Дикунов А.И. Криминалистический анализ следовой картины расследуемого события с признаками преступления - файл n1.rtf. Следовая картина


Следовая картина преступления, Характеристика личности потерпевшего, Характеристика личности преступника

Следовая картина преступлений против безопасности производства характеризуется наличием идеальных и материальных следов преступления. Источником идеальных следов есть соответствующие категории свидетелей, а также пострадавшие,. Звин нувачени (подозреваемые). Материальные следы преступлений против безопасности производства можно классифицировать по трем группамми.

Во-первых, в материальных следов относят прежде собственно последствия преступной деятельности в материальном. Они фактически наступили в результате действия или бездействия, связанной с нарушением п правил безопасности производства, в частности ими может быть наличие трупов, телесных повреждений у потерпевших, следы разрушения или повреждения помещений, оборудовая.

Во-вторых, выделяют материальные следы, тесно связаны с обстановкой совершения преступления, в частности такими обстоятельствами как время, место, вид производства, характер выполняемых работ. Эта группа следов может произноси ити об определенных обстоятельствах, совершение преступления, в частности: а) характер события, условия работы (высокая или слишком низкая температура и влажность воздуха, беспорядок на рабочих местах, значительная концентрация пыли или отру йних веществ, слабая освещенность) б) нерабочее состояние механизмов, приспособлений и инструментов, которыми пользовался пострадавший в) причина происшествия (неисправность станков и механизмов, контрольных, измерение ювальних и сигнальных приборов, оплавления проводов, свидетельствует о коротком замыкании, отсутствие средств индивидуальной защиты и т.д.).

В-третьих, материальными следами есть определенные сведения, отраженные в различных документах, связанных с организацией безопасности производства на данном предприятии, участке, при выполнении определенного вида робе т.. Носителями таких сведений могут быть следующие документы: 1) приказы по вопросам охраны труда, обеспечение безопасности производства, назначения и перемещения работников, возложение на должностных обязанностей и по обеспечению безопасности труда и производства, 2) журналы учета инструктажей по технике безопасности 3) наряды-задания на выполнение работ 4) графики и акты профилактических осмотров и ремонта оборудован ния 5) ведомости на выдачу спецодежды и индивидуальных средств защиты; 6) планы профилактических проверок и ремонта оборудования; 7) графики проведения медицинских обследований работников, протоколы их пере аттестации, свидетельства на право обслуживания машин и механизмов или выполнения конкретных видов работ, 8) проектно-сметная документация на строящиеся объекты; 9) положения и инструкции по технике безопасности производства, 10) учетно-отчетная документация по травматизма. Это не исчерпывающий перечень документов. Наравне с этим в таких документах могут содержаться и следы сокрытия преступления, в частности следы вытирания, дописок, допечатывания, исправления и другие следы подделки документетів.

Выявление и анализ таких следов позволяет отметить преступный характер события, его причины и последствия, наличие причинной связи между ними, способы достижения преступной цели - конкретные нарушения пр. Равиль безопасности производства и конкретную личность потерпевшего и преступника, который является ответственным за соблюдение безопасности производства и выполнения соответствующих прави.

Характеристика личности потерпевшего

Особое значение для характеристики личности потерпевшего в преступлениях против безопасности производства имеют личные качества потерпевших, свидетельствующие о:

а) их подготовку к выполнению соответствующих производственных операций;

б) состояние здоровья и возможность в связи с этим заниматься определенным видом деятельности, в) отношение к соблюдению правил безопасности, касающихся его производственных операций (небрежность и невнимательность), пренебрегаютевнимательность), пренебрегают жнисть в использовании неисправного оборудования и непригодных инструментов, по применению защитных средств г) пренебрежительное отношение к инструктажа по технике безопасности, предупреждающих знаков, сигналов т.д.. Довольно часто для личности потерпевшего характерна неподготовленность к выполнению операций или неспособность к их выполнению, высокая степень халатности и пренебрежение определенные правила и огь.

Данные о личности потерпевшего, взаимосвязаны с конкретными нарушениями правил безопасности производства, материальными следами, предопределяют соответствующие типы (категории) личности преступников

Характеристика личности преступника

Личность преступника в таких делах является такой, что обязана соблюдать правила безопасности производства. В криминалистической характеристике важно правовой статус такого преступника. В. И. Борисов по правовому ста атусом в системе производственных отношений выделил три вида личности преступника: 1) должностные лица и граждане (субъекты предпринимательской деятельности, на что прямо указано в ст 271. УК Украины, в остальных случаях это следует понимать из закона в ст 272-275 2) рабочие и служащие (вв 272-275) 3) посторонние для производства лица (ст. ст 273 и 274 273 і 274).

