Художник Ситников В.Я. Ситников картины


Василий Ситников (СССР, США) | ФИНБАН

0

СИТНИКОВВасилий Яковлевич1915-1987

wiki

Человек без паспорта, официально душевнобольной, Василий Яковлевич Ситников, по прозвищу «Вася – Русский сувенир». Художник, которого знала вся артистическая и дипломатическая Москва 60х и 70х годов.А также: осведомители КГБ, фарцовщики, торговцы иконами и завсегдатаи Сандуновских бань.Картины Ситникова в собрании Музея современного искусства в Нью-Йорке, в престижных частных коллекциях в Америке, Австрии, Англии. Сотни учеников, но ни одной монографии, ни одной персональной выставки.Кто он — Василий Ситников? Юродивый? Сумасшедший? Гений?Фильм “Вася” исследует искусство и миф «единственного свободного человека в Советском Союзе».

фильм ВАСЯ

Василий Ситников

1915, село Ново-Ракитино Лебедянского района Липецкой области – 1987, Нью-Йорк

В 1921 вместе с семьей приехал в Москву. В 1925 написал первую картину «Луна сквозь облака» купленными отцом масляными красками. В 1932 поехал в Ленинград поступать в Академию художеств, но экзамены сдавать не стал. С 1933 учился в Московском судомеханическом техникуме, увлекался изготовлением моделей парусников. Прослушав курс лоции, навигации и судовождения, стал строить модели парусных судов. В 1935 поступил на рабфак в Московский институт востоковедения, одновременно сдал экзамены во ВХУТЕМАС, но зачислен не был. Работал на строительстве метрополитена откатчиком вагонеток (успевая под землей лепить статуэтки из глины). В 1937 работал на «Мосфильме» художником-мультипликатором у кинорежиссера и художника А. Л. Птушко. Снимался в массовках. Показывал диапозитивы на лекциях в Московском государственном художественном институте им. В. И. Сурикова, из-за чего получил кличку «Васька-фонарщик». В 1941 по доносу был арестован, но признан душевнобольным и направлен на принудительное лечение в Казанскую психтюрьму. В 1944 попал в тюремную больницу, затем в общую, в Казани, где много рисовал. Вернувшись в столицу (1944), перебивался случайными заработками. В 1950-е примкнул к движению неофициального искусства, участвовал в выставках. В 1956 работы Ситникова приобретены Музеем современного искусства в Нью-Йорке (MoMA). С 1960-х участвовал в выставках в США, Швейцарии, Италии, Франции, Бельгии.

Писал в академической манере, основанной на работе с обнаженной натурой и тщательных графических растушевках, которая в его рисунках приобретала сюрреалистическо-эротические черты с привкусом «русского стиля» в духе символизма и модерна.

00_081

Образ жизни художника был своего рода хэппенингом, непрерывным артистическим юродством. С 1951 начал преподавать, осуществив свою мечту о «домашней академии». Его педагогическая система включала немало эпатажных парадоксов (советы о том, как учиться тону, «растушевывая» газетные фото, или как писать пейзаж половой щеткой из корыта с красочным раствором). Со «школой Ситникова» был связан целый ряд художников: Владимир Вейсберг, Владимир Яковлев, Юрий Ведерников, Мария Стерлигова,Александр Харитонов, Алена Кирцова, Владимир Титов.

В 1975 эмигрировал в Австрию, затем в США. Собрал коллекцию икон, которую перед отъездом передал в Музей древнерусского искусства им. Андрея Рублева (в их числе — уникальный домонгольский «Спас» XII века, памятник национального значения и ценнейший экспонат музея).

 

00_103

Василий Ситников – классический случай  матёрого нонконформиста: метода социалистического реализма в угоду власти не придерживался, в местах не столь отдалённых побывал, на учёте у психиатра  числился, наконец, что ни товарищ — так ещё один «несогласный». Имя «Василий Ситников» ещё и подписано от руки на пригласительных «бульдозерной выставки», хотя участия по факту вроде как и не произошло. Но вот что точно, так это то, что работы его можно было увидеть на Венецианской биеннале в ‘77м году, если только Вы уже родились и достигли сознательного возраста и у Вас не было советского гражданства.

Куда ни сунься в поисках подробностей биографии Василия Ситникова, везде встречаешь  его кличку «Васька-Фонарщик» и историю о том, как Ситников заведовал диапозитивами под руководительством известного искусствоведа, специалиста по иконописи Алпатова, за что и получил такое прозвище. Ещё тогда за ним ходила слава придурковатого человека, что, наверное, даже жизнь ему спасало, учитывая весь контекст.

00_114

Ситникову в своё время удалось сделать невозможное – открыть неофициальную художественную школу, в чём ему отчасти справка от доктора также поспособствовала. В. Воробьёв  о «Академии» Ситникова : «В новоявленной культуре подполья первенствовала академия Васьки-Фонарщика – частная художественная школа, открыто работавшая с 1951 года в квартире служащего высшего училища изобразительных искусств Василия Яковлевича Ситникова. К нему, любителю искусства, сорока лет от роду, наделённому врождённым даром педагога, деспота, гипнотизёра, тянулись обездоленные рисовальщики с проблесками гениальности. На занятиях царила абсолютная свобода творчества и железная дисциплина.Профессор всех профессоров, как себя представлял хозяин школы, требовал от учеников, престарелых инвалидов войны и безусых юнцов, и стилевого разнообразия, и совершенства техники».

