История и описание картины "Видение отроку Варфоломею" Нестерова. Нестерова картина


биография, творчество. Художник Михаил Васильевич Нестеров :: SYL.ru

Русская живопись славится многими талантливыми именами. Герой же нашего сегодняшнего рассказа - Михаил Нестеров.михаил нестеров

Детские годы художника

Место его рождения – город Уфа. Дата рождения – 31 мая 1862 года. Его семья, которую отличал религиозно-патриархальный уклад, была купеческой. Мать Нестерова, Марию Михайловну, уроженку Ельца, отличала богатая натура и властный характер. Василий Иванович Нестеров, его отец, был человеком прямым с независимым характером. Горожане его почитали. Несмотря на то что он торговал мануфактурными и галантерейными товарами, занятие это особо отца не увлекало. Василия Ивановича интересовали история и литература, чтение книг и еще художественный талант сына. За что Михаил Васильевич Нестеров был очень благодарен своему отцу.

Учеба в Москве

До двенадцатилетнего возраста мальчик жил в своем родном городе, получал гимназическое образование. В 1874 году Михаил Нестеров переезжает в Москву для поступления в техническое училище. Таково было распоряжение отца. Но обстоятельства сложились иначе, и живописец оказался в реальном училище К. П. Воскресенского. В 1877 году именно Воскресенский советует ему поступить в другое учебное заведение, а именно Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Здесь его руководителем становится В. Г. Перов. Этот человек очень сильно повлиял на раннее творчество Нестерова.

Начиная с 1879 года Нестеров Михаил Васильевич (1862-1942) участвует в ученических выставках, которые организуются в учебном заведении. Ранний период его творчества длился с 1879 по 1884 год. В это время преобладающей тематикой картин живописца был быт. «Домашний арест», «В снежки» - все это работы данного периода.

Нестеров Михаил Васильевич: картины

Вхождение молодого художника из Уфы в художественный мир России было смелым и стремительным. Его произведение «Видение отроку Варфоломею» вызвало сенсацию на 18-й Передвижной выставке (г. Москва). Признание, слава – все то, о чем он мечтал, стало реальностью. Отец в шутку говорил, что поверит успеху сына тогда, когда Павел Михайлович Третьяков, знаменитый московский коллекционер, купит его картины. Такой день наступил: Третьяков приобрел две работы художника.михаил васильевич нестеров

Религиозная живопись – так можно охарактеризовать то направление, к которому принадлежат произведения Нестерова. До конца своей жизни он был уверен в том, что работа «Видение отроку Варфоломею» является самым лучшим его произведением. В преклонном возрасте Михаил Нестеров любил говорить, что жить будет не он сам, а его картина. И если через десятки лет после его смерти она сможет что-то донести зрителям, значит, живы оба: и художник, и его работа.

«Видение отроку Варфоломею»

Произведение «Видение отроку Варфоломею» стало первым из цикла полотен, посвящённых Сергию Радонежскому. Его образ волновал Нестерова всю жизнь. За более чем пятидесятилетнюю творческую карьеру художником созданы пятнадцать значительных работ, которые были посвящены любимому герою. Последняя картина «Прощание преподобного Сергия с князем Дмитрием Донским» (эскизы, 1898-1899) так и не была закончена, остались лишь эскизы.

На те деньги, которые Нестеров получил за работу «Пустынник», он отправился в первую поездку по европейским странам. Он побывал в Австрии, Франции, Германии, Италии. Юный художник был впечатлен их природой и искусством. Во время этой поездки Нестеров Михаил Васильевич, биография которого богата многими событиями, создал произведение «Остров Капри».нестеров михаил васильевич 1862 1942

Кстати, «Пустынник» - это была первая значительная картина, свидетельствующая о самобытности таланта художника. «Настроение» - такое слово в неизменном виде встречалось практически во всех полученных отзывах. На полотне Нестеров изобразил старца-монаха, ушедшего от мирских дел и суеты и нашедшего счастье и покой в уединении.

С 1884 года Михаил Васильевич Нестеров приступил к созданию картин на историческую тематику. Это были работы «Прием послов» (написана в 1884 году), «Шутовской кафтан. Боярин Дружина Андреевич Морозов перед Иваном Грозным» (написана в 1885 году). В этот же период живописец работает над выполнением иллюстраций для периодических изданий.

1885 год. Нестеровым было получено звание свободного художника. Произошло это благодаря картине «Призвание М. Ф. Романова на царство». В том же году, летом, Нестеров обвенчался. Его избранницей стала М. И. Мартыновская. Родители были против выбора сына. В 1886 году Михаил Васильевич получил звание классного художника и Большую серебряную медаль. «До государя челобитчики» - так называлась картина, за которую его удостоили перечисленных наград.

Серьезный период в творчестве художника

Художник становится отцом. Дочь, появившуюся на свет в 1886 году, назвали Ольгой. Но, к сожалению, умерла его супруга. Многие последующие работы Нестерова знакомят нас с образом любимой жены. В таких произведениях, как «Царевна», «Христова невеста», он запечатлел черты лица умершей супруги.религиозная живопись

Данная работа послужила началом появления целой череды картин с женскими образами, которые отличала чуткая, одинокая душа, полная внутренней, скрытой, прелести и страдания. Нестерову удалось создать новый поэтический образ. Здесь же им в первый раз была изображена неброская красота среднерусской природы. «Нестеровский» - такое название позднее дали данному уникальному типу пейзажа.

«За приворотным зельем» - это следующая работа, в которой раскрыты душевная красота и глубокое безысходное горе русской женщины. В ее основу художник положил тему неразделенной любви. Мы видим на полотне молодую девушку, пришедшую к колдуну-мельнику с надеждой, что ему удастся присушить человека, которого она любит и который разлюбил или вовсе не любил ее.нестеров михаил васильевич картины

Роспись храмов и церквей

1890 год. С «Отроком» познакомился профессор Прахов (он заведовал росписью Владимирского собора, Киев). Его поразил художественный талант автора. Прахов сделал Нестерову предложение поработать в соборе. Художник, поколебавшись, согласился. Он отдал двадцать два года жизни церковной росписи. Чтобы изучить приемы монументальной живописи, Михаил Нестеров путешествовал по Риму, Палермо, Константинополю и Равенне.

Работая в Киеве, Нестеров близко общался с семейством Праховых и В. Васнецовым. В то время участвовать настоящему художнику в таких работах считалось зазорным. Тем не менее именно благодаря росписи церквей и храмов Нестеров стал широко известен.

Второй брак

1902 год. Нестеров решил познакомить публику с еще не законченной работой «Приидите ко Мне все труждающиеся и обременённые, и Аз успокою вы». Среди пришедших на показ зрителей была Екатерина Петровна Васильева. Прошло несколько месяцев, и они с Михаилом Нестеровым поженились.

На момент Октябрьской революции художнику исполнилось пятьдесят пять лет. Это историческое событие оказалось для Нестерова своего рода чертой. После того как началась Гражданская война, семье Нестеровых пришлось перебраться на Кавказ. Переехавший в 1918 году в Армавир художник Нестеров Михаил Васильевич заболел. Из-за болезни он долгое время не мог работать. Лишь в 1920 году вновь вернулся в столицу. После революции Михаилом Нестеровым было написано много портретов. Основную часть из них составляли женские портреты. Нестеров создавал и собственные графические и живописные автопортреты. нестеров михаил васильевич биография

Последние годы жизни живописца

В 1938 году Нестерова арестовали, и в течение двух недель он находился в Бутырской тюрьме. Его зятя, видного юриста В. Н. Шретера, обвинили в шпионаже и после расстреляли. Дочь Ольгу Михайловну отправили в ссылку. А в 1941 году художнику присвоили Сталинскую премию за портрет И. П. Павлова. Его последняя работа - «Осень в деревне» - была написана в 1942 году.художник нестеров михаил васильевич

18 октября 1942 года художник скончался в Боткинской больнице. Ему на тот момент шел 81-й год. И в самые последние дни своей жизни в руках Нестеров держал палитру и кисть. Он продолжал рисовать. Михаил Нестеров похоронен на Новодевичьем кладбище.

www.syl.ru

Михаил Нестеров — Славянская культура — Страница №7

Картины

На горах

На горах

За приворотным зельем

За приворотным зельем

Адриатическое море

Адриатическое море

Осень в деревне

Осень в деревне

Дали

Дали

Этот редкий этюд Нестерова публикуется на нашем сайте с любезного разрешения его владельца - Дмитрия Горелова (Санкт-Петербург).

Капри. Веранда с цветами

Капри. Веранда с цветами

Старый и малый

Старый и малый

Вечерний звон

Вечерний звон

Портрет В.Г.Черткова

Портрет В.Г.Черткова

Эскиз к "Видению отроку Варфоломею"

Эскиз к "Видению отроку Варфоломею"

Сестры

Сестры

Портрет Отто Юльевича Шмидта

Портрет Отто Юльевича Шмидта

Святой старец Авраамий

Святой старец Авраамий

Великий постриг

Великий постриг

Портрет художника Виктора Васнецова

Портрет художника Виктора Васнецова

Портрет В.М.Нестеровой

Портрет В.М.Нестеровой

Святая Варвара

Святая Варвара

Портрет жены, Е.П.Нестеровой

Портрет жены, Е.П.Нестеровой

Лель. Весна

Лель. Весна

Путник

Путник

Благовещение. Дева Мария

Благовещение. Дева Мария

Портрет скульптора И.Д.Шадра

Портрет скульптора И.Д.Шадра

На Руси (Душа народа)

На Руси (Душа народа)

Портрет академика, биолога А.Н.Северцова

Портрет академика, биолога А.Н.Северцова

Пустынник

Пустынник

Это первая значительная картина, раскрывшая самобытность нестеровского творчества. Тема ее не была такой уж новой, к ней обращались многие художники академического и передвижнического направления. Но у первых образ пустынножителя оказывался благостно-официозным, а вторые были склонны относиться к нему критически и осуждать за уход от мира. Нестеров первым с такой искренностью и силой опоэтизировал человека, отказавшегося от суетных мирских страстей и нашедшего счастье в уединении и тишине природы. Его старик-монах - простец, с наивной верой в Бога, не искушенный религиозно-философских мудрствованиях, но чистый сердцем, безгрешный, близкий к земле, - это и делает его таким счастливым. Нестеровский герой был навеян русской литературой - Пименом в "Борисе Годунове" Пушкина, "Соборянами" и другими героями, особенно, старцем Зосимой в "Братьях Карамазовых" Ф.Достоевского. Но Нестеров нашел этот человеческий тип и в жизни. Он написал своего пустынника с отца Гордея, монаха Троице-Сергиевой лавры, привлеченный его детской улыбкой и глазами, светящимися бесконечной добротой. Новым для русской живописи был не только образ старца, но и пейзаж, замечательный своей одухотворенностью. Он лишен внешних красот, сер и скуден в своей наготе ранней зимы, но пронзительно поэтичен. В нем появляется чахлая елка, гроздья красной рябины – любимые нестеровские "герои". Художник относится к ним как к живым существам. Глубокий внутренний лад связывает человека и природу. В коричневато-сером колорите картины еще сохраняется воздействие передвижнической живописи, но это уже неповторимый нестеровский мир Святой Руси.

