Наследники картины Пауля Клее, конфискованной нацистами, выиграли суд. Суд шел 26 лет. Наследники картина


Наследники картины Пауля Клее, конфискованной нацистами, выиграли суд. Суд шел 26 лет

Потомки Эля Лисицкого получат €2—4 млн компенсации за картину из семейной коллекции.

Пауль Клее

Реституционная битва за картину Пауля Клее, конфискованную нацистами, подошла к концу спустя 26 лет. Это самое длительное судебное разбирательство в Германии о нацистской экспроприации предметов искусства.

Картина Пауля Клее «Легенда болот» была конфискована в 1930 году как предмет «дегенеративного искусства» из Ганноверского провинциального музея, куда владельцы картины отдали ее на временное хранение.

Сейчас работа выставлена в мюнхенском музее Lenbachhaus. Наследникам владельца будет возмещена стоимость картины, оценивающейся в €2—4 млн.

«Мы довольны тем, что выиграли дело, но судебный процесс тянулся непростительно долго»,— сказал адвокат Гуннар Шнабель, представитель наследников Софии Кюпперс-Лисицкой, владелицы картины Клее в интервью The New-York Times.

Картина Пауля Клее, написанная в 1919 году, принадлежала Софи Шнайдер-Кюпперс и ее первому мужу Паулю Кюпперсу. Кюпперс умер в 1922 году, а в 1926 году его вдова переехала в Советский Союз, где вышла замуж за художника-авангардиста Эля Лисицкого и по документам стала Софья Христиановна Лисицкая-Кюпперс. Перед отъездом в СССР Софи Кюпперс передала свою коллекцию из 20 картин (среди них произведения Василия Кандинского, Пита Мондриана и Фернана Леже) на хранение в Ганноверский провинциальный музей, теперь Музей Нижней Саксонии. С приходом нацистов к власти картина Клее «Легенда болот» была конфискована как предмет «дегенеративного искусства» вместе с другими 20 000 работами из коллекции музея.

На мюнхенской выставке «Дегенеративного искусства» в 1937 году «Болотную легенду» купил известный нацистский арт-дилер Хильдебранд Гурлитт, коллекционировавший модернистов, которых и объявили «дегенеративным искусством». Гулитт был одним из четырех арт-дилеров, через которых шли продажи модернистского искусства, конфискованного из немецких музеев, и участвовал в формировании гитлеровского музея в Линце. После войны Хильдебранд Гурлитт помогал разыскивать и возвращать владельцам похищенные произведения искусства. Некоторые из найденных работ он присваивал себе.Дилер погиб в автокатастрофе в 1956 году. Тайная коллекция перешла к его вдове, а после её смерти — к сыну Корнелиусу.

Собрание модернистов было обнаружено в доме Корнелиуса Гурлитта в 2012 году. В конце 2010 года во время рядовой проверки в поезде, следовавшем из Швейцарии в Мюнхен, у Корнелиуса Гурлитта была обнаружена допустимая законом, но подозрительно крупная сумма наличных. Есть версия, что это были деньги, вырученные от продажи одной из его картин бернской Galerie Kornfeld. Хозяева галереи сделку отрицали. После проверки в поезде власти заподозрили Гурлитта в уклонении от уплаты налогов и, получив ордер на обыск, обнаружили его тайную коллекцию.

Расследование показывает, что работа Клее из собрания Лисицкой-Кюпперс не задержалась надолго в коллекции Гурлитта. Полотно трижды продавалось между 1962 и 1982 годами. В итоге картину фонд Габриэле Мюнтера для мюнхенского музея Lenbachhaus.

Лисицкая-Кюпперс не смогла вернуть свою коллекцию. Она умерла в Сибири в 1978 году, куда ее сослали во время Великой отечественной за немецкое происхождение. В 1992 году наследники Лисицких в первый раз подали иск против музея, но проиграли дело. Суд решил, что музей купил картину на законных основаниях.

