Картина "Белый Центр" Марка Ротко. Стоимость 72,8 млн $. Ротко картина


Картина "Белый Центр" Марка Ротко. Стоимость 72,8 млн $.

Картина 'Белый Центр' Марка Ротко. Стоимость 72,8 млн $. фото

Название: Белый Центр.

Автор: Марк Ротко (Маркус Яковлевич Роткович).

Размер холста: 205 см. на 141 см.

Основа: холст.

Написана: 1950 г.

Продана: 2007 г. Цена: $72,8 млн. Марк Ротко – один из самых знаменитых и дорогих американских художников. В 2007 г. его картина "Белый центр" была продана на аукционе Sotheby`s в Нью-Йорке за 72,8 млн долларов. Это стало рекордно высокой ценой за произведение современного искусства, превысив максимальную стоимость в 22 млн долларов, установленную тем же Ротко в 2005 г. за полотно "Почитание Матисса". В зрелом периоде художник создавал сюрреалистические картины на мифологические и религиозные сюжеты. Наполовину абстрактные формы, рожденные фантазией Ротко, получили название «биоморфные». «Мы начинаем с цвета » -так писал художник, утверждавший, что работа живописца сродни детскому рисованию. Сам Ротко понимал свою творческую задачу как «простое выражение сложной мысли». Работы, прославившие его, представляют собой большие прямоугольные полотна с парящими в пространстве цветовыми плоскостями - элементами «живописи цветового поля».

«Сегодня людям хочется все объяснить. Но если можно объяснить картину, значит это уже не искусство» (Пьер Огюст Ренуар).

vilingstore.net

Грани Марка Ротко - История искусств

Как правило, нелюбовь к чему-либо возникает от непонимания. На примере искусства это легко проследить. Как часто я слышу: “Не люблю Малевича”, и “Я такое легко сам нарисую!”.

Я понимаю, что легко любить, например, импрессионистов – это как любить солнечный день на природе. Ведь приятно же смотреть на солнце, пруд с кувшинками и зелень? Чтобы это нравилось, не нужна специальная подготовка, любой человек, выйдя на залитую солнцем лужайку скажет: “Хорошо!”. Так и с импрессионистами, усилий не нужно – удовольствие само заливается в мозг.

Гораздо сложнее изучать, читать, анализировать и вообще, сделать усилие, чтобы понять, почему художник выбрал именно такую форму для своего творчества. Понимание искусства на рубеже XIX и XX веков и первой половины XX века невозможно без знания истории искусства, контекста и хотя бы основ культуроведения. Так как это мои любимые периоды в искусстве, то я часто слышу такого рода комментарии про моих любимых художников, и особенно про одного из моих самых любимых - Марка Ротко.

Ротко писал свои картины в стиле абстрактного экспрессионизма. Давайте сперва разберемся с терминами. Свое начало экспрессионизм берет от арт-группы “Мост” и ставит перед собой задачу передать эмоциональное, внутреннее состояние художника в момент предельного душевного напряжения. В работах художников, писавшиx в этом стиле, вы не найдете красивой картинки просто по определению.

Почему в принципе мог возникнуть экспрессионизм в том виде, в котором мы его знаем? Это была ответная реакция на беды начала XX века, реакция на Первую мировую войну и революции – общество было подвержено таким эмоциям как постоянный страх, разочарование, боль и тревога. Например, Эвард Мунк, который считается предшественником экспрессионизма, писал в одном из своих дневников:

Болезнь, безумие и смерть – черные ангелы, которые стояли на страже моей колыбели и сопровождали меня всю жизнь.

Экспрессионисты искали художественные способы выразить боль, тревогу и душевный дискомфорт. В их живописи преобладают агрессивные образы с отказом от светотени, которые нанесены, как правило, на необработанную, грубую поверхность холста. Широко применяется контрастность, цвет тоже использован таким образом, чтобы вызвать наибольшее количество эмоций. Экспрессионисты нарочно искажают форму и цвет, чтобы подчеркнуть проявление напряженного чувства.

А теперь давайте об отличии экспрессионизма от абстрактного экспрессионизма. Как бы вы нарисовали высокий депрессивный накал чувств? Если вы представили в этот момент человека, фигура и выражение лица которого передает депрессию, – это экспрессионизм. Я уже писала о своем любимом Шиле, который как раз работал в этом стиле. А теперь отвлекитесь от фигуры человека и представьте безупречное чувство, чистый накал боли, депрессии и разочарования – это абстрактный экспрессионизм. Характерные черты абстрактного экспрессионизма - крупный масштаб работ, хаотичность, экспрессия. Цель художника – быстрое и спонтанное выражение внутреннего мира, в обход логическому мышлению.

Ротко рисовал именно так. На первый вгляд его картины кажутся статичными, но стоит вглядеться в них несколько минут, как изображение начинает двигаться и пульсировать. Сам Ротко считал, что его картины приглашают в “непредсказуемое путешествие в неизвестное измерение”.

Ротко был признан одним из самых выдающихся американских художников, хотя родился он в России (ныне территория Латвии) в 1903 году. В 1913 году семья Ротко эмигрировала в Штаты, чтобы уберечь детей от тяжестей жизни на родине. Однако родителям не удалось полностью оградить своих детей, Ротко и в Америке не чувствовал себя любимым. Взять, к примеру, его годы в Йельском университете, где Ротко не разделял ценности “Белых англо-саксонских протестантов”, или последний период жизни, проведенные в одиночестве после второго развода. Ротко стремился к искусству и считал, что оно способно изменить мир.

Ротко начал рисовать в 1923 году и сформировался как художник под влиянием кубиста Макса Вебера и абстрактного сюрреалиста Аршиля Горки. Первое признание Ротко получил в 1930 годах, однако в то время его картины зачастую называли “недостаточно выразительными”.

Один из ранних циклов картин посвящен зарисовкам из метро (Subway Scenes), 1938-1939. Люди в метро, странно отдаленные друг от друга, будто придавлены надвигающимся роком. Фигуры на картинах больше похожи на изображения душ, нежели людей. Метро становится символом тревоги и переживаний, что и не удивительно (серия написана после Великой депрессии, которая не оставила обществу других настроений). Основная роль на картине отводится цвету, Ротко наполняет его скрытым смыслом. То, как Ротко изображает здесь стены и край платформы, – это первые шаги художника к абстрактной живописи, принесшей ему славу.

Ротко считает, что трагическое содержание картины – это подарок зрителю, подталкивающий его к размышлению. Чтобы лучше понять истоки возникновения трагедии как таковой, Ротко погружается в исследование философии: Ницше, Фрейд, Юнг. Однако теория переместилась в реальность – началась Вторая мировая война, после которой стало невозможным писать, как раньше. На перерождение художника сильно повлияла картина Матисса “Красная Студия”, цветовые акценты которой перевернули его восприятие. После войны Ротко полностью отходит от изображения фигур, отдав свои картины во власть формы, цвета и света. Он стремится передать оттенки чувств, и дать зрителю максимальную эмоциональную нагрузку, стремится отобразить базовые эмоции и невыносимое чувство трагизма.

Ротко освобождает цвет от формы. На его картинах большие контрастные полосы мерцают и переливаются, переходят в друг друга и зовут зрителя в глубину цвета, проникают внутрь сознания. Пульсация цвета достигается за счет грубых границ между цветами на полотнах. На первый взгляд, кажущиеся статичными, картины вскоре начинают двигаться, дышать, наполняться, словно ветром, они сами приходят к зрителю, и зритель, сам того не желая, погружается в их глубину. Таким образом Ротко пытается затронуть и передать богатство внутреннего мира человека, которое он сам ценил больше всего на свете. Цветовые обрамления, рваные границы цветов, плавно возникающие и пропадающие на стыке больших цветовых полос, таинственный и непостижимый свет, который исходит от картин, в течение нескольких часов не уходит из памяти зрителя, даже когда тот покидает выставочный зал.

