Преподобный Серафим Саровский. Начало XX века. Поволжье. Серафим картина


серафим - это... Что такое серафим?

  • Серафим — а, муж.Отч.: Серафимович, Серафимовна; разг. Серафимыч.Производные: Серафимка; Сима; Симуля; Симуня; Симура; Сюра; Симуха; Симуша; Сера; Фима; Има; Фимуля; Фина.Происхождение: (Др. евр. s’erafim (мн. ч. от s’araf жгущий, огненный) огненные ангелы …   Словарь личных имен

  • СЕРАФИМ — евр. saraphim, от saraph, жечь. Высший чин ангелов. Объяснение 25000 иностранных слов, вошедших в употребление в русский язык, с означением их корней. Михельсон А.Д., 1865. серафим серафима, м. [др. евр.] (церк.). По христианскому вероучению –… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • серафим — См …   Словарь синонимов

  • СЕРАФИМ — СЕРАФИМ, серафима, муж. (др. евр. мн. seraphim, букв. сожигающие) (церк.). По христианскому вероучению ангел высшего чина, изображаемый на иконах шестикрылым. «И шестикрылый серафим на перепутье мне явился.» Пушкин. Толковый словарь Ушакова. Д.Н …   Толковый словарь Ушакова

  • Серафим — (евр. пылающий , горящий , сжигающий ). С. это ангелы, предстоящие престолу Божьему и упоминаемые только в видении Исаии (Ис 6:1 7), когда его призывал Господь. Они имеют человеческий образ (упомянуты лицо, руки и ноги) и по шести крыл (ст. 2).… …   Библейская энциклопедия Брокгауза

  • СЕРАФИМ — СЕРАФИМ, а, муж. В христианстве: ангел, относящийся к одному из высших ангельских ликов 2. | прил. серафимский, ая, ое. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • Серафим — монах Саровской пустыни (1760 1883), в течение 55 ти летбывший, по выражению Филарета, архиеп. черниговского, самым великимподвижником благочестия последних времен , приносивший много пользынароду своими трогательными и живыми беседами. См.… …   Энциклопедия Брокгауза и Ефрона

  • серафим — крылатый (Брюсов) Эпитеты литературной русской речи. М: Поставщик двора Его Величества товарищество Скоропечатни А. А. Левенсон . А. Л. Зеленецкий. 1913 …   Словарь эпитетов

  • серафим — * Галлицизированное женское русское имя Серафима. Séraphime! говорила меньшая Плещеева старшей: нам нужно непременно подрепетировать сегодня, мы так давно не танцовали. Л. Ожигина Своим путем. // ОЗ 1869 7 1 50 …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • Серафим — Серафимы духи в иудаизме и христианстве. Серафим река в России, приток Нангналааха (Ленский бассейновый округ). Серафим мужское имя (распространено также как монашеское): Серафим Вырицкий (1866 1949) русский купец, святой Русской православной… …   Википедия

  • temple_architecture.academic.ru

    Преподобный Серафим Саровский - от портрета к иконе

    "Во дни земнаго жития твоего никтоже от тебе тощ и неутешен отъиде, но всем в сладость бысть видение лика твоего и благоуветливый глас словес твоих".

    "Изображения о. Серафима называют и считают "иконами", помещают их в кивотах в ряду других икон с изображением Спаса, Богоматери и святых, уже прославленных Церковью; зажигают пред ними лампады, творят крестное знамение и земные поклоны и целуют <...> Между распространенными изображениями о. Серафима есть поясное, так называемое Серебряковское <...> совершенно иконного типа и только отсутствие нимба, не всегда и не для всякого заметное, указывает на то, что это изображение еще не прославленного Церковию святого", - свидетельствовала в 1887 году казначея Серафимо-Дивеевского монастыря монахиня Елена (Анненкова), представительница известного дворянского рода.

    Неизвестный художник (В.Ф.Бихов?)                                                                                  

    1829–1830-е годы. Холст, масло. Частное собрание

    Наиболее ранний, прижизненный портрет.Нимбом и надписью портреты дополнили образ после Саровских торжеств 1903г.

    По традициям Синодального времени, местное почитание подвижника исключало возможность применять это зримое обозначение святости. Первые хромолитографии с нимбом и надписью "преподобный" были пропущены цензурой и увидели свет только в 1902 году. И даже в Дивеевском монастыре, где глубоко верили в будущее прославление основателя в лике святых и молились ему, не дерзали открыто свидетельствовать об этом. Его портреты носили на крестных ходах вместе с иконами, перед одним из них, в келье игуменьи Марии (Ушаковой), горела лампада, от масла которой происходили исцеления. И вместе с тем, на портретах, картинах и литографиях дивеевского происхождения святой именуется "приснопамятным старцем", "иеромонахом" или просто "отцом Серафимом".

    (написан на части кирпича из могилы святого)

    "Это был маленькой, в дугу согнутой старичок с кротким и любезным взором. Он больше жил в лесу и редко приходил в монастырь. Мы ходили и вглубь Саровского леса и видели там уединенные келейки отца Серафима, им самим выстроенные" (В.Е. Раев).

    Преподобный Серафим Саровский, на пути в пустыньку.Третья четверть XIX века. Поволжье. Холст, масло. Частное собраниеПреподобный Серафим Саровский, на пути в пустыньку.Середина XIX века. Холст, масло. Патриаршая резиденция в Москве

    "...Как живой, выступает пред нами дивный Серафим, в виде согбенного старца, неспешными стопами пробирающегося из монастыря в свою ближнюю пустыньку. На его лице, полноватом и сохранившем свежий цвет, несмотря на его старческий возраст и тяжелые подвиги, светятся знакомые нам голубые глаза, которые умеют прозревать душевные тайны"(Русская старина. 1904. № 11.)

    Младший современник преподобного Серафима, саровский послушник Иван Тихонович Толстошеев, (впоследствии иеромонах Иоасаф, в схиме Серафим, известный попытками подчинить себе Дивеевскую обитель после кончины старца) в монастыре овладел искусством живописи. В "Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря" его так и называют - "живописец тамбовский" (по происхождению), причем отмечено, что выучил его крестьянин Ефим Васильев, монастырский плотник. Тот, в свою очередь, занимался живописью по благословению самого преподобного, известен как автор его первого изображения с медведем, написанного спустя одиннадцать лет после смерти старца и помещенного в часовню над его гробницей.                                                                                                                                                          Монахиня Серафима (Петракова). Явление Божией Матери                                                                                                                                                            преподобному Серафиму Саровскому в день Благовещения                                                                                                                                                             1831 года. Около 1901. Мастерская Серафимо-Дивеевского                                                                                                  монастыря. Дерево, левкас, масло. Троицкий Серафимо-Дивеевский женский монастырь

    Светоносность - особенное явление дивеевской живописи, и в частности творчества матери Серафимы. Вместе с тем, событие воспроизводится исторически точно, с учетом всех деталей одеяния Богоматери и святых, по описанию старицы Евдокии Ефремовны, ставшей свидетельницей чудесного явления. Сохранилось очень мало икон с этим сюжетом, непростым для решения многофигурной композиции.

    Икона Божией Матери «Умиление» («Всех радостей Радость»). Конец XIX–начало XX века. Мастерская Серафимо-Дивеевского монастыря. Дерево, левкас, масло. Троицкий Серафимо-Дивеевский женский монастырь.

    Праведная кончина преподобного Серафима Саровского. Начало XX века. Мастерская Серафимо-Дивеев-ского монастыря. Дерево, левкас, масло. ЦМиАР

    С большим искусством переведено в икону изображение праведной кончины святого пред келейным образом Богоматери "Умиление" (ЦМиАР). На фотографиях начала XX века запечатлены картины этого сюжета из монастырской кельи преподобного, часовни над его гробом. Рельефный бронзовый образ украшал гробницу старца. Состояние перехода в вечность граничит в этой композиции с глубоким погружением в молитву, отчего ошибочно в иконах и эстампах иногда называется "молением". В иконе сохраняются как будто все подробности келейной обстановки - печь, мешки с сухариками, висящие на стене клобук, мантия и лапти. Только стен кельи уже нет, вместо них золотой фон - слава и сияние вечности. На обороте иконы две печати: об освящении иконы на мощах святого и собственно "иконописная": "Работа сестер Серафимо-Дивеевского монастыря Нижегородской губернии Ардатовского уез<да>".

    Престолы Серафимо-Дивеевского монастыря. Около 1916 года. Мастерская Серафимо-Дивеевского монастыря. Дерево, левкас, масло. Троицкий Серафимо-Дивеевский женский монастырь.Икона "Престолы Серафимо-Дивеева монастыря" создана около 1916 года, возможно, к предполагаемому освящению Нового собора. Панорама обители в нижней части изображения относится к этому времени. Важная смысловая роль центрального образа может быть связана не только с посвящением престола, но и со значением иконы "Умиление" как главной святыни обители. Изображения храмовых праздников даны симметрично, по композиционному принципу, внизу - небесные покровительницы дивеевских игумений: святая Мария Магдалина и мученица Александра царица. После кончины игуменьи Марии (Ушаковой) в 1904 году монастырь возглавила Александра (Траковская).

