оказалась нечитаемой. Но Морзе не собирался сдаваться и менее чем через полгода[7] совместно с А. Вейлом разработал систему передачи букв точками и тире, ставшей известной во всём мире как код Морзе. 8 февраля 1838 года в Филадельфии, в Институте Франклина, он впервые публично продемонстрировал свою систему электромагнитного телеграфа, передававшего сообщения сигналами в специальной кодировке[7].

Но внедрить изобретение оказалось непросто. Он не находил поддержки ни дома, ни в Англии, ни во Франции, ни в России, встречая везде отказ. При очередной попытке заинтересовать Конгресс США созданием телеграфных линий, он приобрёл конгрессмена в партнёры, и в 1843 году Морзе получил субсидию в 30 000 долларов для строительства первой телеграфной линии от Балтимора до Вашингтона. В ходе работ оказалось, что на этом расстоянии около 40 километров электрический сигнал слишком сильно затухал и прямая связь невозможна. Положение спас его компаньон Альфред Вейл, предложивший использовать реле как усилитель. Наконец, 24 мая 1844 года линия была закончена, но Морзе был тотчас же вовлечён в юридические распри и с партнёрами, и с конкурентами. Он отчаянно боролся, и Верховный Суд в 1854 году признал его авторские права на телеграф.

Газеты, железные дороги и банки быстро нашли применение его телеграфу. Телеграфные линии моментально оплели весь мир, состояние и слава Морзе умножились. В 1858 году от десяти европейских государств Морзе получил за своё изобретение 400 000 франков. Морзе купил имение в Пончкифи, близ Нью-Йорка, и провёл там остаток жизни с большим семейством среди детей и внуков. В старости Морзе стал филантропом. Он опекал школы, университеты, церкви, библейские общества, миссионеров и бедных художников.

После смерти в 1872 году слава Морзе как изобретателя угасла, так как телеграф потеснили телефон, радио и телевидение, зато его репутация художника выросла. Он не считал себя портретистом, но его картины, на которых изображены Лафайет и другие видные люди, знают многие. Его телеграф 1837 года хранится в Национальном музее США, а загородный дом теперь признан историческим памятником.

ru-wiki.org

СЭМЮЭЛЬ МОРЗЕ. ХУДОЖНИК, ПРИДУМАВШИЙ ТЕЛЕГРАФ

О том, что создатель азбуки Морзе был художником, я, конечно, слышал. Но не думал, что Морзе был настолько талантливым и известным художником, не подозревал, что некоторые его работы очень понравился. А тут и представился случай – думаю, подробнее, чем в источниках, которые я использовал при подготовке материала, вы о Морзе-художнике нигде не найдете. Составляя увлекательный рассказ о жизни художника, а потом уже изобретателя (или наоборот?!), я пытался понять, как можно быть одновременно «физиком-лириком». Оказалось, никак! Сначала – лирик, потом – физик! Но при этом (при всей моей нелюбви к точным наукам!) даже рассказ об изобретениях показался мне интересным. Так что, открывайте для себя Морзе-художника, как сделал это я.

Сэмюэл Финли Бриз Морзе Samuel Finley Breese Morse

27 апреля 1791, Чарлстаун, штат Массачусетс — 2 апреля 1872, Нью-Йорк

Samuel Finley Breese Morse Автопортрет 1818 г. Brick Store Museum, Kennebunk

Американский художник и изобретатель. Морзе родился в богатой американской семье Джедида Морзе – прославленного проповедника в Новой Англии и известного географа и был старшим ребенком. Юноша отличался большой любознательностью и непоседливостью. Из Академии Филлипса, где Сэмюэл зарекомендовал себя эксцентричным студентом, отец в 1807 году перевёл его в Йельский университет. Морзе относился к науке равнодушно, к тому же, к беде строгих родителей, он любил рисовать миниатюрные портреты знакомых. 

После окончания университета Морзе в 1810 году вернулся в Бостоне и стал клерком. 

Samuel Finley Breese Morse Автопортрет 1809-10 г.г.

Samuel Finley Breese Morse The Morse Family 1810 г. National Museum of American History, Washington

В это время он познакомился и стал студентом художника и литератора Вашингтона Олстона (1779 -1843), который был на двенадцать лет старше. Художника очень уважали в Бостоне за идеализм его пейзажей, в первой половине девятнадцатого века Олстон стал самым почитаемым художником Америки.

Художник

Живопись так увлекла Морзе, что в июле 1811 года родители, хотя и выступали против этого увлечения сына, всё же разрешили Сэмюэлю сопровождать Олстона в Англию. Морзе сразу же начал готовиться к поступлению в Школу Королевской Академии художеств, куда и был принят с первой попытки в октябре этого года. Морзе подавал большие надежды как художник, но его сковывало то обстоятельство, что он безоговорочно принял на веру модную тогда интеллектуальную концепцию, будто живопись, посвященная исторической старине, гораздо выше искусства, отображавшего жизнь современников.

