ШЕДЕВРЫ РУССКОЙ ЖИВОПИСИ, ЧАСТЬ 2 — ЗИНАИДА СЕРЕБРЯКОВА. Серебрякова картины


Картины Зинаиды Серебряковой. Жизнь в 7 полотнах

Серебрякова перед зеркалом

Зинаида Серебрякова. Перед зеркалом (автопортрет). 1910 г. Государственная Третьяковская галерея, г. Москва. Wikipedia.org

Зинаиду Серебрякову (1884 – 1967 гг.) ждала счастливая жизнь. Красивая и добрая девушка. Вышла замуж по большой любви. Родила четверых здоровых детей.

Радостные будни счастливой матери и жены. У которой была возможность реализовываться. Ведь она, как и многие дети в роду Лансере-Бенуа, рисовала с раннего детства.

Но все начало рушиться в 1917 году. Ей было 33 года. Прекрасный мир обернулся чередой лишений и страданий.

Почему Серебрякова не вписалась в новую эпоху? Что вынудило ее уехать в Париж навсегда? Почему она будет разлучена с детьми на целых 36 лет? А признание придёт к ней лишь за год до смерти в 1966 году?

Вот 7 картин художницы, которые поведают нам о ее жизни.

1. За туалетом. 1909 г.

Серебрякова за туалетом

Зинаида Серебрякова. За туалетом (автопортрет). 1909 г. Государственная Третьяковская галерея, г. Москва. Wikipedia.org

Необычный автопортрет. Девушка отражена в зеркале. Мы это понимаем по двойной свече. Белоснежное нижнее белье. Белый цвет в интерьере. Женские безделушки перед зеркалом. Розовый румянец. Большие глаза и непосредственная улыбка.

Все так обаятельно и свежо. Это словно аллегория беззаботной молодости. Когда настроение хорошее даже утром. Когда впереди ждёт день, полный приятных забот. И в запасе столько красоты и здоровья, что хватит ещё на многие годы.

Зинаида Серебрякова в детстве была болезненным и замкнутым ребёнком. Но ее детская худоба превратилась в изящную фигуру. А замкнутость – в скромный и доброжелательный характер.

Ее знакомые отмечали, что она всегда выглядела моложе своих лет. И в 40, и в 50 лет она почти не менялась внешне.

Серебрякова автопортрет в белой блузеСеребрякова автопортрет 1946Серебрякова автопортрет в белой блузеСеребрякова автопортрет 1946

Автопортреты З. Серебряковой (в возрасте 39 и 53 лет). 

Автопортрет “Перед зеркалом” был написан в счастливые годы жизни. Она вышла замуж за своего двоюродного брата, в которого была сильно влюблена. Она уже родила двоих мальчишек. Жизнь шла своим чередом в их родовом имении Нескучное.

2. За завтраком. 1914 г.

Серебрякова за завтраком

Зинаида Серебрякова. За завтраком. 1914 г. Государственная Третьяковская галерея, г. Москва. Art-catalog.ru

На картине трое детей Серебряковой. Женя уткнулся носом в стакан. Саша обернулся. Таня тоже внимательно смотрит, положив ручку на тарелку. Четвёртый ребёнок, Катя ещё на руках кормилицы. Она слишком мала, чтобы садится за общий стол.

Почему же картина называется “За завтраком”? Ведь на столе мы видим супницу.

До революции было принято устраивать два завтрака. Один был лёгким. Второй – более сытным. Который впоследствии стал называться обедом.

Сюжет картины очень простой. Как будто сделан фотоснимок. Рука бабушки, разливающей суп. Вид на стол немного сверху, с высоты взрослого человека. Непосредственные реакции детей.

Мужа за столом нет. Он инженер-путеец. И в это время был в командировке в Сибири. На строительстве железной дороги.

3. Беление холста. 1917 г.

Серебрякова беление холста

Зинаида Серебрякова. Беление холста. 1917 г. Государственная Третьяковская галерея. Artchive.ru

В 1910-ые Серебрякова создаёт цикл работ с крестьянами. Которые работали в ее поместье. Она вставала очень рано и бежала с красками в поле. Чтобы сделать этюды с натуры.

Серебрякова была эстетом. Простые женщины у неё все красивы. Пропуская образы через себя, они выходили у неё очищенными и ясными. Даже самый обыкновенный человек становился особенным. Самая неприглядная вещь – изумительной.

Ее картины составляли разительный контраст с произведениями других художников. В то время восхищались роскошным Врубелем и неординарным Шагалом.

Врубель демон сидящийШагал день рожденияВрубель демон сидящийШагал день рождения

Слева: Михаил Врубель. Демон сидящий. 1890 г. Государственная Третьяковская галерея. Справа: Марк Шагал. День рождения. 1915 г. Музей современного искусства, Нью-Йорк

Среди этих ярких, экспрессивных образов непритязательные крестьянки Серебряковой стояли особняком. Но ее все равно ценили. И даже присвоили звание академика в начале 1917 г.

Но жизнь, полная признания и достатка уже совсем скоро рухнет. Как карточный домик.

4. Карточный домик. 1919 г.

Серебрякова карточный домик

Серебрякова Зинаида. Карточный домик. 1919 г. Русский музей, г. Санкт-Петербург. Artchive.ru

Это одна из самых печальных картин Серебряковой. На ней нет феерии светлых красок. Только грустные дети. Хрупкий карточный домик. И даже лежащая кукла приобретает зловещий смысл. В жизни Серебряковой произошла трагедия…

На дворе 1919 год. Крестьяне толпой подошли к дому хозяев. Они решили предупредить Зинаиду, что дело совсем плохо. Вокруг разграблены почти все усадьбы. И в случае чего, они будут не в силах защитить хозяйку с детьми.

Серебрякова посадила детей и мать на телегу. Они уехали навсегда. Через несколько дней усадьбу подожгут.

О муже не было известий целый год. Он был в тюремном заключении. По пути домой он подхватит брюшной тиф. И быстро угаснет на руках жены.

Серебрякова была однолюбом. Уже тогда она поняла, что ее счастливая жизнь навсегда закончилась. Замуж она уже никогда не выйдет.

5. Снежинки. 1923 г.

Серебрякова снежинки

Зинаида Серебрякова. Балетная уборная. Снежинки (балет “Щелкунчик”). 1923 г. Государственный Русский музей, г. Санкт-Петербург. Artchive.ru

На руках Серебряковой было четверо детей и стареющая мать. Нужно было кормить семью. И она решила переехать в Петербург. Надеясь там на заработки.

Часто рисовала балерин в Мариинке. В театре, который когда-то спроектировал ее прадед.

Балерины изображены не на сцене. А за кулисами. Поправляющими волосы или пуанты. Опять эффект фотоснимка. Мгновение жизни красивых, элегантных девушек.

Но в Петербурге работа ей приносила сущие копейки. Ее картины никак не вписывались в новую эпоху.

От художников требовали переквалифицироваться в плакатчиков и дизайнеров советского быта. Передовые Степанова и Родченко охотно подчинились призыву “Художник – на производство”.

Степанова спорт-одеждаРодченко лучших сосок не было и нетСтепанова спорт-одеждаРодченко лучших сосок не было и нет

Слева: Варвара Степанова. Проект спорт-одежды. 1923 г. Справа: Александр Родченко. Плакат “Лучших сосок не было и нет”. 1923 г.

Нищета преследовала семью. Серебрякова решила поехать на заработки в Париж. Думала, на пару месяцев. Но оказалось, навсегда.

6. Освещённая солнцем. 1928 г.

