Сергей Поздеев - художник. Официальный сайт. Поздеев картины


Сайт музея художника Андрея Поздеева

в «Музей доброго человека» школы № 69 города Красноярска. 

КЛИКНУТЬ ФОТОПАНОРАМУ

Нам часто задают вопросы:

• Почему вы посвятили музей именно Андрею Поздееву?

• Почему  вы организовали  музей?

• Как был создан музей?

«Сейчас у нас эпоха пересмотра многих взглядов. Но важно не опровергнуть тот или иной взгляд,а разбить упрощенную точку зрения на жизнь, на искусство, на человека». Андрей Поздеев.  Автопортрет. 1949г.             Привоз. 1954г.

 Паруса. 1960г.           Осенний стол. 1963г.

 Вечер. Стоянка такси. 1958г.           Готовые к рейсу. 1959г.  «На улицах я работал в разное время года, не было места где работать, а это - великолепная мастерская. Я столько переписал этот город! И всё это пульсирующее, живое - всё рядом. Это всё время жизнь, движение. Удивительно, дом ведь тоже заполнен людьми, он живой. Я к нему так и относился. Как машинка бежит, как люди идут и даже деревья как растут. Вот я это состояние и писал...».  Здесь живешь ты. 1960г.                Цветы одного лета. 1967г.«Заповедник «Столбы». Там изба, полуземлянка вся в цветах. Там животные ходят-бродят. Какое чудо, вот это чудо! Порхнуло что-то, понесло его на эти неведомые запахи...На миг какое-то определенное состояние , чтобы там дух был и запахи эти были, и дуновение какое-то, то,что «Миг» называется. Это удивительная вещь-миг...»

Корзина сирени. 1969г.        Подсолнухи. 1960-е гг.        Декоративный букет. 1993г.«...Цветы я всегда писал и люблю их. Это великолепное существо - цветы. Это живое существо, невероятно разное. Красота, прелесть, нежность. Я не могу от этого отказаться. А через цветы я могу увидеть другие сюжеты и несюжетные выходы...»

 Цветы, палитра и художник. 1973г.        Портрет отца. 1974г.       В гостях у Авроры Даниловны. 1986г.  «Понятие сути человеческого характера складывается из привычек, отношения к окружающему миру. Как человек играет, как защищается, маску какую надевает - безвинную или жестокую, какое платье у него, как он руки держит, как ходит, как говорит. И вот из этих всех вещей возникает целое, и начинаешь чувствовать, из чего этот человек состоит. И отдача иногда очень любопытной бывает. Все равно человек будет похож, даже не внешне - внутренне, и те, кто его знают, будут узнавать. Не обязательно точно написать глаза, овал лица. Можно выразить это какой-то маской, и будет удивительно похож человек. Вот в чем дело. То есть здесь обнажается очень много, и человек иногда пугается. Пугается того, что увидел художник. Если и я не почувствую человека, я не буду писать».  

Любовь. 1986г.            Солнышко. 1990г.           Ева и змей. 1997г.   «…Познай самого себя - вот что в этом деле надо помнить. Единственное, что здесь нужно. И вся причина в самом себе. И радость ведь в том, что человек способен развиваться до самого последнего дня. Вот чудо-то какое! Это дело на всю жизнь. И я должен быть в нем чище, как человек. Не врать самому себе. Вот сущность этого громадного духовного дела. А мы превратили все это в профессию. Профессия это, простите, ближе к ремеслу. Без ремесла нет ничего, конечно, но здесь художник обязан головой соображать чего-то. Человек родился с этим и живет до самого последнего дня. Это великое счастье».

 Чаша. 1989г.     Тайная вечеря. 1990г.     Голгофа. 1989г.«...Предположим, пошла  полоса - заинтересовала меня жизнь  Иисуса  Христа. Я попытался что-то  сделать. Грешник, обычный  земной грешник, попытался вот о таком, если  говорить, о человеческом - подобие же человека Он был на Земле...». Андрей Поздеев.

«Крупные художники используют широкий диапазон знаков, выдающиеся художники изобретают новую, неожиданную систему знаков»

Жан-Патрик Лебель (французский искусствовед)

 

 

mus-pozdeyev.ru

Поздеев Андрей Геннадьевич

 

Андрей Геннадьевич Поздеев родился в селе Нижний Ингаш Красноярского края, в семье почтового служащего. Будучи еще маленьким ребенком Андрей начал рисовать, и на протяжении всей жизни без рисования он не мог представить свою жизнь. В 1937 году Поздеев принимал участие в краевом конкурсе детского рисунка, посвященном столетию памяти Пушкина, и за портрет поэта получил денежную премию.

Поздеев - выпускник Красноярской художественной школы имени В. И. Сурикова, участник многочисленных выставок. В самом начале войны Андрей Геннадьевич начал работать на красноярском Комбайновом заводе. За то, что уехал к маме и бабушке, которые жили тогда в селе Тюхтете, получил 6 месяцев тюрьмы по «сталинскому указу». В колонии постоянно рисовал, оформляя стенгазеты и различные «уголки».

 

В 1943 году ушел добровольцем на фронт, служил на Дальневосточном флоте. Демобилизовался из-за того, что серьезно заболел туберкулезом. Поздеев вернулся в Красноярский край, в Минусинск, где тогда жила его семья. Благодаря чуду, Андрей Геннадьевич смог частично победить болезнь и продолжал жить, находясь в бесконечном творческом поиске, и рисовать.photo 11 2

С 1956 году Андрей Поздеев стал работать в Художественном фонде художником-копиистом. Осенью того же года Поздеев участвовал в выставке произведений сибирских художников, которая проходила в Иркутске, и был принят кандидатом в члены Красноярской организации Союза художников РСФСР. В 60-70-е годы Андрей много пишет с натуры Красноярск и его окрестности. В это же время художник написал большую серию работ под названием «Калтат» (по названию речки в красноярском заповеднике «Столбы»).

 

Андрей Поздеев участвовал в краевых и зональных выставках (их было 31), с 1964 по 1997 год состоялось также 11 его персональных выставок: Красноярск, Новосибирск, Норильск, Таллинн, Москва, Санкт-Петербург, Зеленогорск. Художник ценил выставки, они помогали подвести итог сделанному и найти новые творческие подходы. В 1983 году на выставке «Советская Россия» были представлены две его картины — «Одуванчики», «Кузьмичева поляна».

 

Поздеев любил писать цветы. В разные годы он изображал их по-разному и создал огромное количество картин с названием «Букет» или «Цветы».

 

В 80-е годы в круг чтения Андрея Геннадьевича вошла Библия и книги по Священной истории. Большой интерес вызывала также эзотерическая литература. В новой мастерской, полученной художником в 1980-м году, как итог переосмысления этой литературы был создан цикл работ, в который вошли такие картины, как: «Голгофа», «Моление о чаше», «Сотворение мира», цикл «Жизнь человека» и другие.

 

В 1990-е годы были организованы выставки в Москве и Санкт-Петербурге (Государственный Русский музей, 1996 г.), выпущены альбомы, создано несколько телевизионных передач, опубликованы статьи в центральных художественных журналах.

 

Андрей Геннадьевич был человеком искренним и ищущим, его работы в разное время отличались техникой исполнения, своеобразием видения и изображения реальности. Многие его работы осуждались некоторыми коллегами по художественному цеху, общественностью, людьми, привыкшими к ясности и традиционности рисунка. Но были, конечно, и поклонники его таланта. У Поздеева были последователи, те, кто учился, постигая его манеру писать. Сам же Андрей Геннадьевич рисовал никому не подражая, всегда следовал своим чувствам и эмоциям.

 

В работах Поздеева прослеживаются почти все основные стадии мирового искусства: реализм - импрессионизм - постимпрессионизм - фовизм - абстракционизм. Для художника это не было следованием течениям, это было не подражательство, а воплощение его личного сознания. Для него это были естественные ступени личного творческого роста.

 

Официальное признание Поздеева началось, пожалуй, с первой персональной выставки в Москве в 1993 году. По ее итогам он был выдвинут на соискание Государственной премии. В 1998 году Андрей Поздеев был награжден Дипломом и серебряной медалью Российской Академии художеств.

 

С 1992 года по настоящее время издано 12 персональных альбомов с репродукциями картин А. Г. Поздеева. Его работы хранятся в разных музеях мира, в том числе в Третьяковской галерее и в Русском музее. Достаточно большое количество картин художника находится в коллекции Красноярского государственного художественного музея им. В. И. Сурикова.