Но в 1998 году Германия подписала «Вашингтонские принципы», международное соглашение реституции искусства. Мюнхен утверждал, что закон применим только к предметам искусства, конфискованных из еврейских семей, а не ко всему «дегенеративному искусству» и отказывался признавать спор в правительственной Комиссии Лимбаха, созданной для разрешения дел о нацистских экспроприациях

По словам адвоката наследников, Шнабеля, решающим аргументом в суде стали нацистские документы о конфискации картины. По закону, имущество, экспроприированное у иностранных граждан, должно быть возвращено.

«Когда Софи вышла замуж за Эля Лисицкого в 1927 году, она стала гражданкой России», — объяснил адвокат Шнабель. «Значит, нужно вернуть собственность, экспроприированную у иностранных владельцев, как сказано в тех документах».

Семья Лисицкой-Кюпперс выиграла битву за картину Клее и  продолжает борьбу за возвращение остальной части коллекции. Адвокат семьи ждет решения суда по другой работе. «Мы нашли еще полотно из «абстрактного кабинета» Лисицкой в швейцарской коллекции»,— сказал он.

Среди наследников — сын Софи Лисицкой-Кюпперс и ее мужа Эля Лисицкого, кинооператор Борис (Йен) Лисицкий. Йен подал иск против Эрнста Бейелера, миллиардера,  основателя музея и Фонда Бейелера. Наследник требовал вернуть картину из коллекции его матери, «Импровизацию №10» Василия Кандинского. В результате судов картина осталась в музее Фонда Бейелера, а наследнику выплатили денежную компенсацию.

Дарья Гордеева Источник

kontinentusa.com

Наследники откупились картиной, чтобы не платить $6 000 000 налога

Внушительный налог на наследство в Великобритании заставляет наследников расставаться с фамильными шедеврами. За последние 10 лет по такой схеме государству перешло культурных ценностей на £250 млн.

По британскому закону унаследованное имущество облагается налогом в размере 40% (кроме первых £325 тыс., которые налогом не облагаются). Наследники фамильных замков зачастую неспособны выплатить такие суммы, поэтому вынуждены передавать вещи сопоставимой ценности в пользу государства.

Так произошло и с наследниками Касл-Ховард в Северном Йоркшире. Вместо налога в размере £4,718 млн. ($6 млн.) они подарили народу Британии «Портрет Фредерика, 5-го графа Карлайла» кисти Джошуа Рейнольдса. Этот общепризнанный шедевр был написан в 1769 году. В то время Джошуа Рейнольдс был на вершине своей творческой карьеры и возглавлял Королевскую академию искусств. Фредерик Говард, 5-й граф Карлайл, известен как знаменитый покровитель искусств и коллекционер в Британии XVIII века. На портрете он запечатлен 20-летним. 

Официальным получателем портрета Рейнольдса стала галерея «Тейт Британия» (не та, что с современным искусством, а первая галерея Тейт, основанная еще в 1897 году Генри Тейтом). Но хотя лондонский музей теперь и имеет право забирать портрет на выставки, его основным домом по-прежнему останется замок Касл-Ховард.

Подаренные государству в счет уплаты налога шедевры, в большинстве своем, не покидают замков, для которых они были предназначены. При этом владельцы обязуются обеспечить к ним доступ публики. Такие соглашения были подписаны как минимум с 15 замками по всей Британии. Всего же, по данным Arts Council England, за последние 10 лет   в счет уплаты налога на наследство государству перешло культурных ценностей на £250 млн.

Материал подготовила Мария Онучина, AI

Источники: artnet.com, artscouncil.org.uk, artinvestment.ru

artinvestment.ru

Наследники картины Пауля Клее, конфискованной нацистами, выиграли суд. Суд шел 26 лет. Фото | ForbesLife