Ротко был очень требователен к пространству выставочных залов для своих картин: картины должны висеть в темном помещении, невысоко от пола, зритель должен рассматривать их с близкого расстояния, примерно с 45 сантиметров. Картина не существует сама по себе, она живет в окружении других картин и каждая из них является продолжением картины. Ротко хотел заставить людей испытывать тот же духовный опыт, что и он сам испытывал при написании картин, реакция зрителя и есть главное удовлетворение художника.

Давайте проследим эволюцию Ротко и его картин уже после того, как он нашел свой стиль.

1. Без названия, №3/13,1949. Ротко писал: “Эволюция художественного искусства двигается в сторону большей ясности между художником и замыслом, между идеей и зрителем”. Картина иллюстрирует эту ясность. Здесь широкие прямоугольные формы соседствуют с узкими четко очерченными линиями. Оттенки черного, мадженты, зеленого и оранжевого накладываются поверх желтой основы, которую хорошо видно в нижней части картины. Кисть, которой нарисована картина, оставляет пятна, размытые на линиях. Впоследствии Ротко будет использовать технику наложения цветов в попытке достичь уникальный эффект и люминесцирующий свет.

2. Следующая картина написана в 1951-1952 годах, Без Названия. Как раз тогда Ротко стал увеличивать размер своих полотен, при этом сохраняя простоту композиици и делая акцент на цвете. Как я уже говорила, Ротко увлекался Ницше и считал, что искусство обязано своей постоянной эволюцией дуализму Аполлона (сновиденческие миры) и Дионисия (необузданная страсть жизни). Взаимно борясь друг с другом, столкновение приводит к рождению трагедии. Дуализм в этой картине выражается в противопоставлении двух цветов: светлого низа и темного верха. Несмотря на то, что цветовые формы занимают примерно одинаковую площадь картины, очевидно, что приоритет Ротко отдает темному верхнему цвету, что придает особый драматизм произведению. Вглядитесь в картину, здесь видно, что темный цвет наседает над светлым, и Ротко использует безмятежные цвета для усиления трагизма.

3. Уже с 1949 у Ротко появляются оттенки темных тонов, а полностью отказ от светлых и переход к мрачным депрессивным краскам и композициям происходит в творчестве художника в 1957 году. Именно тогда написана следующая картина, Black in Deep Red. Если ранние картины Ротко скорее сами создавали свет за счет тонов и форм, то эти новые картины как бы всасывали в себя свет из окружающего пространства. Такие картины требуют большего внимания от зрителя, потому что найти отличия и выделить различия цвета между темным и более темным гораздо сложнее, чем между светлым и темным. Ротко специально усложняет свое искусство в противовес поп-арту, который он считал суррогатным проявлением творчества. Этот суррогат все больше заполнял выставочные залы, а Ротко все больше отходил от современного искусства, что не могло не сказаться на его полотнах: они становились все депрессивнее, все злее.

4. Mural section Red on Maroon, 1959. В 1958 году к Ротко приходит известность и он получает заказ на изображение четырех полотен для ресторана Four Seasons, расположенного в модном здании Seagram на Манхеттене. Ротко принимает это предложение, но по окончании работы над первой картиной приходит в ресторан и испытывает страшное разочарование. Атмосфера роскоши и денег настолько не подходит к духу его фресок, чересчур живая атмосфера ресторана кардинально не вписывается в ту идею картины, которую Ротко пытался донести до зрителя, что он отказывается от сотрудничества с рестораном и отзывает свое участие.

После этого проекта – снова творческий поиск и снова успех. Однако он не пошел во благо художнику, успех негативно сказался на образе жизни Ротко: алкоголизм, постоянное курение и, как следствие, проблемы с легкими, развод со второй женой… художник погружается в мрачную меланхолию.

5. East Wall triptych, 1966-1967 год. В 1966 году Ротко получает заказ на роспись часовни в Хьюстоне. Он завершает 8 полотен, в том числе и триптих (традиционный формат для христианских религиозных сюжетов, символ Святой Троицы). Триптих весьма мрачен по духу, хотя и прекрасно сочетается с атмосферой святого пространства часовни. В этих фресках нет былой яркости и насыщенности, колеблющиеся грани остались в прошлом, и на смену им пришла черная-черная ночь. Над фресками витает дух трагизма заживо похороненного человека, они словно уводят наблюдателя в глубь могилы…

6. Последняя в моем обзоре картина датирована 1969-1970 и написана за несколько месяцев до самоубийства художника в возрасте 67 лет. На этой картине Ротко отходит от традиционной концепции мягких границ между цветами и жестко разграничивает пространство. Здесь четко видно, как картина делится практически ровно на две части, и уже ни одна из форм не нависает над другой, как это было замечено ранее в его творчестве.

Почему? В позднем творчестве Ротко использует черный, насколько может быть черным цвет, будто изображает вселенную без звезд. Ротко своими поздними картинами словно указывает выход из трагедии, которая сопровождает жизнь, его картины напоминают порталы в космос. Поздние картины Ротко особенно неоднозначные, они обволакивают своей глубиной. Зритель теряет ощущение себя, глядя на них, подсознательно сливаясь с вечностью. От рождения до смерти, они отображают полное содержание жизни человека. И если работы в часовне не оставляют нам никакой надежды, они черны, как могилы, то на самых последних работах в своей жизни художник вплетает полоски молочного серого цвета, как будто лунный свет освещает мир, в который Ротко уходит, и как будто дает нам надежду света в конце. Ротко показывает нам неизвестные измерения, где искусство овладевает человеком и поднимает его до уровня небесных сфер.

Клее, работы которого относят в том числе и к экспрессионизму (помимо кубизма, сюрреализма и абстракционизма) написал гениальную фразу об искусстве:

Искусство не передает только видимое, а делает зримым тайно постигнутое.

Мне кажется, это в полной мере относится к творчеству Ротко. У нас есть возможность прочувствовать то, что постиг и чем поделился с нами великий художник, который тонко чувствовал внутренний мир человека и умел заставить нас откликаться на художественный импульс.

Как музыка, которая заставляет нас радоваться или грустить, картины Ротко, лишенные формы, оставляют простор для переживаний, эмоций и чувств, и дарят нам великолепную возможность прочувствовать жизнь.

history-of-art.livejournal.com

Художник Ротко Марк - картины. Абстрактный экспрессионизм :: SYL.ru

Ротко Марк, картины которого сегодня стоят больших денег, - известный американский художник. Он является одним из самых ярких представителей абстрактного экспрессионизма, считается основателем отдельного направления, которое определяют, как живопись цветового поля.

Биография художника

В 1903 году родился Ротко Марк. Картины он начал писать еще в детстве, которое прошло в городке Двинске, в то время относившемуся к Витебской губернии. Сейчас это латвийский город Даугавпилс. Маркус Яковлевич Роткович - таким было его имя при рождении.

Марк родился в еврейской семье, где говорили на двух языках - русском и идише. Его отец, Яков Роткович, был помощником аптекаря. Денег получал немного, но каждую лишнюю копейку направлял на образование детей.

Мать будущего художника была домохозяйкой. Ее звали Хая Гольдина.

В пятилетнем возрасте Марк отправился учиться в еврейскую религиозную школу, в которой основное внимание уделяли изучению древнееврейского языка и Торы.

Отъезд в Америку

Яков Роткович всерьез опасался того, что его детей заберут в царскую армию, когда они вырастут. Чтобы избежать этого, он приняли важное для семьи решение - эмигрировать в Америку. Так в то время поступали многие еврейские семьи, проживавшие в Российской империи. В основном, они пытались уйти от погромов.

К тому времени в Америку уже уехали два брата Якова. Они стали жить в городе Портленде штата Орегон. Ротковичи в США занялись производством одежды. Яков со старшими детьми уехал первым, а Марк с матерью оставался в России.