 

А. Г. Поздеев скончался в своей мастерской в Красноярске 12 июля 1998 года. Похоронен на Бадалыкском кладбище Красноярска.

 

В память о великом художнике в историческом центре Красноярска в 2000 году установили оригинальный бронзовый памятник Поздееву, в Красноярской средней общеобразовательной школе № 69 (ул. Шумяцкого, 3) организован небольшой музей.

 

www.kraskompas.ru

Сайт музея художника Андрея Поздеева

 

В 1960-70-е годы Андрей Геннадьевич много работал на улицах Красноярска. Он называл город «Великолепной мастерской».Город как особое пространство - это, прежде всего, архитектура. Красноярск сегодня - это сочетание старого (деревянные дома, старинные каменные особняки) и быстрорастущего нового мегаполиса.Особенность городских пейзажей Андрея Поздеева в том, что его город всегда непосредственный, живой, активный, населённый бегущими «машинками», растущими деревьями, домами, полными  людей.  Интересно, что работая над многочисленными городскими пейзажами, художник всегда старался забраться как можно выше. Всем наиболее удобным, «земным» местам - он предпочитал крыши Красноярска. Именно они давали максимальный обзор. Оттого пространство улицы как бы сдвинуто с привычной точки восприятия, а сам город очень живой, изображен в постоянном движении.

Красноярск, 1970     Красноярские крыши  

Вид из окна больницы, 1970-е   

На некоторых акварельных работах даже кажется, будто художник наклонил голову или не смог удержаться на ногах и покатился со скользкой, мокрой от растаявшего снега крыше Smile Красноярск, 1970г. 

Для художника  Красноярск - это город, живущий сегодня и сейчас, в настоящую секунду. Отсюда  эмоции, динамика в каждом городском пейзаже, свежесть впечатлений - вот характерные черты каждого пейзажа.

Многие замечательные красноярские художники изображали город Красноярск по-разному. И, конечно, все они правы. Это наш город, город очень разный и для каждого он свой.(Источник: www.krasdin.ru)

Андрей Поздеев, городские пейзажи разных лет:

Перед конкурсом детского рисунка мы решили реализовать давнюю мечту: сфотографировать самые старинные здания нашего города.  

Дело в том, что сам художник любил  и  по-своему понимал ту историческую часть  города, которую хорошо знал и помнил с юности. Известно,что он хотел запечатлеть не только на холсте, но и на пленке все самые красивые старинные дома города (особенно деревянные, которые рано или поздно разрушатся либо будут снесены).

Например, в городских фотоархивах есть редкое фото уже несуществующего и очень красивого деревянного здания, стоявшего еще в 1911г. на Владимирской площади (сегодня - это проспект Мира). Какова судьба этого дома, построенного по проекту архитектора В.А.Соколовского - неизвестно...

http://naov.ru/objects/article/krasnoyarskie-osobnyak.. 

А еще мы узнали, что, в конце XIX века в деревянной архитектуре Красноярска  наблюдался странный контраст - изящные украшения нового стиля (модерн) сочетались с прежней брутальной фактурой бревенчатого сруба. Это придавало нашим местным зданиям особенный художественный эффект, который мы видим и сегодня:

Видимо красноярские архитекторы считали, что бревенчатые стены, правдивость их работы прекрасно отвечают принципам "нового стиля", поэтому обшивка тёсом, характерная для стилевой архитектуры ХIХ века, в Красноярске приживалась медленно. Пример обшивки тёсом:

(Источник: http://naov.ru/objects/article/krasnoyarskie-osobnyaki-vasokolovskogo.html)

Утерянные жемчужины Красноярска: вероятно так могло бы выглядеть здание кинотеатра Николая Гадалова (сейчас это бывший "Кинотеатр "Пикра") если бы архитектуру в 1964 году не признали «мещанско-купеческим наследием». Вот такой кинозал могли бы мы иметь сейчас... www.krasplace.ru/zdanie-kinoteatra-xudozhestvennyj

  

На фотографии 1950-х г. еще можно увидеть красивое торговое здание (1903-1908гг.) с куполообразные крышами в мавританском стиле, «пассаж». В 1960-х, когда площадь Революции решили реконструировать и благоустроить, выяснилось, что здание мешает краевому начальству из окон своих кабинетов лицезреть парк и Енисей, «пожарку» решили стереть с лица земли. (http://www.krasplace.ru/passazh)

К счастью, многие старинные дома в нашем городе спасены, благодаря проведенной в 1990-2000-х гг. реставрации.В Красноярске, по адресу ул.Ленина - 66, стоит удивительный деревянный дом в стиле русского модерна, мимо которого просто невозможно пройти, не задержав взгляд. Построен этот дом был в 1894 году по проекту В.А.Соколовского, и был в время одним из лучших домов в Красноярске.

  Проект фасада

Здание Красноярского почтамта на Ленина, 62 (архитектор В.А.Соколовский)

На поиски старинных домов, затерянных в глубине современного Красноярска - особенно вдохновила картина Андрея Геннадьевича - "Пейзаж с лужами", 1950 г. На этой ранней работе художника есть необычная усадьба в стиле романтического модерна. Ее построили в Красноярске еще в 1913 году. Настолько непривычен был этот дом для Красноярска начала ХХ века, что не верится, что ему уже сто лет! Мы нашли его на ул.Марковского-21, рядом с компанией "Печатный двор".

Подробнее об истории дома архитектора Л.А.Чернышева можно узнать на: www.krasplace.ru/dom-chernysheva 

    

Сегодня,  когда ведутся разговоры о необходимости создания исторического квартала,  который показал бы гостям и жителям характерный исторический облик города, у  нас есть возможность пофантазировать и представить историческую часть города, его архитектуру через фотоколлажи:

Мозаика из старинных красноярских дверей

Прогуливаясь  по «Старому городу»  каждый может убедиться  в том, что  Красноярск обладает богатым архитектурным наследием, со своими особенностями, старинными домами - жемчужинами, порой спрятанными среди летней зелени, однотипных хрущевских застроек и современных гигантов мегаполиса.

    

Красные дома КрасноярскаSmile

   

Вовсе не этот дом послужил моделью для картины Андрея Геннадьевича - но уж очень похож!

   

Сколько красивых деталей города мы в спешке ежедневно проходим мимо! Не говоря уже о домах, спрятанных во дворах города.  Город – исторический и современный -  сегодня остается "Великолепной мастерской" для всех его жителей. 

  

Особняки Красноярска

  

Красноярск стремительно растет и развивается, но как порой интересно окунуться в прошлое - отыскать необычное место, дом, узнать его историю. Красноярцам есть чем гордиться.

Мы будем рады, если благодаря теме нашего небольшого фотопроекта, и, конечно, творчеству А.Г.Поздеева и многих других замечательных красноярских художников – у ребят и взрослых появится интерес к архитектуре Красноярска.

Открытие истории родного города заново - всегда увлекательно. И каждый, узнав город самостоятельно, через живопись или фотографию, всегда сможет провести свою собственную экскурсию для друзей и гостей города по самым любимым местам.

Совет школьного музея.

 

Полезные ссылки:

История архитектуры Красноярского края

www.krasplace.ru

Блог Красноярской краевой научной библиотеки

Прогулки с архитектором 

Фото:

с сайта krasplace.ru,

В.Вагановой

mus-pozdeyev.ru

К 90-летию со дня рождения Андрея Поздеева: история жизни художника | КУЛЬТУРА

27 сентября исполнилось бы 90 лет со дня рождения Андрея Поздеева. Художника-легенды. Его картины выставлены в Третьяковской галерее. А красноярцам посмотреть его работы практически негде. В городе нет ни одной постоянно действующей выставки работ Андрея Поздеева. Единственное место, где можно найти картины художника, - его творческая мастерская, где он работал последние 18 лет своей жизни.  

Дом художника

Поздеев не восходил по мраморным лестницам получать золотые призы, не приглашался на парадные приемы, не увенчивался лаврами. Он пережил голод и холод, был заключенным и солдатом, кочегаром и тружеником искусства. Но его живопись далека от крестного пути художника. Если она и касается жизненных невзгод, то представляет их в сложной иносказательной форме символов, придуманных самим художником, а следовательно, нуждается в расшифровке и в напряженной работе воображения. Это все, что оставил нам в наследство наш современник, ходивший по улицам города вместе с нами.  