Серебрякова освещённая солнцем

Серебрякова Зинаида. Освещённая солнцем. 1928 г. Калужский государственный музей. Avangardism.ru

В Париже дела поначалу пошли неплохо. Писала на заказ портреты.

Однако Серебряковой не хватало умения отстаивать свои интересы. Дарила портреты или продавала за копейки, лишь бы завоевать симпатии богатых клиентов. Многие пользовались этой щедростью. В результате работала чуть ли не себе в убыток. Выкручивалась. Делала самодельные краски. Чтобы продолжать работу.

Однажды – удача. Барон Броуэр заказал Серебряковой панно для своего особняка. Ему так понравилась работа художницы, что он даже спонсировал ее поездку в Марракеш. Где она набралась невероятных впечатлений.

Там и был написан ее шедевр “Освещённая солнцем”. Невероятное ощущение от картины. Зной, от которого “плавится” воздух и щемит глаза. В контрасте с тёмной кожей улыбчивой марокканки.

Поразительно, что картина написана за 30 минут! Коран запрещает людям позировать. Поэтому Серебрякова работала с феноменальной скоростью, чтобы закончить рисунок за полчаса. На большее ее марокканские модели не соглашались.

Но яркие впечатления лишь временно приглушали душевную боль. Советская власть разрешила выпустить из страны только двух ее детей, Сашу и Катю (младшего сына и младшую дочь).

Двух оставшихся детей, старшего Женю и Татьяну, по непонятным причинам так и не выпустили. С ними она увидется лишь 36 лет спустя.

7. Спящая натурщица. 1941 г.

Серебрякова спящая натурщица

Зинаида Серебрякова. Спящая натурщица. 1941 г. Киевский музей русского искусства. Gallerix.ru

В Париже Зинаида создала много ню. Они написаны в неоклассическом стиле. Как у старых мастеров. Ее обнаженные похожи на богинь Тициана или Джорджоне. Красивые. Нежные. Розовокожие.

В Серебряковой не было ни капли русской крови. По происхождению она была француженка (в девичестве Лансере). Но во Франции она себя ощущала русской. Ни с кем не дружила. Круглосуточно работала.

К тому же она была вновь не в моде. Балом правил стиль Ар-деко.

Лемпицка автопортретДюпа женщина в меховой накидкеЛемпицка автопортретДюпа женщина в меховой накидке

Слева: Тамара Лемпицка. Автопортрет в зеленом Багетти. 1929 г. Частная коллекция. Справа: Жан Дюпа. Женщина в меховой накидке. 1929 г. Частная коллекция.

Как вспоминает ее дочь Катя, вокруг было много художников, следующих моде. Проведут кистью вверх-вниз. Назовут это по-особенному. И продают.

Серебрякова на это не могла пойти. А как же детали? Как же цвет? И упорно писала своих классических обнаженных. Редко, что удавалось продать.

Одна радость. После войны ее детям разрешили навестить мать. Дочери Татьяне было уже 48 лет. Она вспоминает, что мать она легко узнала. Она почти не изменилась. Все та же челка, та же улыбка…

Серебрякова в России

Признание к Серебряковой пришло за год до смерти. В 1966 году ее дочь Татьяна помогла организовать в Москве персональную выставку. Зинаида волновалась.

А зря. Выставку ждал оглушительный успех. Длинные очереди в Пушкинский музей. Многие устремились посмотреть необыкновенные работы русской француженки.

Серебрякова навсегда стала одной из выдающихся художниц России. Сразу же после выставки 21 ее работу приобрел Русский музей. Зинаида была рада, что часть картин вернулась в Россию.

Отчего такая реакция публики? Возможно, Серебрякова удачно вписалась в эпоху оттепели (50-60-ые гг.). С ее преукрашенными образами?

Пименов свадьбаГаврилов в кафеПименов свадьбаГаврилов в кафе

Слева: Юрий Пименов. Свадьба на завтрашней улице. 1962 г. Государственная Третьяковская галерея. Справа: Владимир Гаврилов. В кафе. 1962 г. Государственная Третьяковская галерея

Может быть, и так. Но и сейчас интерес к Серебряковой большой. В эпоху видео-инсталляций и гигантских панно-абстракций.

Потому что классика будет интересна всегда. Недаром же Серебрякову называют русским Боттичелли.

Автор: Оксана Копенкина

Facebook

Twitter

Мой мир

Вконтакте

Одноклассники

Google+

Pinterest

Похожее

arts-dnevnik.ru

Серебрякова, Зинаида Евгеньевна. Все картины художника

Зинаида Евгеньевна Лансере была последним, шестым, ребенком в семье известного скульптора Евгения Александровича Лансере и его жены Екатерины Николаевны, рожденной Бенуа. Она родилась десятого декабря 1884 года в Нескучном, имении своего отца, расположенном в Курской губернии, в 30 верстах от Харькова. Екатерина Николаевна, которой в ту пору было 36 лет, покинула Нескучное вместе с шестью детьми. Она уехала в Санкт-Петербург и поселилась в доме своих родителей, на Никольской улице. Знаменитый дом Бенуа сохранился до наших дней. В конце 1880-х – 1890-х годах этот дом был своего рода центром молодой художественной жизни Санкт-Петербурга. В четырехэтажном доме, один из фасадов которого выходил на Екатерингофский проспект, жила большая семья Бенуа. Духовная атмосфера, в которой росла Зина, была насыщена искусством: постоянно звучащей музыкой, философскими разговорами, спорами о театральных новинках, о выставках, о назначении искусства. Именно здесь, в доме на Никольской, стал собираться кружок друзей младшего из братьев Бенуа, Александра Николаевича, будущих членов художественного объединения «Мир искусства». Александр Бенуа читал своим друзьям лекции по истории живописи. Это был поистине Серебряный век.

Зина росла болезненным ребенком и, в отличие от своих сестер и братьев, была необщительна и замкнута. Она поступила в Коломенскую женскую гимназию и, конечно, рисовала, как все в этой семье – как ее мать, ее братья, ее дед, братья матери. Летом 1899 года, Екатерина Николаевна вместе с младшими детьми решилась снова посетить Нескучное. Они не были здесь тринадцать лет. Теперь Зине пятнадцать. И она влюбилась в этот край. Через двадцать лет крестьяне сожгут этот екатерининского времени длинный дом с высокими стрельчатыми. Но до этого еще далеко. А пока она дышала «благодатью» деревни, всматривалась в новые для нее крестьянские лица, столь отличные от городских. И, конечно же, вспоминала крестьянские картины своего любимого художника Алексея Гавриловича Венецианова. Именно здесь в Нескучном нашла Серебрякова тему для своего творчества, его пафос.

Через год она закончила Коломенскую гимназию в Санкт-Петербурге и поступила в Художественную школу М. К. Тенишевой, где преподавал знаменитый Илья Репин, но проучилась там меньше месяца. С осени 1902 по весну 1903 она жила в Италии. Осенью 1903 года Зина Лансере поступила в мастерскую Осипа Браза. Занятия в мастерской продолжались две зимы, одновременно с постоянной работой в Эрмитаже, где можно было копировать картины старых мастеров. В так ей полюбившейся деревне она встретила и своего будущего мужа Бориса Анатольевича Серебрякова, инженера путей сообщения, приходившегося ей родственником со стороны отца. В 1905 году состоялась их свадьба, разрешение на которую Борис Анатольевич добыл с большим трудом. Сразу после свадьбы Зинаида Евгеньевна уехала в Париж для продолжения своего художественного образования. Она посещала занятия в Академии де ла Гранд-Шомьер и, как два года назад в Италии, восхищалась картинами старых мастеров, особенно итальянских художников XIV-XV веков. Отзвук этого увлечения итальянцами можно будет увидеть спустя десять лет в четкой профильности лиц молоденьких русских крестьянок в картине «Жатва», особенно же – в эскизах к росписям для Казанского вокзала в Москве.