Вглядитесь внимательнее в согбенного старичка с неказистой клюкой в немощных руках - «Пустынник». Это первая картина, приобретенная у художника взыскательным ценителем искусства П.М.Третьяковым в свою сокровищницу - Третьяковскую галерею. Это одна из немногих работ художника, где раскрыта во всем великолепии природа родного края. Мы узнаем в ярких деталях пейзажа знакомые берега реки Демы с уральской рябиной, с темными силуэтами редких елей. А сам старец, тихо семенящий вдоль бережка, пригнут тяжестью прожитых лет к земле. Но если внимательней вглядеться в согбенную фигуру человека, то можно заметить: годы могут состарить тело, душа же его в вечном стремлении к высоким идеалам, она молода и окрыленна, непобедима временем. «Зачем я пришел в этот мир? - кажется, спрашивают молодые глаза старца, вопрошает душа Пустынника. - Не затем же, чтоб насытить себя едой, ублажить свою похоть, состариться и отойти в небытие?.. Нет, не за этим природа соединила в себе все живое и в том числе - человека...»

Видение отроку Варфоломею

Видение отроку Варфоломею

Картина написана на сюжет, взятый Нестеровым из древнейшего "Жития преподобного Сергия", написанного его учеником Епифанием Премудрым. Отроку Варфоломею, будущему Сергию, не давалась грамота, хотя он очень любил читать, и он втайне часто молился Богу, чтобы тот наставил и вразумил его. Однажды отец послал его искать пропавших жеребят. Под дубом на поле отрок увидел некоего черноризца, святого старца, "светолепна и ангеловидна", прилежно со слезами творившего молитву. Старец взглянул на Варфоломея и прозрел внутренними очами, что перед ним сосуд, избранный Святым Духом, и спросил его: "Да что ищеши, или что хощещи, чадо?" Отрок отвечал: "Возлюби душа моя паче всего учитися грамоту сию, еже и вдан бых учитися, и ныне зело прискорбна есть душа моя, понеже учуся грамоте и не умею". Он просил святого отца помолиться за него Богу, что он "умел грамоту". Старец, "сотворя молитву прилежну", достал из карманной "сокровищницы" частицу просфоры и подал ее отроку со словами: "Прими сие и снешь, се тебе дается знамение благодати божия и разума святого писания". А когда отрок съел просфору, старец сказал ему: "О грамоте, чадо, не скорби: отсего дне дарует ти Господь грамоте умети зело добре". Так и случилось. Нестеров проникся наивным и поэтическим рассказом Епифания Премудрого, его простодушной верой в чудо: "Я был полон своей картиной. В ней, в ее атмосфере, в атмосфере видения, чуда, которое должно было совершиться, жил я тогда" (писал Нестеров в "Воспоминаниях"), Первый набросок картины появился во время путешествия Нестерова в Италию, в альбоме набросков острова Капри. В том же альбоме возник эскиз вертикальной композиции этого замысла, где, убрав часть пейзажа, художник акцентировал внимание на фигурах. Но он, по-видимому, понял, что не венчик над головой святого, а именно пейзаж должен воплощать чудесное. Нестеров справедливо считал, что именно "Видением отроку Варфоломею" он останется в памяти поколений.

Молчание

Молчание

В 1903 году Нестеров посетил Соловецкий монастырь на Белом море в поисках персонажей для своей картины "Святая Русь". Братия монастыря - крестьяне северных губерний и Сибири поразили его умом, крепостью, деловитостью. "С топором да пилой в лесу Богу молимся", - говорили они о себе. Вся природа была для них святым храмом. Звери и птицы здесь не боялись человека, поскольку он не трогал их без особой надобности. Раз в год монастырский собор выносил решение изловить для нужд монастыря определенное количество медведей, оленей, зайцев, лисиц. Все лишнее, что попадало в капканы и силки сверх соборного постановления, выпускали на волю. Под впечатлением увиденного в Соловках была написана одна из лучших нестеровских картин "Молчание". Залив у подножия Рапирной горы. Таинственный свет белой ночи. В неподвижных водах отражается темная, поросшая лесом гора. Словно эхо, повторяют друг друга фигурки монахов в лодках, седобородого старца и юноши. Состояние природы чутко уловлено художником, но он не следует за натурой пассивно. Нестеровское мастерство композиции здесь проявляется в ее лаконизме, выборе крупных планов, скупости обобщающих линий. Почти буквальное повторение силуэтов монахов использовано Нестеровым как ритм в музыке.

Осенний пейзаж

Осенний пейзаж

Один из лучших нестеровских пейзажей, в полной мере раскрывающий его дар поэта русской природы. Никто более, помимо Левитана, не может похвастаться тем, что создал свой особый неповторимый стиль русского пейзажа, который уже никем не будет повторен.

Лисичка

Лисичка

Еще одна картина, посвященная теме Святой Руси, занимавшей художника большую часть жизни. Духовная чистота и обаяние святых старцев позволяют животным (в данном случае лисе) не бояться их и принимать еду из их рук.

Два лада

Два лада

Портрет академика Павлова

Портрет академика Павлова

На предложение группы ученых написать знаменитого физиолога, Нестеров склонен был ответить отказом, хотя относился с глубоким уважением к научным достижениям Павлова. Познакомившись с фотографиями Павлова, он не нашел в них ничего такого, что могло бы его "раззадорить". Но вот состоялась личная встреча, и Нестеров был потрясен самобытностью и непосредственностью, буйным темпераментом этого человека, разменявшего девятый десяток. Знакомство с ученым перерастает в близкую дружбу. Нестеров неоднократно гостит у Павлова в Колту-шах. Художник делает с него зарисовки, наблюдая его за разговорами, чтением, работой в саду. Так возникает один из лучших в творчестве Нестерова портретов. Ученый изображен на террасе своего дома в Колтушах. В его профиле и жесте рук ощутима неуемная энергия. Белый кружевной цветок на столе вносит в портрет лирическое начало. Пейзаж за окном – коттеджи, построенные для сотрудников Павлова - виден словно бы в туманной дымке. Краски портрета - "нестеровские", светлые, серебристые, выявляют утреннюю свежесть этой бодрой прекрасной старости, утро творчества.

Философы

Философы (С.Н.Булгаков и П. А.Флоренский). 1917

В портрете С.Н. Булгакова и П.А. Флоренского, названном "Философы", Нестеров написал двух выдающихся представителей религиозно-философской мысли. Художник восхищался миром идей и чувств отца Павла Флоренского в его знаменитой книге "Столп и утверждение истины". Он избрал жанр парного портрета, чтобы показать два антиномических характера в едином поиске истины. Вечереет. Неторопливо бредут два человека, погруженные в беседу. В одинаковых поворотах фигур, наклонах головы - разные выражения. Священник в белой рясе - воплощение кротости, смирения, покорности судьбе. Другой, в черном пальто, Булгаков - олицетворение неистового противления, яростного бунта. В своих воспоминаниях Булгаков раскрыл намерение Нестерова: "Это был, по замыслу художника, не только портрет двух друзей... но и духовное видение эпохи. Оба лица выражали одно и то же постижение, но по-разному, одному из них как видение ужаса, другое же как мира, радости, победного преодоления. То было художественное ясновидение двух образов русского апокалипсиса, по сю и по ту сторону земного бытия, первый образ в борьбе и смятении (а в душе моей оно относилось именно к судьбе моего друга), другой же к побежденному свершению, которое нынче созерцаем..." Судьба Флоренского оказалась трагичной. Этот выдающийся мыслитель, ученый, предвосхитивший многие идеи семиотики, погиб в 1934 году в сталинских лагерях. Булгаков, перешедший к православному богословию от марксизма, в 1923 году эмигрировал во Францию.

Зимой в скиту

Зимой в скиту

Одна из самых прекрасных, чистых и свежих картин Нестерова, в которой так емко и глубоко отражено смятение человеческого духа, в данном случае молодой красивой монахини, вышедшей на белый снег, и словно влекомой к себе голосами мирской жизни... Красное платье и окружающий пейзаж относятся к высшим достижениям Нестерова-колориста.

Сергий Радонежский

Сергий Радонежский

Юность преподобного Сергия, 1892-1897 С детства очарованный образом великого русского святого Сергия Радонежского, Нестеров посвятил ему множество картин, одна из которых и представлена здесь.