00_109

О педагогических методах Ситникова  Ю. Ведерник, с трепетом вспоминая ласковые слова учителя: «Жопа Юлик! Что такое рисунок? Как надо рисовать? Рисовать надо в уме. То есть Я учу рисованию видением, воображением. Надо учиться рисовать – видеть не горизонт рисуемого предмета, а его перед. Об линии надо забывать и даже не знать, что это такое. Как корова. Она не знает что такое линия. Линии вообще-то и нет. Есть горизонт, то есть заворот на невидимую сторону. Перед, форма – вот ориентиры, а их может быть сколько угодно. Для облегчения и скорейшего обучения рисованию НАДО АБСОЛЮТНО вытравить в себе всякую заботу о пропорциях, ибо забота эта преждевременна и только сковывает и воспитывает в ученике страхи и опасения, как бы не вышло «плохо» или «непохоже». Вытравлять абсолютно всё, кроме единственной заботы о форме и пространстве, и этому надо учиться прежде всего. А всё остальное – и пропорции, и композиции, и ритм, и гармонии – всё, всё, всё придёт само собою, даже не заметно самим обучающимся».

00_104

Умер Василий Ситников в Нью-Йорке в 1987 году в полной нищете. Почти всё наследие его пропало,в плоть до ’91 года работ его авторства в СССР не было.

Алеся Подлесных

 

finbahn.com

Художник Ситников В.Я.: vasily_sergeev

Это художник, которым русский народ может гордится. Это Гений. Он самоучка, нет, не правильно, он самородок! Приятного просмотра.

Человек без паспорта, официально душевнобольной, Василий Яковлевич Ситников по прозвищу "Вася – Русский сувенир". Художник, которого знала вся Москва 60-х и 70-х годов. Картины Ситникова в собрании Музея современного искусства в Нью-Йорке, в престижных частных коллекциях в Америке, Австрии, Англии. Сотни учеников, но ни одной монографии, ни одной персональной выставки.

На живописных полотнах Василия Ситникова среди излюбленных объектов первенствовала православная архитектура. Монастыри он писал немыслимое количество раз, на двухметровых холстах. Синие купола, увенчанные православными крестами, горели золотыми звездами. Под монастырской стеной пестрела простонародная толпа, олицетворяя бурное кипение советско-русской жизни.

Этот человек был реинкарнацией Распутина. У него была отдельная молельная комната, обитая мехом. Он был художник, у него было много учеников и, подчеркну особо, учениц. Без конца рисовал Лавру или Кремль (он его называл «Кремь») со снежинками. Выписывал каждую снежинку по несколько дней. Получался такой суперкитч. И продавал их дипломатам и другим иностранцам, которых, кстати, не очень жаловал. Его любимым развлечением было собирать своих домашних клопов в спичечную коробочку и выпускать их во всякого рода официальных местах, например, в американском посольстве.

После долгих гонений, тюрьмы, психбольницы, крушения иллюзий и всех личных драм Ситников в 1970 году эмигрирует в Австрию, затем в 1980 – в США, где и скончался спустя несколько лет. Стараниями сестры Тамары прах художника перевезен в Москву и похоронен на Ваганьковском кладбище.

В.Я.Ситников стал первым, а зачастую, и единственным учителем для многих впоследствии известных художников, чуравшихся официальных художественных школ. О жизни, творчестве и педагогической деятельности Василия Яковлевича, к сожалению, имеется мало письменных свидетельств. Тем ценнее собранные Заной Плавинской воспоминания учеников и друзей Ситникова, опубликованные ею вместе с ситниковским "трактатом о рисунке и живописи" в письмах, в книге под названием "Василий Ситников. Уроки."

Это уникальное издание было выпущено в 1988 г. в издательстве "Агей Томеш-пресс" тиражом всего в 1 тысячу экземпляров, и в настоящее время является раритетом.

Приведу короткие выдержки: «Искусство принадлежит не народу, а очень странным людям… В доме Ситникова на Лубянке ученики с мольбертами работали на лестничных площадках, а Учитель, спускаясь из своей коммуналки, поправлял их работы, втолковывая живописную премудрость. Это происходило не в академических мастерских, а на заплеванной лестнице старого московского дома с бодлеровскими пятнами плесени на стенах, с помойными кошками под ногами.»

«В 60-е годы в Москве художник В.Ситников был едва ли не единственным педагогом, обучающим рисованию любого, желающего войти в искусство. И множество людей потянулось к нему! Многие из них, изгои общества, обрели настоящего Учителя - он учил не только рисовать но видеть и чувствовать, понимать и любить, преодолевать тяжелые психические комплексы.»

tapirr, утащено отсюда, спасибо Dmitry_Shvarts

vasily-sergeev.livejournal.com

Художник Ситников В.Я. (1915-1987) - "Вася - Русский сувенир"

Это художник, которым русский народ может гордится. Это Гений. Он самоучка, нет, не правильно, он самородок! Приятного просмотра.

95209267_8

Человек без паспорта, официально душевнобольной, Василий Яковлевич Ситников по прозвищу "Вася – Русский сувенир". Художник, которого знала вся Москва 60-х и 70-х годов. Картины Ситникова в собрании Музея современного искусства в Нью-Йорке, в престижных частных коллекциях в Америке, Австрии, Англии. Сотни учеников, но ни одной монографии, ни одной персональной выставки.

95209265_7

На живописных полотнах Василия Ситникова среди излюбленных объектов первенствовала православная архитектура. Монастыри он писал немыслимое количество раз, на двухметровых холстах. Синие купола, увенчанные православными крестами, горели золотыми звездами. Под монастырской стеной пестрела простонародная толпа, олицетворяя бурное кипение советско-русской жизни.