Samuel Finley Breese Morse Автопортрет 1811-12 г.г. National Portrait Gallery, Washington

Во время войны 1812 года между Великобританией и Соединёнными Штатами, поддерживающими Наполеона, Морзе показал себя ярым патриотом. Однако в 1813 году, когда Морзе представил в Лондонскую королевскую Академию художеств картину «Умирающий Геркулес» (Галерея Йельского университета, Нью-Хейвен, Коннектикут), он удостоился золотой медали. Над огромным полотном (восемь на шесть футов) художник работал в течение года.

По возвращении домой в 1815 году Морзе обнаружил, что американцы считают его английским художником и мало интересуются живописью. С другой стороны, Америка 1815 года любила портреты. В Бостоне в этом жанре «царствовал» Гилберт Стюарт, поэтому у Морзе не было даже надежды на успех.Он начал путешествовать в поисках заказов: Конкорд, Ганновер и Портсмут в Нью-Гемпшире в 1816 году. Сэмюэль влачил скудное существование и рисовал портреты. Следующие несколько лет Морзе провел Чарльстоне, штат Южная Каролина ( зимы 1817-18, 1818-19, 1819-20 и 1820-21). Уже в 1817 году Морзе получал шестьдесят долларов за портрет, а он мог писать четыре портрета в неделю. 

Samuel Finley Breese Morse Portrait of Mrs. James Ladson 1818 г.

Samuel Finley Breese Morse Portrait of James Monroe 1819-20 г.г. Белый Дом, Вашингтон

Samuel Finley Breese Morse Mrs. Daniel DeSaussure Bacot 1820 г. частная коллекция

Samuel Finley Breese Morse Mrs. Robert Young Hayne (Rebecca Motte Alston) 1820 г. Chrysler Museum, NorfolkSamuel Finley Breese Morse Portrait of Alexander Calder 1820 г. частная коллекцияSamuel Finley Breese Morse Robert Young Hayne 1820 г. Governer's Mansion, ColumbiaSamuel Finley Breese Morse Reverend Nathaniel Bowen 1821 г.

Десять лет ему пришлось вести жизнь странствующего живописца. После «творческого круиза» по Югу Морзе в 1818 году вернулся домой с тремя тысячами долларов, что позволило ему жениться на Лукреции Уокер из Конкорда.

Samuel Finley Breese Morse Portrait of Lucretia Pickering Walker Morse 1822 г. Mead art Museum, Amherst College

С этим капиталом Морзе уже с молодой женой вернулся в Чарльстон, забросил портреты и следующие полтора года посвятил работе над огромным историческим полотном для Палаты представителей в Вашингтоне. Художник стал активным участником создания в Южной Каролине Академии изящных искусств, но со временем разочаровался в своей административной и деловой хватке и снял свою кандидатуру. Законченную картину для Палаты продать не удалось. Деньги кончились, и в конце 1821 г. он снова поехал в Нью-Йорк. 

Samuel Finley Breese Morse Study for the Old House of Representatives 1821 г.

В Вашингтоне Морзе заказали картину для интерьера палаты Конгресса в Капитолии. Это должен был быть триптих, на котором были бы изображены президент со своим кабинетом в окружении двух палат Конгресса. Но работа не была сделана. Вместо этого, в 1823 году Морзе провел свои выставки в Нью-Хейвене, Бостоне и Нью-Йорке. После короткого возвращения в Нью-Хейвен, где теперь жила его семья, Морзе снова начал жизнь странствующего портретиста. 

Samuel Finley Breese Morse Little Miss Hone 1824 г.

Samuel Finley Breese Morse Portrait of Benjamin West (copy after Sir Thomas Lawrence) 1824 г. Национальная Академия дизайна, Нью-Йорк

Осенью 1824 г. он поселился в Нью-Йорке.Здесь художнику заказали большой портрет Лафайета, который совершал в то время поездку по Америке. 

Samuel Finley Breese Morse Marquis de Lafayette 1825 г.

Морзе написал два портрета. Во всех портретах работы Морзе чувствуется талант, но его «Лафайет» был уже творением зрелого и серьезного мастера. И все же Морзе не был удовлетворен, несмотря на то, что через несколько лет он был признан вождем молодых американских художников.Морзе был очень общителен и обаятелен, его с охотой принимали в домах интеллектуалов, богачей и политиков. Кроме того, он обладал редким даром заводить знакомства. 

Samuel Finley Breese Morse Portrait of Alexander Metcalf Fisher 1822 г. Yale University Art Gallery, New HavenSamuel Finley Breese Morse Portrait of William Cullen Bryant 1825 г. Национальная Академия дизайна, Нью-ЙоркSamuel Finley Breese Morse Portrait of De Witt Clinton 1826 г. Музей Метрополитен, Нью-ЙоркSamuel Finley Breese Morse Portrait of Jonas Platt 1827-28 г.г. Бруклин

Среди его друзей были политик М.-Ж. Лафайет, романист Дж. Ф. Купер и даже президент США А. Линкольн. В стремительно растущем Нью-Йорке он создал несколько самых интересных портретов, когда-либо выполненных американскими художниками. 