Варфоломей. Эскиз

Варфоломей. Эскиз

Этюд Варфоломея, 1889 Эта девочка (а не мальчик!) стала моделью для образа Варфоломея в главной картине Нестерова. Художнику не сразу удается найти модель для головы Варфоломея. Задача была не из легких. По преданию, неизвестный святой, взглянув на юного пастушонка, угадал в нем "сосуд избранный". Художник почти отчаялся найти подходящий облик, как вдруг на деревенской улице нечаянно встретил хрупкую, болезненную девочку с бледным лицом, широко открытыми удивленными глазами, "скорбно дышащим ртом" и тонкими, прозрачными ручками. В этом существе "не от мира сего" он узнал своего Варфоломея.

Лев Толстой

Лев Толстой

Портрет Л.Н.Толстого, 1907 Портрет великого писателя, послуживший основой для образа Толстого в картине "На Руси" (Душа народа).

Александр Невский

Александр Невский

Амазонка

Амазонка

Портрет Ольги Михайловны Нестеровой (Амазонка). 1906 В портрете дочери Ольги ярко проявился нестеровский дар поэтического обобщения и острое чувство стиля. Замысел портрета возник случайно. Однажды Нестеров увидел дочь в момент возвращения с прогулки верхом и попросил ее остановиться и попозировать так, как она была, - в амазонке и с гибким хлыстом в руке. Художник работал над фигурой и лицом девушки во дворе дома в Уфе. Но для фона портрета он выбрал другой пейзаж, написав для него этюд на реке Белой в окрестностях Уфы. Нестеровым было сделано много этюдов, однако портрет он заканчивает в Киеве. Так как Ольги не было в городе, ему позировала Е.П. Нестерова. В это время была дописана нижняя часть картины. Композиционным нервом портрета-картины является контраст удлиненного остроэлегантного темного вертикального силуэта амазонки, подчеркнутого узким вертикальным форматом холста, и светлого вечереющего пейзажа, построенного на повторах горизонталей. Параллельные горизонтальные линии вносят в пейзаж покой, и вместе с тем они фрагментируют портрет словно бы на отдельные кадры, сообщая динамику статичному в основе образу. Вечерний пейзаж по-нестеровски элегичен. Меркнущие розово-золотистые краски неба, отраженные в неподвижной глади реки, делают траву голубовато-зеленой, бросают холодные отсветы на романтически бледное лицо девушки. Еще ярче кажутся ее губы, цвет которых подчеркнут малиновой шапочкой. Амазонка предстает одинокой мечтательницей, с изящной и загадочной душой, отзывчивой на красоту природы и искусства. Она стала собирательным образом женщины "конца века". Хрупкая, утонченная, элегантная, сродни блоковской незнакомке, "дыша духами и туманами", она вошла в историю русского искусства как излюбленная героиня символизма. Она дополнила собой галерею замечательных образов русских женщин от "смольнянок" Левицкого, героинь Рокотова и Боровиковского до "Девочки с персиками" Серова и девушек Борисова-Мусатова. 

Трудно поверить, но так это и было - в советскую эпоху поэтическая амазонка Ольга Нестерова оказалась узницей "архипелага ГУЛАГ".

Сергий Радонежский

Сергий Радонежский

Святой Сергий Радонежский. 1891-1899 Еще одна картина, посвященная жизни и духовным подвигам Сергия Радонежского.

Начало весны (Ранняя весна)

Начало весны (Ранняя весна)

Наташа Нестерова

Наташа Нестерова

Элегия. Слепой музыкант

Элегия. Слепой музыкант

Девушка у пруда

Девушка у пруда

Философ

Философ

Мыслитель (Портрет философа И.А. Ильина). 1921-1922

Скульптор Вера Мухина

Скульптор Вера Мухина

Нестеров высоко ценил творчество Мухиной. Ему по душе была скульптура "Рабочий и колхозница", созданная Мухиной для советского павильона на Всемирной выставке в Париже в 1937 году. Его привлекали монументальность пластики, высокая содержательность образа, выражающая романтическую устремленность страны в будущее. Нестеров познакомился с Мухиной и загорелся желанием написать ее портрет: "Она интересна, умна. Внешне имеет "свое лицо", совершенно законченное, русское... Руки чешутся написать ее, она согласна". Когда Нестеров увидел скульптора за работой, он пришел в восторг: "Так вот ты какая! Так и нападает на глину: там ударит, здесь ущипнет, тут поколотит. Лицо горит. Не попадайся под руку: зашибет! Такой-то ты мне и нужна". Портрет строится на контрасте статики и динамики. Внешне статична крупная фигура женщины, скупы ее профессиональные жесты, спокойно и строго лицо. Зато фигура Борея - вся движение, полет, порыв. Нестеров сам выбрал для портрета эту статую северного бога ветра, сделанную Мухиной для памятника челюскинцам. Впрочем, в спокойствии Мухиной угадывается огромная внутренняя энергия. Румянец волнения окрасил ее щеки. В выражении глаз - неподдельное вдохновение творца. Фигура Борея становится олицетворением мятежной души Мухиной, такой обманчиво скромной, статичной, лишенной внешней патетики. Краски портрета строги. Доминируют черный и белый, окрашенные голубыми и сиреневыми рефлексами. Динамично движение белого цвета фигуры Борея, подкрепленное разлетом складок белого жабо Мухиной. Лишь красное пятно броши оживляет строгость колорита. Свет излучает вдохновенное лицо художницы, написанное теплым, желтовато-охристым тоном. Портрет, созданный Нестеровым за два года до его смерти, поражает свежестью и оригинальностью композиционного решения, проникновенной психологической характеристикой, умением, сохранив остро индивидуальные черты модели, создать обобщенный образ творца.

Под Благовест

Под Благовест

Картина была написана Нестеровым под впечатлением поездки летом 1895 года по старым русским городам. Художник был восхищен древними "высокохудожественными", как он говорил, храмами и той исторической атмосферой, которую они сохраняли. Первоначальный замысел Нестерова заключался в том, чтобы передать разницу характеров двух монахов, погруженных в молитву. Один из них, старый, углубился в Священное писание и всем сердцем поэтически переживает его. Другой, молодой, - трезв, схоластичен и не чужд практических мыслей о церковной карьере. К счастью, художник отказался от литературности и даже анекдотичности своего первоначального намерения, не стал заниматься передачей полярных характеров средствами психологического анализа. Главное в картине - единство поэтического настроения людей и пейзажа, не нарушаемое критическими нотами. Важную роль здесь играет повтор черных выразительных монашеских силуэтов, перекликающихся с ритмом тонких весенних березок на втором плане. В глубине - одна из тех древних церквушек, которыми Нестеров любовался в Переслаате-Залесском, Ярославле, Угличе, Ростове Великом. Мягкие лучи заходящего солнца заставляют ярче сверкать ее простодушные пестрые краски. Настроение весеннего пробуждения природы захватывает и людей, отрешившихся от мирской суеты, - недаром молодой монах держит в руке пушистую веточку вербы. Оба монаха - "мечтатели", писал Нестеров о своей уже законченной картине. Художник Исаак Левитан, очарованной ее поэтичностью, сказал Нестерову, что он "заставил его примириться с монахами". Название этой работы "Под Благовест" было придумано писателем В.С. Соловьевым. Василий Розанов писал, что Нестеров "вынул из сердца русского человека молитву в особых обстоятельствах и свою личную, и - облек ее в краски исторические, в быт исторический. Она - лична, порывиста, пылает, а не теплится". Интересно сопоставить две картины Нестерова - "Молчание" и "Под Благовест". В обеих присутствует тема двойничества, которая позднее разовьется в картинах "Два лада" и "Философы". Монахи стоят на некотором расстоянии друг от друга, и это расстояние становится у Нестерова пространством молитвы и тишины. В "Молчании" это расстояние больше, и глубже ощущается покой и благодать.

Портрет академика Павлова

Портрет академика Павлова

Еще один портрет академика Павлова, менее известный, чем представленный ранее.

Портрет хирурга С.С.Юдина

Портрет хирурга С.С.Юдина

Странник на берегу реки

Странник на берегу реки

Родина Аксакова

Родина Аксакова

Дмитрий, царевич убиенный

Дмитрий, царевич убиенный

Еще в 1895 году Нестеров посещает Углич, чтобы написать этюды для "Дмитрия - царевича убиенного". Здесь он идет в музей, переделанный из дворца царевича, где видит много икон с его изображением. В церкви он рассматривает пелену шитую матерью убиенного в память о нем шелками и золотом. Спутнику Нестерова по путешествию, писателю В.М. Михееву, удается найти старую легенду об "Отроке - мученике". В Угличе Нестеров делает пейзажный этюд с тех мест, которые могли быть фоном смерти царевича. Утренний весенний пейзаж особенно удался художнику. Это ликующий светлый мир. Нестеров любовно обласкивает кистью каждую его деталь - желтые цветы на первом плане, пушистую вербу, тонкие белые березки, покрытые весенним пухом. Вдали виднеется уютная церковь. Не касаясь луга ногами, парит над землей царственный ребенок в золотой короне, с умиленной улыбкой на лице. "Душа царевича уже витала среди весенних березок старого Углича" - этого эффекта добивался Нестеров в картине. По сути же она утверждала весеннее ликование жизни вечной, вера в которую была так необходима в тот момент Нестерову - отцу ребенка, находящегося на пороге смерти. В картине использованы элементы иконы - нимб над головой царевича, Спас в небе, его благословляющий. Нестеров сумел добиться их органического слияния с пейзажем. Светлая голубовато-зеленая гамма красок подчеркнута единственным ярким пятном - алой шапочкой царевича. Она воспринимается как вскрик, прерывающий нежную лирическую мелодию.

Отцы-пустынники и жены непорочны

Отцы-пустынники и жены непорочны

Картина, написанная по впечатлению от одноименного стихотворения А.С.Пушкина.

Труды Преподобного Сергия Радонежского

Труды Преподобного Сергия Радонежского

Святой Пафнутий Боровский

Святой Пафнутий Боровский

Странник

Странник

Несение креста

Несение креста

Портрет О.М.Нестеровой, дочери художника

Портрет О.М.Нестеровой, дочери художника

Ангел на гробе господнем

Ангел на гробе господнем

Портрет Е.П.Разумовой

Портрет Е.П.Разумовой

Портрет М.И.Нестеровой, первой жены художника

Портрет М.И.Нестеровой, первой жены художника

Автопортрет Нестерова

Автопортрет Нестерова

Стеша

Стеша

В Уфе

В Уфе

Один из многочисленных этюдов, выполненных молодым Нестеровым в пору обучения живописи. В то время он проживал на Урале, в Уфе.