По возвращении из Парижа Серебряковы жили в Санкт-Петербурге, но более всего – в Нескучном, даже в зимние месяцы. Здесь, в деревне, родились их сыновья Евгений и Александр (в 1906 и в 1907 годах соответственно). Размеренный неторопливый ритм усадебной жизни, чистые краски деревенского пейзажа, свобода и раскованность – все это вошло в творчество Серебряковой своими ритмами и своими образами. Художница достаточно скоро нашла и свой стиль, и свое место в русском искусстве. Ей нравился определенный строй женского лица, который она увидела у нескучанских молодых крестьянок. Те же особенности она подчеркивала и в своем лице – широко поставленные большие глаза, тонкие очертания удлиненного овала лица, чуть заметная улыбка большого рта. Она много рисовала, постоянно рисовала своих детей, особенно любила рисовать женские лица. В стремлении к положительному идеалу в искусстве начала XX века Серебрякова не была одинока, но ни один художник этой поры не пришел к этому идеалу так просто и естественно, с таким благородным достоинством, как Зинаида Серебрякова. Как бы воплощением этого идеала явилась первая большая картина «За туалетом (Автопортрет)» (1909). Серебрякова изобразила себя в яркое зимнее утро перед зеркалом. «Автопортрет» был показан на выставке Союза русских художников в Петербурге в 1910 году и тогда же приобретен для Третьяковской галереи. Жанр портрета стал одним из значительных в творчестве Серебряковой.

В дальнейшем именно область портрета позволит ей зарабатывать на жизнь и в Петрограде в голодные 1920-е годы, и позже в эмиграции, в Париже. Теперь же, в 1910-е годы, вдохновленная успехом на выставке, Серебрякова создает ряд портретов своих родных и близких. Изображая людей, близких ей по духу, Серебрякова выражала свое высокое представление о человеке, о его благородстве и высоких помыслах. Однако основная тема ее творчества – та, где она создала свой стиль и где более всего выразилось своеобразие ее чувства формы, – это пластика женского тела. Никто в русском искусстве 1910-х годов, а может быть, и просто во всей истории русской живописи, не сумел передать тот простой «узор женственности» женской фигуры, как Серебрякова.

Серебрякова – член объединения "Мир искусства" с 1911 года. Художники «Мира искусства» ценили в творчестве прежде всего искренность и свободу выражения, именно этим и привлекало их искусство Серебряковой. Совершая поездки в Крым, в пригороды Петербурга, Серебрякова создавала множество пейзажей, которые она и в дальнейшем писала постоянно. Изображала ли она поля любимого Нескучного или горы Швейцарии, побережье Крыма или строгую архитектуру Санкт-Петербурга и его пригородов, она писала быстро, «в один раз», очень точно и тонко улавливая «настроение природы». Лето 1914 года Серебрякова провела в Италии, в Милане, во Флоренции, в Падуе, Венеции. Итальянские художники помогли ей найти путь к ее дальнейшим монументальным полотнам. По возвращении в Россию она выбрала темой своего большого полотна время жатвы в Нескучном. Она работала над ним целый год. К этому времени у нее было уже четверо детей: младшая дочь Катя родилась в Царском Селе в 1913 году. Любовь к деревне, к ее пейзажам; любование деревенскими женщинами; их лицами с тонким профилем, – эта любовь у Серебряковой как прозрение, как удар молнии. Она-то и составляет пафос ее искусства.. В 1915 году она получила предложение от Александра Бенуа написать четыре панно в люнетах интерьера Казанского вокзала в Москве, построенного по проекту архитектора Алексея Щусева. Александру Бенуа было поручено руководство по оформлению всех росписей Казанского вокзала. Серебрякова должна была разработать композиции, олицетворяющие четыре страны Востока: Турцию, Японию, Индию и Сиам. Она аллегорически представила эти страны в виде прекрасных женщин. По существу, среди других художников, вовлеченных в работу по росписям интерьера Казанского вокзала, одна Серебрякова успешно справилась со своей задачей. Дар обобщения, дар монументально-декоративный – это то замечательное качество, которым отличалось искусство этой хрупкой, маленькой женщины. В России этот ее дар не нашел воплощения в настенных росписях. Лишь много позже, через двадцать лет (в 1934 году), уже в эмиграции, она вместе со своим сыном Александром исполнила декоративные панно для дома Браувера в Бельгии. На этот раз она написала обнаженные женские фигуры, олицетворяющие времена года, в углах географических карт, исполненных ее сыном. В следующем 1916 году она нашла тему для своей новой картины – «Беление холста». Уже летом этого года она сообщала в письме к мужу о начале работы над картиной. Она рисовала крестьянок на лугу около реки – по утрам они расстилали на траве сотканные холсты, оставляя их «выбеливаться» под лучами солнца. В окончательном варианте Серебрякова совсем отказалась от повествовательной бытовой стороны в трактовке сюжета. Нет индивидуальных конкретных черт и в образах крестьянок, что так пленяет нас в картине «Жатва». «Беление холста» смотрится как фреска. Определенность и четкость силуэтов фигур, локальные красочные пятна, объединенные единым золотистым тоном, – все говорит о рождении большого художника-монументалиста. Эта картина была последним большим полотном Серебряковой. Одновременно Серебрякова не оставляла своего постоянного интереса к пейзажу и портрету. В эти годы она особенно часто рисовала и писала своих детей.. В 1914 году она создала групповой портрет троих своих детей – «За обедом». В 1919 году дом в Нескучном сгорел вместе с множеством рисунков и холстов, в 1919 году Борис Анатольевич Серебряков умер на руках у Зинаиды Евгеньевны от сыпного тифа. Она с детьми и матерью жила в Харькове, небольшие средства к существованию давала работа в Археологическом музее при Харьковском университете, где она зарисовывала предметы археологических раскопок (бусы, кольца, посуду), делала таблицы, иногда писала портреты сотрудников музея. Все заботы по хозяйству лежали на бабушке, на Екатерине Николаевне. Из деревни, где их застали революционные события 1917 года, Серебрякова с детьми и матерью добиралась до города Харькова долго и трудно. С этого времени она навсегда потеряла связь с русской деревней, любовь к которой пронизывает ее творчество 1910-х годов. Только в декабре 1920 года Зинаиде Евгеньевне с помощью Александра Бенуа удалось выехать из Харькова в Петроград: Бенуа добился назначения Серебряковой профессором Академии художеств в Петрограде. Она снова поселилась в том же доме на Никольской, в квартире ее деда, как тридцать четыре года тому назад, когда двухлетняя Зина со своими сестрами, братьями и матерью вернулась из Нескучного после смерти их отца, Евгения Александровича Лансере.. Она очень тосковала о муже, тревожилась о судьбе детей, ее съедали постоянные заботы буквально о куске хлеба, о дровах и – где взять краски и холсты? Она писала портреты своих родных и близких, и, конечно же, автопортреты. Много рисовала и писала своих детей, особенно девочек.. Писала пейзажи и натюрморты. Тогда же Серебрякова начала рисовать пастельными мелками. Сопоставляя различные нежные оттенки пастели, художница добилась в этой технике больших достижений, особенно в детских портретах и знаменитой балетной серии. Старшая дочь Серебряковой Татьяна стала заниматься в хореографическом училище. И красочный мир театра увлек Зинаиду Евгеньевну. Она получила возможность бывать в Мариинском театре за кулисами, и она приходила туда постоянно, и именно там делала свои наброски с одевающихся и гримирующихся танцовщиц. В новой теме балета Серебрякову привлекало поэтическое состояние человека, вступившего в волшебный мир музыки и танца. Музыкальным ритмам подчиняется в ее пастелях не только линия, но и цвет. Заказные портреты давали Серебряковой небольшие деньги, но ей не удавалось справиться с трудностями быта. Александр Бенуа рекомендовал ей поехать в Париж. Деньги на поездку неожиданно нашлись в 1924 году от продажи двух картин в Америке, где была устроена выставка русского искусства. Зинаида Евгеньевна уехала одна, оставив детей на попечение своей матери, надеясь устроить в Париже выставку, продать картины и вернуться в Петроград. Но все обернулось по-другому. С четвертого сентября 1924 года – дня ее приезда в Париж – начался длительный эмигрантский период ее жизни. Будучи человеком непрактичным и очень застенчивым, она не умела наладить нужные отношения с заказчиками, а также с теми людьми, которые могли помочь с устройством выставки. Серебрякова снимала комнату в дешевых гостиницах. Она не представляла своей жизни без того, чтобы каждый день не начинать со своего «святого ремесла». Это было единственное, что она умела и для чего была предназначена ее жизнь. Несмотря на то, что со второй половины 1920-х годов город стал центром русской эмиграции, что здесь жили многие известные и знакомые ей по Петрограду русские художники, писатели, артисты, Зинаида Евгеньевна ни с кем не виделась. Ее творчество не испытывало влияния новой французской живописи. Она продолжала писать портреты и пейзажи в прежней реалистической манере. Серебрякова никогда не приноравливалась к спросу на «русскую экзотику», хотя такая ее позиция не обещала ей материального достатка. В 1925-1926 годах она написала много удачных портретов русских. Это все близкие, милые ее сердцу люди. Писала она и французских крестьян, и уличные парижские типы. Особую область творчества составляют картины и пастели конца 1920-х – 1940-х годов с изображением обнаженных. Особенно часто она изображала Катю, которая сопровождала ее во всех поездках на юг Франции, в Бретань, в горы Швейцарии. В мае 1928 года в Брюсселе во Дворце искусств была открыта большая экспозиция русского искусства, в которой Серебрякова принимала участие. «Нескольким бельгийцам понравились мои этюды, и один из них заказал мне портреты своей жены и дочерей. А затем устроил мне поездку в Марокко, на один месяц (где у него были обширные плантации), с условием, чтобы я дала ему затем выбрать из моих этюдов все, что ему понравится... " Поездка в Марокко доставила художнице большую радость. Этюды, привезенные после шестинедельного пребывания в городе Марракеш, сделанные пастельными мелками, полны «радостного возбуждения», которое так ценила художница. Она побывала в «сказочной стране», где все «так пленительно для художника». В 1932 году Серебрякова снова побывала в Марокко. Две марокканские поездки – по существу, единственные радостные, полные художественного азарта месяцы за все сорок лет, проведенных на чужбине. Ее не покидало чувство обиды за то разорение семейного очага, что принесла в ее жизнь русская революция, обиды на то, что она оказалась оторванной от своих корней, от своей земли, от родного дома, своих детей и старой больной матери, которая так в ней нуждалась. Конечно, жившие с ней Шура и Катя, как могли, помогали ей. Не раз она задумывалась о возвращении на родину, но страх новой перемены, болезни и возраст вставали непреодолимым препятствием. В конце жизни судьба подарила ей несколько радостных моментов. Она встретилась со своим старшим сыном Евгением и старшей дочерью Татьяной: в 1960-е годы стал возможным их приезд в Париж. А в 1965 году Союзом художников СССР была организована ее большая выставка в Москве, Киеве и Ленинграде. На выставке были показаны и картины, написанные в эмиграции. Успех выставки был огромный, и большей радости для русской художницы трудно себе представить. Она умерла 19 сентября 1967 года, почти 83 лет от роду (как и ее мать). Похоронили Зинаиду Евгеньевну на русском кладбище Сен-Женевьев де Буа под Парижем.

