Паскин (Паскен) Жюль / Jules Pascin ★. Pascin картины


100 лет назад Жюль Паскин создал одну из самых ярких своих картин. — EA Culture

Жюль Паскин. Гавана. 1917. Самый яркий образ парижского художника-самоубийцы

Жюль Паскин родился 31 марта 1885 года в болгарском городке Видин в многодетной семье евреев-сефардов. Затем вместе с семьей жил в Бухаресте, после этого учился в интернате в Вене. Проявив склонность к живописи, учился изобразительному искусству в Вене, Мюнхене и Берлине, практиковался в Париже на Монпарнасе и Монмартре. Женился на Эрмине Давид – внучке художника Жака-Луи Давида, жил с ней в США, путешествовал по Африке и Палестине, выставлялся в Берлине и Нью-Йорке. После провала выставки в Музее современного искусства в Нью-Йорке в 1930 году, склонный к депрессиям еще с юных лет художник повесился в парижской мастерской, оставив на стене надпись кровью «Прости, Люси!», обращенную к подруге Люси Крог, а все имущество завещал жене и подруге.

Прославился как автор удивительных портретов, чувственных и не слишком реалистичных, но в то ж время узнаваемых. Моделями для его работ часто становились проститутки.

Каждую зиму они с женой проводили в южных штатах, а зиму 1916-1917-го – на Кубе, в которую Паскин влюбился, написав несколько полотен маслом и акварелей. Самая запоминающаяся из них – «Гавана». На этой картине изображена кубинская девушка, вероятно, проститутка, одновременно в призывной, но и несколько ленивой позе. Мир как бы крутится вокруг нее, причем ближней к художнику и зрителю точкой оказывается колено героини. Хемингуэй назвал эту картину «Девушкой, на которую мы смотрим с колена».

Кстати, Хемингуэй рассказал о ночной встрече с автором этой картины и двумя сопровождавшими его натурщицами в книге «Праздник, который всегда с тобой» в главе «В кафе «Купол» с Пасхиным».

Жюль Паскин (1885-1930). Гавана. 1916-1917. Масло, холст. 55х46 см. Частная коллекция. Источник http://www.the-athenaeum.org/Жюль Паскин (1885-1930). Гавана. 1916-1917. Масло, холст. 55х46 см. Частная коллекция. Источник http://www.the-athenaeum.org/Жюль Паскин (1885-1930). Наряжающаяся женщина. 1917. Масло, холст. 55х60 см. Музей современного искусства префектуры Хоккайдо. Источник https://upload.wikimedia.org/Жюль Паскин (1885-1930). Наряжающаяся женщина. 1917. Масло, холст. 55х60 см. Музей современного искусства префектуры Хоккайдо. Источник https://upload.wikimedia.org/Жюль Паскин (1885-1930). В саду у кафе. 1917. Масло, холст. 55х60 см. Изображение на обратной стороне полотна «Наряжающаяся женщина». Музей современного искусства префектуры Хоккайдо. Источник https://upload.wikimedia.org/Жюль Паскин (1885-1930). В саду у кафе. 1917. Масло, холст. 55х60 см. Изображение на обратной стороне полотна «Наряжающаяся женщина». Музей современного искусства префектуры Хоккайдо. Источник https://upload.wikimedia.org/Жюль Паскин (1885-1930). Сиеста. 1917. Масло, холст. 57х65 см. Коллекция Абель Рамбер, Париж. Источник https://upload.wikimedia.org/Жюль Паскин (1885-1930). Сиеста. 1917. Масло, холст. 57х65 см. Коллекция Абель Рамбер, Париж. Источник https://upload.wikimedia.org/Жюль Паскин (1885-1930). Добрые самаритянки. 1917. Масло, холст. 73,5х66,5 см. Музей современного искусства префектуры Хоккайдо. Источник https://upload.wikimedia.org/Жюль Паскин (1885-1930). Добрые самаритянки. 1917. Масло, холст. 73,5х66,5 см. Музей современного искусства префектуры Хоккайдо. Источник https://upload.wikimedia.org/

eaculture.ru

Паскин (Паскен) Жюль / Jules Pascin ★

(1885-1930)

wg pascin 1 281x300 Паскин (Паскен) Жюль / Jules Pascin ★Юлиус Мордекай Пинкас (Julius Mordecai Pincas), известный как Жюль Паскин (Паскен) или «принц Монпарнаса», родился в болгарском городе Видин 31 марта 1885 года. Национальность его определить трудно – отец Маркус был испано-сефардским евреем, а мать Софи имела сербо-итальянское происхождение. Отец был преуспевающим торговцем зерном, имел 11 детей, из которых Юлиус был восьмым.

В 1892 году семья переезжает в Бухарест, в Румынию. Юлиус был отправлен учиться в школу в Вену. В возрасте 16-ти лет отец забрал его обратно в Бухарест помогать в процветающем бизнесе, но у юноши были совсем другие наклонности – к рисованию и женскому телу. Пристанище он нашел в местном борделе, где его покровительницей стала владелица заведения. Мадам поощряла его способности и позволяла делать портреты девушек, ожидавших прихода клиентов. Там Юлиус впервые ощутил себя восточным принцем, окруженным наложницами в гареме. Когда в семье узнали, каких моделей рисует их отпрыск, чтобы не бросать тень на деловую репутацию отца, было принято решение отправить 17-летнего юношу учиться в Германию. В течение нескольких лет Юлиус живет в Мюнхене, Вене и Берлине, проходя обучение в различных художественных студиях и академиях. Средства на жизнь он получал, главным образом, рисуя для немецких иллюстрированных журналов. В частности, в начале 1905 года известный сатирический журнал “Simplicissismus” заключил с ним долгосрочный контракт с ежемесячным гонораром в 400 франков. Сотрудничество с этим изданием успешно продолжалось до самой смерти Паскина. Именно в “Simplicissismus” он стал подписывать свои рисунки псевдонимом Pascin – анаграмма от Pincas, произношение которого нарушает правила чтения с латиницы и вводит в заблуждение современных французских антикваров, некоторые из которых убеждены, что Паскин – русский.

pascin02 Паскин (Паскен) Жюль / Jules Pascin ★

Паскин рисует в кафе (справа).