    Преподобный Серафим Саровский, с 12 клеймами жития. Начало XX века. Дерево, левкас, смешанная техника. ЦМиАР.

    Венцом иконографии преподобного Серафима Саровского являются житийные иконы, которых, к сожалению, сохранилось немного. Разработка композиций клейм во многом была подготовлена во второй половине XIX столетия изданием многочисленных эстампов, которые существовали в качестве отдельных листов и помещались в книгах. Первым опытом совмещения в одном изображении нескольких сюжетов является мстерская литография 1874 года И.Голышева (РГБ). За год до прославления преподобного в Москве, Петербурге, Одессе начали печатать хромолитографии с его иконой-портретом в центре, главными событиями жития, видами святых мест его подвигов в Сарове. Многие сюжетные композиции эстампов явно повлияли на создание клейм житийных икон. Одним из лучших образцов является икона "Преподобный Серафим Саровский, с 12 клеймами жития" начала XX века (ЦМиАР). В среднике - поясной образ "серебряковского" извода, в верхних углах - келейные иконы Спаса Нерукотворного и Богоматери "Умиление", поддерживаемые ангелами, в остальных клеймах - важные моменты жития, чудесные явления Христа и Богородицы, уединенные подвиги, праведная кончина.К 1920-м годам относится уникальное произведение - житийная икона преподобной Елены (Е.В.Мантуровой) из Серафимо-Дивеевского монастыря. Здесь избран сюжет необычный и высокий по смыслу: "Царица Небесн[ая] показывает Ел[ене] В[асильевне] небесный Дивеев". Преподобная везде именуется инициалами ("Е. В."), и она, и даже преподобный Серафим не имеют нимба. Тем не менее, и по указанию протоиерея Стефана, и по композиционному принципу, и отчасти по иконографии - это все-таки икона, иконописный тип мышления. В одном из последних сюжетов (преподобный Серафим благословляет Елену Васильевну умереть за брата) фигура старца выполнена только белилами, уподоблена столпу света. Образ является примером столь характерного для дивеевской традиции творческого порыва к созданию новых иконографий, который предшествовал появлению канонических образов. Такие произведения, несомненно, должны были духовно укреплять веру сестер в молитвенное предстательство дивеевских подвижниц в тяжелые годы гонений на Церковь."Кто я, убогий, чтобы писать с меня вид мой? Изображают лики Божии и Святых, а мы - люди, и люди-то грешные", - ответил некогда преподобный Серафим Саровский на просьбу "списать" с него портрет.

    Преподобный Серафим Саровский начинает копать Канавку. Клеймо складня. 1920-е годы. Мастерская Серафимо-Дивеев-ского монастыря. Дерево, левкас, масло. Троицкий Серафимо-Дивеев-ский женский монастырь.По "Летописи" протоиерея Стефана Ляшевского, в Дивееве продолжали заниматься живописью даже в начале 1920-х годов. К этому времени относится складень с сюжетами истории обители, находящийся в Серафимо-Дивеевском монастыре. В одном из живописных клейм изображен преподобный Серафим, начинающий копать Богородичную канавку, по которой "стопочки Царицы Небесной прошли". Сестры медлили с исполнением заповеди преподобного, и вот однажды ночью на заре увидели его самого "в белом своем балахончике", копающим землю, "прямо упали ему в ноги, но, поднявшись, не нашли уже его, лишь лопата и мотыжка лежит... на вскопанной земле". Иконы этого сюжета встречаются очень редко, в основном они местного дивеевского происхождения. На аналойном образе начала XX века из частного собрания замечательно передано предрассветное небо, удивление и радость послушницы, увидевшей старца. В композицию введена историческая деталь - жернова мельницы-"питательницы" на дальнем плане.

                                                                                     

    Tags: деталь/детали, живопись, икона/иконы/чудотворная, иконопись, портрет, православие, святость, старина, сюжет

    rita-vasilieva.livejournal.com

    Преподобный Серафим Саровский - от портрета к иконе — Энциклопедия Царского Села

    Яна Зеленина, фото Виктора Соломатина:  "Всем в сладость бысть видение лика твоего..."

    Преподобный Серафим Саровский - от портрета к иконе

     

    Преподобный Серафим  Саровский - один из самых известных и почитаемых святых, слава которого распространилась далеко за пределы России, тем более его родного города Курска и места подвижничества святого - Саровской Успенской пустыни. Сравнительно малое время отделяет нас от его эпохи. Точно не известно, когда родился будущий старец - в 1754 или 1759 году. Если учесть доказательства современных историков и принять первую дату1, окажется, что со времени его рождения прошло 250 лет, а со времени прославления в лике святых в 1903 году - столетие. Имя старца благоговейно произносилось в Царской семье, придворных кругах, среди интеллигенции, духовенства и простого народа, доходило до глубинок русской провинции. Венец его жизни - старческое служение - пришлось на время после войны 1812 года, когда в русском обществе явно обозначился поворот от западной культурной ориентации к национальным истокам. Празднование канонизации преподобного Серафима - знаменитые Саровские торжества, в которых принял участие император Николай II и члены Царского дома, - стало великим духовным событием, итогом всенародного почитания старца в канун тяжелых исторических перемен.

    Еще в детстве проявилось особое избранничество отрока Прохора Машнина - упав с колокольни собора, он остался цел и невредим, в другой раз был исцелен от болезни после явления во сне Богородицы. Получив благословение на монашество у старца Досифея (преподобной Досифеи Китаевской) в Киеве, юный Прохор вступил в братство Саровской обители, которая отличалась своим строгим уставом. Там он принял постриг с именем Серафим ("пламенный"), был рукоположен в сан иеродиакона и иеромонаха, постепенно прошел все виды древних аскетических подвигов: пустынножительство (в лесных "пустыньках"), столпничество (в молитве на камне), затвор, молчальничество, старчество. После нападения в лесу разбойников, которые едва оставили его живым, отец Серафим, от природы высокий и сильный, приобрел тот характерный облик согбенного старца, который известен по его портретным и иконописным образам. Неоднократно являлась ему Богородица, по изволению Которой он оставил затвор и открыл двери кельи для всецелого служения ближним. Множество паломников со всей России, ставшие свидетелями его необыкновенных духовных дарований - прозорливости и исцелений, помощи и утешения, почитали старца святым еще при жизни. "Во дни земнаго жития твоего никтоже от тебе тощ и неутешен отъиде, но всем в сладость бысть видение лика твоего и благоуветливый глас словес твоих", - сказано в одном из церковных обращений к святому. Особую заботу старец проявлял о Дивеевской женской общине, вверенной ему первоначальницей - схимонахиней Александрой (Мельгуновой), где основал девичью "мельничную" обитель. Земной путь подвижника закончился удивительно - в коленопреклоненной молитве пред келейной иконой Богоматери "Умиление", которую он называл "Всех радостей Радость". Преподобный Серафим обладал великим пророческим даром, предсказав грядущие судьбы России.

    Образ саровского старца задолго до официальной церковной канонизации был запечатлен в самых разных произведениях искусства: в живописи, гравюре, литографии, резьбе по дереву, финифти, но даже ранние образы преподобного Серафима, как правило, имеют иконописный характер.

    "Изображения о. Серафима называют и считают "иконами", помещают их в кивотах в ряду других икон с изображением Спаса, Богоматери и святых, уже прославленных Церковью; зажигают пред ними лампады, творят крестное знамение и земные поклоны и целуют <...> Между распространенными изображениями о. Серафима есть поясное, так называемое Серебряковское <...> совершенно иконного типа и только отсутствие нимба, не всегда и не для всякого заметное, указывает на то, что это изображение еще не прославленного Церковию святого", - свидетельствовала в 1887 году казначея Серафимо-Дивеевского монастыря монахиня Елена (Анненкова), представительница известного дворянского рода2.

    Было записано немало случаев чудес и исцелений от портретов преподобного Серафима - живописных и даже гравированных, помещенных в изданиях его жизнеописаний. Особой целебной силой обладали осколки двух камней, на которых - в келье и в лесу - святой провел в молитве более 1000 дней и ночей. На камушках, как правило, писали изображения его молитвенного подвига. Иногда паломники с удивлением созерцали лик старца ожившим на портретах. Не менее поразительны свидетельства, когда сам преподобный Серафим "вразумлял" болезнями желавших расстаться, из самых лучших побуждений, с его образом: "Ты имеешь веру к портрету моему и не пожалела отдать меня; вот за это ты и наказана!"3. В другом случае некий купец подвергся недугу за критику плохо написанного изображения преподобного ("в комнату стыдно его поставить")4. В 1854 году этот ряд чудесных происшествий, связанных с портретами, в одном из жизнеописаний старца вызвал недоумение у цензора Санкт-Петербургского комитета духовной цензуры5.