Картина Пауля Клее, написанная в 1919 году, принадлежала Софи Шнайдер-Кюпперс и ее первому мужу Паулю Кюпперсу. Кюпперс умер в 1922 году, а в 1926 году его вдова переехала в Советский Союз, где вышла замуж за художника-авангардиста Эля Лисицкого и по документам стала Софья Христиановна Лисицкая-Кюпперс. Перед отъездом в СССР Софи Кюпперс передала свою коллекцию из 20 картин (среди них произведения Василия Кандинского, Пита Мондриана и Фернана Леже) на хранение в Ганноверский провинциальный музей, теперь Музей Нижней Саксонии. С приходом нацистов к власти картина Клее «Легенда болот» была конфискована как предмет «дегенеративного искусства» вместе с другими 20 000 работами из коллекции музея. На мюнхенской выставке «Дегенеративного искусства» в 1937 году «Болотную легенду» купил известный нацистский арт-дилер Хильдебранд Гурлитт, коллекционировавший модернистов, которых и объявили «дегенеративным искусством». Гулитт был одним из четырех арт-дилеров, через которых шли продажи модернистского искусства, конфискованного из немецких музеев, и участвовал в формировании гитлеровского музея в Линце. После войны Хильдебранд Гурлитт помогал разыскивать и возвращать владельцам похищенные произведения искусства. Некоторые из найденных работ он присваивал себе.Дилер погиб в автокатастрофе в 1956 году. Тайная коллекция перешла к его вдове, а после её смерти — к сыну Корнелиусу.

Собрание модернистов было обнаружено в доме Корнелиуса Гурлитта в 2012 году. В конце 2010 года во время рядовой проверки в поезде, следовавшем из Швейцарии в Мюнхен, у Корнелиуса Гурлитта была обнаружена допустимая законом, но подозрительно крупная сумма наличных. Есть версия, что это были деньги, вырученные от продажи одной из его картин бернской Galerie Kornfeld. Хозяева галереи сделку отрицали. После проверки в поезде власти заподозрили Гурлитта в уклонении от уплаты налогов и, получив ордер на обыск, обнаружили его тайную коллекцию.

Расследование показывает, что работа Клее из собрания Лисицкой-Кюпперс не задержалась надолго в коллекции Гурлитта. Полотно трижды продавалось между 1962 и 1982 годами. В итоге картину фонд Габриэле Мюнтера для мюнхенского музея Lenbachhaus.

Лисицкая-Кюпперс не смогла вернуть свою коллекцию. Она умерла в Сибири в 1978 году, куда ее сослали во время Великой отечественной за немецкое происхождение. В 1992 году наследники Лисицких в первый раз подали иск против музея, но проиграли дело. Суд решил, что музей купил картину на законных основаниях.

Но в 1998 году Германия подписала «Вашингтонские принципы», международное соглашение реституции искусства. Мюнхен утверждал, что закон применим только к предметам искусства, конфискованных из еврейских семей, а не ко всему «дегенеративному искусству» и отказывался признавать спор в правительственной Комиссии Лимбаха, созданной для разрешения дел о нацистских экспроприациях

По словам адвоката наследников, Шнабеля, решающим аргументом в суде стали нацистские документы о конфискации картины. По закону, имущество, экспроприированное у иностранных граждан, должно быть возвращено.

«Когда Софи вышла замуж за Эля Лисицкого в 1927 году, она стала гражданкой России», — объяснил адвокат Шнабель. «Значит, нужно вернуть собственность, экспроприированную у иностранных владельцев, как сказано в тех документах».

Семья Лисицкой-Кюпперс выиграла битву за картину Клее и продолжает борьбу за возвращение остальной части коллекции. Адвокат семьи ждет решения суда по другой работе. «Мы нашли еще полотно из «абстрактного кабинета» Лисицкой в швейцарской коллекции»,— сказал он.

Среди наследников — сын Софи Лисицкой-Кюпперс и ее мужа Эля Лисицкого, кинооператор Борис (Йен) Лисицкий. Йен подал иск против Эрнста Бейелера, миллиардера, основателя музея и Фонда Бейелера. Наследник требовал вернуть картину из коллекции его матери, «Импровизацию №10» Василия Кандинского. В результате судов картина осталась в музее Фонда Бейелера, а наследнику выплатили денежную компенсацию.

www.forbes.ru