Samuel Finley Breese Morse Portrait of Samuel Nelson 1829 г.

Samuel Finley Breese Morse Portrait of Mrs. Samuel Nelson (Catherine Anne Russell) 1829 г.

В 1825 году Морзе вместе с Генри Инманом, Эшером Дюраном, Уильямом Данлепом и Чарльзом Ингама основал в Нью-Йорке общество живописцев - Национальную Академии дизайна ( National Academy of Design), которое избрало его президентом, которым он пробыл в течение первого десятилетия существования Академии.Краеугольным камнем концепции Академии у Морзе было то, что ее членство будет ограничено только профессиональными художниками. Он пытался организовывать все на примере лондонской Королевской Академии. Не всегда получалось лично присутствовать и следить за работой академии, ведь Морзе продолжал активно трудиться в качестве художника.

Возвращение в Европу 

А в 1829 году Академия отправила Морзе в Европу для изучения устройства рисовальных школ и выдающихся произведений живописи, что позволило претворить в жизнь давно запланированную мечту вернуться в Старый Свет. Друзьями и спонсорами был собран Фонд в размере $ 3000, что позволило Морзе три года путешествовать и учиться в Европе, побывать в Лондоне, Париже, Северной Италии, Риме и Швейцарии, где он часто находился в компании американских товарищей - художников, которые приезжали учиться за границу.

Samuel Finley Breese Morse Chapel of the Virgin at Subiaco 1830 г.

В Америке художники, преданные избранным жанрам, были обречены на полуголодное существование или же, подобно Пилу, открывали частные музеи, где наряду с всякими диковинами выставляли свои полотна. Опыт Пила натолкнул Морзе на мысль написать картину, которая заинтересовала бы Америку, никогда не видевшую ни в подлиннике, ни в копии «Мону Лизу», «Тайную вечерю» и другие шедевры мирового искусства. 

Практически весь 1931 год Морзе провел в Париже, работая над картиной «Галерея Лувра» (Музей американского искусства, Чикаго), которую он окончил уже после своего возвращения в Нью-Йорк в конце 1832 года. Художник изобразил Квадратный Салон Лувра, а на заднем плане изобразил столько шедевров знаменитого музея, сколько могло вместить полотно.

Samuel Finley Breese Morse Галерея Лувра 1831-32 г.г. Музей американского искусства, Чикаго

На самом деле произведения гораздо крупнее и висят в разных залах музея. Художник изобразил себя на первом плане, а писателя Джеймса Фенимора Купера с супругой Сьюзен Делонсей Купер и их дочерью — в левом углу помещения возле мольберта. А вот один из эскизов к картине, копия с луврского оригинала.

Samuel Finley Breese Morse Francis I, Study for The Gallery of the Louvre 1831-32 г.г.

Сравните с оригиналом великого Тициана.

Titian Portrait of Francis I 1539 г.

В 1832 году Морзе, преисполненный надежд, упаковал холсты и вернулся в Америку на пакетботе «Сэлли». Он взошел на борт «Сэлли» художником, а высадился на берег изобретателем. В этом же 1832 году Морзе представил картину на всеобщее обозрение, но ожидаемого эффекта «бомбы» не произошло: коллеги и специалисты восхищались, публика осталась равнодушна. 

Его Величество Случай! 

А на изобретение телеграфа Морзе вдохновила случайная беседа на пароходе. Зашел разговор о европейских опытах по электромагнетизму. Незадолго до этого была опубликована книга Фарадея, а его опыты повторялись во многих европейских лабораториях. «Извлечение искр из магнита» было одним из чудес того времени.Какой-то пассажир в ходе беседы сказал: «Если электрический ток можно сделать видимым на обоих концах провода, то я не вижу никаких причин, почему сообщения не могут быть им переданы». Морзе тут же высказал предположение, что сочетание искр может быть использовано как код для передачи сообщений по проводам. Эта идея захватила его, несмотря на то, что ему были почти неизвестны даже самые основные правила электричества. К тому же идея электрического телеграфа выдвигалась и до Морзе, но он-то полагал, что был первым.Морзе в то время твердо верил, что американцы могут добиться чего угодно, стоит только крепко взяться за дело. Что из того, что нет специальных знаний и подготовки?

За время месячного плавания Морзе набросал несколько предварительных чертежей. Следующие три года он потратил на безуспешные попытки построить по ним аппарат, работая на чердаке в доме своего брата Ричарда. В довершение к полному невежеству в вопросах электричества у Морзе не было ни времени, ни душевного покоя. Он посвящал почти всё своё время живописи, преподаванию в университете Нью-Йорка и политике. К тому же, скончалась жена, и на его руках осталось трое маленьких детей.