В начале 1900-х годов вслед за отъездом Рудольфа Леви (Rudolf Levy) начинается миграция немецких художников в Париж. К ним присоединяются говорящие по-немецки художники из Чехии, Болгарии, Балкан, Скандинавии. Центром встреч этих художников в Париже становится кафе Le Dôme, саму группу прозвали les Domiers. В рождественский вечер 1905 года членом этой группы становится и Жюль Паскин.

В Париже Паскин много работает – копирует картины старых мастеров в Лувре, посещает класс рисунка в Академии Коларосси, делает зарисовки за столиками кафе, часто на салфетках, добавляя цвета кофейной гущей или кофейным зерном и разводя акварель сельтерской водой.

pascin03 Паскин (Паскен) Жюль / Jules Pascin ★

Паскин позирует на террасе кафе «Дом».

В 1907 году в галерее Пауля Кассирера (Paul Cassirer) в Берлине прошла первая персональная выставка Жюля Паскина. В 1910 году от Кассирера он получил заказ на иллюстрации к поэме Генриха Гейне Aus den Memoiren des Herrn von Schnabelewopski. В 1911 году Паскин выставляется в берлинском Secession, а в следующем году в Sonderbund-Aussstellung в Кёльне.  С 1908 по 1914 годы Паскин участвует во всех выставках Осеннего Салона в Париже, также активно выставляется в известной галерее Берты Вейль (Berta Weill).

Первая мировая война застала Паскина в Бельгии, куда он уехал весной 1914 года и где работал над альбомом набросков под названием «Лето» (Ein Sommer), готовящимся к печати Паулем Кассирером (и изданным в 1920 году). Паскин решил не возвращаться в Париж, где совершенно очевидна была его связь с немцами, и он мог быть депортирован и мобилизован в болгарскую армию. Он отправился в Лондон, а оттуда в Соединенные Штаты. Там к нему присоединилась его возлюбленная Эрмина Давид, художник-график и миниатюрист, с которой он познакомился в 1907 году.

pascin04 Паскин (Паскен) Жюль / Jules Pascin ★

Эрмина Давид в своей мастерской, 1910 год.

Всего через несколько месяцев пребывания в Нью-Йорке, в январе 1915 года, открылась персональная выставка Паскина. В это же время они с Эрминой отправляются на 4 месяца на Кубу, где художник делает прекрасную серию карандашных рисунков уличной жизни и городских пейзажей. По возвращении в США они много путешествуют по южным штатам, и везде Паскин выполняет наброски и карандашные рисунки. В Нью-Йорке он продолжает общаться с немцами, с которыми был дружен в Париже, что послужило поводом к допросам Паскина секретными спецслужбами США. Тем не менее, Паскин хлопочет о получении американского паспорта для возвращения во Францию. 25 сентября 1918 года Жюль и Эрмина поженились, 30 сентября 1920 года Паскин получил американское гражданство, и в октябре супруги вернулись в Париж. Они быстро включились в парижскую жизнь, несмотря на то, что никого из немецких художников там уже не было.

pascin01 Паскин (Паскен) Жюль / Jules Pascin ★

Пер и Люси выступали в Норвегии как профессиональные танцоры танго с 1911 года.

По возвращении произошла случайная встреча Паскина с его старой знакомой Сесилью Видиль (Люси), моделью, с которой у него была непродолжительная связь осенью 1910 года. Чувства вспыхнули с новой силой. К этому моменту Люси уже была замужем за норвежским художником Пером Крогом (Per Krogh) и имела трехлетнего сына. Паскин приложил максимум усилий, чтобы организовать общение и дружбу семьями, чтобы больше времени проводить с Люси. Весной 1921 года они стали любовниками, хотя Люси делала все, чтобы сохранить семью. На лето Кроги уехали в Норвегию, а Паскины в Тунис. По возвращении осенью 1921 года Жюль и Эрмина перестали жить вместе. Люси он продолжал атаковать письмами, в которых шантажировал ее угрозами своей жизни и пьянством, и ее собственная жизнь разделилась на 2 части – утром и вечером она была дома и занималась с ребенком, остальное время проводила с Паскином. В 1924 году Пер с сыном стали жить отдельно, но график для Люси остался тем же. К Паскину она не переехала.

Паскин был душой художественной жизни Монпарнаса. В своей просторной мастерской по субботам или особым случаям он устраивал обеды, которые затягивались на всю ночь. На такие вечеринки собиралось по 20-30 человек. Также, большой популярностью пользовались пикники, организуемые им для художников на берегу Марны в летние месяцы. Вообще, когда он не работал в мастерской, то любил быть в окружении большого количества людей. Устраивал Паскин и веселые праздники для детей своих друзей. Удивительным образом продолжалась дружба и с Пером Крогом, и с Эрминой, активно участвовавших в мероприятиях Паскина. Эрмину он поддерживал и морально, и материально до последних дней своей жизни.

pascin06 Паскин (Паскен) Жюль / Jules Pascin ★

Паскину 22 года.

К середине 1920-х годов Паскин становится знаменитым. Его работы приобрел для своего музея известный американский коллекционер Альберт Барнс. Персональной выставкой Паскина открывается галерея Пьера Лоэба. Он регулярно выставляется вместе с Браком, Леже, Дереном, Миро, Сутином, Утрилло и Пикассо. Люси начинает продавать его работы в галерею Бернхайм-Жён. Она много помогала ему в работе – подбирала помещения для мастерских, договаривалась с моделями, которые позировали Паскину. Люси хорошо понимала его и как художника, и как человека. Эта духовная близость особенно чувствуется в письмах Паскина к ней, он подробно описывает все события своей жизни, дает им оценку, характеризует людей, с которыми общается. Лучше других она понимала безуспешность попыток изменить его жизнь – ограничить беспорядочные связи с моделями, прекратить пьянство, наладить нормальные семейные отношения. Люси ограничивала его общение со своим сыном и приняла решение не иметь от него детей.