Кончина Александра Невского

Кончина Александра Невского

Святая Русь

Святая Русь

Девушка за вышиванием

Девушка за вышиванием

Пруд. Около хутора Княгинино

Пруд. Около хутора Княгинино

Голова княгини

Голова княгини

Капри. Веранда с цветами

Капри. Веранда с цветами

Елочка. Этюд

Елочка. Этюд

На Волге

На Волге

Девушки на берегу

Девушки на берегу

Думы

Думы

Архиепископ Антоний Волынский

Архиепископ Антоний Волынский

Родина Аксакова

Родина Аксакова

Путь ко Христу

Путь ко Христу

Абрамцево. Этюд к Варфоломею

Абрамцево. Этюд к Варфоломею

Именно этот этюд послужил основой для пейзажного фона в главной картине Нестерова "Видение отроку Варфоломею".

Портрет С.И.Тютчевой

Портрет С.И.Тютчевой

Портрет П.Д.Корина

Портрет П.Д.Корина

Весенний пейзаж

Весенний пейзаж

Ранней весной

Ранней весной

Соловки

Соловки

Троицын день

Троицын день

Призвание Михаила Федоровича на царство

Призвание Михаила Федоровича на царство

Шутовской кафтан. Боярин Дружина Андреевич Морозов перед Иваном Грозным

Шутовской кафтан. Боярин Дружина Андреевич Морозов перед Иваном Грозным

Домик в Уфе

Домик в Уфе

Девушка в кокошнике. Портрет М.Нестеровой

Девушка в кокошнике. Портрет М.Нестеровой

Портрет Марии Высоцкой, 1880-е

Портрет Марии Высоцкой, 1880-е

Больная девушка

Больная девушка

Портрет А.М.Щепкиной

Портрет А.М.Щепкиной

Пейзаж с избой и мостиком

Пейзаж с избой и мостиком

Христос у Марфы и Марии

Христос у Марфы и Марии

Старый художник

Старый художник

Портрет княгини Н.Г.Яшвиль

Портрет княгини Н.Г.Яшвиль

Жертва приятелей

Жертва приятелей

Юность Сергия

Юность Сергия

Святая равноапостольная княгиня Ольга

Святая равноапостольная княгиня Ольга

Христос, благословляющий отрока Варфоломея

Христос, благословляющий отрока Варфоломея

Тишина

Тишина

Скирды

Скирды

Домашний арест

Домашний арест

Жены-мироносицы

Жены-мироносицы

Вечер на Волге. Одиночество

Вечер на Волге. Одиночество

Пруд. Около хутора Княгинино

Пруд. Около хутора Княгинино

Фленушка

Фленушка

Портрет народной артистки К.Г.Держинской

Портрет народной артистки К.Г.Держинской

С.С.Юдин во время операции

С.С.Юдин во время операции

В снежки

В снежки

Отрок Варфоломей

Отрок Варфоломей

Всадники. Эпизод из истории осады Троице-Сергиевой лавры

Всадники. Эпизод из истории осады Троице-Сергиевой лавры

Юноша со свечой

Юноша со свечой

Покров Богоматери

Покров Богоматери

Знаток

Знаток

Портрет В.И.Нестерова

Портрет В.И.Нестерова

Портрет М.М.Нестеровой

Портрет М.М.Нестеровой

Похожие статьи:

Религия → Христианство – нужно ли оно Русам?

История → Битва на реке Воже. Предтеча поля Куликова

История → Сергий Радонежский. Последняя глава из скрытой правды о жизни Святого

Религия → Сергий Радонежский - Волхв

История → Быль про «инока» Пересвета или как церковь к русскому подвигу примазалась

Рейтинг

последние 5

slavyanskaya-kultura.ru

Наталья Нестерова – современный художник: kovlam

Наталья Нестерова – заслуженный художник Российской Федерации, лауреат государственных премий, действительный член Российской Академии Художеств, профессор живописи Российской академии театрального искусства.

Искусство Натали Нестеровой является  парадоксальным. В её работах собираются вместе взаимоисключаюшие себя, несочитающиеся, необычные вещи и создаётся новый язык искусства.  Это язык, на котором она говорит со зрителем, одновременно и простой и сложный, традиционный и новаторский.

Созданный мир на её полотнах очень противоречив. Несмотря на весёлый сюжет и радость персонажей, чувствуется сочувствие автора к происходящему на картине. За кажущимся примитивизмом работ стоит очень сложная структура и полные эмоционального напряжения и многозначности художественные образы.

Большие холсты Натальи Нестеровой мифологичны и категоричны, истина тщательно скрывается. Её мир полог легенд, которые надо узнать. Она не приемлет однозначных ответов и высказываний, она за то, чтобы люди больше задумывались о происходящем, в том числе и в искусстве.

Люди с тортами

НАТАЛЬЯ НЕСТЕРОВА РАСПЯТИЕ.1994

«Картины ее имеют свойство оживать и втягивать вас в пределы своей энергетической плотности. Это обеспечено даром и умением мастера.

НАТАЛЬЯ НЕСТЕРОВА Тайная вечеря

Наталья Нестерова. Ожидание

"Утро" Врубеля я воспринимаю исключительно сидя на скамейке за 3 метра от картины.

kovlam.livejournal.com

История и описание картины "Видение отроку Варфоломею" Нестерова

Художник Нестеров Михаил Васильевич всегда относился с особенной любовью к святому Сергию Радонежскому. Картина «Видение отроку Варфоломею» является первой из целого цикла его работ, посвященных преподобному игумену. Это объясняется тем, что Нестеров – художник, творчество которого сформировалось на почве высокой духовно-христианской традиции. Он нежно любил свою Родину, ее природу и людей, живших рядом с ним.

О художнике

Родился Нестеров Михаил Васильевич 31 мая, а по старому стилю 19 мая, 1862 года в Уфе. Согласно семейным преданиям, род будущего художника происходил из новгородских крестьян, которые когда-то переселились на Урал. Его дед Иван Андреевич был крепостным, а позже стал, как тогда называли, вольноотпущенным. Он сумел на "отлично" закончить семинарию и, приложив немало усилий, выбился в купеческое сословие.

В семье Нестеровых очень любили литературу и даже ставили небольшие спектакли. А однажды сыграли даже комедию Гоголя «Ревизор», чем наделали переполоху в провинциальной маленькой Уфе. Надо сказать, что в те времена книги были еще редкостью, но в этом доме они водились. По рекомендации своего отца Михаил еще в детстве с удовольствием прочитал «Войну и мир» Льва Толстого. И был очень поражен этим произведением.

Нестеров художник

Отец Михаила Васильевича был незаурядной личностью. Обнаружив талант сына к рисованию, он не стал препятствовать его развитию, а, наоборот, всячески поддерживал его. И это несмотря на то, что в купеческих семьях дело передавалось от отца к сыну.

Церковная живопись

Религиозная тематика вошла в картины художника Нестерова прочно и надолго. Но мастер писал не только полотна. Одно время он занимался росписями церквей. Например, в 1893-1894 годах во Владимирском соборе города Киева он написал запрестольный образ под названием «Рождество Христово», а через 2 года в одном из храмов Петербурга была закончена работа над мозаикой. В 1899 году Нестеров приступил к росписи кавказской церкви Александра Невского. Через 5 лет она была завершена. Также кисти мастера принадлежат фрески, находящиеся в московской Марфо-Мариинской обители. Работа над ними велась с 1907 по 1911 год. К этому времени как раз и относятся лучшие картины Нестерова Михаила Васильевича, написанные им на религиозные темы.

Семейная легенда

Чем же можно объяснить такую большую тягу художника к святым образам? Существовала некая семейная легенда, согласно которой маленький Михаил чуть не умер, но, благодаря вмешательству святого, который чудесным образом исцелил его, мальчик все-таки выжил.

Надо сказать, что лечили тогда детей достаточно суровыми народными методами. Например, держали их прямо на снегу или на морозе или, наоборот, укладывали в горячую печь. По словам самого художника, его матери показалось, что он умер. Тогда ребенка, как полагается, обрядили и положили под иконами, на грудь поместили образок святого Тихона Задонского, а сами уехали на кладбище - заказывать похороны. Через какое-то время мать заметила, что ее ребенок очнулся. Она была уверена, что это чудо случилось благодаря заступничеству святого. С тех пор особенно почитаемым и любимым в их роду стал, помимо Сергия Радонежского, и Тихон Задонский.

Работа над картиной

Нестеров «Видение отроку Варфоломею» писал, будучи в Комякине. Недалеко от этого места находилась Троице-Сергиева лавра. Также рядом расположена и усадьба Абрамцево, владельцем которой являлся знаменитый в то время меценат Савва Мамонтов. Как известно, он очень любил приглашать к себе в гости уже состоявшихся, знаменитых художников: Серова, Васнецова, Билибина, Врубеля. Бывал там и Нестеров. «Видение отроку Варфоломею» - картина, в которой использованы именно абрамцевские пейзажи. Сам художник писал о том, что этюд для этой работы он набросал, будучи прямо там. Тогда его до глубины души поразила незамысловатая подлинность российской природы. Сохранилось несколько подготовительных рисунков и этюдов к этому самому знаменитому его полотну.

Нестеров Михаил Васильевич

Тематика холста

Михаил Нестеров «Видение отроку Варфоломею» посвятил Сергию Радонежскому, жившему в XIV веке. Он был основателем и игуменом Троице-Сергиева монастыря. В миру носил имя Варфоломей. Он до сих пор является одним из самых почитаемых святых в России.