В мастерской на ул. Ленина до сих пор живет душа художника. В мастерской на ул. Ленина до сих пор живет душа художника. Фото: АиФ/ Светлана Хустик

Дом, где сегодня живет творчество художника, - на первый взгляд обыкновенная многоэтажка в центре Красноярска. Лишь приглядевшись, можно заметить, что на последнем, седьмом этаже необычно высокие окна в пол. Это мастерские художников.  

Дом построен специально для них. И в 1980 году Андрею Геннадьевичу дали здесь квартиру на 6-м этаже. А этажом выше он получил мастерскую. Выбирал сам, ему нужна была большая стена и максимальный отход от нее для того, чтобы писать картины большого формата. Как раз в это время художник задумал библейскую серию, для которой было необходимо большое панно. В итоге написал 15 работ. Две сегодня находятся в Третьяковской галерее: «Пир шутов» и «Сотворение мира», одна - «Голгофа» - в музее Церетели. Остальные работы хранятся в КИЦе, их выставляют изредка по праздникам.  

Мастер рядом со своими работами. Мастер рядом со своими работами. Фото: Фонд Андрея Поздеева

«Он очень любил эту мастерскую. Однажды в разговоре с друзьями выяснилось, что эта мастерская - графическая. В ней прострельный свет: окна на восток и на запад, и довольно темная. Возникли разговоры об Альбрехте Дюрере (известный немецкий график) и о том, что у него мастерская была вся черная, чтобы лучше были видны белые листы. Андрей Геннадьевич загорелся и начал красить мастерскую в черный. Покрасил пол, одну из стен и пришел в ужас - получилось очень депрессивно. Стену тут же перекрасил в белый, а пол с тех пор так и остался черным. Вообще, эту мастерскую мы стараемся сохранять в том виде, в котором она была при художнике. Кисти, тюбики с краской, предметы быта, атмосфера», - рассказывает Валерия Гурьянова, президент фонда имени Андрея Поздеева и друг семьи.

Калтат - одну из серий художник посвятил любимым Столбам. Калтат - одну из серий художник посвятил любимым Столбам. Фото: Фонд Андрея Поздеева

Секрет Поздеева

 Андрей Поздеев родился в селе Нижний Ингаш Красноярского края. Учился плохо. А вот рисовал с пяти лет. В 4-м классе получил приз на краевом конкурсе за рисунок, на котором был изображен Пушкин. В начале войны за то, что уехал к маме с работы на комбайновом заводе, попал на 6 месяцев в тюрьму, где оформлял стенгазеты и делал трафареты для татуировок.

В 17 лет ушел на фронт, воевал на Восточном фронте. Писал для офицеров, которые посылали картины своим женам. Потом его комиссовали, и он отправился в Туру лечиться. После переехал в Минусинск, где работал в Мартьяновском музее. Вернувшись в Красноярск, поступил в художественную школу в класс Андрея Прокопьевича Лекоренко. По сути дела, учился сам: рисунку, смешиванию красок, графике.

Всю жизнь Поздеев работал с российскими красками. Даже когда начали появляться зарубежные, говорил: «Я не знаю их свойств, не знаю, как они смешиваются». Он создавал необычные цвета. Даже черный был у него не плоским и однородным, а составным. И художники, которые сегодня пытаются копировать его работы, находя их не очень сложными по композиции, пребывают в растерянности. Его рисунки легко можно расчертить сеткой и перенести на холст. Но когда дело доходит до подбора цвета, картина распадается.

Одна из главных тем творчества - цветы. Одна из главных тем творчества - цветы. Фото: АиФ/ Светлана Хустик.

Цветы охапками

Сказать точно, сколько картин оставил Поздеев, не берется никто. Он писал 72 года. Много работ дарил друзьям и знакомым, они до сих пор то и дело выплывают где-нибудь на дачах. Некоторые уничтожал. Если они, по его мнению, не выполняли ту задачу, которую он ставил в начале работы. Валерия вспоминает, как художник писал картину «Вознесение»:  

«Это черно-белая работа, состоящая из треугольников. Совершенно абстрактная: нечто ромбовидное вдруг взмывает вверх. Равномерная и симметричная как по вертикали, так и по горизонтали. Он писал ее, когда один глаз уже был поражен катарактой. Очень спокойно и аккуратно кисточкой закрашивал примыкание черного с белым, что-то при этом говорил».  

Но если смотреть на эту картину, она полна не только экспрессии, но и сакральности, потому что это Вознесение Христа. Перед ней хочется остановиться, как в церкви перед иконой.

Наверное, каждый из нас при упоминании о Поздееве представляет его цветы. Сложно найти художника, который так трепетно и нежно изображал розы, георгины, гладиолусы, астры, лилии и сирень. Когда появились деньги, покупал букеты охапками, так как писал только с натуры. От этих картин как будто веет сладковатым ароматом. Еще одна известная тема - Столбы. Им посвящена целая серия - «Калтат». Калтат - это речушка в заповеднике, куда он приезжал на несколько дней и с упоением работал.  

Серия «Люди» Серия «Люди» Фото: Фонд Андрея Поздеева

В конце жизни он вновь вернулся к работе с натурой. Произошло это после картины «Ева». На фиолетовом фоне светлая фигурка с рыжими волосами. Девушка для того, чтобы позировать ему, отращивала волосы три года. А вообще, он не выбирал людей для натуры. Часто это происходило случайно. У мастера осталось много портретов людей, которые вообще бывали в его мастерской всего один раз в жизни случайно.

Бедный, но свободный

Поздеев - уникальный художник еще и потому, что до конца жизни остался верен лишь своем искусству. Его было невозможно заставить писать, ему было нельзя заказать работу. Он абсолютно не продавался никому и ни за какие деньги. Говорил: «Я хочу быть бедным, потому что я хочу быть свободным». И многие художники, которые работали на заказ, очень ему завидовали. Хотя выстоять было сложно, времена были тяжелые. И наверняка, если бы он жил ближе к Москве, его, за это желание быть свободным, просто бы уничтожили. Пытались и в Красноярске. 

«Многие годы не было не только персональных выставок Поздеева - его картины вообще не выставлялись. Худсовет их отбирал, печатал каталоги выставок, где были и его работы, но на выставки они не попадали. Цинично отмечали: «Ты, Андрюша, выпадаешь, твою работу как повесишь, так непонятно, что рядом вешать, - все блекнет», - вспоминает Валерия.

Два близких человека всегда были рядом. Два близких человека всегда были рядом. Фото: Фонд Андрея Поздеева

Жил очень аскетично. Краски, холсты, материалы - все это было в долг. Доходов практически не было. Спасала пенсия по инвалидности и зарплата жены Валентины Михайловны, учителя русского языка и литературы. Никакого звания не было. Единственная награда - это серебряная медаль.

Другом, соратником, верным помощником и любимым человеком для художника была супруга. Каждый день ровно в два часа он спускался из мастерской на обед. Когда Андрей Геннадьевич был слаб после болезни, она, сама хрупкая, маленькая женщина, таскала его кассетницу, в которой находились картонные листы бумаги и этюды. А по вечерам читала ему Пушкина и Кафку, которых он очень любил. Сегодня она и Валерия Гурьянова занимаются наследием художника. Валерия в семье Поздеевых давно. Ученица Валентины Михайловны часто бывала в гостях, помогала художнику, убиралась в мастерской, мыла окна, просто была рядом. Когда в 1998 году художника не стало, они с Валентиной Михайловной решили создать общественный фонд его имени. Его главная задача - сохранение творчества художника.  

Так получилось, что в миллионном городе сегодня нет места, где бы можно было организовать постоянную выставку работ Андрея Поздеева. В юбилейный год в течение недели будет показано около 500 его картин: «Цветы», «Начальный период», «Заключительный период», «Печатная графика». И у нас с вами есть уникальный шанс их увидеть. Возможно, единственный.