    Средоточием почитания святого являлись Серафимовские монастыри: взрастившая его Саровская Успенская пустынь и особенно любимое детище - Серафимо-Дивеевская Троицкая обитель (Четвертый удел Богородицы), другие женские монастыри и общины, основанные по его благословению в нижегородских землях. В кельях саровского игумена бережно сохранялись прижизненные портреты старца работы Д.Евстафьева и инока Иосифа (Серебрякова) - по-видимому, выпускника арзамасской художественной школы, возглавляемой А.В.Ступиным. Первый портрет был написан в начале XIX столетия, "когда старцу было около пятидесяти лет", второй - "с натуры лет за пять до кончины", то есть около 1828 года6. Краткие упоминания в печати начала XX века о других прижизненных портретах, за некоторым исключением, не содержат каких-либо определенных иконографических признаков.

    Именно портрет Серебрякова стал излюбленным образцом для копирования, а затем - основой самого распространенного иконописного извода образа святого. Что известно об этом, скорее всего, утраченном изображении? По описанию жития Н.В.Елагина, буквально процитированному автором "Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря" архимандритом Серафимом (Чичаговым), старец был написан "в мантии, епитрахили и поручах, как он приступал к причастию Св. Тайн. По этому портрету видно, что лета и иноческие подвиги имели влияние на внешний вид старца. Здесь лицо представлено бледным, удрученным от трудов; волосы и на голове, и на бороде густые, но не длинные и все седые. Правая рука положена на епитрахили у груди"7. В воспоминаниях дивеевской монахини Серафимы (Булгаковой), проходившей живописное послушание, отмечено, что фигура на портрете была помещена в овале, на сером фоне8.

    Словесное описание портрета и его воспроизведения в книгах начала XX века позволили достаточно точно обозначить группу изображений "серебряковского" типа. В обширной подборке фотографий канонизационных торжеств, наряду с иконой на крышке раки для мощей, имеется снимок этого овального портрета - видимо, это и есть прижизненный оригинал9. Наиболее ранним, вероятно, созданным еще во время преподобного, является список из частного собрания с надписью на обороте холста: "1829 года нарисовано Художникомъ В.Ф.Бихо..."10. Не только иконографические и стилистические особенности портрета, но и выражение лика старца, со следами "иноческих подвигов", буквально соответствует описаниям. Список доносит до нас подлинные, характерные особенности лица святого, его взгляда. Композиция портрета, заключенного в овал с перспективной рамкой, теплый оливковый колорит типичны для художественной культуры первой трети XIX столетия.

    Живописные повторения "серебряковского" типа находятся в резиденции Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, Патриарших покоях Троице-Сергиевой лавры, в Нижегородском епархиальном управлении, частных собраниях. Как многие копийные произведения, их достаточно трудно датировать. Подмечено, что на более ранних списках крест и кайма на епитрахили голубого цвета, позже - розового. На предполагаемом прижизненном портрете из Сергиево-Казанского собора Курска под розовой записью - авторский голубой цвет. Курский образ предположительно отождествляется с присланным Алексею Машнину из Саровской пустыни вместе с известием о кончине брата (старца Серафима), то есть был создан еще при жизни святого. И он также принадлежит к "серебряковскому" изводу.

    Интересно, как по-разному видели образец живописцы. Очень точно воспроизводит все детали оригинала сравнительно небольшой портрет третьей четверти XIX века из частного собрания, за что, очевидно, и получил сургучную печать Саровской пустыни на обороте. А вот дивеевские художницы подходили к решению образа более творчески: на портрете того же времени из семьи Тютчевых (Музей-усадьба "Мураново") овала нет вовсе, лик скорее радостный, чем "удрученный от трудов". "Духовная радость проникала старца настолько, что его никогда не видали печальным или унывающим, и это радостное настроение духа он старался передавать и другим"11, - в этом видится суть его образа. И как благоговейно и трогательно выписана миниатюра последней трети XIX века (ГИМ): утратив во многом портретное сходство, она покоряет чувством искренней любви к изображенному старцу.

    На образцах "серебряковской" иконографии можно проследить и разные пути "превращения" портретного образа в икону. Многие из них имеют нимб и надпись, дополнившие образ после Саровских торжеств 1903 года. По традициям Синодального времени, местное почитание подвижника исключало возможность применять это зримое обозначение святости. Первые хромолитографии с нимбом и надписью "преподобный" были пропущены цензурой и увидели свет только в 1902 году. И даже в Дивеевском монастыре, где глубоко верили в будущее прославление основателя в лике святых и молились ему, не дерзали открыто свидетельствовать об этом. Его портреты носили на крестных ходах вместе с иконами, перед одним из них, в келье игуменьи Марии (Ушаковой), горела лампада, от масла которой происходили исцеления12. И вместе с тем, на портретах, картинах и литографиях дивеевского происхождения святой именуется "приснопамятным старцем", "иеромонахом" или просто "отцом Серафимом".

    В Троицком соборе Серафимо-Дивеевского монастыря, в киоте перед алтарем, находится образ начала XX века - точная копия портрета кисти Серебрякова, написанная сестрами монастыря на доске, как икона. Очень деликатно, не нарушив общего художественного строя, выполнены нимб и надпись. Это лучшее подтверждение процитированных слов монахини Елены (Анненковой) об иконном характере "серебряковского" извода. Подобные произведения, совмещающие образные, стилистические и технические особенности портрета и иконы, достаточно редки и существовали, как правило, непродолжительное время - в период канонизации святого, до появления устойчивой иконописной традиции его изображения.

    Художественный язык собственно монастырского творчества не всегда позволяет провести четкую грань между образами, написанными до и после канонизации преподобного Серафима. Однако все более широкое распространение славы нового чудотворца по всей России, освящение во имя его храмов и приделов вызвали необходимость создания большого количества его икон. И вот за основу чисто иконописного образа опять был взят тот же "серебряковский" извод: поясное изображение святого вполоборота влево, в мантии и епитрахили, с поднятой к груди правой рукой. Именно так он наиболее часто писался на иконах, теперь уже на золотом, а не оливковом фоне. Изменилась техника и приемы письма, но сохранилась иконография. Облик святого легко узнаваем даже тогда, когда мастер, не зная прижизненных и монастырских образцов, с большой условностью переводил в икону исторические, достоверные черты лика.

    В начале XX столетия член Общества любителей духовного просвещения Л.И.Денисов, подготовив материалы об образцах для икон преподобного Серафима, отдал предпочтение "серебряковскому" портрету, как, во-первых, писанному при жизни святого, а во-вторых - "особенно ценно в иконном отношении то, что на нем бледное лицо преподобного представлено носящим на себе следы его преклонного возраста и многолетних подвигов"13. Традиция создавать иконографию святого, представив его на вершине земного служения, в наиболее совершенном духовном возрасте, получила особое развитие в синодальный период. Третье преимущество портрета - в одеянии преподобного, "епитрахили, поручах и мантии, как знаках его священного сана и иноческого звания"14. Вероятно, статья Денисова оказала влияние на выбор предпочтительного иконографического извода. В значительной степени этому способствовали и многочисленные хромолитографии, изданные после 1903 года большими тиражами.

    Автор указывает еще один иконографический образец: большой посмертный портрет, созданный саровскими иноками, висевший на стене кельи святого. На нем преподобный был представлен стоящим на дощатом полу, в белом балахоне и темной скуфье, с поднятой благословляющей десницей и четками-лестовкой в левой руке, на его груди меднолитой крест, материнское благословение. Введение в образ мемориальных вещей, реликвий - характерная особенность иконописи этого времени. Однако обычное одеяние старца совершенно нетрадиционно для иконописного канона чина преподобного. Денисов советует иконописцам следовать этому портрету в постановке согбенной фигуры святого и в изображении именословного благословения.

    В одном из альбомов рисунков художника арзамасской школы В.Е.Раева под названием "Россия" (ГТГ) имеются карандашные зарисовки вида Саровской пустыни и лесных мест уединения саровских подвижников ("Пустынь схим. Марка", "В Саровском лесу"). Они сделаны до 1837 года, которым датированы последующие рисунки, относящиеся ко времени поездки художника на Урал. В саровский цикл вставлен лист меньшего формата с наброском поясной фигуры преподобного Серафима - в белом балахоне и скуфье ("Серафимъ Саровскiй Пустынножитель"). Это наиболее ранний, известный сегодня образец данной иконографии. По штемпелю на бумаге лист датируется 1828 годом15, временем жизни старца. Из воспоминаний Раева известно, что во время обучения в ступинской школе он дважды, в конце 1820-х годов, бывал в Саровской пустыни, куда его вызвали написать портрет епархиального архиерея. Он видел и "отшельника Серафима": "Это был маленькой, в дугу согнутой старичок с кротким и любезным взором. Он больше жил в лесу и редко приходил в монастырь. Мы ходили и вглубь Саровского леса и видели там уединенные келейки отца Серафима, им самим выстроенные"16. Не исключено, что Раев принимал участие в создании ранней иконографии святого.

    Изображение старца в простом балахоне и скуфье полюбилось и в Дивееве. Близок прижизненным небольшой портрет, возвращенный недавно в монастырь вместе с личными вещами преподобного - он бережно сохранялся дивеевскими монахинями в Муроме, после закрытия монастыря в 1927 году. По-видимому, как один из самых ранних, он воспроизводился в литографиях и хромолитографиях дивеевской мастерской, например, 1879 года (РГБ). В Троицком соборе монастыря находится очень точная копия конца XIX века посмертного портрета из кельи святого (судя по его фотографиям), очевидно, выполненная в размер подлинника.