Именно с благословения Сергия, Дмитрий Донской отправился на битву, произошедшую на Куликовом поле в 1380 году. Бой против полчищ монголо-татар под руководством хана Мамая закончился победой русского войска. С нее началось освобождение земель от монгольского ига.

Для художника образ юного Сергия стал своего рода символом, который давал надежду на то, что русская духовность все же возродится.

Картина Нестерова «Видение отроку Варфоломею» изображает один из эпизодов жития Сергия Радонежского. В отличие от своих братьев, в детстве мальчику очень трудно было изучать грамоту. Однажды, ища пропавшую лошадь, он забрел в лес, где ему встретился монах, молящийся у дуба. Варфоломей пожаловался иноку, что грамота дается ему с большим трудом. Старец с помощью таинства причастия помог отроку обрести знания.

Цвета на полотне

Делая описание картины «Видение отроку Варфоломею», нельзя не заметить тепла, исходящего от нее. Почти все цвета, используемые художником для ее написания, - солнечные и радостные: желтый, оранжевый, зеленый, коричневый, охра.

Описание картины Видение отроку Варфоломею

На переднем плане картины видим две центральные фигуры – инока и отрока, окруженных осенним, чисто русским пейзажем. На втором – холм, заросший высокой травой. Она уже почти вся пожелтела и местами высохла, но все же на ее фоне хорошо видны небольшие нежно-голубые цветы. Глубину картине придают холмы, расположенные по бокам: слева – желто-зеленый, поросший высокими елями, а справа – красно-желтый.

На заднем плане виднеется засеянное золотой пшеницей поле, а на его краю – две ветхие, чуть покосившиеся, темные избушки. За ними изображена деревянная, уже не новая церковь с ярко-голубыми куполами в окружении стройных берез и елей. Напротив нее, через дорогу, вьется, поблескивая, небольшая речушка. Вода в ней чистая и прозрачная.

Центральная фигура

Надо сказать, что описание картины «Видение отроку Варфоломею» будет неполным, если отдельно не упомянуть о том, как был найден образ для одного из главных героев. Говорят, что Нестеров долго искал натуру, чтобы написать с нее мальчика. Но однажды ему случайно встретилась девочка, которая страдала чахоткой. Он был поражен ее видом: на болезненном детском личике, казалось, жили лишь яркие глаза, смотревшие на него каким-то неземным взором. Именно тогда художник и понял, что наконец-то нашел образ отрока.

Нестеров Видение отроку Варфоломею

На картине маленький Варфоломей изображен в простой белой крестьянской рубахе, на поясе у него виден кнут, а с руки свисает уздечка. Как было сказано выше, согласно Житию, отец мальчика послал его разыскивать потерявшуюся лошадь. Глядя в глаза отроку, можно увидеть всю чистоту его души. Они смотрят на старца очень серьезно, по-взрослому, как будто видят свое будущее предназначение.

Образ инока

Некоторую таинственность картине придает то, что лицо святого скрыто надвинутым куколем. Видно, что старец бережно держит в своих руках ларец. В этом усматривается любовь и нежность, которые направлены в сторону отрока. Варфоломей же, стоя перед иноком, сложил молитвенно руки, а его ноги, чуть согнутые в коленях, красноречиво свидетельствуют о явном преклонении перед святостью старца.

Картина Нестерова Видение отроку Варфоломею

Делая описание картины «Видение отроку Варфоломею», следует отдельно упомянуть и о золотом нимбе, окружающем голову инока. После того как в 1890 году полотно было впервые продемонстрировано на выставке передвижников, именно эта небольшая деталь вызвала нешуточные споры среди художников. Они сразу же заметили одно характерное несоответствие: лицо старца написано в профиль, а сам нимб почему-то в фас. Следуя художественной правдоподобности, святость должна была быть изображена лишь тонкой золотой линией, а не кругом, как на картине. Но, скорее всего, нарисовав эту деталь таким образом, художник Михаил Нестеров хотел привлечь внимание зрителей не к лику святого, т. е. к его внешним чертам, а именно к его праведности.

Противопоставление

Интересная деталь, которую необходимо включить в описание картины «Видение отроку Варфоломею»: у ног мальчика растет очень слабенькая и тоненькая елочка, похожая на него, а сзади старца – дуб, старый и морщинистый, как и сам инок. Это дерево всегда олицетворяло мудрость и величие.

Продолжая сравнивать образ старца и отрока, невозможно не отметить, что простая белая рубашка на мальчике – это самая яркая деталь, находящаяся в центре картины. Она символизирует чистоту и юность, тогда как темные, почти черные одежды инока – мудрость, приходящую с годами, и старость.

Картина Нестерова «Видение отроку Варфоломею» написана очень гармонично. Соломенные волосы мальчика напоминают осенние поля и пожелтевшие листья на березах, а его сапожки и штанишки выполнены теми же красками, что и куколь старца.

Цикл картин о преподобном Сергие Радонежском

Нестеров – художник, которого не покидал образ этого святого на протяжении почти всей жизни. После первой картины, посвященной Сергию Радонежскому («Видение отроку Варфоломею»), он приступает к следующей большому полотну – «Юность преподобного Сергия». Работая над ним, он как бы создавал легенду о Святой Руси. В этой мифической стране природа и человек сливались воедино, объединенные возвышенной одухотворенностью и молитвенным созерцанием.

Картины художника Нестерова

Картины художника Нестерова отличаются своими необычными пейзажами. Чаще всего на них присутствует неброская природа либо средней полосы России, либо северных ее районов. Такой тип пейзажа так и называется – нестеровским. Для него присущи тонкие березы, пушистые сосны, рябины с ягодами и резными листьями, а также раскидистые вербы. Каждое дерево на картинах как бы наделено своей собственной душой.

Послереволюционная деятельность

После 1917 года Нестеров занимался в основном написанием портретов, так как церкви были у большевиков не в чести. В своих картинах художник всегда тяготел к лирической линии своего искусства. Именно поэтому он продолжил ее в женских портретах. Это особенно заметно, когда он писал свою дочь Веру в 1928 году. Она изображена в белом бальном платье с нежно-розовыми цветами на груди, сидящей на старинном диване.

Свою другую дочь, Наташу, Нестеров изобразил в образе девушки, жившей во времена французской революции. Эта картина получила название «Девушка у пруда», а написана она в 1923 году.

Картины Нестерова Михаила Васильевича

Интересен тот факт, что чем больше лет становилось Нестерову, тем энергичнее и мастеровитее казалось его искусство. Как ни странно, лучшие из портретов были написаны им уже после 70-летнего возраста. Художник рисовал не только других людей, но и себя. Есть несколько его автопортретов. На одном из них фоном он сделал высокий обрыв над рекой Белой. Последней его работой стал пейзаж под названием «Осень в деревне». Художник очень любил свою родную землю и немного суровую, но такую милую сердцу русскую природу.

Какую же картину считал лучшей и наиболее удавшейся М. Нестеров? «Видение отроку Варфоломею», конечно же. По словам художника, он очень хотел, чтобы не только современники, но и потомки оценили по достоинству это произведение искусства. Его мечта сбылась. Сейчас эта картина выставлена в Государственной Третьяковской галерее, в зале № 39.

fb.ru

Творчество русского художника Михаила Васильевича Нестерова

Нестеров, Михаил Васильевич, Автопортрет, 1915, ГРМ

Нестеров, Михаил Васильевич, Автопортрет, 1915, ГРМ

Михаил Васильевич Нестеров родился в Уфе 19 (31) мая 1862 в купеческой семье. Получил высшее художественное образование в Московском училище живописи, ваяния и зодчества (1877–1881 и 1884–1886), где его наставниками были В.Г.Перов, А.К.Саврасов, И.М.Прянишников, а также в Академии художеств (1881–1884), где учился у П.П.Чистякова. Жил преимущественно в Москве, а в 1890–1910 – в Киеве. Не раз бывал в Западной Европе, в том числе во Франции и Италии, много работал в Подмосковье (Абрамцево, Троице-Сергиева лавра и их окрестности). Был членом «Товарищества передвижников».

Молодой художник из далекой Уфы, ворвался в художественную жизнь России смело и стремительно. Его картина "Видение отроку Варфоломею" стала сенсацией 18-ой Передвижной выставки в Москве.  

Творчество русского художника Михаила Васильевича Нестерова

Видение отроку Варфоломею, 1889-1890

Картина написана на сюжет, взятый Нестеровым из древнейшего "Жития преподобного Сергия", написанного его учеником Епифанием Премудрым. Отроку Варфоломею, будущему Сергию, не давалась грамота, хотя он очень любил читать, и он втайне часто молился Богу, чтобы тот наставил и вразумил его. Однажды отец послал его искать пропавших жеребят. Под дубом на поле отрок увидел некоего черноризца, святого старца, "светолепна и ангеловидна", прилежно со слезами творившего молитву. Старец взглянул на Варфоломея и прозрел внутренними очами, что перед ним сосуд, избранный Святым Духом, и спросил его: "Да что ищеши, или что хощещи, чадо?" Отрок отвечал: "Возлюби душа моя паче всего учитися грамоту сию, еже и вдан бых учитися, и ныне зело прискорбна есть душа моя, понеже учуся грамоте и не умею". Он просил святого отца помолиться за него Богу, что он "умел грамоту". Старец, "сотворя молитву прилежну", достал из карманной "сокровищницы" частицу просфоры и подал ее отроку со словами: "Прими сие и снешь, се тебе дается знамение благодати божия и разума святого писания". А когда отрок съел просфору, старец сказал ему: "О грамоте, чадо, не скорби: отсего дне дарует ти Господь грамоте умети зело добре". Так и случилось. Нестеров проникся наивным и поэтическим рассказом Епифания Премудрого, его простодушной верой в чудо: "Я был полон своей картиной. В ней, в ее атмосфере, в атмосфере видения, чуда, которое должно было совершиться, жил я тогда" (писал Нестеров в "Воспоминаниях"). Первый набросок картины появился во время путешествия Нестерова в Италию, в альбоме набросков острова Капри. В том же альбоме возник эскиз вертикальной композиции этого замысла, где, убрав часть пейзажа, художник акцентировал внимание на фигурах. Но он, по-видимому, понял, что не венчик над головой святого, а именно пейзаж должен воплощать чудесное. Нестеров справедливо считал, что именно "Видением отроку Варфоломею" он останется в памяти поколений.