Абстракция Поздеева Абстракция Поздеева Фото: Фонд Андрея Поздеева

Расписание работы выставок:

Уже открылись и работают выставки:

«Цветы Андрея Поздеева»

Дом художника, пр-т Мира, 56

«Картины Андрея Поздеева»

На Подмостках, ул. ак. Вавилова, 25

Предстоит открытие:

27 сентября

«Путь художника»

Художественный музей, пр-т Мира, 12

Открытие в 17:00

29 сентября

«Цвет жизни»

МЦ «Площадь Мира», пл. Мира, 1

Открытие в 19:00

30 сентября

«Печатная графика»

Каменка, ул. ак. Павлова, 21

Открытие в 19:00

1 октября

«Цветы для Поздеева»

Школа им. А. Г. Поздеева

пр-т Мира, 115-а, стр. 1

Открытие в 15:00

www.krsk.aif.ru

Художественный мир Сибири: Поздеев Андрей Геннадьевич 1926-1998

Живописец из Сибири. Андрей Поздеев прошёл в своем развитии почти все основные стадии мирового искусства: реализм - импрессионизм - постимпрессионизм - фовизм - абстракционизм. И это было не подражательством, а последовательным развитием его личного сознания и творческого метода. 

Поздеев А.Г. 1960 Здесь живешь ты К., м. 49 х 79

Источник: Тригалева Н. Андрей Поздеев./ Наталья Тригалева.// Тобольск и вся Сибирь. Восьмой номер. Красноярск: Альманах./ Сост. М.В. Москалюк. - Тобольск: Издательский отдел Тюменского регионального общественного благотворительного фонда «Возрождение Тобольска», 2007. - 340с.

С искусством Андрея Геннадьевича Поздеева дело обстоит сложно. У него множество восторженных и убежденных поклонников, преимущественно в профессиональной среде. Среди непрофессиональной публики одни оценивают его картины по принципу «непонятно, но здорово», а другие с недоумением говорят своему спутнику, что «такая мазня и у меня получится». Недоумевающие есть и среди профессионалов. Один мой друг, хороший и очень известный художник, стопроцентный реалист, хотя вовсе не догматик и не отрицающий авангард, хорошо отзывается о ранних работах Поздеева и искренне не понимает, где же искусство в его последних, нефигуративных картинах. И считает славу Поздеева раздутой и преувеличенной.

Поздеев А.Г. 1962 Дивногорск строится фрагмент К., м. 50 х 70

Поздеев - уникум, настоящий самородок и селфмэйдмэн (с английского «selrmademan» - человек, который «сам себя сделал»), проучился только год в художественной школе, превзойдя многих и многих, проведших по 10-15 лет в школе-училище-институте. А ему хватило этого одного года, просто чтобы узнать азы грамоты и понять основное, что должно отличать профессионала от дилетанта. Дальше учился сам, у природы и у мастеров прошлого, чьи работы усердно и, главное, сознательно, копировал в молодости. Ещё учился узнавать и выражать самого себя и своё, только ему присущее видение мира. 

Поздеев А.Г. 1968 Молодые художники Х., м 133 х 205

Его называют «сибирским Матиссом», наверное, основания для такого сравнения есть, но только он не Матисс, а Андрей Поздеев. И никогда ни под кого не подстраивался, писал, как дышал, не пытаясь никого удивить. Только в последние годы на смену интуиции пришел рассудок, в картинах появились математический расчет и жёсткая геометрия, хотя цвет всё равно остался по-поздеевски стихийным. Возможно, это было результатом увлечения книжками по формальному анализу, которым Поздеев, детская душа с сияющими глазами, дал себя увлечь. 

Поздеев А.Г. 1974 Геннадий Данилович Портрет отца К., м. 122 х 100

Не то чтобы это было вредным, да и сам Андрей Геннадьевич был не из тех, кто следует слепо чужой указке. Скорее всего, он внутренне был готов к чему-то подобному, к поиску формул и символов, способных вместить смысл, не передаваемый языком предметного искусства. Хотя до этого был абсолютно независим и, имея множество подражателей среди молодых своих почитателей, сам никогда никому не подражал. Здесь же, став, как многие считают, совершенно другим Поздеевым, он не только пытался выразить невыразимое, но и ещё, я это вполне допускаю, играть в увлекательнейшую игру. Ведь он до старости, будучи мудрым и взрослым мужчиной, оставался одновременно ребёнком. 

Поздеев А.Г. 1975 Когда пишу сирень Х., м 105 х 120

 

А формальная композиция - такая завораживающая игра! Ты рисуешь чёрный круг на белом фоне, и он становится окном в космос, это символ вселенной и метафора нашей жизни. И вот здесь чёрное и белое соперничают, но не побеждают. А что будет, если добавить чёрного? Или убавить? Кто победит? Чёрное или белое? Добро или зло? Бог или дьявол? А что будет, если добавить красного? Или пересечь белый круг чёрным, чтобы в их наложении возник синий овал? И так до бесконечности, каждый раз получая новые и новые варианты. Смысловые. Живописные. Декоративные, наконец... 

 

Поздеев А.Г. 1979 Чтение Х., м 103 х 122

О Поздееве написано немало, нередко отмечают, что в разные периоды творчества он испытывал влияние различных художественных течений. В его работах усматривают то влияние Ван Гога, то сходство с Альбером Марке, и т. д., и т. п. Не то чтобы это неправда. И не то чтобы ни от чего не зависел. Любой художник, так или иначе, зависит от своих предшественников, и любой художник, лучше или хуже, знает историю искусства. Всё это как-то по-другому происходило применительно к Поздееву. Кто не встречал художников, чаще всего молодых, которые, открыв для себя нового кумира, пытались быть как он. И сам Поздеев был для некоторых таким кумиром. И кто не знает художников, осведомлённых о самых новейших течениях, но вовсе не применяющих эти знаний в собственном творчестве. 

 

Поздеев А.Г. Композиция

Вот Знак или Ряузов: что, не знали они Гогена или Кандинского? Но писали-то по-своему. Искусство имеет право быть разным. Глупо отрицать так называемый авангардизм, но и провозглашать скорую гибель реализма не умнее. Если ты талантлив и честен, ты можешь пройти по дороге, проложенной старыми мастерами, но ты пройдёшь по ней своим путём.

Поздеев А.Г. 1995 Старцы Х., м 110 х 110

Андрей Поздеев прошёл в своем развитии почти все основные стадии мирового искусства: реализм - импрессионизм - постимпрессионизм - фовизм - абстракционизм. И это было не подражательством, а последовательным развитием его личного сознания и творческого метода. Для него эти фазы были естественными ступенями личного творческого роста. Освоив реалистическую манеру, обогащенную опытом импрессионизма, он стал вполне традиционным и хорошим пейзажистом. Работы рубежа 1940-1950-х - великолепно написанные и уверенно скомпонованные, даже на уровне этюда являющие способность быть картинами. Уровень профессионализма таков, что невозможно поверить, будто у автора за плечами всего-то год художественной школы. 

Поздеев А.Г. 1997 Краски земли. Цветы и  солнце Х., м. 70 х 100

И он мог бы, продолжая эту линию, стать вровень с другими хорошими пейзажистами. Но, как в мировом искусстве, так и в развитии Поздеева импрессионизм сказал практически всё, что можно было сказать о видимой реальности. И возникла потребность высказать нечто такое, что скрыто за нею, что есть в наших переживаниях по поводу этой видимой реальности. И её, эту реальность, можно в чём-то изменить, деформировать, по-другому раскрасить. А иначе как написать мечту? Грусть? Любовь? Боль? Радость? Это то, чему научился выросший на почве импрессионизма постимпрессионизм, и это то, к чему пришел Поздеев в пейзажах и натюрмортах начала 1960-х. А в середине 19б0-х постепенно приходит осознание того, что мир, в котором живём, не так уж ладен. Он может быть опасен, бесчеловечен. Будущее его неясно и мучит предчувствием беды. И поток красных флагов, текущий по улицам и мостам в день октябрьской демонстрации, становится потоком крови, заполняющей душу ужасом и тревогой. 

Поздеев А.Г. 1986 Астры Х., м. 120 х 97

 

И горы в напряжённом усилии громоздятся вверх. И битая дичь вопиет об отмщении. Собственно, с этого и начался разлад Поздеева с некоторой частью публики. Зритель, привыкший видеть в картине двойник реальности и способный оценить только внешнее правдоподобие изображённых объектов, видя изломанные, изображённые без объёма и перспективы дома, примитивно нарисованные деревья, машины и фигуры людей, искренне недоумевает: «Мой ребёнок и то лучше нарисует»! Откуда такому зрителю знать, что ребёнок, - а дети действительно бывают гениальны и могут спонтанно нарисовать такое, на что не способен ни один академик живописи, - ребёнок, однако, не сумеет так безошибочно выстроить композицию и ритм, добиться символического звучания цвета и колористической гармонии. 