Samuel Finley Breese Morse Lucretia Morse and Her Children 1824 г.

В 1834 году у Морзе появился честолюбивый замысел написать исторические картины для четырех еще пустующих панелей Ротонды в здании Капитолия. Другие четыре расписал Джон Трамбал к 1824 году.Морзе обратился с просьбой к целому ряду конгрессменов, но Джон Квинси Адамс не поверил в то, что американский художник способен писать в нужном для подобной работы стиле. Художник был уверен, что он будет выбран среди всех художников, тем более, что он считал свою вторую поездку в Европу конкретной подготовкой к выполнению этого заказа для Капитолия. Почти два года решался вопрос Комиссией, но в 1836 году предложение было отклонено, и панели оставались пустыми еще в течение более десяти лет.Причиной отказа, по всей вероятности, считают тот факт, что в 1836 Морзе сделал неудачную попытку баллотироваться на пост мэра Нью-Йорка, заручившись поддержкой американских индейцев.Отказ явился таким тяжелым разочарованием для Морзе, что он фактически забросил живопись, хотя ему было всего сорок три года, и он находился в расцвете сил и таланта.

Samuel Finley Breese Morse Niagara Falls from Table Rock 1835 г. Музей искусств, Бостон

В 1835 году Морзе был назначен на пост профессора живописи и рисования в только что открытом Нью-йоркском университете, созданном силами таких просвещенных умов Нью-Йорка, как Фенимор Купер, Вашингтон Ирвинг и другие. 

Изобретатель 

Но после того как в университете в 1836 году ему показали описание модели телеграфа, предложенной В. Вебером в 1833 году, он полностью отдал себя изобретательству.Морзе получал небольшое жалованье, на которое можно было прожить. «Вчерашний художник» вернулся к работе над электромагнитным телеграфом.Его карьера как художника, увы, не смогла выйти за рамки портрета, все надежды на достижение своих художественных амбиций было разрушены. Как образованный человек, Морзе «повернулся лицом к науке», увидев в этом путь к продвижению вперед и достижению цели. Хотя, может и стоило стремиться и дальше, "через тернии к звездам" именно в области изобразительного искусства. Понятно, что картины Морзе очень академичны, (не забывайте, на дворе еще середина 19 века, у нас царит Брюллов (кстати, манера похожа, не правда ли?), но, тем не менее, они точны по психологии, выверены по композиции, вообщем, производят впечатление. Для примера привожу картины, датированные самыми поздними годами из всего, что нашел в интернете. И от манеры Морзе 1820-х отличаются. Судя по названиям, на первой картине изображена повзрослевшая дочь художника, а на второй, возможно, вторая жена с дочерьми или невестка с внуками.

Samuel Finley Breese Morse Susan Walker Morse (The Muse) 1836-37 г.г. частная коллекция

Samuel Finley Breese Morse The Goldfish Bowl (Mrs. Richard Cary Morse and Family) 1835 г.

Samuel Finley Breese Morse Unidentified Woman

Годы работы и учёбы потребовались, чтобы его телеграф заработал. В распоряжении Морзе было несколько гальванических батарей, железных стержней и проволока. Он соединил их по схеме, которую сам начертил, и замкнул цепь. Никакого результата! Он сделал несколько переключений. Снова ничего! Много дней он безрезультатно бился над установкой. Наконец, отчаявшись, он обратился за помощью к коллеге с химического факультета Леонарду Гейлу. Гейл взглянул на беспомощную конструкцию Морзе и сжалился над ним. Морзе от кого-то слышал, что для того, чтобы сделать электромагнит, нужно обмотать проволокой подковообразный кусок железа. Гейл, который был знаком с работами Генри, объяснил Морзе, что обмотка сделана как попало, без всякой изоляции. Он показал Морзе, как производится намотка и как включать батарею в такую цепь. И тогда, наконец, аппарат Морзе подал признаки жизни.

В 1837 году изобретатель развил систему передачи букв точками и тире, ставшей известной во всём мире как азбука Морзе. В сентябре 1837 года Морзе демонстрировал свой телеграф в Нью-йоркском университете. Сигнал был послан по проволоке длиной 1700 футов. Среди приглашенных в зале присутствовал преуспевающий промышленник из Нью-Джерси Стефен Вейл, который согласился пожертвовать 2 тысячи долларов и предоставить помещение для опытов при условии, что Морзе возьмет в помощники его сына Альфреда. Морзе согласился, и это был самый удачный шаг в его жизни. Альфред Вейл обладал не только настоящей изобретательностью, но и острым практическим чутьем. В течение последующих лет Вейл во многом способствовал разработке окончательной формы азбуки Морзе, введению телеграфного ключа вместо соединительного стержня и уменьшению размеров аппарата до компактной модели, которая стала общепринятой. Он изобрел также печатающий телеграф, который был запатентован на имя Морзе, в соответствии с условиями контракта Вейла и Морзе.