  Эскиз к этой картине:

Творчество русского художника Михаила Васильевича Нестерова Видение отроку Варфоломею, эскиз

Юношеские мечты провинциала о признании, о славе начинали сбываться. Его отец полушутя говаривал, что лишь тогда он поверит в успех сына, когда его работы будут приобретены Павлом Михайловичем Третьяковым, знаменитым московским коллекционером. Попасть в Третьяковскую галерею значило больше, чем иметь академические звания и награды. И вот уже две картины Нестерова куплены Третьяковым - "Пустынник" и "Видение отроку Варфоломею".  

Пустынник  Нестеров, Михаил Васильевич, Пустынник, 1888-89, ГТГ

(Это первая значительная картина, раскрывшая самобытность нестеровского творчества. Тема ее не была такой уж новой, к ней обращались многие художники академического и передвижнического направления. Но у первых образ пустынножителя оказывался благостно-официозным, а вторые были склонны относиться к нему критически и осуждать за уход от мира. Нестеров первым с такой искренностью и силой опоэтизировал человека, отказавшегося от суетных мирских страстей и нашедшего счастье в уединении и тишине природы. Его старик-монах - простец, с наивной верой в Бога, не искушенный религиозно-философских мудрствованиях, но чистый сердцем, безгрешный, близкий к земле, - это и делает его таким счастливым. Нестеровский герой был навеян русской литературой - Пименом в "Борисе Годунове" Пушкина, "Соборянами" и другими героями, особенно, старцем Зосимой в "Братьях Карамазовых" Ф.Достоевского. Но Нестеров нашел этот человеческий тип и в жизни. Он написал своего пустынника с отца Гордея, монаха Троице-Сергиевой лавры, привлеченный его детской улыбкой и глазами, светящимися бесконечной добротой. Новым для русской живописи был не только образ старца, но и пейзаж, замечательный своей одухотворенностью. Он лишен внешних красот, сер и скуден в своей наготе ранней зимы, но пронзительно поэтичен. В нем появляется чахлая елка, гроздья красной рябины – любимые нестеровские "герои". Художник относится к ним как к живым существам. Глубокий внутренний лад связывает человека и природу. В коричневато-сером колорите картины еще сохраняется воздействие передвижнической живописи, но это уже неповторимый нестеровский мир Святой Руси.)

Передвижники были идейными вождями русского общества 1870-х - 1880-х годов. Их выставки посещали люди всех сословий, студенты и курсистки, молодые рабочие, разночинцы-интеллигенты, представители ученой и художественной элиты, высшая знать и члены царской семьи. Экспонировать свои работы на передвижной было великой честью для начинающего живописца. И вот картины Нестерова приняты. Это ли не успех? Но незадолго до открытия выставки над "Варфоломеем" сгущаются тучи. Перед ним собираются строгие охранители чистоты: передвижнического направления - "таран русской критики" В.В. Стасов, маститый художник-передвижник Г.Г. Мясоедов, писатель-демократ Д.В. Григорович и издатель А.С. Суворин. Нестеров вспоминал: "Судили картину страшным судом. Они все четверо согласно признали ее вредной, даже опасной в том смысле, что она подрывает те "рационалистические" устои, которые с таким трудом укреплялись правоверными передвижниками много лет, что зло нужно вырвать с корнем и сделать это теперь же, пока не поздно". Дело кажется таким серьезным, что четверка решается отговорить Третьякова от покупки картины. Коллекционер в это время бродит по экспозиции, присматривая новые экспонаты для своей галереи. Первым решается заговорить с ним Стасов: "Картина эта попала на выставку по недоразумению... ей на выставке Товарищества не место, задачи Товарищества известны, картина же Нестерова им не отвечает. Вредный мистицизм, отсутствие реального, этот нелепый круг (нимб) вокруг головы старика..." Особенно возмущало критиков то, что молодой автор не испытывает никакого раскаяния. А поскольку молодежь следует учить, они призвали Третьякова отказаться от покупки картины и тем самым наставить начинающего на путь истинный. Но Третьякова уважали именно за независимость вкусов и предпочтений. Внимательно выслушав оппонентов, он заявил, что от картины не откажется. Недоброжелатели Нестерова были во многом правы. Они чутко уловили новаторство художника. Сам того не желая, он выступил как бунтовщик против передвижнических устоев: материализма, позитивизма, реализма. Передвижническому искусству отражения жизни в формах самой жизни Нестеров противопоставил искусство преображения действительности во имя выражения внутреннего мира человека - мира видений, грез, фантазий. Для передачи этой новой реальности он обратился к новому художественному языку. Имматериализовал линии, формы, краски, подчинил их декоративному ритму. Превратил картину в подобие декоративного панно. Тем самым, не порывая с реализмом, он приблизился к символизму. Образ Сергия был душевно близок Нестерову с раннего детства. Он знал его по семейной иконе и лубочной картинке, где Сергий-пустынножитель кормил хлебом медведя. В представлении художника это был глубоко народный святой, "лучший человек древних лет Руси". По возвращении из Италии Нестеров поселился в деревне Комякино, недалеко от Сергиева Посада. Здесь сама природа словно бы хранила воспоминания о жизни Преподобного. Художника глубоко трогает кроткое очарование северного пейзажа. В своей бесплотности она словно просвечивала в иную, метафизическую реальность. Часто бывая в Троице-Сергиевой лавре, Нестеров вошел в мир народных преданий и верований, связанный с Сергием Радонежским. Напитавшись "русским духом", Нестеров начинает искать в жизни "подлинники" своих грез. Навсегда сохраняется его стремление опереться на натуру, даже в том случае, когда он создает ирреальные образы. С крыльца абрамцевского усадебного дома ему открывается, по его воспоминаниям, "такая русская, русская осенняя красота". Он проникается каким-то особым чувством "подлинности" и "историчности" этого вида. Здесь он пишет эскиз, ставший в переработанном и дополненном виде фоном картины. Не сразу Нестерову удается найти модель для головы Варфоломея. Задача была не из легких. По преданию, неизвестный святой, взглянув на юного пастушонка, угадал в нем "сосуд избранный". Художник почти отчаялся найти подходящий облик, как вдруг на деревенской улице нечаянно встретил хрупкую, болезненную девочку с бледным лицом, широко открытыми удивленными глазами, "скорбно дышащим ртом" и тонкими, прозрачными ручками. В этом существе "не от мира сего" он узнал своего Варфоломея. Образ Сергия продолжает волновать Нестерова на протяжении всей жизни. Вслед за "Видением отроку Варфоломею" он работает над большой картиной "Юность преподобного Сергия".  

Юность преподобного Сергия Радонежского, 1892-1897 Юность преподобного Сергия Радонежского, 1892-1897, ГТГ

Нестеров творит миф о Святой Руси, стране, где человек и природа, равно одухотворенные, объединены возвышенным молитвенным созерцанием. Художник создает свой тип пейзажа, получивший название "нестеровского". Такого еще не было раньше в русском искусстве. Обращаясь чаще всего к северной природе или природе средней полосы России, неброской, лишенной изобилия и бравурности южной, он отбирает определенные ее приметы, повторяя их, варьируя во многих своих картинах. Неизменные составляющие нестеровского пейзажа - юные тонкие деревца: преувеличенно вытянутые бело-ствольные березки, пушистые сосенки, рябины с красными гроздьями ягод и резной листвой, вербы с пушистыми сережками. Каждое из них портретно, каждое наделено собственной душой...