Будущий художник с матерью и младшей сестрой отплыл из России на пароходе "Царь" в 1913 году. Вскоре после переезда в США Яков Роткович умер. Семья осталась практически без средств к существованию. Все дети от мала до велика были вынуждены искать хоть какую-то подработку. Марк начал помогать своему дяде, продавая газеты среди рабочих.

Образование Ротко

В тот же год, несмотря на загруженность, Марк начал учиться в общеобразовательной школе. Окончил ее он в 17 лет. За это время в совершенстве овладел английским языком, при этом активно участвовал в жизни еврейской общины, особенно рьяно вступая в политические дискуссии.

Высшее образование будущий художник получил в Йельском университете. Первый год проучился бесплатно, благодаря гранту, полученному за аттестат с отличием в средней школе. После того, как срок дотации истек, ему пришлось работать, чтобы оплачивать в дальнейшем свою учебу.

В университете Ротко впервые занялся издательской деятельностью. Вместе со своим товарищем Аароном Директором они выпускали сатирический журнал. Он был призван разоблачать пороки университетского общества. В Йеле Марк в молодости не доучился, бросив ходить на лекции. Только в 46 лет он вернулся к занятиям, получив докторскую степень.

В начале творческого пути

Важное событие в жизни Ротко произошло в 1923 году. Оказавшись в нью-йоркской школе искусств, он случайно увидел, как художники рисовали модель. Позже он признавался, что в эту секунду сформировался как художник.

В скором времени, он принял для себя решение поступить в школу дизайна. С нее началось его художественное образование. Ротко учился у одного из основателей абстрактного сюрреализма Аршиля Горки, уроженца Армении.

Также основы живописи Марк постигал вместе с кубистом Максом Вебером, который оказал сильное влияние на его ранние работы. В то время художник начал воспринимать искусство как инструмент эмоционального и религиозного самовыражения.

Формирование как художника

Чтобы быть ближе к миру искусства, перебрался из Портленда в Нью-Йорк Ротко Марк. Картины, которые он писал на раннем этапе своего творчества, отражали бурную жизнь города, в них ощущалось влияние сюрреализма.

В 1928 году его работы, вместе с полотнами других молодых авторов, впервые были выставлены в галерее. На первых картинах художника преобладали темные цвета, они были экспрессивными, изображали городскую жизнь и интерьеры. Критики и коллеги по цеху оценили работы по достоинству. Несмотря на первый успех, не мог посвятить себя исключительно творчеству Ротко Марк. Картины приходилось писать в перерывах между основной работой, которой надо было зарабатывать на жизнь.

В 1929 году он нашел занятие, которое было максимально близко к творчеству, начал преподавать в нью-йоркской центральной академии. В ней он проработал больше 20 лет.

Там произошла еще одна знаковая встреча в его жизни. Ротко познакомился с Адольфом Готлибом, который входил в круг последователей художника-модерниста Мильтона Авери. Именно благодаря Авери в картинах Ротко появились схожие цвета и мотивы.

Вместе с другими молодыми живописцами он начал путешествовать с известным мастером, параллельно работая над новыми полотнами и обсуждая проблемы современного искусства.

В одной из этих поездок Ротко встретил свою будущую жену - Эдит Сахар, которая работала дизайнером ювелирных украшений.

Первую персональную выставку в 1933 году провел Марк Ротко. Произведения были выставлены в музее искусства Портленда. Были представлены рисунки и акварели мастера, а также холсты его студентов, которых он обучал в центральной нью-йоркской академии.

При этом художник не нашел понимания среди родных. Его решение посвятить себя искусству они восприняли скептически. В то время в Америке бушевала великая депрессия, поэтому ценилась только физическая работа, которая приносила реальный, пусть и небольшой доход.

Персональная выставка в Нью-Йорке

15 картин Ротко представил на своей первой персональной выставке, которая была организована в Нью-Йорке. Все работы были написаны маслом. Как правило, это были акварели и портреты.

Именно тогда для всех стало очевидным, что Ротко - мастер работы с цветовыми полями. Критики были в восторге.

В 1935 году он вошел в число создателей "Группы десяти". Они определили свою миссию как протест против мнения о том, что вся американская живопись равна буквальной живописи. В культурном мире их считали радикалами вплоть до 50-х годов. Даже в то время их картины посчитали слишком вычурными, и жюри их не приняло на выставку современного искусства в Метрополитене. В то время стиль Ротко уже приближался к его зрелым произведениям.

Абстрактный экспрессионизм

Ротко считается основателем собственного направления в живописи. Теоретически формулировать его художник начал еще в 1936 году в книге о схожести детских рисунков с произведениями современных живописцев, которая так и не была закончена.

Он сравнивал современного модерниста с ребенком, который точно так же должен в идеальной работе выразить свое внутреннее мироощущение без вмешательства разума. Причем этот опыт должен быть эмоциональным, а не интеллектуальным. В своих акварелях и городских ландшафтах он сознательно имитировал детскую манеру. Впоследствии это получило название абстрактный экспрессионизм.

Творческий псевдоним

Полученное при рождении имя художник сменил только в 1940 году, когда получил американское гражданство. Со временем он все больше упрощал структуру своих произведений. В итоге к концу 50-х годов создал серию мультиформ. Картин, состоящих из нескольких цветовых плоскостей. В то время его прославили работы, на которых были изображены парящие в пространстве цветовые плоскости. Например, картина "Синий и серый". Все это также критики называли живописью цветового поля. К этому же периоду относится и работа "Коричневый и серый".

При этом он отказывался считать свои картины абстрактными. По его словам, он создавал формальное соотношение места и цвета, сознательно отказываясь от естественного изображения вещей. Делалось это для того чтобы усилить тему, заключенную в названии. При этом стоит отметить, что большинство его работ либо не имели никаких названий, либо они были весьма условными. Например, "Без названия 38", написанная в 1969 году.

Смерть художника

Серьезные проблемы со здоровьем у художника обнаружились в 1968 году, когда ему было 65 лет. Врачи нашли у Ротко аневризму. Ему был рекомендован здоровый образ жизни и максимальный постельный режим. Однако Марк игнорировал рекомендации врача. Он много пил, курил, ел, что хотел, отказываясь садиться на диету. Единственная уступка медикам, на которую он пошел, это не писать больших полотен, размером больше метра в высоту. Он перешел на более компактные произведения.

К тому времени художник женился уже во второй раз на Мелле Бейстл, с которой личная жизнь так же не заладилась, как и с первой супругой. 1 января 1969 года они расстались, художник обосновался в своей студии, так как другого жилья у него не было.

25 февраля 1970 года Ротко без сознания нашел его ассистент Оливер Стейндекер. Художник лежал на полу со вскрытыми венами. Он сам себе нанес порезы бритвой, которая валялась неподалеку. К тому времени, когда его нашел Стейндекер, Ротко был уже мертв. Результаты вскрытия определили, что перед смертью он принял большую дозу антидепрессантов.

Художник был похоронен на Лонг-Айленде. Уже в 2006 году его дети подали обращение с просьбой перезахоронить его останки рядом с матерью в Кенсико. Разрешение на эксгумацию было получено в 2008 году.

При жизни творчество художника было недооценено. Он жил скромно, порой, бедно, особенно в начале своей карьеры. А ведь сегодня приносят миллионы работы, которые создал Марк Ротко. Стоимость картин оценивается в сотни миллионов долларов. Одна из самых дорогих - "Фиолетовое, зеленое, красное" - стоит более 180 миллионов.

www.syl.ru

Почему картины Марка Ротко – это искусство?

Каких только резких высказываний ни удостаиваются работы иммигранта из царской России, ставшего одним из известнейших еврейских и американских художников. «Мазня», «работы скорее маляра, а не художника», «а король-то голый» — чем больше платят коллекционеры за полотна Ротко, тем больше появляется желающих выразить свое «фи» в их отношении. Мы не беремся разъяснить, почему картины Марка Ротко так дорого стоят, некоторую информацию по этому вопросу найдете в аннотации к наиболее дорогой из них. Сейчас нами движут нескромные амбиции рассказать об их художественной ценности.