Блестящий рисовальщик и иллюстратор, Паскин очень ревностно относился к оценке своих живописных работ. Будучи в США, он даже предлагал известному американскому коллекционеру Джону Куину (John Quinn) выкупить обратно свои работы, которые были приобретены им по просьбе Паскина.

2 июня 1930 года открывалась большая персональная выставка Паскина в Нью-Йорке. Предварительные отзывы прессы были негативны и больно ранили художника. 31-го мая он присутствовал на своем вернисаже в парижской галерее Georges Petit. Несколько дней его никто не видел, прошел слух, что он уехал в Марсель. Чувствуя неладное, 5-го июня Люси решила вскрыть его квартиру. С ней были друг Паскина Моисей Кислинг, ее подруга Шарлотт Гардель и слесарь с инструментами.

tumblr la7a8gnmmB1qcl8ymo1 500 234x300 Паскин (Паскен) Жюль / Jules Pascin ★

Жюль Паскин

Находясь в состоянии депрессии, вызванной алкоголизмом и признаками начинающегося сифилиса, будучи нервным и болезненно восприимчивым человеком, Паскин решил свести счеты с жизнью. Безусловно, это не было минутная слабость, свой уход он готовил заранее. Друзья после его смерти пытались понять, что происходило в его последние дни. Оказалось, что он отдавал долги барменам в ресторанах и как будто подводил черту. Вспоминали, что он неоднократно говорил, что хочет, чтобы его смерть была необычной, забавной (rigolote). В предсмертной записке он написал, что своей смертью спасает Люси.

Смерть Паскина, «принца трех холмов» (Парнаса, Мартра и Венуса), «восточного принца» (в этот наряд он больше всего любил одеваться на костюмированных балах) потрясла весь Париж. Веселый, общительный человек, любящий жизнь во всех ее проявлениях, совершил обдуманное хладнокровное самоубийство. Он положил на пол подушки с кровати, поставил с двух сторон тазы с водой, перерезал себе левую кисть и написал кровью на двери клозета “Adieu Lucy”. Затем перерезал вены на правой кисти, опустил руки в тазы, но от холодной воды кровь свернулась. Тогда он покончил с собой португальским способом – повесившись на дверном крюке.

В день его похорон 7-го июня все галереи были закрыты. Траурная процессия растянулась на 5 километров от его дома на бульваре Клиши, 36 до кладбища Saint-Ouen. Проводить его вышли художники, музыканты, бармены, официанты, галеристы, модели. В 1931 году по желанию своих родных Паскин был перезахоронен на кладбище Монпарнаса. В 1931 году прошли посмертные выставки Паскина в Париже и Нью-Йорке.

Перед смертью Паскин написал завещание, в котором все свое имущество завешал Люси и Эрмине. Люси сняла студию, в которой начала продавать картины Паскина и Эрмины. Она поддерживала Эрмину материально, так же, как это делал и Паскин. Эрмина продолжала заниматься книжной графикой, в 1932 году была удостоена ордена Почетного легиона, в 1965 года получила главный приз на биеннале в Довиле за серию акварельных работ. Люси и Пер развелись в 1931 году, Пер вернулся в Норвегию, Ги остался с матерью в Париже. Впоследствии Люси открыла галерею Galerie Lucy Krogh, в которой проходили выставки современных французских художников до начала 1970-х годов.

В своем знаменитом романе “Праздник, который всегда с тобой” (1960), который был написан на основе дневниковых записей о жизни в Париже в 1920-х годах,  Эрнест Хемингуэй создал живой и выразительный портрет Паскина. Художник изображен таким, каким его знала парижская богема и завсегдатаи кафе.

 

 

Использованные источники:

Billy Klüver, Julie Martin. Kiki’s Paris: Artists and Lovers 1900-1930. Harry N.Abrams, Inc., New York, 1994

Yves Kobry, Elisheva Cohen. Pascin 1885-1930. Editions Hoёbeke, Paris, et Musée-Galerie de la Seita, 1995

 

 

 

modernartconsulting.ru

Паскин и Фуджита - художники свободных нравов. Выставка в Москве.

Эта выставка, проходящая в ГМИИ им. Пушкина (здание Галереи искусства стран Европы и Америки XIX–XX вв), осталась как бы в тени двух других, более раскрученных - Серова в Третьяковке и Караваджо с караваджистами в ГМИИ им. Пушкина (основное здание). Имена Жюля Паскина и Леонара Фужиты (иногда пишут Фуджиты) в нашей стране не очень известны. Я вот сам долго вспоминал откуда знаю эти имена. И кроме как мемуары Эренбурга "Люди, годы, жизнь" и книга воспоминаний Хэмингуэя "Праздник, который всегда с тобой" ничего в голове и не всплыло.

Выставка называется «Шальные годы» Монпарнаса. Живопись и графика Жюля Паскина и Леонара Фужиты из музейных и частных собраний Франции, Швейцарии, Бельгии и России. Открыта она будет до 29 ноября.

Итак - Паскин и Фужита. Оба принадлежали к так называемой "парижской школе" - группе художников из разных стран, осевших в Париже в 10-20-е годы XX века и ставших французскими художниками.

Паскин (Юлиус Мордехай Пинкас)- болгарский еврей, окунувшийся в богемную жизнь Парижа начала 20-го века и ставший там модным художником, воспевателем той же богемы.

Жюль Паскин в студии 1927 год.Паскин виртуоз акварели и пастельных тонов. Его визитной карточкой стала придуманная им т.н. «перламутровая» манера перетекающих одна в другую красок. Многие работы Паскина пронизаны юмором и поэтому его иногда называют даже карикатуристом. Паскин любил полнотелых натурщиц и писал их очень откровенно на границе со скабрезностью.