В обобщенном виде личность преступника необходимо характеризовать с такими чертами: 1) профессиональная подготовка, а также наличие специальной в сфере безопасности производства, 2) стаж работы, 3) отношение к выполнения служебных обязанностей, в частности личное организованность, требовательность, осторожность, склонности и другие как положительные, так и отрицательные свойства 4) мотивация нарушений правил техники безопасности в иробництва. Типичная лицо преступников в таких делах является опытным с высоким уровнем профессиональной подготовки должностным лицом, которая обязана следить за безопасностью производства (мастера, бригадиры, конк кретных исполнители работы), но одновременно может небрежно относиться к выполнению собственных обязанностей, при этом являясь социально позитивным человеком. В отдельных случаях, особенно когда речь идет о нарушении прави л безопасности на взрывоопасных предприятиях (цехах), производствах, где используются ядерные и радиационные материалы, личность преступника можно характеризовать как постороннее лицо, которое на законных основаниях находится на производстве, например как экскурсант, работник другого предприятия, учреждения, организации, которая также обязана соблюдать правила безопасности, содержание которых можно понять без специально й подготовки. Например, такое лицо на взрывоопасном производстве может нарушить требование"курить запрещаетсяняється".

Все элементы криминалистической характеристики взаимообусловлены и взаимосвязаны, именно эти элементы определяют направление и средства расследования преступлений против безопасности производства

uchebnikirus.com

Диссертация на тему «Криминалистический анализ следовой картины расследуемого события с признаками преступления» автореферат по специальности ВАК 12.00.09 - Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

1. Общенаучная и специальная литература на русском языке

2. Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. -М., 1964.

3. Арсеньев В.Д. К вопросу о внутреннем убеждении судебного эксперта. Труды ВНИИСЭ, вып.5, М., 1973.

4. Арсеньев В.Д., Заболоцкий В.Г. Использование специальных знаний при установлении фактических обстоятельств уголовного дела. Красноярск, 1986.

5. Архипов Г.Ф. Исследование почерка с использованием системы «Экспертиза» и некоторые проблемы теории криминалистической идентификации. Вопросы борьбы с преступностью и судебной экспертизы. Вып.И, Вильнюс, 1989.

6. Арцишевский Г.В. Выдвижение и проверка следственных версий. М. Юрид.лит. 1978.

7. Аубакиров А.Ф. Теория и практика моделирования в криминалистической экспертизе. Дис. д-ра юрид. наук. Алма-Ата, 1985.

8. Аугустинас Б.П., Курапка В.-Э.П., Ласкаускене Б.И., Майлис Н.П., Толстухина Т.В., Хазиев Ш.Н. О диагностике свойств человека, отражающихся в следах его тела и орудий взлома //Экспертная техника, вып. 105. М.: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1988, С. 62 - 83.

9. Аюб Ф. Беляева Е.Б и др. Современное состояние идентификации личности по стоматологическому статусу. Суд.мед.экспертиза, №4, 1996.

10. Белкин Р.С. Курс криминалистики в 3 томах. М.,1997.

11. Белкин Р.С. Эксперимент в следственной, судебной и экспертной практике. М. Юрид. изд. 1964.

12. Белкин Р.С., Винберг А.И. Криминалистика. Общетеоретические проблемы. М., 1973.

13. Беляева Л.Д., Орлова В.Ф. Криминалистическая экспертиза факта контактного взаимодействия элементов вещной обстановки места происшествия. Криминалистическое исследование контактного взаимодействия объектов. М., 1982.

14. Бентам И. О судебных доказательствах. Пер.с фр. Киев, 1876.

15. Берзин В.Ф. К вопросу о комплексной оценке признаков при установлении тождества в судебной экспертизе. Криминалистика и судебная экспертиза. Вып., 5.,Киев, 1968.

16. Берзин В.Ф. Логический анализ криминалистических идентификационных задач. Криминалистика и судебная экспертиза. Вып.9, Киев, 1972.

17. Берзин В.Ф., Ковальчук З.А., Меленевская З.С. К вопросу о процедуре решения идентификационной задачи комплексной экспертизы вещественных доказательств. Криминалистика и судебная экспертиза. Вып.29., Киев, 1984.

18. Берзин В.Ф., Ковальчук 3.А.Меленевская З.С. О нереальных идентификационных задачах в теории и практике криминалистической экспертизы. Криминалистика и судебная экспертиза. Вып.36. Киев, 1988.

19. Берзин В.Ф., Ковальчук В.А., Меленевская З.С. О сущности вопроса об установлении контакта / контактного взаимодействия/ объектов. Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 33, Киев, 1989.