Белый центр (желтый, розовый и лавандовый на красном), фрагмент. 1961 г.

Во-первых, это красиво (но только не говорите об этом Ротко)

«Мое искусство — это не абстракция. Оно живет и дышит, — заявлял Ротко. — Мне неинтересны взаимоотношения цвета и формы или что-то в этом духе. Мне интересно только выражение основных человеческих эмоций: трагедии, экстаза, отчаяния и так далее. И тот факт, что многие люди вдруг теряют себя и разражаются рыданиями перед моими картинами, означает, что я могу сообщаться с этими основными человеческими эмоциями».Сколько усилий ни прилагал художник, чтобы публика воспринимала его картины исключительно как воплощение чистых, беспримесных эмоций на холсте, ему не удавалось избежать того, что они идеально вписывались в яркие, а порой и кричащие интерьеры своего времени.Хотя его мятежный мозг будоражили скорее идеи и их адекватная реализация, чем то, насколько картины понравятся зрителю с эстетической точки зрения, Ротко создавал потрясающе красивые полотна. Хотел он того или нет, ему удавалось находить сочетания оттенков ценные сами по себе, в своем минимализме и чистоте, безотносительно того смысла, что он в них вкладывал.

 

Он был одаренным колористом, хотя для художника это было не комплиментом, а оскорблением. Об этом свидетельствует невероятная история, которая, кажется, могла произойти только с ним.В список почетных гостей, приглашенных на инаугурацию президента Кеннеди в 1961 году, входил и Марк Ротко. Он почитал это за честь, но ровно до того момента, пока сестра Кеннеди и ее муж не попросили у художника одну из его работ, чтобы прикинуть, насколько она подойдет к стилю их апартаментов. Этого было достаточно для того, чтобы Ротко навсегда оборвал любые контакты с семейством Кеннеди.И это не единственный случай, когда художника не могли убедить расстаться с его картинами ни престиж потенциального клиента, ни многозначные суммы в чеке. Осознание того, что его живопись ценится поклонниками преимущественно с точки зрения декоративной функции, было чрезвычайно болезненным. Так что во второй половине 1950-х Ротко начинает сознательно сгущать краски, выбирая все более темные оттенки. Но это мало помогло: получалось все равно болезненно красиво.

 

Гений кроется в деталях

Да, картины для Ротко были больше, чем просто картины. И в каком-то смысле больше, чем искусство. Он жил ими и хотел, чтобы зритель тоже мог полностью погрузиться в пространство его полотен. Ради этой цели он не шел ни на какие компромиссы, когда дело касалось их выхода в свет.Галереи должны были соблюдать все его требования. Для картин Ротко не годились проходные залы. Также в них нельзя было находиться работам других художников или любым посторонним объектам: ничто не должно было мешать зрителю войти в непосредственный контакт с произведением Ротко. Поэтому предусматривалось минимальное освещение, закрытые окна и отсутствие каких бы то ни было рам — ничего, что могло бы сместить акцент с самих холстов.

 

На пике творческого расцвета Ротко уже не мыслил категориями отдельных полотен, его ум выстраивал концепции нераздельного арт-пространства. Он стремился создавать целые ансамбли, что будут звучать в гармонии с вибрациями его переживаний. Пределом мечтаний для Ротко было писать холсты, задуманные под конкретные помещения, в идеале им же спроектированных — с необходимой ему геометрией стен и размещением источников естественного освещения.«Каждая картина живет в соседстве с другими полотнами, служащими для нее в глазах людей своеобразным продолжением. Оставаясь в одиночестве, картина умирает. Поэтому нет ничего более страшного и бесчувственного со стороны художника, чем выставлять на экспозицию лишь одно свое полотно», — считал художник.

 

Ротко – самый конкретный из абстрактных

Отделяться от декоративной, религиозной либо запечатлевающей скоротечный момент жизни функции живопись начала задолго до того, как в ней начал упражняться Ротко. И чем дальше тем больше художники своими работами пытаются скорее сказать зрителю что-то, нежели показать. В нашем веке не так востребованы техника, мастерство или виртуозность исполнения, но куда больше — идеи и смыслы.Ротко освобождает свои картины и от этих обязательств: его раздражали какие-либо их интерпретации или трактовки скрытых смыслов — в этом отношении он был предельно прямолинеен. «Трагический опыт катарсиса есть единственный источник любого искусства. Мои картины — это непредсказуемое путешествие в неизвестный мир. Скорее всего, зритель предпочел бы в него не отправляться», — писал он.

 

Именно зритель был главным критиком и судьей для Ротко, его мнение было для него решающим, в отличие от вердиктов любых авторитетных источников. «Никакие комментарии не в состоянии объяснить живопись, — считал он. — Все объяснения должны исходить из завершенного опыта переживания между картиной и ее наблюдателем. Оценка искусства — это поистине бракосочетание интеллектов. И искусство — тоже бракосочетание, и если оно не завершается должным образом, тогда оно бесплодно».

Картины 1946 — 1948 годов, в которых начинает отчетливо проступать фирменный почерк Марка Ротко.

Несмотря на то, что сегодня художника считают одним из ведущих представителей абстрактного экспрессионизма, сам он себя к таковым не относил. И чем больше росла его популярность, тем более ему казалось, что критики, восторгающиеся его «абстракциями», упускают самую суть.

Остальное – дело техники

Как и в прочих сферах искусства, узнаваемость, авторский почерк — самое ценное, что есть у таланта в сегодняшнем мире. В мире живут миллионы обладателей отличных голосов, но сколько из них мы безошибочно идентифицируем, услышав по радио? Похожая ситуация и с картинами.Если вам на глаза хотя бы единожды попадалась подборка полотен Ротко, их образ прочно отпечатается в сознании. И вряд ли удастся спутать их с произведениями какого-либо другого автора (разве только что тот не будет его имитатором).

Так выглядели эксперименты Ротко до того, как он изобрел фирменный стиль.

Хотя бы по той меркантильной причине, что из соображений тщеславия коллекционеры исторически склонны покупать произведения искусства, которые заявят о своем авторе даже без подписи в нижнем углу, уникальный почерк — уже половина успеха художника.Паттерны, основанные на мотивах произведений Ван Гога, Кандинского, Мондриана, Дали, Уорхола и других воспроизводятся и тиражируются в самых немыслимых ипостасях: начиная от предметов интерьера и заканчивая чашками, одеждой, дизайном тортов и даже причесок.Ротко тоже удалось обессмертить свое имя, придумав безошибочно узнаваемую формулу: разносторонние прямоугольники, парящие в цветовых плоскостях. Но подобно квадратам Малевича, цветовые поля Ротко не так просты, как кажутся. Художник использовал несколько техник, секрет которых скрывал даже от своих ассистентов.

 

Малоизвестный и непривычный Ротко 1930-х годов: сюжет и ускользающая фигуративность еще в наличии.Впрочем, как и начинающая заявлять о себе диктатура геометрии и цвета.

Исследования, проведенные при помощи электронного микроскопа и ультрафиолетового излучения, позволили определить, что художник использовал как натуральные ингредиенты вроде яиц или клея из кроличьей шкурки, так и искусственные вещества: акриловые, модифицированные алкидные, фенолформальдегидные смолы и так далее. Все это нужно было ему для того, чтобы добиться быстрого высыхания разных слоев краски без их смешивания, так что он мог беспрепятственно наносить новые поверх старых.Количество таких слоев на разных картинах достигало двадцати, причем это могли быть едва отличающиеся оттенки — это позволяло достичь того самого эффекта глубины и мерцания цвета. Ротко также сознательно избегал любых рамок, как в прямом, так и в переносном смысле: он закрашивал даже боковины холстов, словно пространство картины не имело границ.