gallerix.ru

Зинаида Серебрякова – биография и картины художника в жанре Символизм, Экспрессионизм, Ар-деко – Art Challenge

Родилась в 1884 году, в семье известного скульптора, мать происхождением из знаменитой династии Бенуа. После гибели отца впоследствии семья проживала в Санкт-Петербурге у Николая Леонтьевича Бенуа или в имении Нескучном. В семье всегда много говорили об искусстве и намерение Зиночки стать художником, естественно, никого не удивило.

Обучалась рисованию Зинаида очень мало. В 17 лет она брала уроки у Ильи Репина, а затем у Осипа Эммануиловича Браза, а затем в течение двух лет путешествовала по Италии, изучала картины великих живописцев эпохи Возрождения, любовалась прекрасными творениями известных итальянских зодчих, восхищалась великолепными пейзажами. Все это конечно очень повлияло на творчество будущего художника.

Вернувшись на родину, девушка вышла замуж за своего кузена Бориса Серебрякова.

Еще в молодости художница всегда выражала в своих этюдах любовь к России. Ее картина «Сад в цвету» и некоторые другие ясно говорят об очаровании российских бескрайних просторов, луговых цветов, полей…

Картины, которые появились в экспозициях выставок 1909 – 1910 гг., выражают своеобразный и неповторимый стиль. Наибольший восторг у зрителей вызвал автопортрет «За туалетом». Женщина, живущая в небольшой деревушке, в один из коротких зимних вечеров, смотрясь в зеркало, улыбается своему отражению, словно играя с гребнем. В этом произведении молодой художницы, как и она сама, все дышит свежестью. Нет никакого модернизма; уголок комнаты, словно освещенный молодостью, предстает перед зрителем во всей своей прелести и радости.

Наибольший пик творчества художницы приходится на предреволюционные годы. Это картины о крестьянах и прекрасных российских пейзажах а также и бытовые жанры например, картина За завтраком, балерины в уборной, Одним из значительных произведений в эти годы является картина «Беление холста», написанная в 1916 г, где Серебрякова выступает как художник-монументалист. Фигуры деревенских женщин на лугу возле речки выглядят величественно, из-за изображения низкого горизонта. Ранним утром они расстилают только что сотканные холсты и оставляют их на день под яркими лучами солнышка.

Композиция строится в красных, зеленых и коричневых тонах, что и придает небольшому холсту свойства монументально-декоративного полотна. Это своего рода гимн тяжелому труду крестьян. Фигуры выполнены в разных цветовых и ритмических ключах, что создает единую пластическую мелодию, замкнутую внутри композиции. Все это единый величественный аккорд, который прославляет красоту и силу русской женщины. Крестьянки изображены на берегу небольшой речки, от которой ввысь вздымается предутренний туман. Красноватые лучи солнышка придают особое очарование женским лицам. Беление холста напоминает древние фрески. Художница трактует эту работу как ритуальное действо, показывая красоту людей и мира, при помощи живописного и линейного ритма картины. К сожалению, это последняя большая работа Зинаиды Серебряковой.

В этом же году Бенуа заказывают украсить росписью Казанский вокзал и он приглашает для работы свою племянницу. Художница решает по-своему создать восточную тему. Представить Индию, Японию, Турцию и Сиам как красивых женщин Востока.

В самом расцвете творчества художницу постигает огромное горе. Заболев тифом, за короткое время от этой страшной болезни сгорает муж, и на руках Серебряковой остаются мать и четверо детей. В 1920 г. всей семьей они перебираются в Петроград. Дочь Таня поступает в балет и Серебрякова несколько лет развивает театральную тему, изображая балерин. Но работа не приносит истинного удовлетворения. Семья испытывает острую нужду буквально во всем. Запасы, что были в имении полностью разграблены. Нет красок, и художница пишет углем и карандашом свой «Карточный Домик», в котором изображает своих детей. Серебрякова отвечает категорическим отказом освоить стиль футуризма и находит работу в археологическом музее Харькова, делая карандашом эскизы экспонатов.