    Несмотря на неканоничный тип одеяния, появились варианты полного перевода в икону и такого "келейного" иконографического извода. Один из них непосредственно связан с Царской семьей: складень-ларец для реликвий, из Александровского дворца Царского Села, созданный около 1903 года (ГЭ)17. Фигура благословляющего старца возвышается на фоне леса и пустыньки, в соответствии с живописной традицией XIX века и пожеланием Денисова18. Интересно, что некоторые царские заказы явно восходят к прижизненным портретам, как, например, поясная икона 1912 года (ГМИР).

    Указанное одеяние святого стало более востребовано в клеймах житийных икон, с изображением старца на пути в лесную пустыньку. Две такие "образцовые" картины, с отличием в "одежке", висели на стенах кельи в дальней пустыньке, с них делались живописные повторения. Распространенный в эстампах сюжет благословения коленопреклоненного богомольца в пустыньке написан на части кирпича из могилы святого, согласно надписи, в 1913 году (хранится в Серафимо-Дивеевском монастыре). Свободное живописное решение образа типично для дивеевской работы 1910-х годов - там по-прежнему бытовал не отвлеченно-иконописный, а "живой", близкий, максимально достоверный образ саровского старца. Следует упомянуть, что после канонизации преподобного Серафима в разных уголках России продолжали писать его изображения на холстах, в том числе сюжетные, конечно, обязательно с нимбом.

    По-видимому, при жизни преподобного появились и его портреты в клобуке с полумантией, на пути в пустыньку, с суковатой палкой в руке - ростовые, поколенные, оплечные. На одной из фоторепродукций конца XIX - начала XX века из частного собрания примечательная надпись: "Снимок с портрета преподобного отца Серафима Саровского Чудотворца, писанного в 1833 году Е.М.Журавлевой (рожденной Бахметьевой)"19. При всем непрофессионализме рисунка, важно одно из свидетельств существования таких изображений в год преставления святого. Прижизненный поясной портрет старца в мантии и клобуке был послан им самим скорбящей вдове нижегородского протоиерея Т.Г.Моревой в конце 1832 года20.

    "...Как живой, выступает пред нами дивный Серафим, в виде согбенного старца, неспешными стопами пробирающегося из монастыря в свою ближнюю пустыньку. На его лице, полноватом и сохранившем свежий цвет, несмотря на его старческий возраст и тяжелые подвиги, светятся знакомые нам голубые глаза, которые умеют прозревать душевные тайны"21. По наблюдениям Денисова, это одно из самых дорогих сердцу русского человека изображений. Именно оно запечатлено на первой гравюре, исполненной в 1839 году А.Афанасьевым для жизнеописания саровского пустынника схимонаха Марка22. Оно же воспроизведено на первой литографии, большого ("портретного") размера, изданной в 1840 году в московской мастерской М.Щурова (РГБ), вероятно, по живописному оригиналу подполковника В.Ф.Ахлестышева23. На паперти Успенской церкви Гефсиманского скита находился портрет такой иконографии, почти в натуральную величину, подаренный скиту в 1840-е годы архимандритом Антонием (Медведевым), наместником Троице-Сергиевой лавры24. Этим же временем можно датировать и живописный образ из Патриаршей резиденции в Москве.

    Младший современник преподобного Серафима, саровский послушник Иван Тихонович Толстошеев, (впоследствии иеромонах Иоасаф, в схиме Серафим, известный попытками подчинить себе Дивеевскую обитель после кончины старца) в монастыре овладел искусством живописи. В "Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря" его так и называют - "живописец тамбовский" (по происхождению), причем отмечено, что выучил его крестьянин Ефим Васильев, монастырский плотник25. Тот, в свою очередь, занимался живописью по благословению самого преподобного, известен как автор его первого изображения с медведем, написанного спустя одиннадцать лет после смерти старца и помещенного в часовню над его гробницей26. Коме того, в Сарове существовала своя художественная мастерская во главе с иеромонахом Палладием27. Безусловно, все одаренные талантом живописи самовидцы преподобного Серафима так или иначе запечатлели его облик.

    По надписи владельца (Д.Богачева), авторству иеромонаха Иоасафа приписывается портрет второй трети XIX века из церкви прп. Серафима Саровского на Серафимовском кладбище в Санкт-Петербурге28. Это большое ростовое изображение преподобного, идущего в пустыньку, тоже в клобуке и полумантии. Образно-стилистические качества произведения показывают незаурядную художественную одаренность его создателя. Портрет этой иконографии находился в келье отца Иоасафа в годы его игуменства в Павло-Обнорском монастыре. Будучи настоятелем, он писал и раздавал паломникам портреты преподобного Серафима Саровского, картины с сюжетами его жития и даже попытался расписать ими ниши монастырской ограды29.

    В первом издании "Сказаний о подвигах и событиях жизни старца Серафима...", составленных иеромонахом Иоасафом, упоминается, что старец благословил его растирать краски "для писания икон" на своем моленном камне: "...ныне же вместо меня это послушание исполняют сестры Дивеевской обители, которые, по благодати Божией и по молитвам и благословению отца Серафима, выучились самоучкою этому благодатному занятию, и теперь уже сами, к общему утешению всех, любящих Господа, украшают храм обительский произведениями своего художества, совершенствуясь в нем все более и более"30.

    Акварельные иллюстрации экземпляра "Сказаний..." 1849 года из библиотеки императрицы Александры Феодоровны, супруги Николая I (РГБ)31, вероятно, были выполнены по рисункам составителя, участвовавшего в подборе и разработке композиций. Книга включает пять великолепных акварелей с сюжетами жития преподобного Серафима и иконой Божией Матери "Умиление" - келейным образом старца. Только одна из них, с изображением его блаженной кончины, подписана известным петербургским акварелистом и литографом П.Ф.Борелем. Она единственная была переведена Борелем в литографию и вклеена в тираже издания. Не исключено, что книга поднесена иеромонахом Иоасафом при личной встрече с государыней, или же та пригласила его под влиянием чтения "Сказаний"32. Хотя царский экземпляр не был доступен для копирования, композиции сюжетов повторены в серии литографий московской мастерской П.Н.Шарапова 1856 года33, значит, они восходят к неизвестному первоисточнику. В настоящее время акварели царского экземпляра - наиболее ранние датированные житийные изображения с образом преподобного Серафима.

    Благодаря петербургским связям отца Иоасафа, в 1850-е годы несколько сестер общины обучались "греческой иконописи и мозаическому искусству" в Санкт-Петербурге, где им покровительствовала великая княгиня Мария Николаевна, почетный президент Академии художеств34. Дивеевские сестры копировали полотна, выполненные для Исаакиевского собора, а также известную картину "Ангел молитвы" кисти Т.А.Неффа 1850 года35. Петербургская выучка послужила стимулом для создания в обители собственной живописной мастерской. В ее организации в 1854-1855 годах принял участие выпускник Академии художеств, рязанский живописец Н.В.Шумов, направленный туда великой княгиней Марией Николаевной.

    Первыми образцами творчества сестер, по-видимому, были изображения на осколках моленного камня, на котором преподобный Серафим "боролся с бесами и победил их"36. Еще в 1833 году архиепископ Воронежский и Задонский Антоний (Смирницкий) получил в видении от святителя Митрофана Воронежского указание передать симбирскому помещику Н.А.Мотовилову, что "за великий подвиг сей борьбы Серафимовой на камне сем, Господь и самому камню дал силу целеб и чудотворений... а подобные отломки камня раздавать верующим"37.

    Близок указанному времени и живописный камень из Серафимо-Дивеевского монастыря, вставленный в иконную доску с гравировкой по левкасу и золочением. Старец одет в белый балахон с воротником - деталь сравнительно раннего времени, присутствующая и на акварелях из царского экземпляра "Сказаний". Нимб и надпись добавлены после канонизации. Редкий художественный прием - контур камня в изображении оставлен без грунта и живописи, видна сама гранитная порода. Однако на миниатюре "Сказаний" форма камня иная - уплощенная и невысокая, здесь же подвиг преподобного действительно уподоблен столпничеству. Исторически неточно изображено небо - светло голубое, с облаками, в то время как старец молился в лесу ночью, днем же - в келье.

    Существовали разные иконографические варианты моления святого на камне: с поднятой для крестного знамения десницей или с воздетыми в сугубой молитве руками (древний жест оранта). Все они были переведены в икону, где этот житийный сюжет получил самостоятельное значение, став наиболее распространенным. Зримое воплощение великого молитвенного подвига старца особенно восхищало и привлекало людей. Важным источником иконографии являлся живописный образ из часовни над его гробницей. В 1890-е годы большой по размеру холст с таким изображением был написан священномучеником Серафимом (Чичаговым) для домовой церкви Румянцевского музея, где он служил38 (в настоящее время образ находится в церкви Илии Пророка Обыденного в Москве). Ко многим иконам добавлялись реликвии - маленькие кусочки моленного камня. Изысканным произведением, впитавшим тенденции стиля модерн, является небольшая икона начала XX века, с изображением почти бесплотной фигуры старца на фоне глухой стены ночного леса (ЦМиАР).