Поздеев А.Г. Композиция

Проще говоря, не требуется, чтобы дом или человек были похожи. Из цели изображения предмет превращается в средство. Средство выразить нечто находящееся за гранью видимой реальности. Своего рода знак, и достаточно того, чтобы он прочитывался: вот дом, вот человек, вот дерево, вот цветок. Это похоже на экспрессионизм, но искусство «Крика» (так называется картина Эдварда Мунка, ставшая своего рода визитной карточкой этого направления) слишком надрывает сознание. Наступает момент, когда хочется не вопить об ужасе этого мира, а попробовать улучшить его хотя бы вокруг себя, внести гармонию и ясность.

Поздеев А. Красноярск. Набережная

Закономерным образом, когда освоен и близок к исчерпанию ресурс предмета как выразителя того, что за предметом», возникает вопрос: а нужен ли он теперь - этот предмет? Так в позднем периоде творчества Андрей Поздеев приходит к беспредметной живописи, и в этом отнюдь не новом для мирового искусства направлении он не затерялся, остался собой.

Поздеев А.Г. Стихи 1977

Графика Поздеева - особая тема, в двух словах о ней не расскажешь. Отмечу только, что такая лаконичность и выверенность композиции, такое уверенное владение резцом и такое умение почти без линии и практически без штриха, одними только пятнами белого и чёрного добиться в линогравюре впечатления и глубины пространства, и объёмности формы, достигнутые художником, никогда не учившимся графическим техникам, просто феноменальны.

Поздеев А. Портрет художника Т.В. Ряннеля

Всякий раз, освоив определённый уровень формы и содержания, он мог бы дальше возделывать эту ниву  полного совершенства. Но его звала вперёд новая задача, и он начинал новое восхождение. Дерзну сказать вот что. Если бы не было ни импрессионизма, ни фовизма и т. д., Поздеев бы их открыл, потому что он развивался в том же направлении, что и вся мировая культура. Может, он физически не успел бы дожить до искусства абстрактного, но и к нему он шёл просто по логике своей эволюции, своего восхождения к усложнённому пониманию неисчерпаемых возможностей искусства и жизни.

museumsrussian.blogspot.ru

Официальный сайт художника Сергея Поздеева. Галерея. Все картины.

 Toolbar

  • Display Без названия
  • Grid S M L XL XXL XXXL
холст, масло, 60х60, 2017

 

холст, масло, 60х60, 2017

 

холст, масло, 80х80, 2017

 

холст, масло, 60х60, 2017

 

холст, масло, 60х60, 2017

 

холст, масло, 60х60, 2017

 

холст, масло, 60х60, 2017

 

холст, масло, 50x70, 2016

 

холст, масло, 70x70, 2016

 

холст, масло, 45x90, 2016

 

холст, масло, 60x60, 2016

 

холст, масло, 50x50, 2016

 

холст, масло, 60х60, 2016

 

холст, масло, 60x60, 2016

 

холст, масло, 60х80, 2016

 

холст/картон, масло, 25x25, 2016

 

холст, масло, 60x60, 2015

 

холст/картон, масло, 25x25, 2015

 

холст, масло, 60х60, 2015

 

холст, масло, 50x100, 2015

 

холст, масло, 60x80, 2015

 

холст, масло, 60x60, 2015

 

холст, масло, 50x100, 2015

 

холст, масло, 50x100, 2015

 

холст, масло, 70x90, 2015

 

холст, масло, 70x80, 2015

 

холст, масло, 70x80, 2015

 

холст, масло, 60x80, 2015

 

холст, масло, 60x80, 2015

 

холст/картон, масло, 25x25, 2015

 

холст/картон, масло, 25x25, 2015

 

холст, масло, 70x70, 2015

 

холст, масло, 60х60, 2015

 

холст/картон, масло, 25x25, 2015

 

холст, масло, 60x80, 2015

 

холст/картон, масло, 25x25, 2015

 

холст/картон, масло, 25x25, 2015

 

холст/картон, масло, 25x25, 2015

 

холст/картон, масло, 25x25, 2015

 

холст, масло, 60х80, 2015

 

холст, масло, 60x80, 2015

 

холст/картон, масло, 25x25, 2015

 

холст, масло, 60х60, 2015

 

холст, масло, 70x70, 2014

 

холст, масло, 70x80, 2014

 

холст, масло, 50х70, 2014

 

холст, масло, 60x80, 2014

 

холст, масло, 70x90, 2014

 

холст, масло, 50x100, 2014

 

холст, масло, 50х76, 2014

 

холст, масло, 70x80, 2014

 

холст, масло, 55x90, 2014

 

холст, масло, 70x70, 2014

 

холст, масло, 60х80, 2014

 

холст, масло, 50x100, 2014

 

холст, масло, 50x60, 2014

 

холст, масло, 70x70, 2014

 

холст, масло, 60x80, 2014

 

холст/картон, масло, 40x40, 2014

 

холст, масло, 70x80, 2014

 

холст, масло, 50x80, 2014

 

холст, масло, 70x75, 2014

 

холст, масло, 70x90, 2014

 

холст, масло, 70x70, 2014

 

холст, масло, 60х60, 2013

 

холст, масло, 60x80, 2013

 

холст, масло, 70x70, 2013

 

холст, масло, 60х60, 2013

 

холст, масло, 80x80, 2013

 

холст, масло, 60x80, 2013

 

холст, масло, 40x70, 2013

 

холст, масло, 70x70, 2013

 

холст, масло, 70x70, 2013

 

холст, масло, 70х70, 2013

 

холст, масло, 50x100, 2013

 

холст, масло, 70x70, 2012

 

оргалит, масло, 20х20, 2012

 

холст, масло, 30x50, 2012

 

оргалит, масло, 20х20, 2012

 

холст, масло, 70x70, 2012

 

холст, масло, 60x80, 2012

 

холст, масло, 70x70, 2011

 

холст, масло, 50x100, 2011

 

холст, масло, 70x70, 2011

 

холст/картон, масло, 20x20, 2011

 

холст, масло, 50x100, 2011

 

холст, масло, 70x70, 2011

 

холст, масло, 70x70, 2011

 

холст, масло, 70x70, 2011

 

холст, масло, 50x70, 2011

 

холст, масло, 60x80, 2011

 

холст, масло, 70x70, 2011

 

холст, масло, 50x70, 2011

 

холст, масло, 70x70, 2011

 

холст, масло, 70х70, 2010

 

холст, масло, 70x70, 2010

 

холст, масло, 50x100, 2010

 

холст, масло, 70х70, 2010

 

холст, масло, 60х60, 2010

 

холст, масло, 70x70, 2010

 

холст, масло, 70x70, 2010

 

холст, масло, 40x40, 2010

 

холст, масло, 70х70, 2010

 

холст, масло, 70х70, 2009

 

холст, масло, 70х70, 2009

 

холст, масло, 70x70, 2009

 

холст, масло, 70x70, 2009

 

холст/картон, масло, 20x20, 2009

 

холст/картон, масло, 15x20, 2009

 

холст, масло, 70х70, 2009

 

холст, масло, 70x70, 2008

 

холст, масло, 50x70, 2007

 

 Sidebar

  • Сортировка:
  • все картины
  • пейзажи, натюрморты
  • дата ˄   дата ˅
  • Ключевые слова:
  • розы, маки, сирень
  • виноградники, персики
  • Крымские горы
  • море, берег моря, прибой
  • бухты, заливы
  • лодки, яхты, яхт-клубы
  • Время суток:
  • утро, день, вечер, ночь
  • Время года:
  • весна, осень
  • Место:
  • Азов, Алупка
  • Балаклава
  • Бахчисарай
  • Батилиман
  • Гурзуф
  • Киев, Карпаты
  • Кацивели, Коктебель
  • Котор, Черногория
  • Малосадовое
  • Нижнесадовое
  • Севастополь
  • Симеиз, Судак
  • Щебетовка
  • Феодосия
  • Фиолент, Херсонес

www.sergey-pozdeev.ru

Сайт музея художника Андрея Поздеева

Слово - конечно.  Никогда не выразить в слове всего, что уви­дишь, почувствуешь, поймешь. Живопись же Поздеева, как сама жизнь, бесконечна. Нельзя претендовать на исчерпывающее описа­ние ее, тем более мне - не художнику, не писателю, не искусствоведу.