Любители искусства почти даром, за еду или старые вещи приобретают ее картины. В связи с тяжелым финансовым положением Зинаида Евгеньевна в 1924 г. уезжает в Париж, куда она была приглашена для работы над декоративной росписью. Закончив работу, она собирается возвратиться, но по некоторым объективным обстоятельствам останется в Париже навсегда.

Серебрякова путешествует по африканским странам. Экзотические пейзажи удивляют ее, она пишет Атласские горы, портреты женщин-африканок, создает цикл этюдов о рыбаках Бретани.

С 1947 года Серебрякова становится гражданкой Франции. Долгие сорок с лишним лет за границей, вдали от России, не приносят ей творческого удовлетворения; она часто испытывает тоску по родным местам. Даже ее зарисовки безмолвно говорят о том, что Серебрякова осталась верна теме русского народа и реализму. Художница и во время своих многочисленных путешествий писала картины, главными героями которых были крестьяне, рыбаки, люди из народа.

В 1966 году в столице СССР в Москве и некоторых крупных городах были открыты выставки работ Серебряковой, многие из картин приобретены российскими музеями.

Прекрасная русская художница Зинаида Серебрякова скончалась не на родине, в Париже в 1967 г. в преклонном возрасте 82 лет.

Родилась в 1884 году, в семье известного скульптора, мать происхождением из знаменитой династии Бенуа. После гибели отца впоследствии семья проживала в Санкт-Петербурге у Николая Леонтьевича Бенуа или в имении Нескучном. В семье всегда много говорили об искусстве и намерение Зиночки стать художником, естественно, никого не удивило.

Обучалась рисованию Зинаида очень мало. В 17 лет она брала уроки у Ильи Репина, а затем у Осипа Эммануиловича Браза, а затем в течение двух лет путешествовала по Италии, изучала картины великих живописцев эпохи Возрождения, любовалась прекрасными творениями известных итальянских зодчих, восхищалась великолепными пейзажами. Все это конечно очень повлияло на творчество будущего художника.

Вернувшись на родину, девушка вышла замуж за своего кузена Бориса Серебрякова.

Еще в молодости художница всегда выражала в своих этюдах любовь к России. Ее картина «Сад в цвету» и некоторые другие ясно говорят об очаровании российских бескрайних просторов, луговых цветов, полей…

Картины, которые появились в экспозициях выставок 1909 – 1910 гг., выражают своеобразный и неповторимый стиль. Наибольший восторг у зрителей вызвал автопортрет «За туалетом». Женщина, живущая в небольшой деревушке, в один из коротких зимних вечеров, смотрясь в зеркало, улыбается своему отражению, словно играя с гребнем. В этом произведении молодой художницы, как и она сама, все дышит свежестью. Нет никакого модернизма; уголок комнаты, словно освещенный молодостью, предстает перед зрителем во всей своей прелести и радости.

Наибольший пик творчества художницы приходится на предреволюционные годы. Это картины о крестьянах и прекрасных российских пейзажах а также и бытовые жанры например, картина За завтраком, балерины в уборной, Одним из значительных произведений в эти годы является картина «Беление холста», написанная в 1916 г, где Серебрякова выступает как художник-монументалист. Фигуры деревенских женщин на лугу возле речки выглядят величественно, из-за изображения низкого горизонта. Ранним утром они расстилают только что сотканные холсты и оставляют их на день под яркими лучами солнышка.

Композиция строится в красных, зеленых и коричневых тонах, что и придает небольшому холсту свойства монументально-декоративного полотна. Это своего рода гимн тяжелому труду крестьян. Фигуры выполнены в разных цветовых и ритмических ключах, что создает единую пластическую мелодию, замкнутую внутри композиции. Все это единый величественный аккорд, который прославляет красоту и силу русской женщины. Крестьянки изображены на берегу небольшой речки, от которой ввысь вздымается предутренний туман. Красноватые лучи солнышка придают особое очарование женским лицам. Беление холста напоминает древние фрески. Художница трактует эту работу как ритуальное действо, показывая красоту людей и мира, при помощи живописного и линейного ритма картины. К сожалению, это последняя большая работа Зинаиды Серебряковой.

В этом же году Бенуа заказывают украсить росписью Казанский вокзал и он приглашает для работы свою племянницу. Художница решает по-своему создать восточную тему. Представить Индию, Японию, Турцию и Сиам как красивых женщин Востока.

В самом расцвете творчества художницу постигает огромное горе. Заболев тифом, за короткое время от этой страшной болезни сгорает муж, и на руках Серебряковой остаются мать и четверо детей. В 1920 г. всей семьей они перебираются в Петроград. Дочь Таня поступает в балет и Серебрякова несколько лет развивает театральную тему, изображая балерин. Но работа не приносит истинного удовлетворения. Семья испытывает острую нужду буквально во всем. Запасы, что были в имении полностью разграблены. Нет красок, и художница пишет углем и карандашом свой «Карточный Домик», в котором изображает своих детей. Серебрякова отвечает категорическим отказом освоить стиль футуризма и находит работу в археологическом музее Харькова, делая карандашом эскизы экспонатов.

Любители искусства почти даром, за еду или старые вещи приобретают ее картины. В связи с тяжелым финансовым положением Зинаида Евгеньевна в 1924 г. уезжает в Париж, куда она была приглашена для работы над декоративной росписью. Закончив работу, она собирается возвратиться, но по некоторым объективным обстоятельствам останется в Париже навсегда.

Серебрякова путешествует по африканским странам. Экзотические пейзажи удивляют ее, она пишет Атласские горы, портреты женщин-африканок, создает цикл этюдов о рыбаках Бретани.

С 1947 года Серебрякова становится гражданкой Франции. Долгие сорок с лишним лет за границей, вдали от России, не приносят ей творческого удовлетворения; она часто испытывает тоску по родным местам. Даже ее зарисовки безмолвно говорят о том, что Серебрякова осталась верна теме русского народа и реализму. Художница и во время своих многочисленных путешествий писала картины, главными героями которых были крестьяне, рыбаки, люди из народа.

В 1966 году в столице СССР в Москве и некоторых крупных городах были открыты выставки работ Серебряковой, многие из картин приобретены российскими музеями.

Прекрасная русская художница Зинаида Серебрякова скончалась не на родине, в Париже в 1967 г. в преклонном возрасте 82 лет.

Сохранить

artchallenge.ru

Русская живопись: Зинаида Серебрякова (378 работ) [+18]

Изображение картин русской художницы Серебряковой Зинаиды Евгеньевны (1884 - 1967 гг.).

Беление холста. 1917 г.

Автопортрет в белой кофточке. 1922 г.

Далее я не стал возле каждой картины указывать  название. Интересующиеся могут кликнуть по изображению и там прочитать в правом верхнем углу.

aloban75.livejournal.com

ШЕДЕВРЫ РУССКОЙ ЖИВОПИСИ, ЧАСТЬ 2 — ЗИНАИДА СЕРЕБРЯКОВА

Пьеро (Автопортрет в костюме Пьеро). 1911, Одесский художественный музей, Украина

piero

Девушка со свечой. Автопортрет. 1911, Государственный Русский музей, С.-Петербург

devushka-so-svecei

Зинаида много путешествовала. Сначала Италия, куда она отправилась на лечение, потом Париж, где она занимается в престижной художественной Академии де ла Гранд Шомьер. Но как художник она сформировалась в Петербурге. Первые известные работы создаются здесь — в городе на Неве. Это был период расцвета творчества талантливой художницы. Бесконечные выставки, тусовки в знаменитом обществе «Мир искусств», первое признание таланта — знаменитое полотно «За туалетом», впервые показанное на большой выставке приносит широкую известность.