В декабре 1837 года Морзе обратился за помощью к Конгрессу США. На председателя сенатского Комитета по делам коммерции Фрэнсиса О. Дж. Смита демонстрация аппарата Морзе произвела такое впечатление, что он оставил свой пост и стал партнером Морзе. Но Смит был нечистоплотным дельцом, его дар публичной риторики и склонность к двурушничеству доставляли Морзе одни неприятности.

Третий раз в Европу

И все же, сначала Морзе не находил поддержки ни дома, ни в Англии, ни во Франции, ни в России, встречая везде отказ. Смит отослал Морзе в Европу, чтобы получить там патенты на изобретение. В Англии Морзе сказали, что Уитстон уже изобрел электромагнитный телеграф, в чем он может убедиться, заглянув в ближайшую почтовую контору.На континенте Морзе стало известно, что электромагнитный телеграф уже изобрел Стейнхейл: «Можете пойти на ближайшую железнодорожную станцию и убедиться в этом!» Находясь во Франции, Морзе подружился с другим неудачливым изобретателем – Дагерром, который с не меньшим трудом, чем Морзе, пытался получить патент на открытый им способ фотографии. Товарищи по несчастью, они условились, что каждый из них будет отстаивать интересы другого в своей стране.В России Морзе узнал, что барон Шиллинг изобрел электромагнитный телеграф еще в 1828 году, он получил указание правительства построить телеграфную линию между Петергофом и Кронштадтом. Смерть Шиллинга в 1837 году прервала эту работу.Правда, в одном из источников прочитал, что сама идея мгновенного сообщения между людьми в дальних концах страны показалась Николаю I настолько крамольной, что он запретил даже упоминать об этом изобретении в печати.Морзе поспешил обратно в Америку с тяжелым сердцем.

Трудные годы

Друзья восхищались его упорством перед бедностью и разочарованиями от неудач. Изобретатель не оставлял надежды, хотя его положение никогда не было столь отчаянным. Он решил немного подработать. С этой целью, помимо занятий живописью, он открыл маленькую студию фотографии по способу Дагерра. Но и это предприятие потерпело крах.

В эти тяжелые годы Морзе буквально нищенствовал. Его ученик, бравший у Морзе уроки живописи, рассказывает:« – Строфер, – спросил однажды Морзе, – как у нас с деньгами?– Профессор, к сожалению, меня подвели. Но я жду перевода на следующей неделе.– На следующей неделе! – грустно сказал Морзе. – Меня уже не будет в живых к тому времени.– Почему, сэр?– Я умру от голода.– Может быть, вас устроят пока что эти десять долларов?– Десять долларов спасут мне жизнь. Только и всего!Я пригласил Морзе пообедать со мной, заплатил по счету и дал ему десять долларов. Морзе сказал: «Вот уже сутки, как я ничего не ел. Строфер, не становитесь художником – ведь вы обрекаете себя на нищету! Ваша жизнь целиком зависит от людей, которым наплевать и на искусство, и на вас. Дворовой собаке, и той живется лучше».

Очевидно, Строфер послушался совета. Он бросил живопись, стал военным и дослужился до генерала. Он прожил более счастливую жизнь, чем его учитель. Но имя его история сохранила лишь потому, что он однажды одолжил десять долларов Сэмюэлу Морзе.

В 1843 году Морзе, наконец, получил от правительства субсидию в 30 000 долларов для строительства первой телеграфной линии от Балтимора до Вашингтона. История получения субсидии тоже трогательна.

Когда билль о субсидии, наконец, был представлен на рассмотрение палаты представителей, депутаты отнеслись к нему как к забавной шуткеПятидесятидвухлетний Морзе слушал с галереи для гостей плоские остроты депутатов и в отчаянии покинул зал, не дождавшись голосования. Сессия кончала свою работу на следующее утро. Даже если билль будет принят, президент Тайлер не успеет подписать его.Морзе заплатил по счету в гостинице и купил билет на поезд до Нью-Йорка, после чего у него осталось всего тридцать семь центов. На следующее утро дочь его друга, правительственного комиссара патентов, явилась с фантастическим известием, что друзьям Смита удалось протащить билль без всяких глупых поправок, и Тайлер подписал его в полночь. Морзе был счастлив. Он обещал девушке, что передаст первую в мире телеграмму в ее честь, и предложил ей самой придумать содержание. Девушка выбрала слова из Библии: «Чудны дела твои, господи!»

Свершилось!