95209259_2_TEKST

Этот человек был реинкарнацией Распутина. У него была отдельная молельная комната, обитая мехом. Он был художник, у него было много учеников и, подчеркну особо, учениц. Без конца рисовал Лавру или Кремль (он его называл «Кремь») со снежинками. Выписывал каждую снежинку по несколько дней. Получался такой суперкитч. И продавал их дипломатам и другим иностранцам, которых, кстати, не очень жаловал. Его любимым развлечением было собирать своих домашних клопов в спичечную коробочку и выпускать их во всякого рода официальных местах, например, в американском посольстве.

95209260_3_TEKST

После долгих гонений, тюрьмы, психбольницы, крушения иллюзий и всех личных драм Ситников в 1970 году эмигрирует в Австрию, затем в 1980 – в США, где и скончался спустя несколько лет. Стараниями сестры Тамары прах художника перевезен в Москву и похоронен на Ваганьковском кладбище.

95209261_4

В.Я.Ситников стал первым, а зачастую, и единственным учителем для многих впоследствии известных художников, чуравшихся официальных художественных школ. О жизни, творчестве и педагогической деятельности Василия Яковлевича, к сожалению, имеется мало письменных свидетельств. Тем ценнее собранные Заной Плавинской воспоминания учеников и друзей Ситникова, опубликованные ею вместе с ситниковским "трактатом о рисунке и живописи" в письмах, в книге под названием "Василий Ситников. Уроки." 

95209263_5

Это уникальное издание было выпущено в 1988 г. в издательстве "Агей Томеш-пресс" тиражом всего в 1 тысячу экземпляров, и в настоящее время является раритетом.

95209264_6

Приведу короткие выдержки: «Искусство принадлежит не народу, а очень странным людям… В доме Ситникова на Лубянке ученики с мольбертами работали на лестничных площадках, а Учитель, спускаясь из своей коммуналки, поправлял их работы, втолковывая живописную премудрость. Это происходило не в академических мастерских, а на заплеванной лестнице старого московского дома с бодлеровскими пятнами плесени на стенах, с помойными кошками под ногами.»

95209268_9

«В 60-е годы в Москве художник В.Ситников был едва ли не единственным педагогом, обучающим рисованию любого, желающего войти в искусство. И множество людей потянулось к нему! Многие из них, изгои общества, обрели настоящего Учителя - он учил не только рисовать но видеть и чувствовать, понимать и любить, преодолевать тяжелые психические комплексы.»

95209269_10

95209270_11

95209271_12

95209272_13

95209274_15

95209275_16

95209276_17

sitnikov_1

0_98cc_5fef80ad_XL

0_98cd_2de6799b_XL

0_98eb_c0dc72c3_XL

03-500_1

5dca179a181572e33aa4e28dd38d193e

20100611_sitnikov

groza

сестра

95209258_1

Бессоница

95209259_2_TEKST

http://tapirr.livejournal.com/1152958.html

tanjand.livejournal.com

Сумасшедший художник Вася Ситников | Brave Defender

Василий Яковлевич Ситников / Вася Ситников (19 августа (1 сентября по ст. стилю) 1915 — 28 ноября 1987) — русский художник, живописец и график.

Этого художника называют легендой послевоенного «неофициального искусства». Имя Василия Ситникова становится открытием даже для специалистов. Картины, которые для выставки собирали в музеях и частных коллекциях по всему миру, в советское время увидеть было невозможно. Власти считали их автора душевнобольным, ученики — гением.

Натюрморт, 1982 г.

 

Адам и Ева, 1967 г.

 

Этюд, 1964 г.

 

Автопортрет, 1982 г.

 

Поле, 1974 г.

 

Похищение

репродукции сайтов нонконформист.народ.ру и лента.ру («Похищение»)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

У нас еще много очень интересных статей! Вот только несколько из них:

Кумбха-мела — «Праздник кувшина»...

Как дурак с писаной торбой

Как не тратить время на ерунду

Мебель по знаку зодиака

Простое создание абстрактных обоев...

Грустный Путин с синяком не остался на ужин в Украине (фото,...

Поделиться ссылкой:

Понравилось это:

Нравится Загрузка...

bravedefender.ru

Василий Яковлевич Ситников - Тапир: Здоровье и Земледелие

В.Я Ситников стал первым, а зачастую, и единственным учителем для многих впоследствии известных художников, чуравшихся официальных художественных школ. О жизни, творчестве и педагогической деятельности Василия Яковлевича, к сожалению, имеется мало письменных свидетельств. Тем ценнее собранные Заной Плавинской воспоминания учеников и друзей Ситникова, опубликованные ею вместе с ситниковским "трактатом о рисунке и живописи" в письмах, в книге под названием "Василий Ситников. Уроки". Это уникальное издание было выпущено в 1988 г. в издательстве "Агей Томеш-пресс" тиражом всего в 1 тысячу экземпляров, и в настоящее время является раритетом.

В своем предисловии к этой интереснейшей книге, ее составитель и редактор Зана Плавинская пишет о Ситникове следующее (текст дается в некотором сокращении).