За автопортретом последовали «Купальщица» (1911, Русский музей), «Крестьяне» (1914—1915, Русский музей), «Жатва» (1915, Одесский художественный музей) и другие… Наиболее важной из этих работ стала «Беление холста» (1917, Государственная Третьяковская галерея).

Кормилица с ребенком. 1912, Нижегородский государственный художественный музей

kormilica

Крестьянка (с коромыслом). 1916-1917, Государственный Русский музей, С.-Петербург

krestianka

Спящая крестьянка. 1917, Частное собрание

krestianka-speashaya

Автопортрет в красном. 1921, Частное собрание

avtoportret

В балетной уборной («Большие балерины»). 1922, Балет Ц.Пуни «Дочь Фараона», Частное собрание

v-baletnoi

Балетная уборная. Снежинки. 1923, Балет П.И.Чайковского «Щелкунчик», Государственный Русский музей, С.-Петербург

snejinki

Кстати, полотна с балеринами — это, так называемый диалог с другим не менее известным художником — французским живописцем Эдгаром Дега, которым она восторгалась всю жизнь. Его балерины восхищали и вдохновляли на написание «своих», так непохожих на всех остальных, в свойственной только ей манере передачи изящества, пластики, тонких линий, грации…

Обратите внимание на следующую картину — она очень символична.

Карточный домик. 1919, Государственный Русский музей, С.-Петербург

karto4nii-domik

На картине — дети Зинаиды и Бориса Серебряковых. Этот период в жизни художницы сродни карточному домику. Октябрьская революция, смерть супруга от тифа. Она остаётся с четырьмя детьми и больной матерью без средств к существованию. Голод. Нет масляных красок — приходится перейти на уголь и карандаш. «Карточный домик», показывающее всех четверых осиротевших детей — самое трагическое произведение во всем ее творчестве.

Далее все очень типично для всей творческой интеллигенции — жизнь под указку, это писать нельзя, это можно. Советы перейти на другой стиль, недвусмысленные намеки рисовать портреты комиссаров, однако она отказывается принять уставы «новых хозяев жизни».

В декабре 1920 года Зинаида переезжает в Петроград на квартиру деда. Ей повезло — в эту квартиру поселили «на уплотнение» артистов театра МХАТ. В этот период она рисует на темы из театральной жизни.

Автопортрет с дочерьми. 1921, Рыбинский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник, Ярославская обл.

avtoportret-s-docerimi

Катя с куклами. 1923,Частное собрание

katea-s-kuklami

Баня. 1926, Частное собрание

banea

В 1923 году ее работы участвуют в проходящей в США выставке русских художников. Она выручила 500 долларов, но они не могли залатать прорехи в семейном бюджете. Зинаида решается уехать в Париж, чтобы улучшить финансовое положение.

Заработать денег за год, как планировала, ей не удалось. «Никто не понимает, что начать без копейки безумно трудно. А время идет, и я бьюсь все на том же месте», — в отчаянье пишет она матери.

Она собиралась вернуться в Россию, где остались её мать и дети. Однако вернуться ей не удалось, и она оказывается оторванной от Родины и детей. Все те небольшие деньги, которые ей удаётся заработать, она отправляет обратно в Россию. Проживает она в это время по Нансеновскому паспорту (паспорт для беженцев) и лишь в 1947 году получает французское гражданство.

Старшая дочь Татьяна Серебрякова вспоминала, что ей было 12 лет, когда уезжала мама. Уезжала ненадолго, но Тате было очень страшно. Словно она предчувствовала, что в следующий раз они смогут увидеться только через 36 лет.

На пляже. 1927, Частное собрание

na-pleaje

• Однажды Зинаида Серебрякова получила заманчивое предложение — отправиться в творческое путешествие, чтобы изобразить обнаженные фигуры восточных дев. Но оказалось, что в тех местах найти натурщиц просто невозможно. На помощь пришел переводчик Зинаиды — он привел к ней своих сестер и невесту. Никому до этого и после этого не удавалось запечатлеть закрытых восточных женщин обнаженными.

Отдыхающая негритянка. Марракеш. 1928, Частное собрание

negriteanka

Лежащая марокканка. 1932, Частное собрание

marokanka

Вопреки стараниям, реализовать себя сразу в Париже у художницы не получилось. Город переменчивых настроений и романтики пребывал в бесконечных модных течениях и стиль русской эмигрантки этому городу не подходил. Спрос на картины был крайне ничтожен. Вдобавок ко всему, «вести дела» она просто не умела.

Художник Константин Сомов, неоднократно помогавший в Париже Зинаиде Серебряковой, рассказывал: «Она такая жалкая, несчастная, неумелая, все ее обижают».

 

Одинокая и раздраженная она все сильней замыкается в себе. Париж был окутан вением и тенденциями новой моды в искусстве. Местной публике, не способной отличить прекрасное от дурного — в театре, музыке, литературе было милее всё безвкусное и бездарное.

«Жизнь представляется мне теперь бессмысленной суетой и ложью — уж очень засорены сейчас у всех мозги, и нет теперь ничего священного на свете, всё загублено, развенчано, попрано в грязь»

Но с мыслями о детях она продолжает усердно трудиться. Вскоре удается выписать к себе Катю, а чуть позже к ней приезжает сын Александр. А потом падает железный занавес.

Серебрякова не решается вернуться, потому что в Париже двое ее детей, и везти их в СССР, где они могут быть объявлены «врагами народа», она не рискует. В Париже она не может полностью включиться в новую жизнь, потому что половина ее сердца осталась там — с Женей, Таней и с мамой, которых правительство отказывается выпустить за границу.

При малейшей возможности Серебрякова отправляет им деньги, но и это удается далеко не всегда. В 1933 году ее мать в Союзе умирает от голода.

Девочка в розовом. 1932, Частное собрание

devocika-v-rozovom

Аннеси. 1933, Частное собрание. (Анси́, иногда пишется и как Аннеси́ — город на востоке Франции)

annesi

Водонос. Марокко. 1928, Частное собрание

vodonos

С оставшимися на родине детьми удается встретится только спустя 36 лет — во времена хрущёвской оттепели. В 1960 году её посещает дочь Татьяна (Тата), ставшая театральным художником во МХАТе. В 1966 году большие выставки работ Серебряковой были показаны в Москве, Ленинграде и Киеве.

Внезапно она становится популярной в России, её альбомы печатаются миллионными тиражами, а картины сравнивают с Боттичелли и Ренуаром.

moiarussia.ru

Зинаида Серебрякова: биография художницы, картины, автопортрет.

Зинаида Серебрякова — русская художница из творческой династии Бенуа-Лансере-Серебряковых. Она училась живописи в школе Марии Тенишевой, в мастерской Осипа Браза и в парижской академии Гран-Шомье. Серебрякова стала одной из первых женщин, которых Академия художеств выдвинула на звание академика живописи.

«Самая радостная вещь»

Зинаида Серебрякова (в девичестве — Лансере) родилась в 1884 году в имении Нескучное под Харьковом, она была младшим ребенком из шестерых детей. Ее мать, Екатерина Лансере, была художником-графиком и сестрой Александра Бенуа. Отец — скульптор Евгений Лансере — умер от туберкулеза, когда Зинаиде было полтора года.