Творчество Нестерова выросло на почве христианской духовной традиции. Оно вдохновлялось идеей о православии как движущей силе отечественной истории. Христианское мироощущение Нестерова, его любовь к России определяются во многом атмосферой семьи, в которой он вырос. Нестеров родился в глубоко патриархальной, традиционно религиозной купеческой семье, в Уфе, в предгорьях Урала. Он принадлежал к старинному купеческому роду. Дед его - Иван Андреевич Нестеров, был выходцем из новгородских крепостных крестьян, переселившихся при Екатерине II на Урал. Он получил вольную, учился в семинарии, затем записался в купеческую гильдию и 20 лет служил уфимским городским головой. Отец Нестерова славился в городе щепетильной честностью и был уважаем до такой степени, что все новые губернаторы и архиереи считали своим долгом делать ему визиты, чтобы представиться. А он принимал не всех. В доме царила мать, Мария Михайловна, умная, волевая. Близость с родителями сохранилась у Нестерова до конца их дней. В каждый свой приезд в Уфу он вел с ними, особенно с матерью, долгие задушевные разговоры, а разлучаясь, писал подробные письма о своих творческих успехах и неудачах, неизменно находя понимание и сочувствие. По семейной легенде, Нестеров выжил благодаря чудесному вмешательству святого. Младенец был "не жилец". Его лечили суровыми народными средствами: клали в горячую печь, держали в снегу на морозе. Однажды матери, как говорил Нестеров, показалось, что он "отдал Богу душу". Ребенка, по обычаю, обрядили, положили под образа с небольшой финифтяной иконкой Тихона Задонского на груди и поехали на кладбище заказывать могилку. "А той порой моя мать приметила, что я снова задышал, а затем и вовсе очнулся. Мать радостно поблагодарила Бога, приписав мое Воскресение заступничеству Тихона Задонского, который, как и Сергий Радонежский, пользовался у нас в семье особой любовью и почитанием. Оба угодника были нам близки, входили, так сказать, в обиход нашей духовной жизни". Жизнь в городе была спокойной и неторопливой. Уфа, вспоминал Нестеров, "несмотря на все усилия цивилизации... немудрая, занесенная снегом, полуазиатская. По ней нетрудно представить себе сибирские города и городки. Начиная с обывателей, закутанных с ног до головы, ездящих гуськом на кошевках, и кончая сильными сорокаградусными морозами, яркими звездами, которые в морозные ночи будто играют на небе, им словно тоже холодно и они прячутся..." Поэзия народных преданий и обычаев, красота русской природы определяют мироощущение Нестерова-художника. Единственное, к чему он в детстве проявляет настоящий интерес, не считая многочисленных шалостей и озорства, это рисование. Ум и чуткость родителей проявились в том, что они согласились с советами учителей, подметивших художественные способности мальчика, и, несмотря на то, что в Уфе к художникам относились как к неудачникам, людям третьего сорта, предложили ему поступить в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, Из учителей наибольшее влияние на Нестерова оказал Василий Перов. Его искусство не отличалось высоким качеством рисунка или колорита, - оно волновало начинающего художника умением проникнуть в человеческую душу. Нестеров не может на первых порах определить свой собственный путь. Он мечется, неудовлетворенный собой, и даже оставляет училище и поступает в Академию художеств в Петербурге. Но там он остро чувствует рутинность традиционного преподавания. Правда, в академии в это время работает замечательный педагог П.П. Чистяков, но Нестерову не по душе его система: с шутками и прибаутками Чистяков учит серьезным профессиональным навыкам. Молодому же Нестерову хотелось, подобно Перову, заботиться не о колорите, рисунке или фактуре живописи, а задеть за сердце зрителя, пробудить его ум. Серьезное изучение вопросов техники казалось в те времена недостойным передового художника. Лишь первая и самая истинная, как считал Нестеров, любовь и потрясение от смерти молодой жены совершают в нем психологический и творческий переворот. Он находит, наконец, свою тему и свой художественный почерк. Это была любовь с первого взгляда. Он встретил юную девушку - Марию Ивановну Мартыновскую - на летних каникулах в Уфе. Дочь Нестерова О.М. Шретер писала о своей матери: "Первый весенний цветок с его тонким ароматом. Никакого внешнего блеска. Потому-то так нелегко объяснить исключительное чувство к ней отца. Почти через шестьдесят лет вспоминал он о нем как о чем-то светлом, поэтичном, неповторимом". "Судьба", "суженая" - излюбленное слово их обоих в письмах. Была она крайне впечатлительна, нервна, несмотря на простоту и бедность, по-своему горда... Над всеми чувствами доминировала особая потребность не только быть любимой, но любить самой безгранично, страстно, не считаясь даже с условностями того далекого времени. Родители Нестерова были против их брака. Нестеров уехал в Петербург зарабатывать звание свободного художника и тяжело там заболел, а Мария Ивановна в весеннюю распутицу на лошадях из Уфы бросилась его выхаживать. Они обвенчались без благословения родителей. Через год родилась дочь Ольга, и этот день, по словам Нестерова, и был самым счастливым днем его жизни. Но через сутки после родов Маша умерла. Горе было невыносимым. Нестеров пытался изжить его, воскрешая любимые черты на бумаге и холсте. Он писал и рисовал портреты жены, и ему казалось, что она продолжает быть с ним, что души их неразлучны. Он написал ее портрет в подвенечном платье, вспоминая, какой цветущей, стройной, сияющей внутренним светом она была в день свадьбы. "Очаровательней, чем была она в этот день, я не знаю лица до сих пор, - вспоминал Нестеров в старости, безжалостно описывая и себя, маленького, неуклюжего, с бритой после болезни головой. - Куда был неказист!" В нестеровских иллюстрациях к Пушкину Мария Ивановна становилась Царицей, Машей Троекуровой, барышней-крестьянкой, Татьяной Лариной. Не расставался он с дорогим образом и расписывая Владимирский собор.

Свыше двадцати двух лет своей жизни Нестеров отдал церковным росписям и иконам. Все началось с того, что его картина "Видение отроку Варфоломею" понравилась Виктору Васнецову. Имя этого художника в то время гремело: он расписывал с помощниками Владимирский собор в Киеве, задуманный как памятник национальной истории, веры и неорусского стиля. Предстояло не только "сложить живописную эпопею" в честь князя Владимира, но и создать целый пантеон подвижников веры, русской культуры и истории. Здесь были князья - защитники Руси от половцев, татар и немцев - Андрей Боголюбский, Михаил Черниговский, Александр Невский, подвижники просвещения - Нестор Летописец, иконописец Алимпий и другие. Русские христианские образы соединялись с общечеловеческими. Нестеров принял предложение Васнецова работать во Владимирском соборе. Его манила задача создания современной монументальной живописи, некогда достигшей высот в творениях древних мастеров, а затем, в XIX веке, превратившейся в официозное богомазание. Влекла к себе молодого художника и личность Васнецова, с работами которого Нестеров уже был знаком. Доходили слухи, что Васнецов творит чудеса во Владимирском соборе. Нестеров писал: "Там мечта живет о "русском Ренессансе", о возрождении давно забытого дивного искусства "Дионисиев", "Андреев Рублевых". Эта мечта и позвала Нестерова в Киев. Нестерову нравился реализм и историзм Васнецова, о его святых он говорил с восхищением: "Вот как живые стоят". "Все они переносят зрителя в далекое прошлое, дают возможность представить себе целые народы, их обычаи и характеры". Пленяла его и декоративная красота храма. Испытав обольщение религиозными росписями Васнецова, Нестеров на первых порах начинает подражать им, но затем спохватывается и находит свой собственный язык. Помогает ему в этом поездка в Италию, совершенная ради изучения византийского искусства. По сравнению с росписями Васнецова, полными в изображениях святых энергии и мужества, нестеровские более лиричны. Они еще более приближаются к стилю модерн декоративной уплощенностью композиции, рафинированностью и бесплотностью образов, утонченностью серебристого колорита. Источником нестеровской образности и в церковных работах остается живая жизнь. В многочисленных натурных эскизах он прорабатывает детали композиции, человеческую фигуру, лицо. Еще дальше по пути сближения со стилистикой модерна Нестеров идет в росписях для храма Александра Невского в Абастумани в Грузии. Здесь художнику предоставлялась полная творческая свобода. Заказчик работы - наследник русского престола цесаревич Георгий одобрил эскизы Нестерова и выразил пожелание, чтобы он познакомился с образцами росписей в знаменитых храмах Кавказа. Нестеров изучил фрески и мозаики Гелатского монастыря, храма в Мцхете, Сафарского монастыря, Сионского собора в Тифлисе, но не считал нужным подражать увиденному, хотя оно и произвело на него сильное впечатление. Лишь эффект нежного сияния красок, подсмотренный в храме селения Зарзма, попытался сохранить в своих росписях. "Перед нами предстало чудо не только архитектуры, но и живописи. Храм весь был покрыт фресками. Они сияли, переливались самоцветными камнями, то синими, то розовыми или янтарными", - так он вспоминал о росписях в этой церкви. Декоративная стилизация форм и линий, их ритмическая перекличка, интерес к орнаменту превращали росписи Нестерова в декоративные панно в стиле модерн. Нестеров не был удовлетворен своими росписями абастуманского храма, так же как и росписями в Новой Чартории. Более значительными представлялись ему его монументальные росписи в церкви Марфо-Мариинской обители в Москве, построенной архитектором Щусевым по заказу великой княгини Елизаветы Федоровны. Архитектор построил церковь Покрова в стиле старой новгородско-псковской архитектуры. Нестеров не захотел стилизовать свои росписи под древние новгородские фрески, хотя они тогда только что были расчищены от старых записей и вызывали восторг художников своей монументальной мощью. Только в образах, выполненных для иконостаса, он использовал лаконизм линий и обобщенность силуэтов церковных первоисточников. Основные же росписи он выполнил, опираясь на конкретные зрительные впечатления. В Италии он пишет этюды для сюжета "Христос у Марфы и Марии" и сохраняет в росписи импрессионистическую многоцветность, синие и лиловые тени весны - краски новые в церковных росписях. "Все более и более приходил я к убеждению, что стены храмов мне не подвластны. Свойственное мне, быть может, пантеистическое религиозное ощущение на стенах храмов, более того, в образах иконостасов для меня неосуществимо. ...Решение отказаться от церковной живописи медленно созревало..."

Творчество русского художника Михаила Васильевича Нестерова

 Христос у Марфы и Марии. 1908-1911

Самооценка Нестеровым собственной церковной живописи, упомянутая на предыдущей странице, представляется слишком суровой. Художнику удалось внести в нее и новое, поэтическое мироощущение и новый стиль, новые краски. Но Нестеров был не монументалистом по характеру своего дарования, а лириком. Поэтому даже на стенах церкви он стремится создать станковую картину. В Марфо-Мариинской обители он задумывает написать на стене трапезной картину "Путь ко Христу". Ее композиция созревает в живых наблюдениях около Троице-Сергиевой лавры. Она должна была стать выражением сокровенных нестеровских мыслей.