Но пусть мое слово все-таки напишется как благодарность за ту радость, которую я испытываю от беседы с ним, при обмене мнени­ями о жизни через его живопись. Смотреть его картины - это значит беседовать с ним, умным, добрым, богатым человеком.

Любая картина - серьезное толкование жизни. И всегда толкование Поздеева для нас сопряжено с открытием для себя новых ис­тин, неожиданных выводов, до сих пор нами не увиденных, не прочувствованных вещей.

«Подснежники» - маленький букетик цветов на фоне распростертого человека. По обеим сторонам - огромные белые по­лосы, которые, возможно, олицетворяют снег. Вот и все.

Стою я перед картиной и думаю, что же мне здесь такое надо понять?

У него спросить - неудобно. Да и обидит­ся. Он уже сказал. Дело за мной - надо понять.

Подснежники - это жизнь, которая появ­ляется тотчас, как только солнышко снег растопит, согреет корни. В этом смысле природа совершеннее человека. А может быть, правильнее сказать, менее приверед­лива, чем человек. Человеку для жизни недо­статочно одной пищи и солнечного тепла. Человек одинок. Ему для того, чтобы он рас­цвел во всю силу своего «я», необходимо еще сознание своей нужности в обществе, необ­ходимо понимание, участие, любовь других людей. Ему нужны определенные условия, в которых бы раскрылся его талант, который, впрочем, заложен в каждом человеке, но мно­гие люди так и умирают, не познав его, не применив его.

На картине человек не индивидуализирован. Это еще пока «ни­кто». Это тот именно человек, который еще не зажил духовной жиз­нью, а значит, он пока - расплывчатое пятно, распростертое под тяжестью холода непонимания.

Солнечное тепло и ему отпущено, как и подснежникам (он впи­сан в ярко-красный теплый тон), но он еще не выразил себя и не от­разился, как в зеркале, в других. Кто знает, может быть, он и будет пытаться когда-нибудь объяснить себя, свою необходимость, непо-вторимость, но его не поймут, и он так и не станет «подснежником».

Гете писал, что на века остаются только написанные слова. И действительно, что бы ни говорили наши предки, в нас их слова не отражаются, а значит для нас они не живы, мертвы. Живы только написанные слова, которые можно прочитать и воспринять.

Так и с людьми. С нашими современниками, с соседями. Пока мы их не знаем - они для нас никто. Так же и с невоплощенным за­мыслом в искусстве. Никто не узнает о нем, если я не найду для не­го выразительное средство, которое раскроет зрителю мою идею. Только то, что отражается в душах моих зрителей, - реально. Ос­тальное остается никому неведомым, значит - отсутствует.

Может, поэтому каждый, кому есть что сказать, нуждается в том, чтобы высказаться. И чем больше художник, тем сильнее эта нужда. (И не только художник). Может, поэтому до нас дошла наскальная живопись. Может, поэтому многие кончают с собой, если не получа­ется жить по себестоимости. Правда, «умение достойно проявлять себя в своем природном существе есть признак совершенства и ка­чество почти божественное». И «нет науки, которой было бы труднее овладеть, чем умение хорошо и согласно всем естественным зако­нам прожить жизнь». Но картина располагает к обдумыванию своей жизни, чтобы пользоваться ею, как следует. И даже помогает.

В зависимости от образа мышления смотрящего (я бы лучше сказала, собеседника Поздеева) выводы могут быть самые разные. Вначале я подумала, что это театр, а «подснежники» - это те первые чувства и мысли, которые мы, люди детского театра, поселяем в ду­шах наших зрителей. «Подснежники» - первые самостоятельные по­знания. Противоречит ли это второму восприятию картины? По-мо­ему, нет. А что такое «распростертый человек» в данном восприятии?

Даже для нас, взрослых, человек - нечто непонятное, непознан­ное. А для ребенка - тем более. Он только начинает, как котенок, видеть свет. Глазки еще узкие, кругозор - небольшая щелочка. Чело­век еще не имеет четких контуров. Для него люди так же новы и не­понятны, как все в мире. Представление очень расплывчатое. Пос­ле посещения театра он, конечно же, не понял все о Человеке, но кое-какие понятия о добре и зле - «подснежники» - он уже получил.

Некоторые посетители галереи утверждают, что если бы художник хотел выразить именно «это», то он должен был бы «это» донести чет­ко и ясно. Я ответила: «А может и не только «это». Может быть, в карти­не есть смысл, который на сегодня я еще не раскрыла. И, может быть, для выражения его художнику понадобилась именно эта форма».

Художник пишет картину. Писатель - роман. Разве сразу осозна­ешь всю сумму обобщений? И разве мы не перечитываем его не­сколько раз, тратя на это недели и месяцы?

На картины же привыкли бросать мимолетный взгляд. Кажется, что для полного понимания достаточно прочитать название. С Поз-деевым это потребительство не проходит. Сколько бы раз ты ни прочитал на титульном листе «Война и мир», содержание от этого тебе не становится яснее. Так и тут. Необходимо подробно проникнуться идеями автора, я бы даже сказала, необходимо самому уже кое-что повидать в жизни. В неко­торых случаях дети лучше взрослых принимают его картины. Мо­жет быть потому, что в их возрасте ко всему подходишь как к ново­му, которое нужно понять. Многие же взрослые полагают, что они и так уже все знают.

Язык живописи намного сложнее литературного языка. Ведь нас с детства учат разговаривать, читать и писать. А здесь - плоскость, застывшая пластика, линия, цвет, пятна. Нам предлагают остано­виться, освободиться от повседневной суеты и сосредоточиться на предмете живописи, подобно ученому, разглядывающему в микро­скоп молекулы воды, чтобы понять круговорот в природе, понять ее происхождение и, таким образом, может быть, докопаться до про­исхождения жизни на земле. В искусстве - другие цели. Искусство есть воспроизведение жизни человеческого духа и стремление по­знать истину и самого себя. Не так уж это простенько, чтобы отде­латься мимолетным взглядом.

Первое впечатление от картины «Паруса». Человек ходит не только по земле, но и по воде. И башмаки-то у него - лодочки... Только тут я как следует поняла, что поверхность земли на 2/3 по­крыта водой.

И вообще наша планета скорее не земной, а водяной шар. И вот человечество, состоящее из мужчин и женщин, каким-то образом сосуществует тут. Каким?

Мы видим, как один парус тяготеет к другому. Только это взаим­ное тяготение «мужского» и «женского» продолжает возможность существования человечества. Оно очень величественное, нежное, любовное. То, что они написаны не на твердой земле, а на зыбкой воде, говорит нам о вечной непрочности этого союза. Рядом бушу­ет стихия. Недолговременность и непрочность собственного бытия сильнее подчеркивает желание побыть друг с другом подольше. Ме­жду ними есть точка опоры - соприкосновение душ. Они как бы и знают оба, что все бренно, но как много они несут друг другу, дают друг другу! А рядом есть одинокий. А справа - двое одиноких вме­сте. И, в общем, все, как в жизни. Тебе надо только определиться в ней. А акула сзади не так уж и хищна. Она просто тоже хочет прой­ти свой естественный путь. Издалека все кажется спокойным (пос­мотрите с самолета на город). Но при подробном изучении видно, сколь многообразны и радости, и страдания.

Кроме всего прочего, картины Поздеева всегда красивы, ярки, темпераментны и непосредственны, как дети. Почти в каждой кар­тине есть эта незащищенность, открытость. Видение без скорлупы ироничности. И нигде нет верхоглядства.

Почему-то кажется, что музыка Бетховена написана о нас. О на­ших болях и страданиях, о нашей любви, о справедливости, кото­рую мы ищем, о радости победы, которую наша душа хочет испы­тать. Вера в себя, в то, что пред лицом высшего суда мы правы - вот что наполняет нас с последними аккордами. Так же и живописьПоздеева. Она как бы подхватывает нас на определенной точке раз­мышлений и продолжает нас самих же.

Это я особенно определенно заметила в себе, когда встретилась с его картиной «Подсолнухи».