"ВАСИЛИЙ ЯКОВЛЕВИЧ СИТНИКОВ родился 19 августа 1915 года в селе Ново-Ракитино Лебедянской волости Елецкого уезда, Тамбовской губернии. До 1975 год - житель Москвы. Уехал в 1975 году в Австрию, затем в Нью-Йорк, где умер 28 ноября 1987 года. Он начал новую жизнь в 60 лет, прожил 72 года, из них - 12 лет эмигрантских. Похоронен в Москве…

Искусство принадлежит не народу, а очень странным людям… В доме Ситникова на Лубянке ученики с мольбертами работали на лестничных площадках, а Учитель, спускаясь из своей коммуналки, поправлял их работы, втолковывая живописную премудрость. Это происходило не в академических мастерских, а на заплеванной лестнице старого московского дома с бодлеровскими пятнами плесени на стенах, с помойными кошками под ногами.

В 60-е годы в Москве художник В.Ситников был едва ли не единственным педагогом, обучающим рисованию любого, желающего войти в искусство. И множество людей потянулось к нему! Многие из них, изгои общества, обрели настоящего Учителя - он учил не только рисовать, но видеть и чувствовать, понимать и любить, преодолевать тяжелые психические комплексы.

Василий Яковлевич тоже не учился в академиях. Он самородок, самоучка. Еще до войны, поступая во ВХУТЕМАС, был принят, но, грубо обманутый администрацией, не был зачислен, пережив это как личную катастрофу. Сделался "фонарщиком" в Суриковском институте. Работал у академиков Чегодаева, Алпатова и Лазарева: показывал студентам-художникам диапозитивы с образцами мировой живописи, часто вступая в кощунственную полемику с именитыми мэтрами, и студенты с восторгом пересказывали все крамольные парадоксы блистательного оппонента-"фонарщика". Поэтому историю искусств В.Я. знал в тонкостях.

Вот выдержка из частного письма на эту тему: "…Вместо художественного института учиться на художника, угодил в "фонарщики" показывать диапозитивы на лекциях в том же институте … А в ранней юности я жаждал махнуть в самые дальние страны и после семилетней школы пытался учиться в морском техникуме именно для-ради дальних стран. Сложилось иначе, и я вместо морского техникума угодил в ФЗУ, Большая Ордынка, 19, учился на моториста и работал три месяца на Москве-реке…

Оба эти раза я много лет в одиночку тяжко переживал, расценивая это как тягчайшие пытки позором, и мое честолюбие невыразимо страдало, ибо я жаждал с детства достигнуть возможных чемпионских вершин в тех делах, за которые страстно брался".Его счастливые конкуренты стали заложниками соцреализма. Васина Муза не знала рабского клейма, она всегда была свободна и вела его своей дорогой.

Раньше многих своих ровесников он обратился к православной архитектуре. Излюбленным сюжетом его живописи стали монастыри. Он писал их множество раз на двухметровых холстах. Синие купола горели золотыми звездами и венчались православными крестами. Мощная белокаменная постройка держала композицию картины. Под монастырской стеной пестрела простонародная толпа. Это отнюдь не благочестивые богомольцы. Здесь толстые бабы в платках, мужики в валенках и ушанках, милиционеры на мотоциклетках, убогие модницы на каблуках, бойкие ребятишки, шелудивые дворняги. Потасовки, пляски, пивные ларьки. Бурное кипение советской жизни - полупьяной, нищей, русской.

Монастырь, 1967

Рассматривая толпу, увидим и автора. И величавый монастырь, и многолюдная толпа видны сквозь снежную кисею. Рисование снежинок - завершающий этап работы. Тонкой кистью В.Я. рисует их тщательно и кропотливо. Самые крупные и самые мелкоскопические построены по законам симметрии. При желании их можно пересчитать. Часто эту работу он доверял своим ученикам, иногда случайный гость мог удостоиться чести нарисовать одну снежинку.

Женские торсы - вторая тема его творчества… Техника исполнения - собственное изобретение мастера. Он "растуманивает" краску по холсту сухой сапожной щеткой. Фигура получает объем и дыхание, пространство углубляется, вибрирует, мерцает… Шедевром этой техники стала "Дунька Кулакова". "НЮ" - постоянный объект ученических разработок. В.Я. говорил - "Я могу всех научить рисовать голых баб сапожной щеткой".

Жанровая графика Ситникова тоже в основном игривая и комическая: вот гомерически толстая мама моет дистрофическую дочку - обе стоят по колено в реке. Рисунок так и называется "Мама моет дочку"… Парнишка в галифе щурится, застегивая ширинку… Голый мужик залез на дерево и высокой дутой орошает травку… Эта окарикатуренная жизнь была беззлобной, в ней был свой гуманизм.

В.Я. умел блеснуть и названиями картин - "Вася-туча не закроет Васю-солнце", "Я лезу на небо", "Десяток тыщ грачей и сотни гнезд их", "Отравой полны мои жены"…

Автопортрет

Интересны автопортреты художника. Нужно заметить, что В.Я., как умный человек, имел склонность посмеяться над собой. Редкий художник способен проявить подобное бесстрашие. Он не боится автошаржа и, не заботясь о мнении зрителя, смеется первым. Часто он изображал себя в стремительном беге, преследующим убегающую женщину. Сюжет навязчивых сновидений - обе фигуры обнажены, вписаны в реальный пейзаж - пустое вспаханное поле, большое дерево, высокое небо - все в мягких серебристо-жемчужных тонах, видимое как сквозь туман…

Василий Ситников. Адам и Ева. 1967

И в графике не последнее место занимает автопортрет, эта галерея шаржей простирается почти на всех мужских персонажей его рисунков, да и живописи: в толпе под стенами монастыря, в телеге, едущим по раздольному полю с балалайкой, на дереве, свободно раскинувшись в густых ветвях.[…]

Ситникову 33 года. После тюрьмы, психбольницы, крушения иллюзий и всех личных драм - жизнь не раздавила его.[…] Это лицо, всматриваясь в себя, открывается всем, бросая вызов. В нем осознанное превосходство, абсолютная независимость и внутренняя свобода, несокрушенная сила и еще мефистофельская насмешка.