 

Черный квадрат в кубе

Кульминацией художественной эволюции Ротко и, в некотором роде, его мавзолеем стало культовое сооружение в Хьюстоне, штат Техас, более известное как часовня Ротко (Rothko Chapel). Работа художника над серией панно для ресторана «Четыре сезона» (которые так и не заняли причитающиеся им места на стенах заведения, так как он отказался отдавать свои детища для поднятия аппетита миллионерам) подвигла чету нефтяных магнатов де Менил предложить ему написать полотна для капеллы на территории университета Святого Фомы.

Марк Ротко на фоне своей картины № 7, 1960 (Музей современного искусства, Каруидзава, Япония).

 

Часть работ, предназначавшихся для ресторана в небоскребе Сигрэм, обрела постоянную прописку в «Комнате Ротко» в галерее «Тейт», Лондон. Фото: timeout.comДля часовни, которая изначально была задумана как католическая, а в итоге стала экуменической церковью для представителей всех вероисповеданий (и в равной степени — арт-центром) Ротко создал 14 масштабных полотен. Семь из них представляют собой черные прямоугольники, практически сливающиеся с насыщенным бордовым фоном. Еще семь холстов написаны в фиолетовой тональности, напоминающей об оттенках ночного неба в различных временных и погодных условиях.Ротко работал над картинами для часовни в течение трех лет (1964 — 1967), и здесь не обошлось без интриг. Условия контракта позволяли художнику вмешиваться в планировку строения, в результате чего он разругался с первым архитектором, работавшим над проектом. Затем последовало сотрудничество со вторым, и третьим, но Ротко так и не дожил до окончания строительства. И все-таки благодаря его участию здание имеет восьмиугольное основание и источник естественного освещения, проделанный прямо в потолке.Часовня Ротко открылась через год после его смерти — в 1971 году. И хотя одни посетители в недоумении оглядываются по сторонам, спрашивая «а где же, собственно, картины?», другие на долгое время застывают перед медитативными переливами «черных дыр» Ротко.Если в процессе работы над панно для ресторана художник желал, чтобы посетители чувствовали себя навеки замурованными среди кирпичных стен, то здесь, по всей видимости, он предлагал зрителю ощутить максимальную близость к вечности. То ли в невесомости среди безмолвия открытого космоса, то ли в последнем пристанище, когда в крышку забивают последний гвоздь.Как это нередко случается с наследием художника, часовня Ротко тоже становилась источником вдохновения для других деятелей искусства. Например, Питера Гэбриэла, написавшего песню «14 черных картин», которая вошла в его шестой студийный альбом «Us» 1992 года.

 

«Разбитый обелиск» перед часовней Ротко авторства Барнетта Ньюмана, его соратника по живописи цветового поля.Фото: rothkochapel.org

По материалам artchive.ru

artpark.gallery

Дело Марка Ротко, ч. 1 - Криминал

Марка Ротко

Великий Марк Ротко, славившийся экстравагантностью, и после смерти заставил о себе говорить - его уход был ужасен, а скандальная история с наследием стала громким событием в мире искусства.

14 февраля 1974 года в суде Саррогейт в Нью-Йорке начался процесс по делу о наследстве Марка Ротко. Его дети - дочь Кейт и сын Кристофер — обвинили душеприказчиков в жульничестве. В деле не было бы ничего необычного, если бы Ротко не был великим художником, а наследством — 798 его картин. Слушания по делу Ротко пришлись на пик «уотергейтского скандала». Через полгода под угрозой импичмента президент США Ричард Никсон был вынужден уйти в отставку. Саррогейт оказался созвучен Уотергейту не только по названию, но и по сути. И там, и там респектабельные люди — столпы общества — шли на подлог и мошенничество.

Маркус Ротконич родился в Российской империи в 1903 году в семье еврея-аптекаря Якова Ротковича из города Двинска (теперь в Латвии). Много лет спустя, уже став знаменитостью, Ротко любил говорить о себе по-русски: «Я мужик!» Хорошо знал русскую культуру, обожал Достоевского...

В 1913 году Маркус Роткович эмигрировал с родителями в США. Плавание через океан на пароходе «Царь». Потом путешествие через всю Америку на поезде с табличкой на груди: «Я не говорю по-английски». Ротковичи оседают в американской глубинке, городе Портленде, штат Орегон.

Маркус учит английский, ходит в школу. Благодаря своим исключительным способностям поступает в Йельский университет. Его студенческую жизнь нельзя назвать скучной. С двумя друзьями он издает политическую сатирическую газету «The Yale Saturday Evening Post». Изучает французский, историю, математику, психологию, экономику. Собирается стать инженером или юристом.

Однако осенью 1923 года Маркус Роткович вдруг оставляет учебу и переезжает в Нью-Йорк. Это был почти бунт, перемена судьбы. Блестящий интеллектуал из еврейской семьи скромного достатка не захотел быть «человеком второго сорта» среди отпрысков «стопроцентных американцев», ведущих свои родословные чуть ли не от первых английских переселенцев в Новый Свет.

Сбежав в Нью-Йорк, Маркус Роткович превращается в Марка Ротко и... начинает учиться живописи. Почему? Сам Ротко любил рассказывать байку о том, как случайно оказался в натурном классе, где студенты писали обнаженную натуру, и решил, что такая жизнь как раз по нему. Это было типично для Ротко — отшучиваться, когда речь шла о серьезных решениях, принятых им в жизни.

Фактически самоучка (в художественной школе Ротко проучился только два года), он прошел через увлечение «сезаннизмом», сюрреализмом, а затем в 40-е годы пришел к абстракции.

Семья Ротковичей из Двинска была внесена в список пассажиров парохода «Царь» — покинув родину, Ротковичи отправились в Америку

Перед отъездом в Америку Ротковичи сфотографировались с друзьями и родственниками. Десятилетний Маркус сидит справа у ног своей матери Кейт. Гланп семейства Якоб Роткович выехал годом раньше с двумя старшими сыновьями, оставив младшего на попечение женщин. Волевая и интеллигентная, петербурженка Кейт всегда была стержнем семьи. Когда у се сына Марка родилась дочь, он назвал ее в честь матери. Вместе с именем Кейт Ротко унаследовала решительный характер бабушки.

В 1913 году Ротковичи прибыли в Нью-Йорк на остров Эллис, расположенный вблизи статуи Свободы названный «Воротами в Америку». Здесь они были зарегистрированы эмиграционными властями, прошли карантин и получили вид на жительство.

Вместе с Джексоном Поллоком и Виллемом де Кунингом Ротко стал одним из отцов-основателей абстрактного экспрессионизма - течения, благодаря которому Америка впервые появилась на мировой карте изобразительного искусства. В годы холодной войны американский абстракционизм стал даже символом «свободного мира» и антиподом социалистического реализма, олицетворявшего жизнь за «железным занавесом».

Ротко выработал собственный стиль, который стал его своеобразной «торговой маркой». Прямоугольники с тающими краями одного цвета как бы плавают на абстрактном фоне другого. Иногда цвет прямоугольников и фона совпадает, отличаясь только оттенками.

Куратор Музея современного искусства в Нью-Йорке Вильям Рубин писал: «Ротко так сталкивает два оттенка красного цвета, что при одном взгляде на картину у вас начинают стучать зубы». Работы Ротко классического периода полностью абстрактны: у них нет названий - только номера, на них ничего не происходит, отсутствует даже обычная земная гравитация - нет ни верха, ни низа. Но они словно светятся изнутри, эти гипнотические холсты воспринимаются как религиозная живопись, как русские иконы. Ротко соединил в своем творчестве магию формы «Черного квадрата» Малевича и магию цвета византийских мозаик. Сам художник, который всегда обожал театр, считал свои полотна мистическими драмами в цвете. Он был драматургом и режиссером, картины — одновременно и пьесой и сценой, а зритель — актером. Перед его картинами люди должны были или замирать в оцепенении, или не стесняясь плакать.