Но творческая жизнь Жюля Паскина оказалось недолгой. Художник с юности был подвержен депрессиям и сомнениям в собственном таланте. И после очередной критики его работ на Нью-йоркской выставке 1930 года он взял, да и повесился в своей парижской мастерской. В возрасте 45 лет.

Леонард Фужита (Tsuguharu Foujita, 1886 — 1968), потомок японских самураев, родился в Японии, в семье благородных кровей, в которой всех сыновей традиционно отсылали на военную службу. Но с ним такой номер не прокатил — он плюнул на традиции предков и поступил в Императорскую Школу Искусств в Токио. С самого начала ему сопутствовал успех. Все указывало на то, что он родился под счастливой звездой. Одну из его картин даже приобрел сам Император всея Японии — Хирохито.

Но молодого Фужиту влечет обитель свободных нравов, неудержимой романтики и прогрессивной творческой интеллигенции - Париж. И по окончанию школы искусств в 1912 году Фуджита отправляется туда. Среди многонациональной богемной толпы он оказался совершенно экзотическим экземпляром – молодой японский самурай в несуразных круглых очках и с нелепой челкой на лбу.

Здесь его все звали Леонаром, потому что его настоящее имя было трудно выговорить. И фамилию переиначили из Фудзита в Фужита. На Монпарнасе Леонар, как пишут искусствоведы, познакомился с Модильяни, Паскином, Сутиным и близко подружился с Грисом, Матиссом, Пикассо и Маном Рэем.

Фужита любил женщин и обожал кошек. Но самая его любимая модель (и женщина) была знаменитая натурщица, модель сюрреалистов и художников Парижской школы Кики с Монпарнаса.

Фужита, Кики и кошка за работой. 1931

Она писала в своих воспоминаниях: " Продав картины, для которых я позировала, он давал мне две-три сотни франков. Иногда он складывал трубочкой сорок су и держал их в руке как можно выше. Видели бы вы, как я за ней летала! Я была просто без ума от него! Он был прелесть. Я часто заходила к нему и наблюдала за ним в работе. Он просил меня спеть и я начинала изображать оркестр... Он взрывался смехом и говорил: «Отсинь смисно!». Обнаженную Кики - то с кошкой, то без кошки – Фужита запечатлел десятки раз.

Он придумал свою технику живописи «нюхасёку» (молочно-белая) - смесь европейской и японской традиций. Фужита специально разрабатывал особые грунты, которые на холсте давали почти глянцевую поверхность, а кажущиеся графическими линии проводил маслом, тончайшей кистью. Где у Паскина цвет, у Фужиты – линия, в этом он остался сыном своей Родины.

В общем, если хотите насладиться картинками обнаженных барышень - упитанных и не очень, прелестных и просто красивых, с кошками и без них - то срочно на выставку. Там еще выделен уголок с картинками русских неодетых барышень, нарисованных Мавриной и художниками группы "13".

Маврина, 1929.Юркун, 1925

Считается, что стилистически они примыкают к Паскину и Фужите. Но после Паскина многочисленные обнаженные Татьяны Мавриной кажутся гооораздо целомудреннее.))

stroganov.livejournal.com

Жюль Паскин - Чтобы помнили

 Мне вообще очень нравятся разные художники так называемой "Парижской школы". Модильяни, Пикассо, - довольно знамениты, а сейчас мне хочется вспомнить удивительного и незаслуженно забытого художника Жюля Паскина (Jules Pascin). Он родился в Болгарии в 1885м, в 20 лет приехал в Париж. Работал в студии на Монмартре, после начала первой мировой уехал в Америку, много путешествовал, в 20м году вернулся в Париж. 78 лет назад, второго июня 1930го года он покончил с собой, 7го июня были похороны, и в день похорон закрылись все парижские галереи. Такая вот скупая информация, которую я постараюсь немного оживить замечательными картинами и отрывками из литературных воспоминаний.

Для того, чтобы немножко почувствовать атмосферу, - Хемингуэй, "Праздник, который всегда с тобой", из главы "В кафе "Купол" с Пасхиным":

....Я  прошел через зал и подсел к Пасхину, с которым были две сестры-натурщицы.  

Пасхин  помахал  мне, когда я еще стоял на тротуаре улицы Деламбра,  размышляя,  зайти  выпить  или  нет.  Пасхин был очень  хороший художник,  и  он  был  пьян - целеустремленно и привычно пьян, но при этом сохранял полную ясность мысли. Обе натурщицы  были  молодые  и  хорошенькие. Одна - смуглая брюнетка, маленькая, прекрасно сложенная, обманчиво-хрупкая и порочная. Другая - ребячливая и глупая, но очень красивая  недолговечной детской  красотой.  Ее  фигура  уступала  фигуре сестры - она была какая-то очень худая, как, впрочем, и все той весной.     -- Добрая сестра и злая сестра,-- сказал Пасхин.-- У меня есть  деньги. Что будешь пить?     -- Une demi-blonde -- сказал я официанту.     -- Выпей виски. У меня есть деньги.     -- Я люблю пиво.     -- Если бы ты действительно любил пиво, ты бы сидел у Липпа. Ты, наверно, работал.     -- Да.     -- Двигается?     -- Как будто.     -- Прекрасно. Я рад. И тебе пока еще ничего не надоело?     -- Нет.     -- Сколько тебе лет?     -- Двадцать пять.     -- Хочешь переспать с ней?-- Он  посмотрел  на  темноволосую  сестру  и улыбнулся.-- Ей это будет полезно.     -- Наверно, с нее на сегодня хватит и вас.     Она улыбнулась мне, приоткрыв губы....

Из воспоминаний Эренбурга:

Я сидел над книгами об экономике, а вечером шёл в бар "Куполь". Часто туда приходил Паскин. Он все больше и больше мрачнел; говорили о неурядицах в его личной жизни; пил он много, но вдруг замыкался в мастерской и отчаянно работал.