Что ж, наша "Администрация" прекрасно все понимала и не случайно уже под занавес угрожала свести старые и новые счеты. Его грехи перед властью никак не криминальны, всего лишь издержки успешной практики доносов - неблагонадежность, выявленная в первые дни войны. И как следствие - арест, тюрьма и Казанская психбольница на 4 года и неизбежность неусыпного контроля с периодическими командировками в дурдома вплоть до 1975 года. Его эмиграция - принужденный ход конем. Через 27 лет, совершив зигзаг-бросок, он оказался в Америке, в другой реальности и надеялся победить там. Трагедия была неизбежной. Путешествие в "дальние страны" сократило жизнь, и он не вернулся в родную Лебедянь. Творческий потенциал ушел в письма. Раскидав картины по всему миру, он из эмиграции вернулся в Москву своими эпистоляриями.[…]

Его замечательная биография - материал для роскошного жизнеописания в духе Плутарха. Описав свою жизнь в бесчисленных письмах, он стал собственным Плутархом. Сегодня, в век телефаксов, эпистолярии - уходящий жанр. Василий Яковлевич - исключение. Его письма - особое творческое дарование. В них подробные описания личной жизни, воспоминания о детстве (пусть никто не думает, что сможет избавиться от первых впечатлений жизни), о родителях, Москве, деревне, о военных годах в Казанской психбольнице, о своих сердечных переживаниях. Но еще и бесценные [ситниковские] размышления о творчестве, о живописцах, о собственной судьбе Художественная сила его письма обладает убедительностью и необычайной живостью всех картин, событий и наставлений и, кроме того, необычайным ракурсом самых простых явлений, где логические построения убедительны и содержат глубокую мудрость Писем громадное множество - чудовищная грамматика, чудовищная искренность и счастливая легкость пера, не прибегающая ни к поправкам, ни к вымарыванию. Они адресованы повсюду разбросанным ученикам и друзьям.[…]

Собственная одержимость Ситникова была заразительна. "Он мог соблазнить к рисованию всех, кто хотел, и даже тех, кто не хотел" - сказал один из его учеников.[…]

Вот далеко не полный перечень художников его "московской школы": В.Яковлев, Ю.Ведерников, М.Стерлигова, Г.Ивановская, Т.Лавровская, И.Ушаков, В.Райков, В.Титов, Л.Рыжов, Л.Крохина, И.Чон, Гюзель, Э.Островская, И.Ивлева, Н.Шибанова, И.Кислицын, О.Каплин, Т.Глытнева, А.Чашкин, В.Казмин, А.Шнуров, С.Алешин, С.Губанцев, М.Медник-Глейзер, Н.Гуну, С.Земляков, Б.Мышков, А.Абрамов, Дормидонтов, Цаплин, Вяч. и Вл.Гладкие, А.Кирцова, Н.Дубинская-Катинова, А.Старущик, А.Ф.Лобанов, В.Михайлов, М.Чекстер и т.д. Многие из них стали замечательными художниками и сегодня более известны, чем их учитель. Их работы украшают многие галереи в Москве и за рубежом.[…]

Фигура Василия Яковлевича была хорошо знакома культурной Москве: кудри, круто посоленные сединой, быстрая ходьба… "Я природный йог… для уточнения меня водили специально в баню, дабы осмотреть в течение четырех часов в движении…" Стояние в музеях перед какой-нибудь одной картиной на целый час, изучаемой через окуляр газетной трубы, обращало внимание и запоминалось. Его артистическая элегантность сочеталась с кирзовыми сапогами и бедными курточками.

Всей Москве был известен его артистизм, он, будто входил в состав химических элементов его организма. На всех бурных выставках 50-60-х годов толпа держала его в центре. Он был большой мастер объяснять абстрактную живопись.[…]

Все хорошо помнят, как Ситников любил позировать перед фотокамерой! Он не позировал, он оставался самим собой, включаясь в эти игры без всяких репетиций. С ним мог соперничать один лишь Анатолий Тимофеевич Зверев.[…]

Ко всему сказанному нельзя не упомянуть о золотых руках Василия Яковлевича: за что ни брался, все делал в совершенстве. В его квартире под потолком висела лодка-байдарка. Ее деревянный каркас был обшит смоленым брезентом. Драгоценное дерево отшлифовано и скреплено со знанием искусства древнего промысла. Толстый брезент обработан так, что лодка казалась одушевленной и походила на скрипку Страдивари. Ее живая красота дышала древностью; трудно было поверить, что она сработана в наш век. Однажды В.Я. приплыл на ней по Яузе в свой любимый Андроников монастырь. На байдарку был выдан авторский патент (как на легчайшую туристическую лодку). В юные годы В Я по просьбе друга соорудил экспонат для студентов-естественников - деревянный скелет рыбьей головы. Для этой цели он купил громадную рыбу, разварил ее голову для анатомического изучения черепа и скопировал все детали скелета, выстругав каждую кость из березовых чурок (благо, дрова были под рукой - в те годы пол-Москвы грелось печным отоплением) Челюсти рыбы крепились шарнирами - хищник мог раскрыть и захлопнуть зубастую пасть. Для фильма "Дети капитана Гранта" В.Я. смастерил летающую модель кондора. Именно этот гигантский кондор уносит под облака мальчика, схватив его когтистыми лапами… Его универсальные таланты проявились и в портновском искусстве. Он мог сшить себе модные брюки со всеми выстрочками, петлями и карманами. В.Я. бывал самым элегантным гостем на посольских приемах: благородство осанки и красота движений выделяли его из нарядной толпы. Он умел носить фрак, но и в телогрейке смотрелся аристократом и артистом.