Путь к Христу, эскиз Путь к Христу, 1910, ГТГ

Для многих русских художников второй половины XIX века недосягаемым идеалом представлялась картина Александра Иванова "Явление Христа народу", - их привлекали ее высокий духовный настрой и совершенное художественное воплощение. "Явление Христа народу" Нестеров решил перевести на русскую почву и показать явление Христа русскому народу. Это была не первая его попытка. Первоначально он написал картину "Святая Русь". Содержание произведения определяли евангельские слова: "Приидите ко Мне все труждающиеся и обремененные и Аз успокою Вы". На картине к скиту, затерянному в глухой лесистой долине, приходят стар и млад, каждый со своей бедой. Навстречу им из-за ограды выходят Христос и святые, наиболее почитаемые на Руси заступники - Николай, Сергий и Георгий ("Егорий Храбрый" - герой русских былин). Все происходит на фоне зимнего пейзажа, навеянного природой Соловецких островов, где художник писал этюды для картины. Пейзаж, удавшийся художнику, не стал, однако же, как ему хотелось, олицетворением "всея Руси", не приобрел, как в "Видении отроку Варфоломею" исторический характер. Богомольцы, пришедшие ко Христу, это любимые нестеровские герои - странники, монахи, старообрядки, девушки, дети. Все они написаны по этюдам с реальных лиц, отобранных Нестеровым на Соловках или в Хотькове. Две пожилые женщины на правом плане, поддерживающие больную девушку, - это сестра и мать художника. В изображении этой группы проявилась любовь художника к самым близким для него людям, и, возможно, это своего рода благодарственная молитва за спасение едва не погибшей от болезни дочери Ольги. Неудачной оказалась левая часть композиции с изображением Христа и святых. На всех них лежит отпечаток официозной церковности, а Христос, по меткому выражению Льва Толстого, походит на итальянского тенора. В его облике нет теплоты, он слишком холеный, надменный, начальственный. Такого рода изображения Христа были распространенными в академических религиозных композициях. Фигуры святых Нестеров взял из своих прежних работ. Еще не был написан эскиз картины "Путь ко Христу", как Нестеров уже начал подготовительную работу над картиной "Христиане". Позже она получила название "На Руси" (Душа народа). Она завершила поиски монументальной картины, выражающей заветные нестеровские мысли о России. Нестеров работал над этим полотном в период между первой русской революцией 1905 года и первой мировой войной 1914 года. Закончена она была в разгар войны и отразила тревогу художника за судьбы родины. Нестеров пытается ответить на вопросы: "Кто мы? Откуда мы? Куда идем?" Художник отказывается от изображения труждающихся и обремененных и показывает Россию во всей ее духовной и интеллектуальной мощи. Он не вводит в картину Христа, помня о прежних неудачных попытках, а может быть, и о мнении Льва Толстого, считавшего эту задачу невыполнимой. Лишь на одном из первоначальных эскизов толпа народа идет за Христом. В картине Христос присутствует лишь в виде старинной потемневшей иконы Спаса. На правом плане обращает на себя внимание "Христова невеста" с горящей свечой в руке. На левом плане картины в группе женщин в белых холщовых паневах - "Христа ради юродивый", человек, добровольно принимающий облик умалишенного, чтобы жить по закону правды. Еще в картину "Святая Русь" Нестеров хотел поместить выдающихся представителей русской интеллигенции, народных самородков - Федора Шаляпина, Максима Горького. Горький даже побывал на полотне в толпе богоискателей, но художник убрал его. Нестеров восхищался личностью и творчеством Горького, но после знакомства с ним понял, что смыслом жизни этого человека была не христианская любовь, а революционная борьба. В картине "На Руси" вместе с народом идут христианские писатели Достоевский, Толстой, Владимир Соловьев. Нестеров особенно почитал Достоевского. За фигурой писателя он поместил его героя, "русского инока" Алешу Карамазова. В Толстом он видел, прежде всего, мастера слова, но иронически относился к его христианским мудрствованиям. "Христианство" для этого, в сущности, нигилиста, "озорника мысли" есть несравненная "тема". Толстой помещен стоящим вне толпы и как бы находящимся в сомнении - стоит ли присоединяться? Вся эта толпа движется вдоль берега Волги. Нестеров избирает эту реку фоном картины, помня о том, какую великую роль она играла в истории России. Пейзаж конкретен - это Волга у Царева кургана, но обладает эпической ширью. Перед толпой, намного опередив ее, идет мальчик в крестьянском платье с котомкой за плечами и с расписным туеском в руке. Это смысловой центр картины. Художник хотел сказать словами Евангелия: "Не войдете в царство небесное, пока не будете как дети". Именно ребенок оказывается самым совершенным выражением души народа. Она еще находилась в мастерской, когда разразилась Февральская революция. Вслед за ней прогремела Октябрьская, и Святая Русь Нестерова ушла, чтобы никогда уже больше не вернуться.

Два типа портретов сосуществуют в творчестве Нестерова. Один - аналитический, во многом похожий на портретный этюд. В нем художник всматривается в лицо человека, пытается разгадать сущность его характера. Такой портрет строится традиционно: лицо и фигура модели обращены к зрителю. Другой тип портрета - это портрет-обобщение, портрет-биография, иногда - портрет-символ. Часто он решается художником как картина, с включением нестеровского пейзажа-настроения или интерьера, заполненного "говорящими" вещами, способствующими постижению образа. Иногда Нестеров пишет двойной портрет, портрет-диалог, в котором два полярных характера, как две мелодии в музыке, находятся в контрапунктическом единстве. Подчас вторым центром портрета Нестеров делает произведение искусства, в общении с которым раскрывается сущность модели. Первые нестеровские портреты, если не считать множества портретных этюдов или портретов родителей, написанных подростком с фотографий, появились в 1906 году. Они были рождены любовью и нежностью к близким - жене и дочери. Жена, Екатерина Петровна Нестерова, изображена в интерьере киевской квартиры. Важную роль играет уютный уголок обжитого семейного гнезда, любимые, одухотворенные памятью о прошлом вещи. Иным настроением проникнут портрет дочери Ольги. Она в это время перенесла тяжелую операцию и ожидала вторую. Портрет рожден страхом за ее жизнь и потребностью запечатлеть любимые черты. Художник акцентирует внимание на невесомости ее фигурки, закутанной в тяжелый плащ, болезненной бледности лица. Ольга вспоминала, что она не была столь печальной. Такой увидел ее художник. Он превратно ее в "нестеровскую девушку". В портрете С.Н. Булгакова и П.А. Флоренского, названном "Философы", Нестеров написал двух выдающихся представителей религиозно-философской мысли.

Философы (С. Н. Булгаков и П. А. Флоренский) Философы (С.Н. Булгаков и П.А. Флоренский)

Художник восхищался миром идей и чувств отца Павла Флоренского в его знаменитой книге "Столп и утверждение истины". Он избрал жанр парного портрета, чтобы показать два антиномических характера в едином поиске истины. Вечереет. Неторопливо бредут два человека, погруженные в беседу. В одинаковых поворотах фигур, наклонах головы - разные выражения. Священник в белой рясе - воплощение кротости, смирения, покорности судьбе. Другой, в черном пальто, Булгаков - олицетворение неистового противления, яростного бунта. В своих воспоминаниях Булгаков раскрыл намерение Нестерова: "Это был, по замыслу художника, не только портрет двух друзей... но и духовное видение эпохи. Оба лица выражали одно и то же постижение, но по-разному, одному из них как видение ужаса, другое же как мира, радости, победного преодоления. То было художественное ясновидение двух образов русского апокалипсиса, по сю и по ту сторону земного бытия, первый образ в борьбе и смятении (а в душе моей оно относилось именно к судьбе моего друга), другой же к побежденному свершению, которое нынче созерцаем..." Судьба Флоренского оказалась трагичной. Этот выдающийся мыслитель, ученый, предвосхитивший многие идеи семиотики, погиб в 1934 году в сталинских лагерях. Булгаков, перешедший к православному богословию от марксизма, в 1923 году эмигрировал во Францию.

После Октябрьской революции Нестеров стал преимущественно портретистом. Все церковные заказы отпали. Исчерпал себя и миф о Святой Руси. На первых порах Нестеров продолжает лирическую линию своего искусства, преимущественно в женских портретах. Создать лирический портрет - именно такую цель художник ставит перед собой в портрете дочери, Веры Михайловны Титовой, написав ее в интерьере музея 1840-х годов. Девушка в пышном бальном платье на мгновение присела на старинный диванчик, чтобы в следующее мгновение закружиться в вихре бала.

Портрет В.М.Нестеровой Портрет В.М.Нестеровой, 1928

Однако уже в портрете Наташи Нестеровой, получившем название "Девушка у пруда" (1923), возникает иная музыка - музыка революции.

Девушка у пруда (Портрет Н.М.Нестеровой), 1923 Девушка у пруда (Портрет Н.М.Нестеровой, 1923, ГТГ

Облик героини, одетой в платье стиля "директория" с подобием фригийского колпака на голове, напоминающего о Великой французской революции, полон молодой энергии, порыва к действию. Нестеров не стремится сделать девушку олицетворением революции, но прав был Горький, когда заметил, что эта не-стеровская девушка в монастырь не уйдет. "Ей дорога в жизнь, только в жизнь". Как ни странно, чем старше становился художник, тем более энергичным, страстным, мастеровитым делалось его искусство. Лучшие из его портретов - И. Шадра, И. Павлова, С. Юдина, Е. Кругликовой были написаны после семидесяти лет. Нестеров неоднократно избирает себя в качестве модели. "Автопортрет" - это размышление художника о своем месте в искусстве и жизни. Фоном портрета он делает высокий обрыв над излучиной реки Белой и бескрайними далями Предуралья. Это эпический образ родины, знакомый по многим картинам Нестерова. Его героини приходили сюда в переломный момент жизни. Похоже, что и для Нестерова он является таковым. Идет война, близится революция. Лицо Нестерова строго и сурово, черты его обострены тяжелым раздумьем. В облике его нет ничего от художника, это не поэт-лирик, а гражданин, задумавшийся о судьбах России. Нестеров умер во второй год Великой Отечественной войны. Ничто не могло оторвать его от работы - ни преклонный возраст, ни болезнь, ни лишения военного времени. Последним его произведением стал пейзаж "Осень в деревне" - уголок русской природы.

Осень в деревне, 1942, ГТГ Осень в деревне, 1942, ГТГ

"Вот русская речка, вот церковь. Все свое, родное, милое. Ах, как всегда я любил нашу убогую, бестолковую и великую страну родину нашу!.." - этим чувством проникнуто все его искусство.

В последние десятилетия жизни Нестеров увлеченно работал над воспоминаниями, которые вышли отдельной книгой (под названием 'Давние дни') в год его кончины.

Умер в Москве 18 октября 1942 г.

https://my.mail.ru/mail/ga-vdv/video/752/1807.html

vladimir71.mirtesen.ru


Смотрите также