    С необыкновенным мастерством написана икона "Явление Божией Матери преподобному Серафиму в день Благовещения", поднесенная монахиней Серафимой (Петраковой) от "своих трудов писания" игуменье Марии в 1901 году в день ее пятидесятилетия служения в должности начальницы (находится в Серафимо-Дивеевском монастыре). Очевидно, это творческое повторение одного из монастырских изображений, описанных протоиереем Стефаном Ляшевским39. Наиболее известные живописные полотна украшали внешнюю стену кельи и часовню над гробом преподобного Серафима, они запечатлены на фотографиях начала XX века. Однако образ игуменьи Марии, творчески повторяющий композицию полотен, написан совершенно в иконописном стиле и технике - за два года до прославления саровского старца. Очень деликатно решен его нимб, в виде тонкой полосы, по сравнению с нимбами изображенных святых, хотя нет надписи с его именем и названием образа. По-видимому, в данном случае нимб существовал изначально - это самый ранний, известный нам пример. Учитывая глубокую преданность игуменьи основателю старцу Серафиму и всем заповедям его для обители, думается, что поднесение иконы, на которой он изображен с нимбом, было самым дорогим подарком к ее юбилею.

    В колорите образа тонко и изысканно разрабатывается тема белого цвета и света, исходящего от фигуры Богоматери, причем особое значение приобретают белильные мазки - вспышки этого нематериального света. Светоносность - особенное явление дивеевской живописи, и в частности творчества матери Серафимы. Вместе с тем, событие воспроизводится исторически точно, с учетом всех деталей одеяния Богоматери и святых, по описанию старицы Евдокии Ефремовны, ставшей свидетельницей чудесного явления40. Сохранилось очень мало икон с этим сюжетом, непростым для решения многофигурной композиции.

    В Дивееве писались иконы различных изводов Иисуса Христа, Богородицы, праздников и целые иконостасы, преимущественно в масляной технике, на толстом грунте, золоченом по красному полименту фоне, обильно украшенном гравированным по левкасу орнаментом. В живописи использовался цветной грунт различных оттенков. В начале XX столетия существовали отдельные помещения для обучения рисунку, левкасной работы, чеканки по грунту и золочения, живописная и иконописная мастерские.

    Судя по многочисленности дошедших до нас произведений, излюбленным сюжетом сестер вплоть до начала XX века являлся образ старца на пути в пустыньку, в разных иконографических вариантах. Обычно они писали голубой фон, переходящий к горизонту в розовый, каменистый позем с травами, условные маленькие деревца, выполненные меткими, отработанными движениями кисти. Постоянно применяли фактурные мазки в наиболее освященных местах, бликах или орнаментах. Имели особый вкус к белому цвету, чувствовали его светосилу. На холстах надписи и нимбы почти всегда выполняли разбеленной желтой краской.

    Кроме портретов преподобного Серафима, в Дивееве копировали прижизненный портрет основательницы общины преподобной Александры (Мельгуновой), находившийся в ее келье. Одна из копий почиталась чудотворной41. Сестры создали портреты духовника обители протоиерея Василия Садовского, последней трети XIX века, игуменьи Марии (Ушаковой), конца XIX века, юродивой Пелагии Ивановны Серебренниковой, 1884 года (хранятся в Серафимо-Дивеевском монастыре). Интерес к портретной живописи, вызванный стремлением запечатлеть облик подвижника при жизни, сохраняется в дивеевской мастерской на протяжении всей ее истории.

    После прославления преподобного Серафима в лике святых для дивеевских художниц открылась возможность высказать на иконописном языке весь накопленный за полвека опыт работы над образом дорогого батюшки. В монастырской традиции уже бытовали примеры создания "прикровенной" канонической иконографии. В 1870-е годы коленопреклоненный образ саровского старца заменил фигуру преподобного Феодосия Печерского на местной Киево-Печерской иконе Богоматери в иконостасе Троицкого собора. На эстампе "Преподобный старец Серафим - основатель обители Дивеевской" 1888 года, изданном в литографской мастерской монастыря (РГБ), святой представлен в рост, с благословляющей десницей и моделью собора в другой руке, нимб отсутствует. Этот рисунок совершенно иконописного характера примечателен и тем, что едва ли не впервые в печати здесь употреблено слово "преподобный", причем лист одобрен Московским духовно-цензурным комитетом. В канун канонизационных торжеств появились иконы святого на фоне Саровской пустыни, быстро распространившиеся по России.

    С большим искусством переведено в икону изображение праведной кончины святого пред келейным образом Богоматери "Умиление" (ЦМиАР). На фотографиях начала XX века запечатлены картины этого сюжета из монастырской кельи преподобного, часовни над его гробом. Рельефный бронзовый образ украшал гробницу старца. Состояние перехода в вечность граничит в этой композиции с глубоким погружением в молитву, отчего ошибочно в иконах и эстампах иногда называется "молением". В иконе сохраняются как будто все подробности келейной обстановки - печь, мешки с сухариками, висящие на стене клобук, мантия и лапти. Только стен кельи уже нет, вместо них золотой фон - слава и сияние вечности. На обороте иконы две печати: об освящении иконы на мощах святого и собственно "иконописная": "Работа сестер Серафимо-Дивеевского монастыря Нижегородской губернии Ардатовского уез<да>".

    Подобные печати ставились и на копиях келейного образа преподобного Серафима Саровского - иконы Божией Матери "Умиление", или, как называл ее сам старец, "Всех радостей Радость". Вскоре после его смерти образ, "написанный на полотне, натянутом на кипарисную доску", был перенесен в Дивеевскую обитель. Он являлся главной святыней монастыря, а впоследствии - местночтимой иконой Нижегородской епархии. В честь нее собирались освятить дивеевский собор, но по особенному изволению Божию главный престол был посвящен Пресвятой Троице, а правый придел - иконе Богородицы "Умиление". В настоящее время принадлежавший святому образ хранится в церкви Патриаршей резиденции в Москве.

    Дивеевская мастерская обладала большим творческим потенциалом. Художницы стремились создавать новые иконографии, прославляющие святыни обители и основателей - первоначальницу Александру и старца Серафима.

    Икона "Престолы Серафимо-Дивеева монастыря" создана около 1916 года, возможно, к предполагаемому освящению Нового собора. Панорама обители в нижней части изображения относится к этому времени. Важная смысловая роль центрального образа может быть связана не только с посвящением престола, но и со значением иконы "Умиление" как главной святыни обители. Изображения храмовых праздников даны симметрично, по композиционному принципу, внизу - небесные покровительницы дивеевских игумений: святая Мария Магдалина и мученица Александра царица. После кончины игуменьи Марии (Ушаковой) в 1904 году монастырь возглавила Александра (Траковская).

    По "Летописи" протоиерея Стефана Ляшевского, в Дивееве продолжали заниматься живописью даже в начале 1920-х годов42. К этому времени относится складень с сюжетами истории обители, находящийся в Серафимо-Дивеевском монастыре. В одном из живописных клейм изображен преподобный Серафим, начинающий копать Богородичную канавку, по которой "стопочки Царицы Небесной прошли". Сестры медлили с исполнением заповеди преподобного, и вот однажды ночью на заре увидели его самого "в белом своем балахончике", копающим землю, "прямо упали ему в ноги, но, поднявшись, не нашли уже его, лишь лопата и мотыжка лежит... на вскопанной земле"43. Иконы этого сюжета встречаются очень редко, в основном они местного дивеевского происхождения. На аналойном образе начала XX века из частного собрания замечательно передано предрассветное небо, удивление и радость послушницы, увидевшей старца. В композицию введена историческая деталь - жернова мельницы-"питательницы" на дальнем плане.

    Венцом иконографии преподобного Серафима Саровского являются житийные иконы, которых, к сожалению, сохранилось немного. Разработка композиций клейм во многом была подготовлена во второй половине XIX столетия изданием многочисленных эстампов, которые существовали в качестве отдельных листов и помещались в книгах. Первым опытом совмещения в одном изображении нескольких сюжетов является мстерская литография 1874 года И.Голышева (РГБ). За год до прославления преподобного в Москве, Петербурге, Одессе начали печатать хромолитографии с его иконой-портретом в центре, главными событиями жития, видами святых мест его подвигов в Сарове. Многие сюжетные композиции эстампов явно повлияли на создание клейм житийных икон. Одним из лучших образцов является икона "Преподобный Серафим Саровский, с 12 клеймами жития" начала XX века (ЦМиАР). В среднике - поясной образ "серебряковского" извода, в верхних углах - келейные иконы Спаса Нерукотворного и Богоматери "Умиление", поддерживаемые ангелами, в остальных клеймах - важные моменты жития, чудесные явления Христа и Богородицы, уединенные подвиги, праведная кончина.