Автопортрет

"В Китцбюле я до отказа забил мастерскую необходимыми материалами для постройки вечного двигателя, меня так же зажигает идея ветродвигателей и использования морских волн прибоя, т.е. изобретение новых ПРИНЦИПОВ действия… Стоит ли трудиться над попытками? А как же? Конечно, стоит! Но кто же согласится такого "изобретателя" кормить и предоставлять ему мастерскую на всю жизнь?"…

Может быть, всё это похоже на безумие? Но В.Я. неповторим своими химерами! А если это не бред и не химеры? Ведь его картины, ученики, байдарки, кондор и даже самошвейные брюки - засвидетельствованная реальность.

Собирательство - страсть неутолимая. Коллекционеры - народ особый. Этот потаенный мир Москвы жил своей загадочной жизнью. Здесь свои авторитеты, свои легенды, своя история. В.Я. принадлежал и этому миру. Все его комнаты, включая последнюю квартиру на Ибрагимова, были настоящими музеями. Обширное собрание икон хранилось на книжных полках плотными рядами. Редкостная коллекция древних восточных ковров висела на стенах в несколько слоев.[…]

С большим удовольствием слушалась его живая московская речь! Никто, как он, не обладал даром рассказывать так, что запомнишь картину на всю жизнь.[…]

Его жизненная сила, творческая энергия и юношеский энтузиазм не соответствовали возрасту, вызывая зависть и удивление молодых учеников. И вот ошеломляющая новость: Ситников уезжает! В это трудно было поверить.К этому времени уехали многие, и Москва тяжело переживала каждый отъезд. Уехал Ситников, и Москва как будто опустела. Осиротели ученики, опечалились друзья. Говорили только о нем, гадали о причине отъезда…

"… Помнишь ли ты первое тебе сообщение о моём замысле уехать?… Официальное лицо в своем служебном кабинете честно сказало мне, отослав секретаршу, что меня засадят в "Сычевку" - кирпичные бараки на острове, среди необозримых болот Белоруссии. Это не входило в мои планы…"[…]

"Я не нравился администрации, хоть и платил за квартиру на год вперед. За свет и за газ платил тоже вперед, я сам не пил и пьяных вообще не пускал и соседей не беспокоил. Я принимал даже подосланных сыщиков и соглядатаев наравне с иностранцами и учениками. Я был открыт как на ладони. Однако я был как бельмо в глазу для властей и однажды после Сандуновских бань вынул из почтового ящика израильский вызов от "двоюродного брата", я хохотал до слез. Но я понял - это намек, чтобы я убирался[…]Около трех-четырех десятков причин привели меня к эмиграции. Главная - попробовать самоизоляцию, взвесить САМОГО СЕБЯ и попытаться определить ЦЕНУ СЕБЕ, способен ли я конкурировать с натренированными умельцами Европы и Америки[…]"

В.Я. уезжал удивительно - как никто. В старом отцовском картузе, с пустыми руками - никаких холстов, никаких ценностей, никакого скарба. "ГОЛ" и "НАГ" - в авоське две вареных морковки и зубная щетка.

"Я верно оценил мое решение уехать голым. Сейчас мне трудно, но я к этим трудностям отношусь как к погоде".Судьба его невероятной коллекции - отдельная глава его биографии. Двенадцать лучших икон принял в дар Андроников монастырь - музей Андрея Рублева. Его заграничные странствия и работы - другая жизнь, он описал ее в письмах.[…]Умер Василий Яковлевич неожиданно. Накануне был в гостях, никто не мог подумать, что это последний вечер его жизни. Уехал домой, весело простившись. И умер той же ночью в своей одинокой квартире. Урна с его прахом пересекла океан и упокоилась на Ваганьковском кладбище рядом с родителями - Яковом Даниловичем и Дарьей Семеновной.[…] "

Личность и судьба В.Я.Ситникова - удивительны. Ситников был необычайно интересным человеком, хотя общаться с ним порою было непросто. А для своих учеников он был просто кладезем всевозможных умений и знаний. Вполне закономерно, что Тарон, как и многие другие, заинтересовался Василием Яковлевичем и вскоре стал его учеником, причем Ситников взялся обучить его рисунку совершенно бескорыстно - ведь с нищего Тарона взять было нечего.

В комнате-мастерской Тарона, помимо его первых работ пастелью, изображавших буревестников над морем, яркие полуфантастические пейзажи и другие романтические сюжеты, появились рисунки-штудии, выполненные на ватмане сухой кистью. Эти были обычные для учеников Ситникова сюжеты: шары, обнаженные женщины с мощными бедрами и едва обозначенной головой со светлым пятном вместо лица.

Процесс обучения рисунку и живописи по методу Ситникова прекрасно описан в цитированной выше книге. В.Я. был замечательным учителем. Многие из его учеников перенимали у него в той или иной степени его своеобразную живописную манеру и заимствовали некоторые сюжеты.

Тарон тоже взял у Ситникова все, что мог. Именно, все, что мог и хотел, потому что душа его стремилась выразить многое, выходящее за пределы и школы Ситникова, и его мировоззрения.