Он знал, что мне нравятся его вещи, и однажды ночью сказал: "Мне нужно с вами поговорить. Мы должны вместе сделать книгу. Вы будете писать мне письма, а я буду отвечать рисунками — " не умею отвечать, как вы, едкими фразами, я не писатель. Это будет замечательная книга! Мы скажем всю Правду — откровенно, без прикрас. Почему я должен делать иллюстрации к чужим книгам? Это глупо! Я сделал иллюстрации к рассказам Поля Морана, они меня не интересуют. Я иллюстрировал Библию. Зачем? Я не знаком с царицей Савской... Вы мне будете писать о чём хотите, а я вам буду отвечать. Знаете, почему мы должны с вами сделать книгу? Это будет книга о людях; теперь говорят о чём угодно, а о людях забыли. Только не откладывайте. Потом будет поздно..."

Я согласился, но все откладывал, откладывал — хотел дописать роман о Крейгере. (Было это в начале 1930 года). В яркое весеннее утро я развернул газету — короткая телеграмма: "Поэт Маяковский покончил жизнь самоубийством". Мы тогда ещё не были приучены к потерям, и я обмер. Я не спрашивал себя почему, не гадал, просто видел перед собой огромного, живого Владимира Владимировича и не мог представить, что его больше нет. Кажется, недели две спустя, точно не помню, я увидел в "Куполе" Паскина. Он что-то кричал, потом заметил меня, сразу притих, молча поздоровался, ни о чём не спросил. Мне рассказывали, что он много работает — готовится к большой выставке.

Прошло ещё несколько недель, и вечером в "Куполь" вбежал Фотинский, едва выговорил: "Паскин... Никто не знал... На четвертый день взломали дверь..." Паскин, как Есенин, пробовал разрезать жилу бритвой. Он тоже написал кровью, не на бумаге — на стене: "Прощай, Люси!" А потом, как Есенин, повесился. На столе лежало аккуратно написанное завещание. Паскин покончил с собой в тот самый день, когда должно было состояться открытие его выставки.Подробнее (в несколько постов) о Паскине я напишу в недавно созданном сообществе 

classic_art_ru, там выставлю и много картин, заходите в гости. А сейчас хочу только показать портрет Люси Крог ("Прощай, Люси!"):

Portrait of Lucy Krohg, 1925

chtoby-pomnili.livejournal.com

Jules Pascin - melibibula

"....Я прошел через зал и подсел к Пасхину, с которым были две сестры-натурщицы.

Пасхин помахал мне, когда я еще стоял на тротуаре улицы Деламбра, размышляя, зайти выпить или нет. Пасхин был очень хороший художник, и он был пьян - целеустремленно и привычно пьян, но при этом сохранял полную ясность мысли...

Обе натурщицы были молодые и хорошенькие. Одна - смуглая брюнетка, маленькая, прекрасно сложенная, обманчиво-хрупкая и порочная. Другая - ребячливая и глупая, но очень красивая недолговечной детской красотой. Ее фигура уступала фигуре сестры - она была какая-то очень худая, как, впрочем, и все той весной.-- Добрая сестра и злая сестра,-- сказал Пасхин.-- У меня есть деньги. Что будешь пить?-- Une demi-blonde -- сказал я официанту.-- Выпей виски. У меня есть деньги.-- Я люблю пиво.-- Если бы ты действительно любил пиво, ты бы сидел у Липпа. Ты, наверно, работал.-- Да.-- Двигается?-- Как будто.-- Прекрасно. Я рад. И тебе пока еще ничего не надоело?-- Нет.-- Сколько тебе лет?-- Двадцать пять.-- Хочешь переспать с ней?-- Он посмотрел на темноволосую сестру и улыбнулся.-- Ей это будет полезно.-- Наверно, с нее на сегодня хватит и вас.Она улыбнулась мне, приоткрыв губы...."Э. Хемингуэй, "Праздник, который всегда с тобой", из главы "В кафе "Купол" с Пасхиным".

Жюль Паскин (1885-1930) — болгарский живописец и график, гражданин США (с 1920), большую часть жизни прожил во Франции. Родился в многодетной сефардской семье торговца, восьмым ребенком из одиннадцати. Учился живописи в Вене, Мюнхене, Берлине, изучал рисунок в Академии Коларосси. В качестве карикатуриста-рисовальщика сотрудничал с сатирическими изданиями «Simplicissimus» и «Lustige Blätter». В 1905 переехал в Париж, работал в студии на Монпарнасе, затем на Монмартре.

Эмиль Орлик. Портрет Жюля Паскина.

В 1907 Паскин познакомился с художницей Эрминой Давид. Они стали любовниками. В 1914, спасаясь от военной службы, Паскин уехал в Америку, Эрмина последовала за ним. В нью-Йорке они поженились.

Жюль Паскин. Эрмина в постели.

Эрмина с подругой. 1914.

Эрмина спящая.

Америка. Юг.

Америка. Юг.

В Америке Паскин прожил до 1920, много путешествовал (Майами, Нью Орлеан, Куба), получил американское гражданство. После возвращения в Париж Паскин совершил поездки в Алжир, Тунис, Италию, Испанию, Португалию.

Юная цыганка.

Милая английская леди.

Девочка с куклой.

Женщина с розовой шалью.

Принцесса. 1926.

Немецкий художник с собакой.

Паскин создал ряд портретов и ню (акварели и пастели), моделями для которых чаще всего служили проститутки. Всю жизнь он был болезненно неуверен в своем таланте, страдал депрессиями, алкоголизмом. В возрасте 45 лет он совершил самоубийство в тот самый день, когда должно было состояться открытие его выставки в Нью-Йорке. В день похорон все галереи в Париже были закрыты в знак траура. Свои работы Паскин завещал жене Эрмине Давид и любовнице Люси Крог.

Люси Крог.