В 1923 году блестящий студент Йельского университета Маркус Роткович, недоучившись, сбежал в Нью-Йорк и превратился в нищего художника Марка Ротко. Спустя 46 лет Йель удостоит его степени почетного доктора.

В 40-е годы Ротко учился у художников, бежавших от нацизма в Нью-Йорк.Ротко обожал колдовать с красками, вечно ходил перепачканным и в шутку называл себя маляром.

Марк Ротко был третьим великим абстракционистом, который родился в России. Вместе с цветовыми фантазиями Василия Кандинского и геометрическими композициями Казимира Малевича его живописные экспрессивные абстракции обогатили мировую культуру.

По натуре Ротко был бунтарем. В молодости он выступал на рабочих сходках, приветствовал революцию в России. Уже зрелым художником бил стекла в Музее американского искусства в Музее современного искусства Уитни в Нью-Йорке, который считал оплотом консерватизма. Ротко презирал мир богачей, легко относился к вечному безденежью и больше всего ценил творческую свободу и богемное братство людей искусства.

Художник говорил: «Искусство - это приключение в неведомом мире, на которое отваживаются только рисковые ребята». Он всегда верил в собственную гениальность, но сжился с мыслью о том, что его, как Ван Гога, оценят только потомки.

В начале карьеры художник писал в основном сценки из жизни нью-йоркского метро. Вход в сабвей. 1938 год. Частная коллекция.

Жесткий и стремительный Нью-Йорк на лирических картинах Ротко порой узнать невозможно. На перроне метро. 1930 год. Национальная галерея, Вашингтон.

В начале 1940-х годов Ротко писал картины в стиле сюрреализма, давая им названия из античной драмы. Антигона. 1941 год. Национальная галерея, Вашингтон.

 

Причудливые изображения персонажей античных мифов помогли Ротко оторваться от реальности. В его сюрреалистических картинах появляются элементы абстракции. Знамение орлов 1942 год.      Национальная галерея. Вашингтон; Сирийский бык. 1943 год. Оберлин-коллелж, Огайо.

Абстракции Ротко — столкновение тающих плоскостей разного цвета. Горизонтали, светлое над темным. 1961 год. Музей современного искусства, Нью-Йорк.

Однако в конце 50-х годов к Ротко неожиданно пришли слава и деньги. Его картины, которые еще недавно не стоили и ста долларов, взлетели в цене до десяти тысяч. Если раньше Ротко ездил на машине, двери которой были привязаны веревками, а холст для картин покупал на распродажах обрезков тканей, то теперь он стал владельцем особняка на Манхэттене и отправился в большое путешествие по Европе.

В Италии великий кинорежиссер Микеланджело Антониони попросил о встрече с Марком Ротко. Антониони сказал: «Мы с вами похожи. Я снимаю фильмы ни о чем, а вы пишете картины ни о чем».

В 1961 году президент Джон Кеннеди пригласил Ротко на свою инаугурацию. Впервые в истории США художник стал олицетворением американской мечты. Нищий, непризнанный гений внезапно оказался в роли богача-мэтра. Прежний круг друзей распался. Вокруг Ротко начали роиться акулы арт-бизнеса.

Тогда ни Ротко, ни его почитатели не могли себе и представить, что через 10 лет картины художника станут предметом разбирательства во время одного из самых громких судебных процессов XX века, посвященных искусству.

Марк Ротко вырабатывал не только свой стиль, но и свою философию. Он предпочитал выставляться в небольших залах, где бы его работы могли быть развешаны на уровне глаз и близко друг к другу. Освещение должно было быть приглушенным. Таким образом, зритель оказывался целиком окружен миром, который создал художник.

Абстрактный экспрессионизм - главное художественное открытие 1950-х годов. Именно тогда Ротко создал «драмы н цвете» - сегодня они стоят десятки миллионов долларов. Темно-зеленое и красное. 1956 год. Коллекция Филиппе. Вашингтон;

Зеленое и синее на синем. 1956 год. Частное собрание; Оранжевое и желтовато-коричневое. 1954 год. Национальная галерея, Вашингтон.

Заболев, Ротко мог писать лишь маленькие вещи на бумаге. Но и в них художнику удавалось передать энергетику, свойственную его большим полотнам. Без названия. 1969 год.

Без названия. 1969 год.

«Я пишу большие полотна, чтобы создавать атмосферу интимности. Когда вы видите небольшую картину, вы будто смотрите в окно, а большое полотно превращается для вас в целый мир», — утверждал Ротко.

Весной 1968 года художник серьезно заболел: у него обнаружили аневризму аорты. Врачи запретили ему писать большие холсты. Тем не менее, он продолжал вести прежний образ жизни — водка, три пачки сигарет в день. Ротко оставил семью и переселился в мастерскую на 69-й улице. Его уход наделал в Америке шума не меньше, чем в свое время в России уход Льва Толстого.

Художник оборудовал стены мастерской сложной системой тросов и блоков. Эта «механика» позволяла ему в одиночку передвигать большие картины с места на место, переделывая «домашнюю экспозицию» в зависимости от настроения. Уникальная картинная галерея освещалась сверху сквозь пирамидальный потолок десятиметровой высоты. Здесь же стояли кровать, пара кресел и проигрыватель. Никаких личных вещей. Ротко часами просиживал в окружении своих картин, медитировал, слушал Моцарта, а потом как одержимый писал новую картину.

Мысль о том, что его полотна обязательно должны выставляться сериями, стала главной идеей Ротко. Лучшим образцом подобной работы до сих пор остается капелла университета Сен-Томас в Хьюстоне, которая носит имя художника. Именно там наиболее точно воплотилась задумка Ротко окружить зрителя картинами, погрузить в их гипнотическое пространство.

Он целиком замкнулся в своем творческом мире, который как бы продуцировал сам себя, уничтожая своего творца. Его картины становились все мрачнее и трагичнее. Абстракционист Ротко избавился от последней связи с реальностью — от цвета. Он стал писать черные картины на черном и сером фоне. А когда он изредка снова обращался к ярким краскам, то восклицал: «Иду домой» !

Говорят, что перед смертью художник создает «знаковую» вещь. Когда 25 февраля 1970 года на рассвете Марк Ротко вскрыл себе вены, на стенах мастерской мерцала «черная серия», а на мольберте стояла картина «Красное на красном» — последняя, которую он написал.

Впрочем, по-настоящему последним произведением Ротко была его собственная смерть. Почти полностью обнаженное тело великого абстракциониста лежало в луже крови, образовавшей причудливое пятно. Один из его друзей-художников хотел сфотографировать эту жуткую, завораживающую сцену в цвете. Но полицейские не позволили ему этого сделать.

Даже могучий организм Ротко, говорившего о себе по-русски: «Я - мужик», не выдержал его богемной жизни.

Разбогатев, Ротко осуществил свою мечту и переехал в просторную мастерскую, где мог писать огромные полотна. Но работать в полную силу помешала болезнь.

Мастерская на 69-й улице в Нью-Йорке стала последним прибежищем великого мастера.

Живопись в экуменической капелле католического университета Сен-Томас в Хьюстоне Ротко считал вершиной своею творчества.

Только две узкие двери ведут в восьмиугольное, слабо освещенное пространство капеллы, где зрителя со всех сторон окружают гипнотические полотна художника.

Материал цитируется по книге Григория Козлова, "Покушение на искусство", М. Слово, 2007

rupo.ru

Живопись Марка Ротко | Молодежный портал

«Зрители, которые проливают слезы у моих картин, переживают те же религиозные переживания, что испытывал и я, создавая их» - писал Ротко в 1965 году. Философское и теоретическое наследие Ротко не менее значимо, чем живописное. Греческие трагедии, философия Ницше, библия, Шекспир, Кьеркегор, античная скульптура – все перерабатывалось им, и результат выливался красками на огромные холсты. Ротко не просто рисовал: он обосновывал свои живописные концепции, был чистым интеллектуалом, создавал философию идеала «простого выражения сложной мысли», идеи современного американского искусства, отталкиваясь от принципов Гете о внутренней правде и внешнем выражении культуры». Но все это слова –его и исследователей его творчества. Суть же художника - на полотне.