В.Я. прожил трудную жизнь и был мудрым человеком. Однако он ставил перед собой совсем иные, чем Тарон, художественные задачи, и мир его иронической живописи "а ля рюс" был Тарону чужд. Тарон был представителем другого народа, обладал совершенно иным видением мира и темпераментом. Кроме того, он был молод и слишком серьезно относился к своему предназначению, чтобы вносить в свое искусство элементы игры.

Василий Яковлевич, как совершенно взрослый и умудренный жизнью человеком, больше всего ценил свою независимость - как духовную, так и материальную. Он не только наслаждался процессом творчества, но и зарабатывал им на жизнь. Ради материальной свободы Ситников был готов не только максимально ограничивать свои личные потребности, но, при всей самобытности своего дара, учитывать вкусы своих зрителей и покупателей.

Василий Ситников. Поле. 1974

tapirr.livejournal.com

Художник Василий Яковлевич Ситников

Источник: Ludiko 

 

(1915-1987) - "Вася - русский Ван Гог"

Человек без паспорта, официально душевнобольной, Василий Яковлевич Ситников по прозвищу "Вася – Русский сувенир". Художник, которого знала вся Москва 60-х и 70-х годов. Картины Ситникова в собрании Музея современного искусства в Нью-Йорке, в престижных частных коллекциях в Америке, Австрии, Англии. Сотни учеников, но ни одной монографии, ни одной персональной выставки.

На живописных полотнах Василия Ситникова среди излюбленных объектов первенствовала православная архитектура. Монастыри он писал немыслимое количество раз, на двухметровых холстах. Синие купола, увенчанные православными крестами, горели золотыми звездами. Под монастырской стеной пестрела простонародная толпа, олицетворяя бурное кипение советско-русской жизни.

 

На завершающем этапе работы Ситников любил накладывать многочисленных снежинок. Тонкой кистью он прорисовывал эти творения природы очень тщательно и кропотливо. При желании их даже можно пересчитать. Он покинул СССР. Жил в Австрии, затем в Соединенных Штатах - Нью-Йорке. Эмиграция с "двумя вареными морковками и зубной щеткой в авоське" была вынужденным ходом художника, считавшегося властями неблагонадежным. Скончался в Нью-Йорке. Стараниями сестры Тамары и брата Николая прах Василия Яковлевича Ситникова перевезен из США в Россию и захоронен в Москве, на Ваганьковском кладбище.

Сестра Автопортрет Василий Яковлевич Ситников  * * *

subscribe.ru

Ситников, Василий Яковлевич -- один в своём роде . Рекомендую потратить время.

Ситников Василий Яковлевич (1915-1987)Ситников Василий Яковлевич (1915-1987)Ситников Василий Яковлевич (1915-1987)Фото взял отсюда: http://www.flickr.com/photos/igorpalmin/3565969511/sizes/o/in/set-72157618736088691/

Ситников, Василий Яковлевич(1915-1987)--Vasily Yakovlevich Sitnikov.Один в своём роде. Рекомендую потратить время.

Ситников ВасилийСитников Василий

Ситников создал свою собственную технику "сухой кисти". Это было в то время, когда в СССР никто и не знал толком что такое "сухая кисть". Где-то с 1950-х годов Василий Яковлевич создавал работы, растирая краску на бумаге как в технике сухой кисти. Но он использовал не кисть, а сапожную щётку! Чтобы такой грубой штукой создавать нежные работы, свойственные ему полутона, туманистые контуры и фигуры, нужны быстрые и очень талантливые руки.

Про Ситникова есть не так уж и много. Многие его работы пропали. Часть его работ рассыпалась по недоступным частным коллекциям. В сети есть не очень много.Эта НЮ, по-моему, как раз и создана в технике сухой кисти (сухой сапожной щётки) Василия Ситникова. Может художники, которые таки да! пользуются сухой кистью скажут своё мнение. К сухой кисти нередко добавляли кое-где другую технику. Но здесь не заметно. Когда я увидел эту НЮ в первый раз, то долго смотрел. Не сразу отпускает.

Ситников ВасилийСитников Василий

Ситников, вообще-то работал над НЮ в академическом стиле. Это с одной стороны. А с другой стороны, его НЮ вполне ощущаются как сюрреалистичная эротика, не так ли? И так интересно ощущаются. И его интересные создания фона в воздухе добавляют к сюрреалистичным ассоциациям. Здесь мы видим что-то вроде миазм, парящих над болотами. Сейчас ещё будет. Разное.Ситников был талант, которому не давала расти и развиваться в полный рост наша родная Советская Власть и, которого обидела жизнь. Во время войны, его отправили в казанский дурдом. Могли и к стенке поставить прямо на месте. Его признали сумасшедшим за то, что он собирал немецкие листовки с самолётов ради бумаги и рисовал на их белой стороне.

http://m-necropol.narod.ru/sitnikov.html

Вот то, о чём я говорил. Дама вполне создана как в академиях учат. Но впечатление совсем другое. Здесь уже другой фон. И этот неяркий и нерезкий светполностью участвует. Если откинуться и смотреть на даму одновременно вместе с задним фоном, чёрт его знает в какие глубины уносишься. Мне очень подходит это впечатление. В 1950-х Ситников выдвинулся как один из самых интересных неофициальных художников. У него были ученики и единомышленники, которые стали известными художниками. Ситников умел очень удачно учить по-новому. Он всё делал НЕ ТАК, а по-своему.

http://m-necropol.narod.ru/sitnikov.html

В 2009-ом году в Москве была выставка Ситникова. Нашли всего лишь сто единиц. Но кажется большинство были рисунки, наброски и т.д. Жаль. Не всё доступно и не всё сохранилось. Конечно в работах Ситникова ощутимо есть символизм. Символизм традиционно использовали в России многие. Но символизм Ситникова не приторный, а? Что вы чувствуете?