То подсолнухи казались мне мордашками детей - зубки реза­лись, то это были старики - зубы выпадали, то я задумалась о кор­милице Земле, которая откуда-то берет столько, чтобы вот уже мил­лионы лет кормить миллионы живых тварей. То я размышляла о том, как устроено общество, люди - как подсолнухи пробиваются в жизнь, к солнцу... Сколько усилий тратится, чтобы существовать. И уже полифонией звучат темы других картин.

Гениального Циолковского почти до конца дней звали самоуч­кой. Циолковский не обижался. Он сказал, что каждый человек, по­знав какие-то известные вещи, в конце концов должен учиться у са­мого себя. Выучившись языку живописи, вобрав в себя культуру, ко­торая стоит за его спиной, Поздеев тоже в определенное время по­нял, что дальше нужно учиться уже не языку.

Мы не имеем права требовать от него, чтобы он изъяснялся «чет­ко и ясно» языком передвижников или кого угодно, чей язык мы ус­пели схватить, изредка заглядывая на полотна или репродукции.

Нередко посетители галереи обвиняли Поздеева в том, что пло­хо выписана рука, непозволительно вывернут глаз или, что лошадь многие умеют «скопировать» лучше, даже дети. Это то же самое, что судить рукопись Пушкина или Толстого по законам чистописания.

Передо мной картина «Летящие». Там все выписано хорошо. Но останавливает меня прежде всего не это, хотя я могу часами любо­ваться каждой красивой обнаженной женской фигурой. Эта карти­на, по-моему, о солнечных влияниях, о которых я прочитала у заме­чательного ученого А. Чижевского. Поздеев не мог написать карти­ну об этом потому, что картина написана гораздо раньше, чем на­печатали у нас книгу. Я считаю, что это его прозрение. Он скуп на объяснения. Иногда он говорит, что картину можно назвать еще «Карусель». Одно другому не мешает. Все белые полосы - это сол­нечные влияния. Человек же воспринимает их вне зависимости от своей воли. И раз уж вся Земля летит в Космосе, то почему же труд­но представить, что мы вместе с нею летим вот так, без возможно­сти управлять собой. Это-то уж однозначно предопределение судь­бы: и солнечная энергия, и ее влияния, и движение в Космосе.

А может быть, и другие предопределения, о коих мы не знаем, так же, как не знают и «летящие»: одни покорны, другие мужествен­ны, третьи пытаются преодолеть инерцию, четвертые - использо­вать себе во благо все, что ни пошлет судьба, пятые растеряны, ше­стые в ужасе. В общем, это опять жизнь. Стоя перед картиной, ты опять лицом к лицу с Бытием.

Я не беру на себя никаких обязательств, кроме одного, расска­зать словами то, что рассказала мне картина. О чувствах я почему-то все время умалчиваю. Не потому, что я их лишена или не испы­тываю. Я просто не умею их описать. За чувствами нужно идти к са-мим картинам. Некоторые мои знакомые говорили, что они просто не знают, как понять картину, и что если бы я им намекнула, то они бы глубже почувствовали все. Может, поэтому во мне появилась дерзкая идея «намекнуть». Дерзкая - потому что это мое личное вос­приятие. Оно, как с «Летящими», бывает заведомо ошибочно. Чело­веческое мне тоже не чуждо. Я знаю, что все вокруг, когда кружишь на карусели, становится иным. И себя чувствуешь как - знаю. Мо­жет, художник про это писал? Остановил миг и разглядел его под­робно. Меня в это время интересовало, почему все большие миро­вые войны происходят, когда солнечная активность в минимуме, а все крупные революции - когда в максимуме? Почему, кроме лучи­стой энергии, которую мы получаем от Солнца, получаем еще мас­су других волн, которые влияют на нас? Все эпидемии тифа, напри­мер, или гриппа, или холеры зависят от активности Солнца. А уж бури, землетрясения, ураганы, циклоны - подавно. Даже пожаров в активный год гораздо больше, чем в пассивный. И тогда я стала раз­мышлять не о людях на карусели, а о людях во Вселенной. Вот тут-то Поздеев и «подхватил» меня.

Перед «Двойным портретом» я вдруг вскрикнула! Я представила, как стоит живой Поздеев и пишет Поздеева с правой стороны. Тот тоже пишет. Что же он пишет? А он тоже пишет Поздеева, с левой стороны. Что же делает Поздеев с левой стороны, как он изобра­жен? А он пишет живого Поздеева, который в данную минуту стоит перед холстом и пишет «правого» Поздеева.

В руках у него не кисть, а свеча. У свечи - черное пламя.

Пройдет много-много времени, а тот, со свечой, все еще будет про­должать писать образ живого Поздеева. Напишет ли? Нет. Он все вре­мя будет его писать. А живой Поздеев все время будет ему позировать. Но выразить его до конца он так и не сможет. В этом вся трагедия ху­дожника. Тайный жар творческих мук накалил его докрасна. У него желтые глаза. Может, от усталости, может, от мудрости, как у совы.

Стремление к совершенству бесконечно. Может, Поздеев со све­чой никогда поэтому не допишет живого Поздеева. Как, например, ему написать еще ненаписанные картины Поздеева? Человек с чер­ной свечой сообщает нам о невозможности выразиться, выразить­ся до конца. Многое из того, чем мы живем, пройдет незамеченным, бесследно исчезнет.

Эта картина - и миг творчества, и судьба художника. Я бы луч­ше назвала ее «Тройной портрет».

В «Муках Ада» писатель Акутагава дает замечательный пример размеров творческих мук. Легко сказать «творческие муки» челове­ку, не знающему, что это такое. Но если трагическая смерть единст­венной любимой дочери (она сгорает заживо на его глазах) вызы­вает не страдание и ужас, а наслаждение, потому что несет с собой избавление от творческих мук - даже непосвященный может пред­ставить, что это такое.

Художник Поздеев в этой картине, по-моему, сказал и о творче­ских муках. Если говорить об утилитарном, то посредством его картин глуб­же проникаешь в жизнь. Видишь: печаль есть не только в твоем сердце, но и в сердце каждого, и, может быть, полнее осознаешь не­обходимость быть внимательнее к другому.

Радость - чувство более общественное, чем печаль. И надо сказать, что радости в творчестве Поздеева не меньше. Это радостное, как у де­тей, чистое, праздничное, яркое видение природы. Художник здесь как бы отрешен от философии печального и дает нам философию ра­достного, прекрасного. То он выше леса, то он ниже самой малюсень­кой травинки. То лес нам кажется стебельками трав, то трава подни­мается, как лес. То облака похожи на бутоны цветов, то они похожи на людей, как это бывает, когда смо­тришь в синее небо на облака. Ты испытываешь огромную радость, если облако принимает форму кра­сивой женщины, бородатого стари­ка; а иногда, на закате, целые ска­зочные города открываются нам. И если мы переносимся на землю, то лес вдруг уже не лес, а лесные жите­ли. Каждое дерево - со своим хара­ктером. Даже в одеянии - соответ­ствие своей эпохе. И вдруг «лесные жители» и жители городов в нашем воображении встречаются, обща­ются, рассказывают о себе всякие тайны: «У нас так-то! А как у вас?»... И вдруг защемит сердце от нахлы­нувшего откровения. Такое «нахлынувшее откровение» посещает тебя при встрече с каждой картиной калтатской серии Поздеева.

У художника очень непосредственное восприятие и природы, и жизни.

Здесь нельзя прикинуться, сделать вид. Это чрезвычайно редкое качество, встречающееся только у избранных. Такие люди очень ра­нимы. Как у Вознесенского: «Их даже воздух жжет, как рашпиль»... Но быть иными им нельзя, потому что они наиболее человечны.

Живем-то мы все вместе: в одном доме, в одном городе, на од­ном материке, на одной планете и, как «подсолнухи» (под солнцем), порой мешаем друг другу, порой помогаем. Общество так устроено, что всегда кто-то берет на себя лидерство. И, как правило, не Позде-евы. Но моральное право на это имеют только они.

«Женихи», «Невесты», «Реквием», «Распятие». Они рассуждают о смерти. Но, как считает Монтень, «размышлять о смерти - значит размышлять о свободе. Кто научился умирать, тот разучился быть рабом. Готовность умереть избавляет нас от всякого принужденияи подчинения». Поздеев в этих картинах больше рассуждает о на­сильственной смерти, скорее даже о том, кто они, эти насильни­ки? Они прерывают естественную жизнь и сами становятся про­тивоестественны. Это звучит так мощно, что хоть они и остаются «за кадром», мы их презираем тем сильнее, чем голубее небо, чем беспомощнее кулаки «женихов», чем тоскливее зрелище бесплот­ных «невест» на свалке, чем тупее будет тишина, когда концерт бу­дет окончен и вместо «реквиема» зазвучит пустота.