    К 1920-м годам относится уникальное произведение - житийная икона преподобной Елены (Е.В.Мантуровой) из Серафимо-Дивеевского монастыря44. О подобном изображении, с немного иным составом клейм, упоминает протоиерей Стефан Ляшевский как о работе своей супруги - К.З.Ляшевской, в монашестве Марии45. Стилистически образ близок работам выпускницы ВХУТЕМАСа Н.Н.Казинцевой, написавшей житийную икону первоначальницы Александры46. Но если в том изображении средником является прижизненный портрет (конечно, без нимба), то здесь избран сюжет необычный и высокий по смыслу: "Царица Небесн[ая] показывает Ел[ене] В[асильевне] небесный Дивеев". Преподобная везде именуется инициалами ("Е. В."), и она, и даже преподобный Серафим не имеют нимба. Тем не менее, и по указанию протоиерея Стефана, и по композиционному принципу, и отчасти по иконографии - это все-таки икона, иконописный тип мышления. В одном из последних сюжетов (преподобный Серафим благословляет Елену Васильевну умереть за брата) фигура старца выполнена только белилами, уподоблена столпу света. Образ является примером столь характерного для дивеевской традиции творческого порыва к созданию новых иконографий, который предшествовал появлению канонических образов. Такие произведения, несомненно, должны были духовно укреплять веру сестер в молитвенное предстательство дивеевских подвижниц в тяжелые годы гонений на Церковь.

    "Кто я, убогий, чтобы писать с меня вид мой? Изображают лики Божии и Святых, а мы - люди, и люди-то грешные", - ответил некогда преподобный Серафим Саровский на просьбу "списать" с него портрет. И вот уже спустя столетие жила и развивалась богатая традиция его иконографии, открытие и изучение которой только начинается. Она явилась видимым доказательством его святости и всенародной любви к великому русскому святому.

     

    tsarselo.ru

    О датировке одного прижизненного изображения преподобного Серафима Саровского

           -Потрет СС карандашный уменьшенный

    На многих конференциях уже звучали доклады о прижизненных изображениях великого старца преподобного Серафима Саровского и его иконографии. Эта тема привлекала и еще долгие годы будет привлекать историков, исследователей, сотрудников архивов и музеев. Портретов и изображений великого старца найдено много; определение авторства и даты их написания – дело специалистов. На многочисленных иконах есть изображения преподобного, но далеко не все они дают достоверное представление о том, как выглядел преподобный Серафим, когда был иеромонахом Саровского монастыря.

             В недалеком прошлом мало кто мог предположить, что произойдут такие грандиозные события, связанные с преподобным Серафимом Саровским и Саровским монастырем. В 2003 году на самом высоком государственном уровне в присутствии Президента В.В.Путина и Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II прошло празднование столетия прославления преподобного Серафима. Затем в 2004 году было отмечено 250-летие со дня рождения великого старца, а в 2006 году весь православный мир отметил 300-летие Саровского монастыря. В этом же году Святейший Синод принял решение восстановить в Сарове мужской Успенский Саровский монастырь.

    К этим праздникам готовились многие, в том числе и историки. Были проведены конференции, подготовлены экспозиции и было выпущено много книг, посвященных этим событиям. К столетию прославления преподобного Серафима Саровского вышла большая и объемная книга «Серафим Саровский. Агиография. Почитание. Иконография», подготовленная сотрудниками музея имени Андрея Рублева, в которой меня поразил карандашный портрет, а вернее набросок старца, сделанный художником В.Е. Раевым.

    Известно, что художник В.Е.Раев вышел из арзамасской школы А.В.Ступина. Еще в 1994 году известный писатель из города Арзамаса Петр Еремеев написал статью, опубликованную в газете «Саров», в которой рассказал об арзамасцах, потрудившихся во славу Сарова.

    Именно из Арзамасского Введенского монастыря пришел на Старое Городище монах Исаакий – основатель Саровского монастыря, в схиме Иоанн. Многие арзамасские купцы были благодетелями монастыря, их имена приводит в своей статье П.Еремеев, а некоторые из них даже были пострижены в монахи в Саровской пустыни. Арзамасцы — золотых дел мастера — покрывали золотом многочисленные купола и кресты саровских храмов, строили водопровод в монастыре. А еще много потрудились для монастыря художники арзамасской школы живописи академика А.В.Ступина.

    Один из них, Василий Егорович Раев (1807-1870) – крепостной крестьянин, обладал художественным талантом, учился в школе А.В.Ступина, затем стажировался в Италии. Он получил звание академика за картину «Вид Рима». На свободу был выкуплен в 1838 году Обществом поощрения художников. В дальнейшем стал декоратором и пейзажистом.

    Петр Еремеев цитирует воспоминания В.А.Раева, написанные им в конце жизни. Мы их приведем, поскольку они касаются Сарова, и я надеюсь, что они будут полезны всем интересующимся историей нашего края.

    «Однажды настоятель Саровской пустыни прислал к А.В.Ступину своего монаха с просьбой прислать к ним в монастырь хорошего художника — списать портрет с преосвященного, который скоро приедет в Саров для освящения новой церкви над источником.

    Александр Васильевич послал для этого в Саров Николая Михайловича Алексеева и меня с ним. Я был этому рад, мне давно хотелось посмотреть замечательный монастырь. Он расположен при устье двух рек Сарова и Сатиса. Даже часы на колокольне устроены так, когда они бьют четверти, что колокола как будто выговаривают: «Саров и Сатис вместе сошлись». И это они вызванивали отчетливо, и всякому понятно. (Монахи этот бой «слышали» по другому: Саровские колокола били: «Кто тя избежит, смертный час» — А.А.).

    Местность Саровской пустыни чрезвычайно романтична – кругом дремучий лес, и когда на высокой колокольне заблаговестит громадный колокол (весом 1200 пудов, а это 19 тонн — А.А.) и его мелодичные звуки понесутся по лесу, тогда чудится, как будто все незримые силы природы запели свою таинственную песнь. При этой чарующей мелодии душа предается усладительным мечтам, не вышел бы из леса. Теперь становится понятным, почему Саровская пустынь отличается ото всех других монастырей своими духовными подвижниками, их высокому парению души…

    В Саровской пустыни был иеромонах Палладий, который занимался живописью и имел несколько учеников, но все они писали образочки для богомольцев без всякого художественного достоинства. Нас с Алексеем в монастыре приняли ласково и поместили в мастерской этих живописцев. Они во все время нашего пребывания в монастыре водили нас на общую монастырскую трапезу, где мы вместе с монахами трапезовали при чтении жития святого того дня. Мне чрезвычайно понравилось это разумное установление – читать во время трапезы, все громадные стены ее были расписаны из евангельских событий, а пол всякий раз устилался еловой хвоей.

    Живописцы нам показали все, что есть достопримечательного в монастыре, водили в пещеры, которые находятся под монастырем. Предание говорит, что эти пещеры прежде основания монастыря вырыты были разбойниками, которые в них жили. В богато-благолепном соборе есть прекрасная картина «Христос исцеляет расслабленного».

    В это время в Саровской пустыни был замечательный по своей высокой жизни отшельник Серафим. Маленький в дугу согнутый старичок с кротким и любезным взором, он больше жил в лесу и редко приходил в монастырь. В глубине Саровского леса мы видели уединенные келейки отца Серафима им самим выстроенные. И в этом лесу есть пещеры отца Марка, тоже пустынножителя и схимника, предшественника Серафима и его учителя.

    Мы прожили в Сарове неделю. Алексеев написал с преосвященного портрет похоже и хорошо, а я нарисовал вид монастыря с Северной стороны.

    …Года через два или три – тогда Алексеев был уже в Петербурге, в академии — настоятель Саровской обители опять прислал своего монаха к Александру Васильевичу с просьбой направить художника написать портрет другого преосвященного, который объезжая свою епархию, обещался приехать в Саровскую пустынь.

    В этот раз Александр Васильевич послал меня одного. Я с радостью поехал в Саров. Он мне понравился своими дремучими лесами, которые мне напоминали мою милую родину, мой Волок. Мне хотелось досыта нагуляться в прекрасном Саровском лесу и надышаться его бальзамическим воздухом. Еще хотелось видеть отца Серафима. Желания мои все исполнились: нагулялся до света в прекрасном лесу, видел отца Серафима и получил от него благословение, а портрет с преосвященного не кончил, написал только его одно лицо, архиерею не угодно было посидеть еще часика два, однако лицо вышло похоже, портрет так и остался в монастыре неоконченным».

    Когда сошлись в одно время и в одном месте портрет художника В.Е.Раева «Пустынник Серафим Саровский» и его воспоминания, опубликованные в газете «Саров», не составляло труда, зная историю Саровского монастыря, определить время, когда художник мог сделать этот рисунок, уточнить даты приезда и фамилии тех преосвященных епископов, которые посещали Саров. Какой храм на источнике освящался, и кто в то время был настоятелем монастыря?

    Из истории Саровского монастыря известно, что храм над источником строился в честь Иоанна Предтечи при игумене Нифонте (Василий Петрович Черницын) в 1821-1824 годах, но главный престол вновь построенного храма был освящен только 19 июня 1827 года преосвященным Тамбовским епископом Афанасием.

    Можно утверждать, что в Саровской пустыни хранился портрет преосвященного Афанасия, написанный художником Арзамасской школы Николаем Михайловичем Алексеевым. В архиерейском доме Саровского монастыря была картинная галерея, где были выставлены портреты многих именитых гостей, посещавших монастырь. Именно для этой цели игумен Никон заказывал портреты епископов, под началом которых был монастырь.