«Когда ты пишешь большую картину, ты находишься внутри своего переживания», - писал Ротко, гипнотизируя зрителей парящими прямоугольниками, отсутствием четких границ, подвижной живописью, трепещущими красками. Сам художник советовал рассматривать свои произведения с очень близкого расстояния, чтобы цветовые поля могли поглотить зрителя. Картины его живы, в них можно «войти» потревожив мелкую рябь переливчатых поверхностей, и выйти в зазеркалье, в иной мир, и оттуда, из мира красок, форм и свободы взглянуть на мир внешний, мысля в ином измерении, в соответствии с иными параметрами.

В 1970 Ротко, в возрасте 67 лет, совершил самоубийство в своей мастерской. Он смог уйти в иное измерение, декорировав свой уход: его последняя картина была написана в красных тонах, он был найден на полу студии в луже крови.

Настоящее имя Марка Ротко – Маркус Роткович. Родился он 25 сентября 1903 в Двинске, в России (ныне Даугавпилс, Латвия) в семье аптекаря, младший из четверых детей в семье. Когда несколько лет назад в Даугавпилс должен был приехать принц Уэльский, в программе визита было указано, что коронованная особа желает осмотреть достопримечательности, связанные с родившимся здесь художником. Но тогда никто в городской думе не знал, кто это такой и чем он знаменит. Но уже недавно, в связи со 100-летием художника в 2003 году, был задуман проект арт-центра Марка Ротко в здании арсенала на территории старой крепости. Дети художника, Кейт и Кристофер, которые впервые побывали на родине отца во время его столетнего юбилея, выразили готовность передать в этот центр несколько оригиналов картин Марка Ротко.В 1913 семья эмигрировала в США, в город Портленд в штате Орегон, где отец семейства умер через семь месяцев после приезда жены с младшими детьми. Ротко вырос в полунищете. В 1921 он получил стипендию Йельского университета, где изучал философию и иностранные языки. Проучился там меньше двух лет и в 1923 году уехал в Нью-Йорк, объяснив это в своем дневнике желанием «немного постранствовать, полодырничать и поголодать». По другим воспоминаниям, он хотел стать инженером или юристом, но, узнав, что он еврей, благотворители-антисемиты лишили его стипендии. В Нью-Йорке Ротко посещал занятия Художественной школ Лиги изучающих искусство, которые проходили в основном под руководством Макса Вебера, уроженца России, приобщившего его к современному западноевропейскому искусству и русскому авангарду. Зарабатывать на жизнь Марку приходилось разными способами: он работал в прачечной, преподавал, рисовал карты для иллюстрированной Библии. В 1929 Ротко впервые выставил свои работы - тогда еще романтические по духу и близкие экспрессионизму. Тогда же он помогал своей первой жене, ювелиру Эдит Сэчер, работая над украшениями.

Ротко сознательно стремился имитировать детские рисунки. Символично то, что с 1929 года более 20 лет он обучал детей в Еврейском центре Бруклина. Спустя четыре года состоялась первая персональная выставка, на которой были представлены ландшафты и городские виды, а также портреты. Через два года Ротко и еще несколько художников Нью-Йорка основали «Группу десяти», представляющую собой объединение экспрессионистов. Еще в 1950 году они считались радикалами, и консервативное жюри не приняло их картины на важную выставку современного искусства в Метрополитен-музее. В ответ они сделали групповое фото «Разгневанных» - все с суровыми лицами, ни тени улыбки. Особенно рассержен Марк Ротко.

В 1938 году он обратился за получением американского гражданства и начал работать под творческим псевдонимом Марк Ротко только в 1940-м году, укоротив Маркуса Ротковича.Следующий этап в искусстве художника - конец 1930-х - середина 1940-х годов - связан с увлечением античными мифами и персонажами древнегреческих трагедий. В 1940-е годы Ротко перешел к беспредметным формам под влиянием европейского сюрреализма. Органические, полуабстрактные формы, рожденные его фантазиями и сновидениями, получили название биоморфных.

К началу 1950-х годов он еще более упростил структуру своих картин, создав серию «мультиформы» - картин, состоящих из нескольких цветовых плоскостей. Простая форма, простой цвет как отражение его эмоций и восприятия мира, как часть истории цвета и пространства. Сам художник формулировал свою задачу как «простое выражение сложной мысли». Работы, уже тогда прославившие его, – это прямоугольные полотна большого размера с парящими в пространстве цветовыми плоскостями живописи «цветового поля».Ротко в 1957 году выступил против того, чтобы на него навесили ярлык абстракциониста: «Не следует считать мои картины абстрактными. У меня нет намерения создавать или акцентировать формальное соотношение цвета и места. Я отказываюсь от естественного изображения только для того, чтобы усилить выражение темы, заключенной в названии». Но большая часть его абстрактных полотен не имели названия. Самая известная картина из «именованых» «Почитание Матисса», написанная им в 1954 году, выставленная несколько лет назад на аукционе «Кристис» и проданная за 22,4 миллиона долларов.

С конца 1950-х годов Ротко занимался в основном созданием монументальных композиций для украшения зданий. В 1950-60-х гг. художник все чаще стал использовать темные тона, отдавая предпочтение более темной гамме красного, коричневого и черного цветов. В 1958 он получил заказ на создание декоративных панно для небоскреба «Сигрем-билдинг» (Seagram distillers). Однако выполненные художником композиции так и не были установлены на предназначенных для них местах. Девять из них были выставлены впоследствии в галерее «Тэйт» в Лондоне. (В 1958 году дизайнер по интерьеру Филис Ламберт предложил Ротко, уже признанному художнику, заказ на серию картин для одного из залов ресторана «Четыре сезона» на первом этаже нового корпоративного здания компании «Seagram distillers» на Парк-авеню. Наведавшись в помещение, где должны были быть вывешены его картины, Ротко пришел в ужас. Когда-то ему доводилось сотрудничать с организациями социалистического радикального толка и в один прекрасный момент Марк Ротко понял, что оформлять стены в этом нью-йоркском ресторане больше не сможет. И аннулировал заказ, отказавшись, таким образом, от 35 тысяч долларов. Было это в 1959 году. «Тот, кто будет пировать среди этих цен, даже и не взглянет на мои картины» — говорил Ротко).

В 1961 году Нью-Йоркский музей современного искусства организовал персональную выставку художника. В том же году он получил заказ на серию росписей для украшение Холиоук-центра Гарвардского университета. Самая значительная из монументальных работ Ротко – цикл из 14 картин для капеллы экуменической церкви в Хьюстоне в Техасе («Капеллы Ротко»). 14 картин – 14 остановок на Крестном Пути. В 1964 году он переехал в последнюю из своих студий, в которую полностью перекрыл доступ дневного света. Его работы становились все более гнетущими и мрачными. Отказавшись от эффекта полупрозрачности, которого он добивался с помощью масла, Ротко начал использовать акриловые краски.

В 1968 году он был избран в Национальный институт искусств и словесности. В 1969 году организовал фонд для поддержки нуждающихся художников. Йельский университет присудил ему степень доктора изящных искусств. В январе 1969-го он покинул свой дом, где жил с женой, сыном и дочерью, и переехал в студию. А 25 февраля 1970 года один из его помощников обнаружил мертвого художника, лежащего посреди мастерской.