Вместе с детьми Екатерина Лансере переехала в Петербург — к своему отцу, архитектору Николаю Бенуа. В семье все занимались творчеством, часто посещали выставки и читали редкие книги по искусству. Зинаида Серебрякова с юных лет начала рисовать. В 1900 году она окончила гимназию и поступила в художественную школу княгини Марии Тенишевой — в те годы здесь преподавал Илья Репин. Однако будущая художница проучилась всего месяц: она уехала в Италию — знакомиться с классическим искусством. Вернувшись в Петербург, Серебрякова училась живописи в мастерской Осипа Браза.

В эти годы семья Лансере впервые после долгой жизни в Петербурге посетила Нескучное. Зинаида Серебрякова, привыкшая к строгим аристократическим видам Петербурга, была потрясена буйством южной природы и живописными сельскими пейзажами. Она делала зарисовки везде: в саду, в поле, писала даже виды из окна. Здесь же художница встретила будущего мужа — своего двоюродного брата Бориса Серебрякова.

После свадьбы молодожены уехали в Париж — там Серебрякова училась в художественной академии Гран-Шомье. После возвращения супруги поселились в Петербурге. Однако они часто ездили в Нескучное, здесь художница все время проводила у мольберта: писала весенние луга и цветущие сады, крестьянских детей и своего новорожденного сына. Всего в семье родилось четверо детей — два сына и две дочери.

Зинаида Серебрякова. Галерея 1

Зинаида Серебрякова. Перед грозой (Село Нескучное). 1911. ГРМ

Зинаида Серебрякова. Галерея 1

Зинаида Серебрякова. Фруктовый сад в цвету. 1908. Частное собрание

Зинаида Серебрякова. Галерея 1

Зинаида Серебрякова. Фруктовый сад. 1908-1909. ГРМ

В 1909 году Зинаида Серебрякова написала автопортрет «За туалетом». Спустя год он и еще 12 полотен — портреты знакомых, «крестьянские» этюды и пейзажи — участвовали в выставке «Мира искусства». Картины Серебряковой висели рядом с работами Валентина Серова, Бориса Кустодиева, Михаила Врубеля. Три из них — «За туалетом», «Зеленя осенью» и «Молодуха (Мария Жегулина)») приобрела Третьяковская галерея. Серебрякову избрали членом «Мира искусства».

«Ныне она поразила русскую публику таким прекрасным даром, такой «улыбкой во весь рот», что нельзя не благодарить ее. Автопортрет Серебряковой, несомненно, самая приятная, самая радостная вещь… Здесь полная непосредственность и простота, истинный художественный темперамент, что-то звонкое, молодое, смеющееся, солнечное и ясное, что-то абсолютно художественное».

Зинаида Серебрякова. Галерея 2

Зинаида Серебрякова. За туалетом. Автопортрет. 1909. ГТГ

Зинаида Серебрякова. Галерея 2

Зинаида Серебрякова. Зеленя осенью. 1908. ГТГ

Зинаида Серебрякова. Галерея 2

Зинаида Серебрякова. Молодуха (Мария Жегулина). 1909. ГТГ

Почти академик живописи

В следующие годы Зинаида Серебрякова продолжала писать — пейзажи Нескучного, портреты крестьянок, родственников и саму себя — «Автопортрет в костюме Пьеро», «Девушка со свечой». В 1916 году Александр Бенуа пригласил ее в свою «бригаду», когда ему поручили расписывать Казанский вокзал в Москве. Декорировали здание также Борис Кустодиев, Мстислав Добужинский и Екатерина Лансере. Зинаида Серебрякова выбрала восточную тематику. Она изобразила страны Азии — Индию и Японию, Турцию и Сиам — в образах красивых молодых женщин.

Зинаида Серебрякова. Галерея 4

Зинаида Серебрякова. Беление холста. 1917. ГТГ

Зинаида Серебрякова. Галерея 4

Зинаида Серебрякова. Девушка со свечой (Автопортрет). 1911. ГРМ

Зинаида Серебрякова. Галерея 4

Зинаида Серебрякова. За завтраком (За обедом). 1914. ГТГ

В 1917 году Совет Петербургской Академии художеств выдвинул Зинаиду Серебрякову на звание академика живописи. Однако получить его помешала революция. Переворот застал художницу с детьми и матерью в Нескучном. Оставаться в имении было небезопасно. Как только семья перебралась в Харьков, усадьбу разграбили и сожгли. Художница устроилась на работу в Харьковский археологический музей, где зарисовывала экспонаты для каталога. Небольшая зарплата помогала семье выживать.

В 1919 году к семье пробился Борис Серебряков. Однако супруги недолго пробыли вместе: муж художницы скоропостижно умер от сыпного тифа.

«Для меня всегда казалось, что быть любимой и быть влюбленной — это счастье, я была всегда, как в чаду, не замечая жизни вокруг, и была счастлива, хотя и тогда знала и печаль, и слезы… Так грустно сознавать, что жизнь уже позади, что время бежит, и ничего больше, кроме одиночества, старости и тоски впереди нет, а в душе еще столько нежности, чувства».

В январе 1920 года Серебряковы переехали в Петербург, в квартиру Николая Бенуа, которая после уплотнения стала коммуналкой. Зинаида Серебрякова зарабатывала в основном написанием портретов, распродавала старые полотна. Она вспоминала: «Я шью целыми днями... удлиняю Катюше платье, чиню белье... Приготовляю сама масляные краски — растираю порошки с маковым маслом... Живем мы по-прежнему каким-то чудом».

Вскоре одна из дочерей Серебряковой стала заниматься балетом — так в работах художницы появились свежие театральные сюжеты. Она проводила много времени за кулисами Мариинки, брала домой реквизит для спектаклей, приглашала к себе балерин, которые охотно позировали для полотен.

Зинаида Серебрякова. Галерея 3

Зинаида Серебрякова. В балетной уборной (Большие балерины). 1922. Частное собрание

Зинаида Серебрякова. Галерея 3

Зинаида Серебрякова. В балетной уборной. Балет «Лебединое озеро». 1922. ГРМ

Зинаида Серебрякова. Галерея 3

Зинаида Серебрякова. Девочки-сильфиды (Балет «Шопениана»). 1924. ГТГ

Портреты за обещание рекламировать

В 1924 году Зинаида Серебрякова участвовала в американской благотворительной выставке для русских художников. Ее картины имели большой успех, несколько полотен сразу купили. В том же году Серебрякова при поддержке дяди Александра Бенуа уехала в Париж. Художница планировала немного поработать во Франции и вернуться в СССР. Однако это оказалось невозможно: она по-прежнему много писала и получала за это совсем небольшие деньги. Все гонорары Серебрякова отправляла в Россию — матери и детям.

«Непрактична, делает много портретов за обещание рекламировать, но все, получая чудные вещи, ее забывают, и палец о палец не ударят».

Двоих детей — Александра и Екатерину — при поддержке Красного Креста и родственников удалось отправить в Париж в 1925 и 1928 годах. А Евгений и Татьяна так и остались в СССР.

Однажды Зинаида Серебрякова писала семейные портреты для бельгийского предпринимателя. Она получила большой гонорар: денег хватило на путешествие с детьми в Марокко. Страна восхитила художницу. Серебрякова писала: «Меня поразило все здесь до крайности. И костюмы самых разнообразных цветов, и все расы человеческие, перемешанные здесь, — негры, арабы, монголы, евреи (совсем библейские). Я так одурела от новизны впечатлений, что ничего не могу сообразить, что и как рисовать». После поездки из-под кисти Серебряковой появились новые натюрморты, городские пейзажи и портреты марокканок — яркие и сочные.