Ситников ВасилийСитников Василий

В непростом возрасте, в 60 лет, Василий Ситников уехал. Год был 1975. В таком возрасте решиться поменять в жизни почти всё, мог только неслабый, как личность, человек.

Похищение, Василий СитниковПохищение, Василий Ситников

Эта работа редкая, потому что она подписана названием. Таких у меня всего пару. Самостоятельный художник, даже если вам не подходит что-то.Он не повторял какого-нибудь талантливого обманщика Дали. Самостоятельный. То, как на этой картине неяркий свет в некоторых местах пробивают яркие, но тоже нерезкие пятна света, очень добавляет к ассоциативным ощущениям. Усиливается чувство нереального. Не могу хорошо сказать. Посмотрите сами. Это ощутимо.

http://www.afisha.ru/exhibition/photo/55095/171748/

Наверное если насмотреться на много таких, с мутноватым фоном, работ Ситникова, то это может быть утомительным. Я думаю что это обязательно так.Но много нету. Есть только лишь немного. По крайней мере у меня много нету. И у меня есть только один автопортрет.

Ситников ВасилийСитников Василий, 1963 г.

У меня есть только этот, один портрет, да и он вроде бы неоконченный. И здесь он тоже шёл своим путём. Иногда надо, чтобы в жизни сложилось по-другому, чтобы талант полностью реализовался. Пять лет Ситников прожил в Австрии. В живописном городе туризма и зимнего спорта по имени Кицбюэль, в Тироле. Там он и создал его знаменитую работу, которую на Западе называют шедевром. Ниже покажу.

Москва, 1973 , Василий Ситников(1915-1987)Москва, 1973 , Василий Ситников(1915-1987)

Этих работ где народ вокруг Московских храмов в советское время и идёт снег, у Ситникова есть несколько. Почти везде на них, как и здесь, сидит сам Василий Ситников. Слева в майке, это Ситников, только здесь он иначе выглядит.Не все эти работы своеобразные. На мой взгляд есть повторения. Я покажу только ещё одну, ту, которую Запад считает шедевром. Ситников наверное был верующим. Он повторял храмы с удовольствием. И обратите внимание на птиц. Ситников, конечно же был в его творчестве символистом в немалой степени. А в христианской живописи птицы олицетворяли души сотнями лет. Я не знаю, что скажут, если вообще, официальные искусствоведы, но вы слушайте меня. Это летают души умерших. Не сомневайтесь! Хоть у Гойи, хоть у Ситникова. Это--души.

Ситников Василий«Ситников Василий

Это тоже интересно смотрится. Ситникову не хватило времени удачной жизни. Возможно ему недоставало общей культуры. Мне нравится его талант. Но есть впечатление, что он не раскрылся полностью, что он мог больше. В 1980 году Ситников уехал в США. Ему было 65 лет.При его образе жизни в СССР, я не уверен, что он научился какому-нибудь иностранному языку. А это действует на человека в эмиграции.

Древний русский монастырь осквернённый Центром Коммунистической пропаганды; Стоит зима и падает снегДревний русский монастырь осквернённый Центром Коммунистической пропаганды; Стоит зима и падает снег. (1975-1980) An ancient Russian monastery defiled by a Communist propaganda center; It’s winter and snow is falling

Это та работа, которую на Западе называют шедевром. Странно, что РПЦ молчит про эту работу. Очень странно. Может и РПЦ не знает о чём эта работа?Дело в том, что наверное в первый раз эта работа подписана по-русски. Я не видел этой работы на русском Инете подписанной даже по-английски. А без названия,-- БЕЗ ЭТОГО НАЗВАНИЯ,-- как вы сами понимаете, получается совсем другое дело. Получается совсем другое понятие и другое впечатление. Здесь Ситников сидит не в майке, а в тенниске, зато с голым задом.

Ситников не был финансово успешным в США, хотя он выставлялся на хороших выставках. Его жизни в Америке было всего 7 лет.

Автопортрет с балалайкой. 1963, Ситников, Василий Яковлевич( 1915 — 1987)Автопортрет с балалайкой. 1963, Ситников, Василий Яковлевич( 1915 — 1987)

Как он классно пхает эту грязную пятку прямо нам в морду (дамам в нежное личико)! Чего они назвали эту работу "Автопортрет с балалайкой?"

Разве что он сам обозначил так потом? Мы видим, что автор написал на нашем родном языке ПАДОНКОВ, (за десятки лет до Интернета): "ФСЮ ТО Я ФСЕЛЕННУЮ ОБЪЕХАЛ" Это похоже на название, не так ли? Может Ситников потом её переназвал в балалайку?И год, те у кого я взял картину, написали--1963-ий год. А посмотрите в верхний левый угол. Где там цифра три? Нету, а?

Другого автопортрета у меня нету. Я бы хотел взглянуть на позднего Ситникова. Желательно в США. Но нету. А этот автопортрет -- классная штука, с замечательным хулиганским настроением.

==============================================================

Василий Яковлевич Ситников умер 28 ноября, 1987-го года, в городе New York.Его жизни было 72 года, три месяца и 9 дней. Он похоронен в городе Москва на Ваганьковском кладбище.

В 2007 году (неизвестная мне) работа Ситникова была продана за пол-миллиона американских долларов ($496,900.)

Вениамин.

veniamin1.livejournal.com