    В апреле 1829 года епископ Афанасий был перемещен в Новочеркасскую епархию и на его место назначен ректор Костромской семинарии преосвященный Евгений. В августе 1830 года, когда в Сарове отмечался главный престольный праздник в честь Успения Божией Матери, епископ Евгений посетил Саровскую пустынь и находился в ней с 15 по 17 августа. Вот в эти дни пытался создать портрет епископа Евгения художник В.Е.Раев, но до конца не сумел довести его, потому что у пресвященного Евгения не нашлось лишних двух часов для позирования. Зато у В.Е.Раева появилось свободное время, и он сумел побеседовать с великим саровским подвижником и даже получить его благословение. Именно в это время, по свежим впечатлениям В.Е.Раев мог сделать карандашный рисунок старца Серафима.

    На рисунке отец Серафим действительно изображен небольшим согбенным старцем. В.Е.Раев в своем рисунке передает то впечатление, которое он получил, беседуя со старцем Серафимом, «замечательным по своей высокой жизни отшельником». Как профессиональный художник он сумел передать нам знакомые по иконам черты лица старца, его глаза, бороду и усы, волосы, торчащие из-под монашеской шапочки. Но это не иконное изображение, это живой старец Серафим. Вот таким он был, когда его увидел В.Е.Раев и запечатлел на своем рисунке. На старце балахон из простой грубой ткани, он подпоясан какой-то скрученной тряпицей, или ремнем. Чувствуются теплые немного грустные глаза мудрого человека, который хочет побыть в одиночестве, а ему приходиться каждый день встречать сотни богомольцев, ежедневно приходящих в монастырь специально, чтобы его увидеть и побеседовать со знаменитым старцем.

    Можно сказать, что нам и будущим поколениям повезло – сохранилось прижизненное изображение преподобного Серафима Саровского. Этот портрет нарисован В.Е.Раевым в 1830 году, когда до кончины великого старца оставалось всего три года. Потомки с большой благодарностью будут вспоминать художника, глядя на прижизненный рисунок великого старца. Вот таким был в жизни иеромонах Серафим, еще не прославленный великий святой.

    Кроме того, благодаря тому, что В.Е.Раев написал еще воспоминания о посещениях монастыря, мы можем прочувствовать и представить природу и ту атмосферу, в которую он окунулся в Саровском монастыре. Это не просто записки очевидца — это впечатления художника-пейзажиста.

     

    Литература

    1. Газета «Саров» за 12-18 августа 1994 года.
    2. «Серафим Саровский. Агиография. Почитание. Иконография». Москва издательство «Индрик» 2004 год.
    3. Иллюстрированная хронология Саровской пустыни. 2006 год.
    4. Саровская общежительная пустынь. Подробное описание. 1903 год

     

    sarpust.ru

    Икона Шестокрылый Серафим - значение, виды изображений

    В числе Ангельских созданий шестокрылые Серафимы являются наиболее приближенными Господу Небесными Силами. «Вокруг Него стояли Серафимы; у каждого из них по шести крыл: двумя закрывал каждый лице свое, и двумя закрывал ноги свои, и двумя летал. И взывали они друг ко другу и говорили: Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! вся земля полна славы Его!» (Ис. 6:2–3).

    Согласно Дионисию Ареопагиту, они символизируют Божественную любовь и имеют огневидный, или пламеновидный, образ: «…что касается до наименования Серафимов, то оное ясно показывает непрестанное и всегдашнее их стремление к Божественному, их горячность и быстроту, их пылкую, постоянную, неослабную и неуклонную стремительность, — также их способность действительно возводить низших в горние, возбуждать и воспламенять их к подобному жару; равно как означает способность, опаляя и сожигая, таким образом очищать их, — всегда открытую, неугасимую, постоянно одинаковую, светообразную и просвещающую силу их, прогоняющую и уничтожающую всякое омрачение».

    Внешний вид их неописуем: Нательная иконка Шестокрылого серафима в миниатюрной пластинке, Нательная икона с образом Серафима из серебра, Нательная икона с образом серафима из золота, миниатюрная подвеска Шестокрылого Серафима, поэтому на иконах принято изображать только лики, окруженные крыльями, что символически выражает неземное бытие Серафимов и, вместе с тем, их духовную, или, как говорится в богослужебных текстах, «умную» сущность.

    • Артикул: 14260
    • Материал: Серебро 925, золочение
    • Высота: 29 мм.
    • Ширина: 17 мм.

     

    Нательная икона с образом самого приближенного ко Господу Ангела – опаляющего Серафима - выполнена в форме лика, окруженного шестью крыльями. Серафим - символ Божественной любви, очищения и светообразной силы, символически передает неземное бытие с неуклонной и пылкой стремительностью просвещающей и очищающей

    • Артикул: 44246
    • Материал: Золото 585 «зеленое»
    • Высота: 55 мм.
    • Ширина: 28 мм.

     

    В этой миниатюрной пластике с тончайшей проработкой каждой детали изображен образ Шестокрылого Серафима в окружении виноградной лозы. Символ причастия и чистоты отражен в замысле этого изделия - виноградные гроздья и листья с лицевой и оборотной стороны символически обозначают приближение ко Христу через причастие, и самый близкий к Господу Ангел – опаляющий и очищающий Серафим. Венчает образ оглавие-петлица в форме православного креста.

    www.vmikhailov.com

    Изображения преподобного Серафима Саровского - Духовное просвещение - Статьи

    Автор: Ж. А. Курбатова

    Иконография прп. Серафима Саровского достаточно разнообразна для святого, прославленного не так давно. В начале ХX в. икон прп. Серафима Саровского было написано столько, что значительная часть их пережила годы революции, две войны и периоды гонений. Их сохранили музеи, а также верующие люди — почитатели преподобного. Много икон, мозаик и фресок создано в последние три десятилетия.

    Икона, написанная с прижизненного портрета, с частицей мощей преподобного Серафима Саровского

    Еще при жизни святого его кроткое и деятельное участие в судьбах всех, кто к нему обращался за помощью, стало настолько широко известно, что к преподобному потянулись люди со всех сторон Русской земли. «Новаго видящее тя избранника Божия, издалеча притекаху к тебе вернии… и сих, бедами отягченных, не отринул еси… даруя утешение» (икос 7). Этим словам акафиста вторят собственные слова старца: «Если даешь что нуждающемуся, то пусть веселость лица твоего предваряет даяние твое, и добрым словом утешь скорбь его». Доброта, милосердие, смиренный характер великого чудотворца Серафима оказались глубоко созвучны русскому душевному складу, и это отразилось на создании его икон, на которых с любовью выписывался лик святого. Многие из этих образов, хотя и написаны в академической манере, передают художественными средствами тот дух (мирный, кроткий), который запечатлен в житии преподобного Серафима.

    Несмотря на то, что иконография преподобного складывалась не больше полувека, в ней можно выделить несколько основных почитаемых изводов. Мы остановимся только на некоторых из них. Ряд икон и портретов прп. Серафима находится в Троице-Сергиевой лавре. На портрете преподобного 1860–1870 гг., хранящемся в ЦАКе (№ 5015, здесь и далее номера по электронному каталогу ЦАК), святой изображен с руками, сложенными на груди. Этот образ восходит к несохранившемуся прижизненному портрету прп. Серафима художника Д.Евстафьева.

    Старец на этом портрете моложе, чем на привычных изображениях, у него худое лицо, гладкие, слегка зачесанные назад волосы и такая же струящаяся, как и волосы, борода. Обращает на себя внимание спокойный, самоуглубленный взгляд серых глаз. При взгляде на это произведение художника понятно не только то, как портреты превращались после прославления в иконы, но и как они подготовили будущее стилистическое разнообразие образов — являя разные грани облика преподобного.

    Основной моленный образ святого Серафима возник на основе другого прижизненного портрета. Эта работа связана с именем инока Иосифа (Серебрякова) — по-видимому, выпускника арзамасской художественной школы. Портрет он создал «с натуры лет за пять до кончины», то есть около 1828 года. Согласно раннему описанию картины, изображение было на оливковом фоне «в мантии, епитрахили и поручах, как он приступал к причастию Святых Таин. По этому портрету видно, что лета и иноческие подвиги имели влияние на внешний вид старца. Здесь лицо представлено бледным, удрученным от трудов; волосы и на голове, и на бороде густые, но не длинные и все седые. Правая рука положена на епитрахили у груди».

    Преподобный Серафим Саровский 1829-1830-е годы. Художник В. Ф. Бихов. Холст, масло.

    Вторая треть XIX века. Холст, масло. Скит прп. Сергия Радонежского Данилова мужского монастыря в Москве. За основу взят «серебряковский» извод

    Обратимся теперь к некоторым изображениям преподобного, находящимся в храмах Московской епархии в наши дни. Образы, написанные вскоре после 1903 г. — года прославления святого, — сохраняются, как правило, в церквах старой постройки и, конечно, не обязательно посвященных прп. Серафиму. В епархии ныне действует 13 храмов, посвященных преподобному, и еще 5 приделов его имени. В основном все они современной постройки. Один из отреставрированных храмов находится на территории Серафимо-Знаменского скита, который недавно праздновал 100-летие своего основания. В создании скита участвовала прмц. великая княгиня Елисавета Феодоровна, глубоко чтившая прп. Серафима.