Зинаида Серебрякова. Галерея 5

Зинаида Серебрякова. Женщина, открывающая чадру. 1928. Калужский областной художественный музей

Зинаида Серебрякова. Галерея 5

Зинаида Серебрякова. Вид с террасы на горы Атласа. Марракеш. Марокко. 1928. Калужский областной художественный музей

Зинаида Серебрякова. Галерея 5

Зинаида Серебрякова. Молодая сидящая марроканка. 1928. Частное собрание

В 1930-е годы в Париже прошло несколько персональных выставок Серебряковой, однако продать удалось очень мало. В 1933 году от голода умерла ее мать, и Серебрякова решила ехать к детям в Россию. Ей вновь помешали обстоятельства: сначала затянулось оформление документов, потом началась Вторая мировая война. Увидеться со старшей дочерью художнице удалось лишь через 36 лет после расставания — в 1960 году Татьяна Серебрякова смогла выехать к матери в Париж.

В середине 60-х выставка полотен Зинаиды Серебряковой прошла в Москве. Но художница не смогла приехать: на тот момент ей было уже 80 лет. Спустя два года Зинаиды Серебряковой не стало. Ее похоронили на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа.

Все дети Зинаиды Серебряковой стали художниками. Старший — Евгений — работал архитектором-реставратором. Дети-«парижане» рисовали в редком жанре акварельной или гуашной миниатюры в традиции начала XIX века. Александр писал на заказ виды усадеб, в том числе русских — их архитектурный облик он восстанавливал по памяти. Екатерина, которая прожила 101 год, также рисовала поместья, интерьеры дворцов и создавала на заказ модели зданий. Татьяна работала театральным художником во МХАТе.

В 2015 году одно из полотен Зинаиды Серебряковой было продано на аукционе Sothbey's за 3 845 000 фунтов стерлингов — это около 6 000 000 долларов. «Спящая девочка» стала самой дорогой ее картиной на сегодня.

Природа не отдыхала: художественные династии России

Бенуа, Маковские, Брюлловы ... Семьи, которые составили славу русской культуры.

Влюбиться в Третьяковке

Вспоминаем истории знаменитых красавиц.

Неузнаваемая Серебрякова: 7 мужских портретов

Мужские портреты Серебряковой.

www.culture.ru

Художник Серебрякова Зинаида Евгеньевна, краткая биография и творчество

Художник Серебрякова Зинаида Евгеньевна, краткая биография и творчество. (Ее девичья фамилия Лансере) родилась в 1884 году, в семье известного скульптора, мать происхождением из знаменитой династии Бенуа. После гибели отца впоследствии семья проживала в Санкт-Петербурге у Николая Леонтьевича Бенуа или в имении Нескучном. В семье всегда много говорили об искусстве и намерение Зиночки стать художником, естественно, никого не удивило.

Обучалась рисованию Зинаида очень мало. В 17 лет она брала уроки у Ильи Репина, а затем у Осипа Эммануиловича Браза, а затем в течение двух лет путешествовала по Италии, изучала картины великих живописцев эпохи Возрождения, любовалась прекрасными творениями известных итальянских зодчих, восхищалась великолепными пейзажами. Все это конечно очень повлияло на творчество будущего художника.

Вернувшись на родину, девушка вышла замуж за своего кузена Бориса Серебрякова.

Еще в молодости художница всегда выражала в своих этюдах любовь к России. Ее картина «Сад в цвету» и некоторые другие ясно говорят об очаровании российских бескрайних просторов, луговых цветов, полей…

Картины, которые появились в экспозициях выставок 1909 – 1910 гг., выражают своеобразный и неповторимый стиль. Наибольший восторг у зрителей вызвал автопортрет «За туалетом». Женщина, живущая в небольшой деревушке, в один из коротких зимних вечеров, смотрясь в зеркало, Картина Серебряковой За обедомулыбается своему отражению, словно играя с гребнем. В этом произведении молодой художницы, как и она сама, все дышит свежестью. Нет никакого модернизма; уголок комнаты, словно освещенный молодостью, предстает перед зрителем во всей своей прелести и радости.

Наибольший пик творчества художницы приходится на предреволюционные годы. Это картины о крестьянах и прекрасных российских пейзажах а также и бытовые жанры например, картина За завтраком, балерины в уборной, Одним из значительных

произведений в эти годы является картина «Беление холста», написанная в 1916 г, где Серебрякова выступает как художник-монументалист. Фигуры деревенских женщин на лугу возле речки выглядят величественно, из-за изображения низкого горизонта. Ранним утром они расстилают только что сотканные холсты и оставляют их на день под яркими лучами солнышка.

Композиция строится в красных, зеленых и коричневых тонах, что и придает небольшому холсту свойства монументально-декоративного полотна. Это своего рода гимн тяжелому труду крестьян. Фигуры выполнены в разных цветовых и ритмических ключах, что создает единую пластическую мелодию, замкнутую внутри композиции. Все это единый величественный аккорд, который прославляет красоту и силу русской женщины. Крестьянки изображены на берегу небольшой речки, от которой ввысь вздымается предутренний туман. Красноватые лучи солнышка придают особое очарование женским лицам. "Беление холста" напоминает древние фрески. Художница трактует эту работу как ритуальное действо, показывая красоту людей и мира, при помощи живописного и линейного ритма картины. К сожалению, это последняя большая работа Зинаиды Серебряковой.

В этом же году Бенуа заказывают украсить росписью Казанский вокзал и он приглашает для работы свою племянницу. Художница решает по-своему создать восточную тему. Представить Индию, Японию, Турцию и Сиам как красивых женщин Востока.

В самом расцвете творчества художницу постигает огромное горе. Заболев тифом, за короткое время от этой страшной болезни сгорает муж, и на руках Серебряковой остаются мать и четверо детей. В 1920 г. всей семьей они перебираются в Петроград. Дочь Таня поступает в балет и Серебрякова несколько лет развивает театральную тему, изображая балерин. Но работа не приносит истинного удовлетворения. Семья испытывает острую нужду буквально во всем. Запасы, что были в имении полностью разграблены. Нет красок, и художница пишет углем и карандашом свой «Карточный Домик», в котором изображает своих детей. Серебрякова отвечает категорическим отказом освоить стиль футуризма и находит работу в археологическом музее Харькова, делая карандашом эскизы экспонатов

Любители искусства почти даром, за еду или старые вещи приобретают ее картины. В связи с тяжелым финансовым положением Зинаида Евгеньевна в 1924 г. уезжает в Париж, куда она была приглашена для работы над декоративной росписью. Закончив работу, она собирается возвратиться, но по некоторым объективным обстоятельствам останется в Париже навсегда.

Серебрякова путешествует по африканским странам. Экзотические пейзажи удивляют ее, она пишет Атласские горы, портреты женщин-африканок, создает цикл этюдов о рыбаках Бретани.

С 1947 года Серебрякова становится гражданкой Франции. Долгие сорок с лишним лет за границей, вдали от России, не приносят ей творческого удовлетворения; она часто испытывает тоску по родным местам. Даже ее зарисовки безмолвно говорят о том, что Серебрякова осталась верна теме русского народа и реализму. Художница и во время своих многочисленных путешествий писала картины, главными героями которых были крестьяне, рыбаки, люди из народа.

В 1966 году в столице СССР в Москве и некоторых крупных городах были открыты выставки работ Серебряковой, многие из картин приобретены российскими музеями.

Прекрасная русская художница Зинаида Серебрякова скончалась не на родине, в Париже в 1967 г. в преклонном возрасте 82 лет.

www.art-portrets.ru


Смотрите также