На симпозиуме, посвященном творчеству Ротко в тель-авивском музее, его сын Кристофер рассказывал, что ему было всего шесть лет когда отец покончил с собой. «У меня сохранилось о нем несколько воспоминаний, я могу перечесть их по пальцам, - Лучше всего я почему-то запомнил его голос». Но именно Кристофер отредактировал посмертную книгу Марка Ротко «Реальность художника: философии искусства», вышедшую в издательстве «Yale University Press» в 2002 году. Рукопись книги долгое время считалась потерянной, в ней Марк Ротко размышлял об истории искусства, о месте художника в мире. В ней он впервые пытался нащупать путь к высшей реальности, который может открыться с помощью света, цвета и пространства. Кристофер называет книгу отца «манифестом абстракциониста» и утверждает, что в своих теоретических рассуждениях художник провидчески предсказывал путь своего дальнейшего творческого развития. Он даже хотел назвать книгу «Кристальный шар Марка Ротко».

«Искусство - это всегда последнее обобщение, - писал Марк Ротко. - Оно должно привносить в нашу жизнь осознание бесконечности. Наша среда слишком разнообразна для философского единства, в искусстве мы хотя бы находим символы, чтобы выразить наше желание достичь его».История того, как книга нашла свою дорогу к издателю, описана Кристофером Ротко в предисловии. Его мать пережила отца всего на шесть месяцев. После этого началась юридическая битва за творческое наследие художника, которая продолжалась почти десятилетие. Кристофер был отдан на воспитание своей тетке, и только когда ему исполнилось 12 лет, его забрала к себе старшая сестра. Брат и сестра знали, что в наследство отца входит незаконченная рукопись, но сумели обнаружить ее лишь в 1988 году. Она была спрятана в футляр для аккордеона. Затем последовали долгие годы выяснения отношений с налоговой инспекцией, так как цены на картины Марка Ротко стремительно росли. В результате всего этого до рукописи не доходили руки. Более того, сын художника даже не имел возможности повесить в своем доме картины отца. В конце концов юридические вопросы были улажены. Сегодня в квартире Кристофера на Манхэттене висят шесть картин Марка Ротко, самая любимая из них – «Медленное кружение на краю моря» - была написана специально для его матери. Десять лет назад Кристофер решил посвятить себя творчеству отца, отказавшись от своей профессии психоаналитика. Он занялся устройством его выставок и постепенно начал понимать, что представлял собой его отец не только как художник, но и как человек. Спецаильность психоаналитика помогла ему понять и причины отцовского самоубийства. «Когда он умер, мне просто сказали об этом как о случившемся факте. Только сейчас я понимаю всю степень отчаяния, толкнувшего его на такой шаг». Трагический финал явился логическим следствием всей жизни. Марк Ротко неоднократно подавал в суд на всевозможных своих обидчиков, ни разу при этом не выиграв процесса. Часто ссорился с коллегами, впадал в депрессии. Своим искусством пытался выразить трагедию человеческого существования. Картины считал иконами, перед которыми зритель должен переживать религиозные чувства.

Маша Хиничhttp://botinok.co.il/node/28609

ВЫСТАВКА "МАРК РОТКО: В НЕВЕДОМЫЙ МИР"ЦЕНТР СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЫ "ГАРАЖ", Москва23 апреля - 14 августа

molportal.ru

Марк Ротко. Биография. Художники Ротко и Поллок. Биографии и картины

Марк Ротко в студии

Марк Ротко в студии

Только гениальная личность может в одночасье изменить свою судьбу и, не оглядываясь на последствия предпринятого шага, поступить так, как велит внутренний голос. В 1923 г. двадцатилетний студент Йельского университета Маркус Роткович, бросил учебу в этом престижном заведении, сделав выбор в пользу искусства. Так начинался творческий путь яркого представителя абстрактного экспрессионизма Марка Ротко, взявшего себе это имя в 1940 г., после получения американского гражданства.

До эмиграции в Штаты, зажиточная еврейская семья, в которой Маркус появился на свет 25 сентября 1903 г., проживала в г. Двинске Витебской губернии. Переезд в Америку в 1913 г. был вынужденным, т. к. старшим сыновьям главы семейства – фармацевта Ротковича, грозила мобилизация в русскую армию.

В Новом Свете отец прожил недолго, семья начала испытывть материальные затруднения, но Маркус прилежно учился сначала в Линкольновской школе, затем Йельском университете, и было ясно, что он легко получит диплом юриста или инженера. В 1923 г. перспективный студент уходит из университета, переезжает в Нью-Йорк, и решает связать свое будущее с творчеством. Среди нескольких учебных заведений, в которых Ротко обучался живописи, следует выделить Художественную студенческую лигу, возглавляемую приверженцем европейского авангарда Максом Вебером.

В 1928 г. критика положительно оценила работы художника, впервые экспонировавшиеся в галерее Opportunity. Представленные картины, практически, соответствовали экспрессионистскому стилю, и были наполнены романтизмом. Начинается многолетний период преподавательской деятельности в Бруклинском еврейском центре (1929-1952 гг.), что на первых порах несколько облегчало финансовые проблемы.

В начале 1930-х гг. Ротко становится участником группы художников США, достигших успеха в абстрактном экспрессионизме, а чуть позже, его имя значится в числе основателей группы «Десять» (The Ten). Произведения этого периода («Женщина за шитьем», «В подземке», и др.) создавались еще в  реалистическом духе, но в самом начале 1940-х гг., начали появляться полуабстрактные работы, или художественные «мифологемы».

Перед началом войны, в Штаты эмигрировали многие европейские художники, и под их влиянием, живопись, в особенности, модернистская, получила новое дыхание; естественно, эволюционировало и творчество Ротко, и не последнюю роль в этом процессе сыграли представители русского авангарда (К. Малевич).

В средине 1940-х гг., в работах художника прослеживались черты европейского сюрреализма, а также влечение к беспредметности, но постепенно Ротко перестает обозначать сюжеты картин, и переходит к их нумерации.

no5К 1947 г., формирование индивидуального стиля художника завершилось, он «распрощался» с предметными элементами, и окончательно перешел к абстрактному экспрессионизму, а с началом 1950-х гг., Ротко уже в числе лидеров этого направления. В своих картинах художник работал над тем, чтобы максимально упростить их структуру, и свести ее к двум-трем зонам чистого цвета. Примечательно, что абстракции В. Кандинского, наоборот, усложнялись от полотна к полотну.

«Плавающий» эффект, получаемый Ротко с помощью цветовых пятен, ненавязчиво «убеждал» зрителя в изменчивости и непостоянстве мира, где все меняется, являясь зыбким, преходящим. Основу композиций составляли прямоугольники, выстраиваемые в вертикальный ряд. Выставка таких произведений требовала тщательной подготовки, включая специальное помещение, в котором световой поток определенной интенсивности позволял получить требуемый эффект. Картины выставлялись сериями, и исполнялись не только для выставок, но и на заказ. Так, для нью-йоркского ресторана «Времена года», Ротко написал серию из 40 декоративных панно, хотя они не были установлены на предназначенные для них места. Критики считают, что выполненный для капеллы Университета Раиса (экуменическая церковь) в Хьюстоне цикл из 14 картин – самая значительная работа художника.

Взлетев на пик популярности, Ротко не знал, что делать с бременем славы, к тому же его начала одолевать артериальная аневризма, алкогольная зависимость, семейные проблемы. Добиться в работах такой мощной экспрессии было невозможно без напряжения душевных и физических сил, и это истощало организм художника.

Занимаясь развитием своей идеи абсолютной свободы, которая достигалась, по убеждению Ротко, при условии освобождения человека от диктата разума и чувств, в 1964 г. художник подобрал для работы очередную студию, куда не проникал дневной свет. Дистанционирование от реального мира было заметно и в реальной жизни, и в картинах, при этом экспрессия его произведений получалась холодной, в них проявилась некая усталость автора. В 1969 г. Ротко поселился в студии, покинув семью. В этом помещении, где он с помощью своей живописи искал ответы на тайны бесконечности, его душа и отошла в вечность. Трагедия произошла 25 февраля 1970 г.; свободный выбор художник сделал сам, вскрыв себе бритвой вены.

Марк Ротко. Картины

rothko-pollock.ru