Его портреты - это не похожесть тела, лица, но похожесть духа. Он пишет портреты как бы изнутри.

Прежде всего, о «моем» портрете на выставке. Я подслушала, как  кто-то сказал: «Портрет актрисы Иды Роот - замечательно! Это как портрет актрисы Самари Ренуара». Моя подруга сказала: «Роот, я по­няла твой портрет. Это ты. Это твоя душа».

Естественно, на портрете мне дали очень высокую цену, я ее, мо­жет, и не стою. Но главное, что мне дали, это уверенность в том, что и такая, какая есть, я - хоро­шая. При моей мнительности, не­прикаянности, неустроенности, В мастерской, чего только о себе плохого не подумаешь! Но в том-то и дело, что Поздеев заглядывает в твою природу и видит то, что другие и при более длительном знакомстве не разглядят.

О «Мочалове». Слов нет, как хорош портрет. Это и представитель русской культуры, это и многострадальный человек, это и сильная личность, это и беззащитный ребенок, беспомощный перед догма­ми, легко ранимый художник. Серебристо-серые тона сообщают портрету благородство, прозрачность, хрупкость. Минимум вспо­могательных средств. То, что Мочалов написан более худым, несет немаловажную нагрузку. В нем нет сытости, а вот ненасытность есть, и она очень точно передана.

Но вот еще один сюжет Поздеева: «Художник и натурщица». Ху­дожник не может писать, у него на лице страдание, палитра горит всеми красками, как огнями. Сзади - сирень и небо. Почему же он не может ее написать? Стоп! Натурщица - в ней все дело! Она на картине видится одновременно и в профиль, и со спины. В про­филь-то видно только лицо. А со спины, в области груди - отвер­стие... Там, когда он вскрыл грудь, ничего не оказалось. На месте, где должна быть душа - просвечивает небо, гуляет ветер. А на яго­дице надрез светится мясом, плотью. А плоть, как уже было сказано, наш художник не пишет. Пусть это даже будет плоть с красивым ли­цом. Духа же в ней не оказалось, поэтому он и мучается. И прогнатьнеудобно, и писать не может. Не фотографировать же он ее собрал­ся! Я стала тогда думать, а что, собственно, такое душа? О бессмер­тии ее я много слышала. И как это ее может не быть? Роем прошли яркие картины жизни, где душа была главным действующим лицом. Я точно знаю, что душа нам дана. Это то, чем мы чувствуем (любим, ненавидим, презираем, удивляемся, надеемся и т.д.). Но понять ис­точник ее энергии я не смогла. В памяти людей несколько веков хранились легенды о греческих и троянских героях, до Гомера. Ду­ша художника и композитора переживет смерть в холстах и музы­ке. Душа - это нравственное наследие, это моральный уровень, это культура, это наука о человечном в человеке.

Эйнштейн говорил: «Человек на земле, что муха на экране теле­визора. Черточки видит, а понять телевизор, полупроводники, теле­передачи - не может».

Но стремление к пониманию у человека бесконечно. Законы не­живой природы открываются учеными. Законы же живой - худож­никами. Для чего? В конечном счете - для бессмертия.

Изучение вредных солнечных влияний, их прогнозирование и борьба с ними избавит человека от многих болезней. Но ведь и уст­ранение моральных уродств сделает человека здоровее. «Самые опасные болезни те, что искажают лица», - сказал Гиппократ... Что­бы чувствовать себя счастливым, часто не хватает не денег, а духов­ной устроенности.

Микромир - такое место, где сегодня наша душа может почувст­вовать себя устроенной. Это - мастерская художника Поздеева. Ка­зенщина за окном узкой полоской просвечивает сквозь незадвину­тую штору. А тут душе тепло, уютно, тут можно побыть самим собой, здесь тебя поймут и не осудят. Мастерская художника - маленький островок, прибежище правоты, здесь прав тот, кто добрее, здесь ме­рою господства почитается людское благородство. Главное это, а не натурщица в мастерской, поэтому нас не интересует, сколько у нее пальцев на руке.- пять или шесть. Если бы она была выписана более индивидуально, мы бы, возможно, не разглядели основную мысль, художественную идею: «Душа, вместившая в себя философию, мо­жет заразить здоровьем и тело. Она излучает покой и довольство вовне». Не это ли объяснение того, что все картины Поздеева - здо­ровы? В них всегда доброта и гуманность, в них не разрушение, а строительство, в них опора для души.

Гордость, веселость, живость, удовлетворенность, добродушие -вот от каких слов я бы образовала эпитеты, если бы стала говорить о «Фарфоре и фаянсе». Да ведь это картина, которую понимают и принимают все!..

Картины «Древо жизни» и «Четыре яблока» по теме мне кажутся близки. Это особая тема - тема девушек. Кто не знает притчи о яб­локе и искусе? Но поразительным, пронзительным штрихом Позде-ев говорит в «Четырех яблоках», что у каждой девушки свой искуси­тель, а может, и не один. Каждая девушка - это будущая бабушка. А каждая бабушка похожа на сову. С приобретением мудрости теря-ешь красоту. Уж что важнее! И если даже что-то выберешь, все рав­но тебе не по карману приобрести это для себя в вечное пользова­ние. Хочешь - не хочешь, а должен пройти через «изгнание из рая невинности» и через страдания набраться мудрости. И когда прихо­дит защитная броня мудрости - с тобой уже все случилось.

Хоть и трудно, но я не могу закончить, я хочу сказать еще не­сколько слов об образе жены художника. Это настолько лично и не­прикасаемо, что не поднялось бы перо, если бы не во славу.

«Семейный праздник» - когда время и двое заполняют весь мир, даже отчасти заслоняют время. В ненавязчивых бледно-коричне­вых тонах - мужчина и женщина. Предельная скромность во внеш­нем проявлении чувств. Какая-то необыкновенная бережливость друг к другу. Проявляется только то, что при всех усилиях невоз­можно скрыть. Какое-то бескрайнее взаимное уважение, что-то очень настоящее в обоих, безо всяких внешних атрибутов, разве что бокал, который обозначает праздник. А вообще, что у этих дво­их всегда семейный праздник, когда они вместе.

«Супружеский портрет» в чем-то дополняет «Семейный празд­ник». Разве что складки на лбу у супруги рассказывают нам о ноше, которую она несет. Но глаза полны любви и удовольствия. Есть в них даже трагичность: лиши ее этого бремени - она погибнет, не выне­сет разгрузки. Картина решена в юмористическом плане. Почему-то ужасно напоминает фотографию, когда у фотографа не хватило фантазии на большее, чем посадить супруга на стул, а супругу поста­вить рядом, чуть-чуть сзади и положить ее руку на плечо супруга. На картине ничего подобного нет. Женщина даже чуть-чуть выдвинута вперед. Но Поздеев не сел, даже для юмора, под руку Валентины Ми­хайловны (грубая банальность, также, как и любая тривиальность не приживаются вблизи него), он тоже встал и тоже положил руку на стол, как и она. И эта рифма у меня всегда вызывает улыбку. А еще то, что они оба такие неприкаянные, как цыплята. Он, пожалуй, еще бо­лее неприкаянный, чем она... Единственное, что его отличает - гро­мадные работящие руки. И вообще, к слову сказать, руки его всюду большие, надежные, крепкие, сильные - руки созидателя, ладони до­бряка, вызывающие доверие. В этих руках никому не страшно. У обо­их огромные, доверчивые, открытые на мир глаза. Еде уж тут быть за­щищенности. Опора - в букете цветов... Тут никто ни над кем не вла­ствует, тут есть желание каждого подчиниться другому. Тем не менее, это две ярко выраженные половины рода человеческого. Поздеев так и разделил полотно на две половины, чтобы путаницы не было.

Как подумаю, что я почти ничего не сказала, что хотела, так те­ряю всякую уверенность в своих писательских способностях.

Если б я была писателем или критиком, я бы точно знала, каким образом излагают мысли.

Да простят меня за мой первый опыт и да не осудят за отсутсвие красноречия.

Ида Роот, актриса ТЮЗа, Красноярск, 1975 год

mus-pozdeyev.ru


Смотрите также