Смит вознаградил себя тем, что взял контракт на постройку. Морзе и Вейл решили сделать подземную линию, поместив сложное устройство в свинцовой трубе. Инженер Эзра Корнелл сконструировал специальный плуг, который одновременно рыл траншею, укладывал кабель и закапывал траншею.Смит истратил почти двадцать тысяч долларов на первые несколько миль. Морзе не находил себе места, сгорая от беспокойства. Корнелл по собственной инициативе подверг испытанию уже уложенный кабель и обнаружил, что линия парализована множеством коротких замыканий. Оказалось, что Смит решил не тратить драгоценных долларов на такую «безделицу», как изоляция.Корнелл предложил подвешивать оголенные провода на столбах и таким образом обеспечить быструю и дешевую телеграфную связь с Балтимором и избежать скандала. Вся линия была подвешена на деревьях и столбах, причем в качестве изоляторов применялись горлышки бутылок. Наконец, 24 мая 1844 года линия была закончена.

Horatio Greenough Samuel Finley Breese Morse

В этот день в Балтиморе собралась конвенция партии вигов для выдвижения кандидата в президенты. Вейл отправился в Балтимор, чтобы сообщить Морзе в Вашингтон обо всех событиях.Морзе попросили установить аппарат в зале Верховного суда в Капитолии. Там собралась толпа правительственных чиновников, судей и конгрессменов. Смешно, что каким-то образом сохранилась стенограмма первого разговора между Морзе и Вейлом.

Морзе. – У вас есть новости?– Нет.– Мистер Ситон шлет вам привет.– Передайте ему мой привет.– Который час?– Три часа двадцать восемь минут.– Какая у вас погода?– Облачно.– Делайте паузы между словами подлиннее.– Говорят, акции Бьюкенена повышаются.– Вокруг меня здесь целая толпа.– У входа стоит пушка Ван-Бэрена, а на ней лисий хвост.

Но почти сразу интерес к изобретению был потерян, хотя правительство ассигновало 8 тысяч долларов в год на поддержание телеграфной линии и передало телеграф в ведение почтового ведомства. Только газеты быстро убедились в преимуществах телеграфа, и «Ассошиэйтед пресс» создало собственную телеграфную службу. 

Сам Морзе был тотчас же вовлечён в юридические распри и с партнёрами, и с конкурентами. Он отчаянно боролся, и Верховный Суд в 1854 году признал его авторские права на телеграф. К тому времени Морзе порвал с Вейлом и большинством других своих помощников.

На следующий год после первой публичной демонстрации телеграфа Морзе был переизбран на пост президента Академии дизайна, вторым президентом стал Эшер Дюран. 

А в это время возникали все новые и новые линии, и Морзе каждый раз платили за использование патента. Кончились дни лишений. 

Последние годы

В 1858 году от десяти европейских государств Морзе получил за своё изобретение 400 000 франков.Морзе купил имение в Пончкифи, близ Нью-Йорка, и провёл там остаток жизни с большим семейством среди детей и внуков. В старости Морзе стал филантропом. Он опекал школы, университеты, церкви, библейские общества, миссионеров и бедных художников.

Samuel Finley Breese Morse

B 1861 году Эшер Дюран отказался от должности президента Академии, и уже почтенному Морзе было предложено вернуться. Он согласился, но с условием, что его служба будет ограничена одним годом. Выражая свое нежелание, Морзе написал в Академию:

"Есть много причин, в основном личного характера, которые не позволяют мне согласиться на вашу просьбу. Я так давно не делал ничего в искусстве и не оставил никаких следов, что сознаю неспособность исполнять обязанности, которые вы на меня возлагаете».

Но стоит заметить, что хоть Морзе перестал рисовать, он никогда не терял интереса к Академии, поддерживая ее и словом, и делом.

Когда в 1863 году был создан стипендиальный Фонд для сбора денег на строительство новой штаб-квартиры Академии, Морзе сделал взнос в размере 1000 долларов, а два года спустя, незадолго до открытия этого здания, он сделал подарок Академии - портрет своего учителя Вашингтона Олстона кисти Чарльза Роберта Лесли. Позже Морзе передал в библиотеку Академии свою коллекцию книг по искусству.

После смерти в 1872 году слава Морзе как изобретателя угасла, так как телеграф потеснили телефон, радио и телевидение, зато его репутация художника выросла.

Он не считал себя портретистом, но его картины, на которых изображены Лафайет и другие видные люди, знают многие американцы. Его телеграф 1837 года хранится в Национальном музее США, а загородный дом теперь признан историческим памятником.

В материале использованы статьи из книги Митчел Уилсон "Американские ученые и изобретатели" ( Знание, 1975 г.), сайта www.bibliotekar.ru и перевод отсюда .

maxpark.com

nekhamkin

         В поисках заказов он попал в город Конкорд, штат Нью-Хэмпшир, где повстречал свою суженую – шестнадцатилетнюю дочь местного адвоката Лукрецию Пикеринг Уолкер. Они обручились, и через два года, в сентябре 1818 года состоялась их свадьба. За время их недолгой совместной жизни у них родилось четверо детей – две дочери (одна из них умерла во младенчестве) и два сына.