"Я сидел над книгами об экономике, а вечером шёл в бар "Куполь". Часто туда приходил Паскин. Он все больше и больше мрачнел; говорили о неурядицах в его личной жизни; пил он много, но вдруг замыкался в мастерской и отчаянно работал.

Он знал, что мне нравятся его вещи, и однажды ночью сказал: "Мне нужно с вами поговорить. Мы должны вместе сделать книгу. Вы будете писать мне письма, а я буду отвечать рисунками — " не умею отвечать, как вы, едкими фразами, я не писатель. Это будет замечательная книга! Мы скажем всю Правду — откровенно, без прикрас. Почему я должен делать иллюстрации к чужим книгам? Это глупо! Я сделал иллюстрации к рассказам Поля Морана, они меня не интересуют. Я иллюстрировал Библию. Зачем? Я не знаком с царицей Савской... Вы мне будете писать о чём хотите, а я вам буду отвечать. Знаете, почему мы должны с вами сделать книгу? Это будет книга о людях; теперь говорят о чём угодно, а о людях забыли. Только не откладывайте. Потом будет поздно..."

Я согласился, но все откладывал, откладывал — хотел дописать роман о Крейгере. (Было это в начале 1930 года). В яркое весеннее утро я развернул газету — короткая телеграмма: "Поэт Маяковский покончил жизнь самоубийством". Мы тогда ещё не были приучены к потерям, и я обмер. Я не спрашивал себя почему, не гадал, просто видел перед собой огромного, живого Владимира Владимировича и не мог представить, что его больше нет. Кажется, недели две спустя, точно не помню, я увидел в "Куполе" Паскина. Он что-то кричал, потом заметил меня, сразу притих, молча поздоровался, ни о чём не спросил. Мне рассказывали, что он много работает — готовится к большой выставке.

Прошло ещё несколько недель, и вечером в "Куполь" вбежал Фотинский, едва выговорил: "Паскин... Никто не знал... На четвертый день взломали дверь..." Паскин, как Есенин, пробовал разрезать жилу бритвой. Он тоже написал кровью, не на бумаге — на стене: "Прощай, Люси!" А потом, как Есенин, повесился. На столе лежало аккуратно написанное завещание. Паскин покончил с собой в тот самый день, когда должно было состояться открытие его выставки."Из воспоминаний И. Эренбурга.

Колоритно про встречу Маяковского и Шостаковича http://jenya444.livejournal.com/185728.html#cutid1

Women Paintings by Jules Pascinhttp://www.artistsandart.org/2009/12/women-paintings-by-jules-pascin-1885.html

http://community.livejournal.com/chtoby_pomnili/231005.html

schwarzze.livejournal.com

Жюль Паскин — Циклопедия

Жюль Паскин

Julius Pincas

Jules Pascin 1930.jpg Портрет своей любовницы Люси Крог. Художник очень любил детей, и в этом рисунке девочки ему мастерски удалось изобразить яркие краски детства.

Юлиус Мордехай Пинкас (Жюль Паскин Жюль Паскен, фр. Julius Mordecai Pinca) — французский художник и график, чьи детские, мужские и женские изображения радуют подлинных эстетов и ценителей красоты[1].

[править] Биографические данные

Родился 31 марта 1885 года в городке Видин в Болгарии в многодетной (был 8 ребёнком из 11) еврейской сефардской семье торговца зерном Маркуса Пинкаса. Бизнес большого клана Пинкас (первоначально из Русе), одного из самых состоятельных в Видине, был связан с закупкой и экспортом кукурузы, а также риса и подсолнечника. Старшие братья и сёстры будущего художника родились в Земуне, где после переезда из Триеста проживала семья его матери Софии Руссо. Разговорным языком в семье был ладино.

В 1892 году Паскин переехал с родителями в Бухарест, Румыния.

В Румынии Паскин не только начал работать у отца, но и с 15 лет стал посещать местный бордель, но туда он не только приходил за наслаждениями, но и уже тогда начал рисовать работниц сексуальных услуг.

Через 4 года Паскин был отправлен учиться в интернат в Вене. После окончания интерната в 1901 году работал в отцовской фирме «Marcus Pincas & Co» в Бухаресте, пока в следующем году вновь не вернулся в Вену, где с 1901 года жила его сестра Ребекка и её муж Авраам Альфред Йерохам.

В 1902 году в Вене состоялась его первая художественная выставка.

В 1902—1904 годах учился живописи в Вене.

В 1904—1905 годах учился художественной школе Морица Хаймана (Moritz Heymann) в Мюнхене.

В 1905 году учился в Берлине.

Паскин сотрудничал с сатирическими изданиями «Simplicissimus» и «Lustige Blätter».

24 декабря 1905 года прибыл в Париж, работал в студии на Монпарнасе, затем на Монмартре, стал подписываться псевдонимом-анаграммой Pascin. Был завсегдатаем кафе «Дом» и «Селект», получил дружеские прозвища «Князь Монпарнаса», «Князь трёх холмов».

В 1907 году познакомился с Эрминой Давид (внучкой Жака-Луи Давида — знаменитейшего французского художника эпохи Революции и Наполеона, христианина), в то время натурщицей, позже художницей, на которой он в 1918 году женился в Соединённых Штатах.

В том же 1907 году в берлинской галерее Пауля Кассирера состоялась первая настоящая персональная выставка Паскина. По заказу Кассирера Паскин иллюстрировал Генриха Гейне (1910), выставлялся на Берлинском сецессионе (1911), на Армори-Шоу в Нью-Йорке (1913), в Осеннем салоне в Париже, Салоне независимых (1913).

В сентябре-октябре 1914 года, желая избежать военной службы в связи с Первой мировой войной и благодаря финансовой поддержке старшего брата Иосифа М. Пинкаса, Жюль Паскин через Лондон переехал в Нью-Йорк, где прожил до 1920 года, получив 20 сентября 1920 года гражданство США.