    Образ из прихода храма страстотерпца царя Николая в поселке Чкаловский, также написанный вскоре после канонизации прп. Серафима, доносит до нас характерные особенности его облика. Рука, непропорционально маленькая, благоговейно лежит на груди. Лик, хоть и имеет погрешности в рисунке, покоряет чувством искренней любви к старцу: преподобный изображен скорее умиротворенным, чем обремененным молитвенным трудом. Икона из храма царя Николая более всего похожа на литографии Дивеевской литографской мастерской, действовавшей с середины 1870-х гг. (РГБ, инв. Элб 15474). На этом хорошем образце можно увидеть само решение, как «превращался» портретный образ в икону. Деликатно выполнен едва намеченный нимб. На иконе использован темный фон, на котором четко читается лик с широким челом, обрамленным густыми седыми волосами, округлой, слегка раздвоенной бородой, удлиненным, правильной формы носом и выразительными глазами.

    А для другой, уже современной иконы, из храма царя Николая, взят оливковый фон исходного портрета, который иконописец посчитал важным для сохранения «памяти» о первоначальном образе.

    Многочисленные изображения прп. Серафима, сохранившиеся на прижизненных портретах и гравюрах, донесли ярко выраженные портретные черты и внимательный, даже пристальный взгляд святого старца. Впечатление от взгляда усилено выписанным рисунком глазного века, переносицей, заканчивающейся двумя глубокими складками. Современная икона из Щелковского собора с восемью сценами жития являет переработанный в иконописном стиле образ батюшки Серафима. Лик, несмотря на иконописные плави, моделирующие его, несколько уплощен, но четко очерченные глаза смотрят в сердце молящегося — такая деталь стиля становится присущей почти всем образам преподобного.

    Еще один образ батюшки Серафима находится во вновь построенном храме-часовне на набережной города Щелково, которой вернули прежнее имя Серафима Саровского. Икона принадлежала одноименной часовне еще до революции и была сохранена верующими людьми.

    Она написана в академическом стиле XIX в. В колорите золотофонной иконы изысканно разрабатывается тема белого цвета и света, исходящего от фигуры святого, при этом особое значение обретают белильные мазки — «свидетели» этого нематериального света. Облик святого в акафисте даже описывается «светоносно»: «Радуйся, пламенную любовь ко Господу показавый: радуйся, огнем молитвы стрелы вражия попаливый. Радуйся, свеще неугасимая, молитвою в пустыни пламенеющая: радуйся, светильниче горяй и светяй даровании духовными» (икос 7). Подобная ей икона находится в храме свт. Николая Чудотворца в селе Жегалово.

    Щелковский храм-на-набережной украшен мозаичными панно с изображением эпизодов из жития преподобного. Замечательным решением является помещение картин дивеевской природы с видами монастыря в верхнем сегменте всех мозаичных панно. В числе первых обращает на себя внимание образ явления Богоматери, которое происходило в келье старца, и чудесный по красоте сюжета «Преподобный Серафим с лесными животными». На одной мозаике часовни в Щелково святой изображен молящимся на фоне ночного леса. Вообще данные работы яркие, современные, без глухих сдержанных тонов. Это удачное художественное решение, ведь святой — близкий нам по времени. И мозаичные сюжеты подобраны не так, чтобы просто формально отметить основные факты жития. Например, мы видим старца Серафима с детьми на солнечной поляне, а вокруг цветы, корзины с яблоками. В XIX в. среди различных гравюр и литографий было изображение бесед преподобного с паломниками (РНБ, инв. Элб 15492, Элб 15471): несмотря на лубочность, фигуры статичны, паломники предстоят святому. В щелковской же часовне дети на мозаике буквально обступают преподобного, как отца. По существу — точное попадание в самую суть облика святого. Совсем не всякого подвижника можно так без обиняков изобразить. Как же еще можно было почитателям изобразить святого, который «приходящия к тебе радостию и сокровищем именовавый» (Икос 8 акафиста)? Действительно, главное качество батюшки Серафима — близость к человеку.

    В Трапезном храме Троице-Сергиевой лавры, в приделе, посвященном саровскому чудотворцу, находится икона «Явление Богородицы прп. Серафиму» монахини Иулиании (Соколовой) работы 1957 г. Она изобразила собеседование святого и Богоматери, сосредоточенный взгляд прп. Серафима в этот раз, устремленный к Небесной Царице. «К Богородице великий молитвенник был еси, преподобне, Юже видети со апостолы сподобился еси…» (стихиры канона, песнь 1). Ее же кисти принадлежит ростовая икона с благословляющим прп. старцем Серафимом из Покровского академического храма.

    Складень-ларец для реликвий преподобного Серафима Саровского

    Около 1903 г. Москва. Фирма Ф. Мишукова. Дерево, темпера, серебро, позолота, жемчуг, сапфиры, чеканка, эмаль. 37,7 х 10 х 4,3 см.

    Образа благословляющего отца Серафима в мантии и епитрахили появились в 1902—1903 гг. в иконописной мастерской Дивеевской обители. Позже появился ростовой образ, один из которых матушка Иулиания и взяла за образец. Выражение глубокой сосредоточенности этого лика, подчеркнутое направлением взгляда и мягким изломом бровей, небольшими устами, вызывает чувство благоговения. Это человек большого духовного опыта, надежный, верный пастырь: «Молящимся тебе столп непоколебим (явился) и прибежище всем притекающим во обитель Саровскую…» (стихиры канона; песнь 3).

    В храме Рождества Богородицы села Анискино — ростовой образ прп. Серафима Саровского и ап. Иоанна Богослова (начала XX в.). Немного заслоняя прп. Серафима, апостол Иоанн смотрит в открытую книгу, которую держит в руках. А святой Серафим, слегка прижав руку к епитрахили, обратил свой взор на молящегося. Вообще, ростовые иконы, совмещающие изображения почитаемых святых, характерны для той эпохи. Восхищает благочестие заказчика, замыслившего объединить апостола и преподобного, которых роднит особое почитание Богоматери и то, что оба имели особый дар любви, который проявился с самого начала пути ко Христу. «От юности Христа возлюбил еси, преподобне» (тропарь на прославление).

    Сугубое почитание Богородицы, свойственное преподобному, проявилось и в создании икон, в которых отец Серафим предстоит Небесной Царице. Иконография этого молитвенного предстояния также весьма обширна. Среди целого ряда интересных изображений в Московской епархии — редкий образ тронной Богоматери Печерской с предстоящими прпп. Антонием Киево-Печерским и Серафимом Саровским — в Покровском Хотькове монастыре.

    В Богоявленском соборе города Ногинска можно увидеть современные росписи: на южной стене в одном простенке окон — преподобные Сергий Радонежский и Серафим Саровский. Парное изображение этих двух сугубо почитаемых русских святых становится традицией. В ЦАКе хранится икона с этими преподобными начала XX в. (№ 856). А в храме святителя Филарета Московского города Лобни находится современная чтимая икона, на которой написаны преподобный Серафим Саровский, страстотерпец цесаревич Алексий, преподобномученица великая княгиня Елисавета Феодоровна. Такой подбор святых говорит о том, что традиции изображения преподобного продолжают развиваться.

    Список литературы: 1. Акафист преподобному и богоносному отцу нашему Серафиму Саровскому чудотворцу. История создания: исследование и тексты. М., ПСТГУ. 2006. 2. Елагин Н. В. Житие старца Серафима, Саровской обители иеромонаха, пустынножителя и затворника: с приложением его наставлений и келейного молитвенного правила. М., 2003. 3. Преподобный Серафим Саровский. Агиография. Почитание. Иконография / Сост. и отв. ред. Н. Н. Чугреева. М., Индрик, 2004. 4. Преподобный Серафим Саровский. В литографии XIX — начала XX вв.: Каталог / Автор-сост. Н. И. Рудакова. М., Индрик, 2008.

    Источник: www.mepar.ruФото: www.obraz.org, www.family-values.ru

    Преподобный Серафим СаровскийПреподобный Серафим СаровскийПреподобный Серафим Саровский, в миру Прохор, родился 19 июля 1759 года в городе Курске в благочестивой купеческой семье. Вся его жизнь отмечена знамениями милости Божией. Когда в детстве мать взяла его с собой на строительство храма и он упал с колокольни, Господь сохранил его невредимым.

    Преподобный Серафим СаровскийАпостольство любви Христовой. Памяти преподобного Серафима СаровскогоАвтор: Протоиерей Борис БалашовНеслучайно инославные христиане называют Православную Церковь пасхальным христианством. Это соответствует действительности. И ведь именно Светлое Христово Воскресение – Пасха – является для православных Праздником праздников и Торжеством из торжеств, то есть абсолютной вершиной всех христианских праздников.Кого же из русских святых мы можем назвать самым пасхальным святым, таким святым, в духовном облике которого наиболее ярко выразился и отразился праздник Светлого Христова Воскресения?

    Перепечатка в Интернете разрешена только при наличии активной ссылки на сайт "КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ".Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при указании источника и автора публикации.

    www.pravklin.ru