         Известность художника Морзе постепенно росла. Особенно популярным стал он в городе Чарлстон, штат Южная Каролина, где написал множество портретов местной знати. Власти города заказали ему портрет президента Джеймса Монро, и он в Вашингтоне уговорил президента позировать ему хотя бы по 10 – 15 минут. Когда портрет был готов, семья президента пришла в восторг и попросила художника сделать копию, которая теперь хранится в Белом Доме.

         В 1822 году Морзе закончил работу над огромной картиной «Палата Представителей», на которой изобразил более 80 депутатов парламента и членов Верховного Суда, заседавших в полукруглой Ротонде  Капитолия. Считается, что написать  картину художник решил, видя коммерческий успех картины Франсуа-Мариуса Гране «Капелла в Церкви капуцинов в Риме», которая в течение всех 1820-х годов путешествовала по Америке. Однако, к разочарованию автора,  желающих посмотреть картину было не очень много.

         Почетной работой для художника Морзе стало создание портрета выдающегося деятеля американской революции легендарного маркиза Жильбера де Лафайета. В 1825 году Лафайет по приглашению Конгресса и президента Монро приехал в Америку, и город Нью-Йорк решил отметить это событие портретом гостя в натуральную величину. Несколько художников высказали желание рисовать знаменитость, но честь и гонорар в тысячу долларов были предоставлены Сэмюэлу Морзе.

         Он поехал в Вашингтон, где Лафайет дружески его приветствовал. За три сеанса, которые он сумел выделить художнику, удалось написать только лицо, после чего работа с натурой была прервана: Лафайета ждали во многих штатах страны.

        Морзе продолжал писать портрет по памяти, когда его разыскал нарочный с письмом от отца: «Мой дорогой сын, я с глубоким горем извещаю тебя о внезапной и неожиданной смерти твоей дорогой и любимой жены». 

        Лукреция Морзе умерла от инфаркта 7 февраля 1825 года через месяц после рождения сына Джеймса. Получив письмо, Морзе помчался домой в Нью-Хэвен, штат Коннектикут, но проститься с женой не успел: ее уже похоронили. Лафайет прислал прочувственное письмо с соболезнованием. 

          Морзе чувствовал себя усталым и разбитым, но портрет нужно было кончать, и  он перевез холст из Вашингтона в Нью-Йорк, куда Лафайет приехал после триумфальной поездки по стране.  Художнику удалось лишь несколько раз мельком видеть маркиза, прежде чем тот уехал из Штатов на родину.

         Портрет был выставлен во вновь созданной Национальной Академии Рисования, одним из основателей и президентом которой был Морзе. Произведение получило противоречивые отзывы критиков, которые отмечали полное сходство портрета с оригиналом, но видели в портрете скорее символ, чем живого человека. Морзе и не скрывал некоторую символичность своей работы: небо в зареве заката как отражение великолепного вечера жизни Лафайета, пустое место на пьедестале рядом с бюстами Вашингтона и Франклина, предназначенное для бюста самого Лафайета.

         В 1829 году Морзе уехал в Европу и пробыл там три года.

         Во время долгого возвращения домой на пароходе «Салли» он сблизился с группой людей, обсуждавших последние эксперименты с электромагнетизмом. Морзе внимательно слушал: он интересовался этим еще со времени учебы в Йельском колледже. Говорили о мгновенном обнаружении электрического импульса в любой точке самого длинного провода. “Если это так, почему бы мгновенно и на любое расстояние с помощью электричества не передавать информацию? “ – задал себе вопрос Морзе. В памяти еще была жива горечь от несостояшегося прощания с покойной женой из-за опоздавшего сообщения. Уже на пароходе он набросал схему примитивной телеграфной системы и, сходя с судна, сказал капитану: «Когда однажды вы услышите о таком чуде, которое называется “телеграф”, знайте, что оно родилось на вашем прекрасном корабле».

         После первых попыток создания работающего телеграфа Морзе уже перестал быть таким уверенным в успехе. Он не смог даже сделать хороший электромагнит, пока кто-то не показал ему, как изолировать провод и аккуратно намотать его на подковообразный сердечник. Наконец, он слепил примитивный  аппарат,  в котором электромагнит притягивал карандаш к движущейся ленте, нанося на нее точки и тире – разработанный Морзе код.

         Но устройство передавало сигнал только на короткое расстояние, и Морзе отправился за советом в Принстон, штат Нью-Джерси, к профессору Джозефу Генри. Генри уже пользовался электрическим телеграфом, которым он соединил свой дом с лабораторией, правда, вместо карандаша у него был подвешен колокольчик. Бескорыстный ученый-исследователь, он терпеливо объяснил Морзе, что было плохо в его системе и как передать сигнал на большие расстояния. Он познакомил Морзе со своим замечательным изобретением – электромагнитным реле, позволявшим усиливать слабый сигнал при прохождении его по цепи.