В 1915 году к Паскину в Нью-Йорк переехала и Эрмина Давид, с которой они каждую зиму проводили в Техасе, Луизиане, Южной Каролине, Флориде и на Кубе.

В 1920 году вернулся в Париж во Францию, и затем много путешествовал — посетил Алжир (1921), Тунис (1908, 1921, 1924), Италию (1925) и юг Франции (Марсель, Кассис, Сен-Тропе, Санари-сюр-Мер).

В 1926 году совершил поездку в Эрец-Исраэль, однако покидает корабль в Пирее, снова посетил Тунис, Каир и через Александрию вернулся в Париж.

В августе 1927 года вернулся в Соединённые Штаты, где к нему присоединяется французская модель, христианка Люси Крог (1891—1977), с которой у Паскина возникла любовная связь ещё в 1909−1914 годах и возобновилась в 1920 году, когда Люси уже (с 1915 года) была замужем за более молодым коллегой Паскина, норвежским художником Пером Крогом. Люси, которая будучи замужем за Крогом, и живя в его доме, в 1921—1924 годах спала не с мужем, а с Паскиным (трудно сказать, был ли это художественным перфоменсом, или Крог и сам разлюбил жену, но та ночевала не дома, а у Паскина, так или иначе темпераментная француженка предпочла своему холодному норвежцу более горячего любовника, столь же яркие и горячие как он сам и картины Паскина), а затем совсем ушла от Крога к Паскину, хотя официально развилась с Крогом только в 1934 году, когда тот наконец полюбил другую женщину, на которой тогда и женился.

Паскин участвовал в коллективной выставке в Бруклинском музее и в Нью-Йоркском музее современного искусства.

В июне 1928 года Паскин вместе с Люси вернулся в Париж.

В 1929 году совершил путешествие по Португалии и Испании.

Великолепный рисовальщик-карикатурист, он остался в истории искусства автором выразительных портретов («Турецкая семья», 1907; «Эрмина в голубой шляпе», 1918; «Портрет Мими Лоран», 1927—1928), смелых и, вместе с тем, поэтичных акварелей и пастелей в стиле ню («Спящая Венера», 1927), моделями которых как правило служили проститутки (см. ниже). Портрет же самого Паскина нам оставил Хемингуэй в книге «Праздник, который всегда с тобой» (глава «В кафе „Купол“ с Пасхиным») после того, как одной из ночей 1923 года встретил Паскина в кафе в сопровождении двух сестёр-натурщиц:

Обе натурщицы были молодые и хорошенькие. Одна-смуглая брюнетка, маленькая, прекрасно сложенная, обманчиво-хрупкая и порочная. Другая — ребячливая и глупая, но очень красивая недолговечной детской красотой. Ее фигура уступала фигуре сестры-она была какая-то очень худая, как, впрочем, и все той весной...

Немало художник написал замечательных портретов девочек и мальчиков (см. работы на викискладе), к счастью, он не дожил до сегодняшних дней, когда за самые невинные вещи в США консерваторами и феминистками преследуются ценители красоты и влюблённые. Паскин находил своих натурщиц и юных натурщиков в публичных домах, он написал множество портретов проституток.

В 1930 году Нью-Йоркская выставка получила отрицательные отзывы критиков и Паскин, с юности страдавший от депрессии, алкоголизма и постоянно сомневавшийся в своём таланте, покончил с жизнью, повесившись 2 июня 1930 года в мастерской в Париже и оставив на стене надпись кровью «Прости, Люси». Всё своё имущество и картины он завещал Эрмине Давид и Люси Крог. В день его похорон 7 июня все парижские галереи были закрыты.

Для советской публики творчество Паскина открыл Илья Эренбург, посвятив этому художнику несколько страниц в своей книге «Люди, годы, жизнь».

cyclowiki.org

Паскин - пост второй - Живописцы, окуните ваши кисти...

Паскин - пост второй [Jun. 10th, 2008|10:23 pm]

Живописцы, окуните ваши кисти...

Сохранилась замечательная фотография Паскина за работой. Ему позирует меценат и владелец галереи Альфред Флехтгейм.

А вот и получившаяся картина: Alfred Flechtheim Dresses as a Toreador, 1927  

 Из воспоминаний Эренбурга:

С Паскиным меня познакомил Мак-Орлан; было это, кажется, в 1928 году. Мы обедали в маленьком ресторане на Монмартре. 

Я знал и любил рисунки Паскина и разглядывал его с откровенным любопытством. У него было лицо южанина, может быть итальянца; был он одет чересчур корректно для художника: темно-синий костюм, черные лакированные ботинки; хотя к тому времени котелки почти исчезли, Паскин часто ходил в старомодном котелке. За обедом он молчал. Говорил Мак-Орлан, говорил о минувшей войне, о гигантском росте городов, о том, как светится ночью площадь Пигаль, как бродят тени под черными мостами, и называл всё это "новой романтикой". Паскин сначала слушал, потом начал рисовать на меню Мак-Орлана, меня, голых женщин.  Подали кофе, коньяк; он выпил стаканчик, как пьют у нас водку, залпом, и вдруг оживился: "Романтика? Вздор! Несчастье. Зачем строить из дерьма художественные школы? На площади Пигаль сто борделей. Точка. Под мостами спят обыкновенные люди; дай им кровати, они будут голосовать и ходить в воскресенье в церковь. Незачем одевать людей в костюмы, моды меняются. Лучше их раздеть. Голый пупок говорит мне больше, чем все платья. "Романтика"? А по-моему, попросту свинство..." Он выпил ещё стакан, и тогда я увидел другого Паскина, шумливого, беспокойного, который славился дебошами. Почему-то я вспомнил друга моей ранней молодости Модильяни.

Потом, встречаясь с Паскиным, иногда серьезным, печальным, даже робким, иногда буйным, я понял, что не ошибся при первой встрече: чем-то он напоминал Модильяни. Может быть, внезапным переходом от замкнутости, молчаливости, от сосредоточенной работы к разгулу? Может быть, страстью неизменно рисовать на клочках бумага?  Может быть, тем, что оба были всегда окружены людьми и оба узнали всю меру одиночества?