         В 1837 году Морзе получил патент на электромагнитный телеграф. А дальше началось то, что в современном русском языке обозначается термином “внедрение”. Морзе демонстрировал свой аппарат в  городах Америки, в том числе и в столице. Люди ахали, изумляясь возможностям науки и техники, но когда дело доходило до денежной помощи, прекращались ахи и начинались вздохи. Морзе поехал в Европу, надеясь там получить средства, побывал в Англии, Франции и России, но результаты были не лучшими, чем на родине.

         К счастью для Морзе, один из комитетов  Конгресса Соединенных Штатов приступил к обсуждению проекта линии связи между Вашингтоном и Балтимором. Проект предусматривал  семафорную  связь:  предполагалось  установить   в   пределах   видимости семафоры и передавать с одного на другой информацию кодированным положением семафорных «рук». Одна такая линия уже существовала в стране, она имела массу недостатков,  не работала ночью и в туман, но, за неимением лучшего, комитет был близок к тому, чтобы рекомендовать финансирование строительства.

        Морзе помчался в Вашингтон и с помощью многочисленных друзей и приятелей (вот где пригодилась слава престижного художника) принялся лоббировать свой проект.

         3 марта 1843 года в  Палате  представителей  состоялось голосование. 70 конгрессменов от голосования воздержались, заявив, что они не представляют  себе,  что это такое – электрический телеграф; 89 голосов было подано «за» и 83 – «против». В этот же  день проект был принят незначительным большинством в Сенате, и вечером его подписал президент Джон Тайлер. Морзе получил 30 000 долларов на строительство линии.

         Началась работа по прокладке линии. Попробовали прокладывать провода под землей, но плохая их изоляция вынудила отказаться от такого способа. Провода натягивали на столбах и деревьях, используя в качестве изоляторов горлышки разбитых бутылок. 24 мая 1844 года прокладка линии была завершена.

         Утром этого дня Морзе сидел в одной из комнат Капитолия перед телеграфным аппаратом. В  Балтиморе  перед таким же аппаратом сидел его помощник Альфред Вэйл. Еще раньше Морзе попросил Анну Элсворт, дочь главы Патентного ведомства США, подобрать ему фразу для первого телеграфного сообщения.  Анна  выбрала  фразу из Библии: «Чу́дны дела Твои, Господи!» («What hath God wrought!»).  Отстучав эти слова, Сэмюэл Морзе возвестил начало телеграфного века.

        

         Вскоре вся территория Америки была покрыта сетью телеграфных линий. Как и многие его предшественники-изобретатели, Морзе вынужден был обратиться в суд, чтобы пресечь незаконную деятельность некоторых бизнесменов, наладивших производство и продажу телеграфных аппаратов его конструкции. В 1854 году, после многочисленных слушаний, Верховный Суд признал Морзе единственным изобретателем системы, получившей распространение в Америке. 

          В 1861 году, за восемь лет до постройки трансконтинентальной железной дороги, телеграфная линия соединила оба океанских побережья страны. А еще до этого, в 1856 году, возникла идея соединить телеграфом Америку и Европу, проложив кабель по дну Атлантического океана. За дело взялся американский бизнесмен Сайрус Филд, не очень «подкованный» в технике человек, но блестящий и целеустремленный организатор. В качестве технических специалистов он взял себе в помощники Морзе и английского ученого и изобретателя Вильяма Томсона – будущего лорда Кельвина, автора температурной шкалы, носящей его имя. 

          Лишь через десять лет, в 1866 году после нескольких неудачных попыток линия была успешно проложена, вскоре проложили еще несколько, и с тех пор телеграфная связь через Атлантику устойчиво заработала.

         Морзе был на вершине славы. Он жил в своем имении Локус Грэйв, и рядом с ним была его любимая Сара, его вторая жена, с которой они были вместе с 1848 года. Морзе познакомился с Сарой Элизабет Грисуолд, дочерью армейского офицера,  на свадьбе своего сына Чарльза и через два месяца женился на ней. Этот брак вызвал множество пересудов: Сара была на тридцать лет моложе Морзе и глухой с младенческого возраста. Тем не менее, Морзе был счастлив с ней, свидетельством чему было рождение в любви их четверых детей.

         Сэмюэл Финли Бриз Морзе умер 2 апреля 1872 года, не дожив 25 дней до 81 года. А за год до его смерти, 10 июня 1871 года в Центральном парке Нью-Йорка в знак признания заслуг Морзе была установлена его статуя.

          Скульптор Байрон Пиккет поставил изобретателя на постамент, на котором большими буквами написано одно слово: «MORSE». Левая  его рука покоится на телеграфном аппарате, а в правой он держит ленточку с точками и тире – кодом Морзе.

         Выступая на открытии монумента, выдающийся американский поэт Уильям Каллен Брайант, портрет которого когда-то написал художник Морзе, сказал, что, по большому счету, скульптура эта не так уж необходима, ибо монументом для Морзе стал весь земной шар. 

www.nekhamkin.net


Смотрите также