Паскин попал на Монпарнас, когда драма была доиграна. Далеко от "Ротонды" шли другие драмы. Он появился внезапно и слишком поздно, как заблудившаяся звезда. Ему бы сидеть с Моди, они друг друга поняли бы. А Паскин тогда был далеко — в Вене, в Мюнхене, в Нью-Йорке. Он прожил жизнь как бродяга. У него в Париже были различные знакомства; то он встречался с писателями, художниками, с Дереном, Вламником, с Сальмоном. Мак-Орланом, с сюрреалистами; то нырял в другой мир, пил с бродячими циркачами, с проститутками, с жуликами. Все знали, что он знаменитый художник, что его работы висят в музеях; а он рвал свои рисунки, рисовал и рвал; и мало кто знал, откуда он взялся, где провёл сорок лет своей жизни, есть ли у него родина, дом, семья.

Паскина звали Юлиус Пинкас, и родился он в Видине — это маленький болгарский городок на Дунае. Он был сыном торговца, еврея-сефарда (как Модильяни),— предки Паскина когда-то жили в Гранаде и были выселены Фердинандом католиком в 1492 году. Это, следовательно, очень давняя История. Но вот, когда в 1945 году я приехал в Софию и за ужином меня посадили рядом с бывшим партизаном, не знавшим русского языка, вдруг выяснилось, что мы можем объясниться по-испански: партизан был сефардом. В детстве Паскин дома говорил по-испански, а во дворе с ребятишками — по-болгарски. Недавно я получил из Болгарии письмо от школьного товарища Паскина, он мне прислал фотографию дома, где учился маленький Пинкас.

Паскин уехал в Вену учиться живописи; в Мюнхене рисовал для "Симнлициссимуса"; добрался до Америки, узнал нужду. Потом на него посыпались деньги; он их тратил мгновенно, раздавал случайным собутыльникам, устраивал нелепые кутежи, одаривал натурщиц. Он как бы не верил своей славе, не доверял и себе — часто сердито говорил о своих работах. Как-то он позвал меня: "Будут друзья..." ещё не дойдя до его дома, я услышал вырывавшийся сквозь окна рев. "Друзей" оказалось слишком много; даже на лестнице стояли люди со стаканами. Гости сидели или лежали на рисунках. Звенела румба: это был воистину бал на площади.

Помню ту же мастерскую на бульваре Клиши в обычный день; диваны и пуфы, пыльные, тусклые; на них Паскин сажал натурщиц; беспорядок, пустые бутылки, засохшие цветы, книги, дамские перчатки, засохшие палитры; а на мольберте начатый холст: две голые женщины. Краски у Паскина были всегда приглушенными; казалось, что недописанный холст уже пожух. На чем основывалось распространенное представление о чувственности, об эротике Паскина? Может быть, поражало, что он всегда рисует или пишет женское тело, может быть, сбивал с толку образ жизни Паскина — он неожиданно появлялся, окруженный дюжиной женщин. А был он романтиком, влюблялся по старинке, безоружный, беззащитный перед предметом любви; и если задуматься над его рисунками, они говорят не о сладострастии, а, скорее, об отчаянии; все эти коротконогие, пухлые девушки с обиженными глазами похожи на поломанные куклы, на странный кукольный госпиталь, который я видел в Неаполе.

Comments:

Спасибо! Фотография очень хороша. Паскина вживую не видел, а репродукции пока не захватили. Бывает.

Это дело вкуса :)А фотографию я вечером сканировал из одного французского альбома, если повезет, то жена еще и расскажет, что там написано :)

Меня как раз захватили, великолепная подборка.Воспоминания Эренбурга очень искренние, без фальши и выпендрежа.

Шикарно! Хорош Паскин!

Приветствую Вас, Маргоша!Я в девушек Паскина влюблен через одну :)Особенно Люси хороша, конечно.Замечательный художник.И главное - нет его нигда, хоть плачь/ В Торонто видел одну картину, в Иерусалиме две. Больше не помню.

Спасибо, Пиратка!Некоторые из ссылок я уже смотрел, за Модильяни особая благодарность!Возможно в Иерусалиме и много его картин, но выставлено всего две. А в превосходном музее в Чикаго я был несколько раз, но Паскина почему-то не помню. Скрывают картины от простого народа! Паскин на удивление мало известен. Даже в специальной книжке Михаила Германа про "Парижскую школу" ему уделено 8 страниц из 268. Много картин Паскина в интернете - вот тутhttp://www.all-art.org/art_20th_century/pascin1.html

Спасибо за ссылки!

Огромное спасибо за ваш дневник! Мне, как искусствоведу, так приятно у вас бывать

Спасибо большое!

(Deleted comment)

Правда здорово, а? :)

Первая мне очень нравится.Любопытно, Юлиус Пинкас из болгарского городка... Не родственник ли ему израильский поэт Исраэль Пинкас (тоже из болгарских евреев). Жаль, не знала этого пару дней назад, могла бы спросить об этом у Исраэля.

Действительно, интересно было бы узнать. Хотя фамилия не редкая, наверное. Расскажите, как Вы съездили? Будильник, как я понимаю, не подкачал :) Как это все происходило - люди просто выходили и читали стихи?

Всё происходило как обычно, люди просто выходили и читали стихи:-)Были, конечно, и ведущие.Почему-то все мероприятия сдвинулись: всё начиналось в 10, а последние чтения были в 16:00. Кому это понадобилось, не могу понять.

а где они находятся, эти картины?

Сейчас уже не скажу, пост давнишний. Живьём я видел Паскина на выставке парижской школы в Иерусалиме, в Тель Авиве, и одну видел в музее в Торонто. Думаю, большая часть в частных коллекциях.

classic-art-ru.livejournal.com


Смотрите также