20. Берзин В.Ф., Ковальчук З.А., Меленевская З.С. К вопросу о разграничении комплексных и некомплексных идентификационных экспертиз. Проблемы организации и проведения комплексных экспертных исследований. М., 1985.

21. Берзин В.Ф., Ковальчук. З.А., Меленевская З.С. К вопросу об оптимизации экспертной задачи. Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 38, Киев, 1989.

22. Берзин В.Ф., Ковальчук З.А., Меленевская З.С. Об идентификационной задаче комплексной экспертизы веществнных доказательств. Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 27., Киев, 1983.

23. Бордонос Т., Булыга Л.П. Методика сравнительного исследования текстильных тканей. Киев. 1963.

24. Быховский И.Е. Процессуальные и тактические вопросы системы следственных действий. Дис. д-ра юрид. наук. М.,1975.

25. Вандер М. Схемы криминалистических алгоритмов. СПб, 1998.

26. Вандер М.Б., Майоров Г.В. Подготовка, назначение и оценка результатов криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий. -СПб., 1996.

27. Васильев А.Н. Криминалистика.-М., 1971.

28. Великородный П.Г. Идентификационное исследование способа совершения преступлений в целях поиска преступника/ Отв. ред. В.Я.Колдин.- Астрахань, 2001.

29. Винберг А.И. Насущные вопросы теории и практики судебной экспертизы // Сов.государство и право. 1961. №6. С.81,82.

30. Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология. Волгоград, 1979.

31. Винберг А.И., Эйсман А.А. Криминалистическая идентификация в теории судебных доказательств. Советское государство и право. 1966, №2.

32. Винберг Л.А. Сравнение как метод в криминалистической идентификационной экспертизе. М.,1972.

33. Виноградов И.В., Кочаров Г.И. Селиванов Н.А. Экспертизы на предварительном следствии. М.,1959.

34. Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия. М.,1997.

35. Воронин Ю.А. Введение в теорию классификаций. -Новосибирск, 1982.

36. Гинзбург А.Я. Опознание в следственной, оперативно-розыскной и экспертной практике. М., 1996.

37. Гнеденко Б.В. Хинчин А.Я. Элементарное введение в теорию вероятностей. М.,1964.

38. Горбачев И.В. Информационное обеспечение при индивидуальной идентификации огнестрельного оружия. Экспертная техника. М.,РФЦСЭ, 1995, вып118.

39. Гордон Б.Е. Определение групповой принадлежности материалов /веществ/ и математическая статистика. Материалы научной конференции, посвященной установлению групповой принадлежности в практике судебной экспертизы. Киев, 1963,

40. Грамович Г.И. тактика использования специальных знаний в раскрытии и расследовании преступлений. Минск, 1987.

41. Грановский Г.Д. Новый метод вероятностно-статистической оцекй/пригодности следов для идентификации. Проблемы информационного и математического обеспечения экспертных исследований в целях разрешения задач судебной экспертизы. М., 1984,

42. Грановский Г.Л. О математической теории идентификации. Правовая кибернетика. М.,1976.

43. Грановский Г.Л. Понятие и основные положения общей теории решения криминалистических задач. Современное состояние и перспективы развития традиционных видов криминалистической экспертизы. 1987.

44. Грановский Г.Л., Загрядская А.П., Беляева А.А.и др. Комплексная методика идентификации и установления факта контактного взаимодействия. М. ВНИИСЭ МЮРФ. 1987.

45. Дворкин А.И. Осмотр, предварительное исследование и экспертиза вещественных доказательств-микрочастиц. М.,1980.

46. Дмитриев Е.Н. Использование современных габтоскопических систем и техники цифровой фотографии при проведении идентификации по признакам внешнего облика // Вопросы криминалистики и экспертно-криминалистические проблемы. ЭКЦ МВД России, 1997.

47. Дубягин Ю.П., Ким К.В., Основания и формы комплексного применения криминалистических и специальных методов при установлении личности искомого лица. Проблемы интенсификации деятельности по расследованию преступлений. Свердловск, 1987.

48. Ермак В.А., Жигалев Н.Ю., Краснобаев А.Ю. Исследование возможности идентификации орудия взлома по их динамическим следам сjt использованием ЭВМ. Экспертная практика. М., ЭКЦ МВД России, 1995,вып.38.

49. Жбанков В.А. Криминалистические средства и методы раскрытия неочевидных преступлений. — М.,1987.

50. Жбанков В.А., Меглицкий Г.И. Криминалистические средства и методы установления лиц, совершивших преступления. М.,1993.

51. Журавель А.А., Трошко Н.В., Эджубов Л.Г. Использование алгоритма обобщеннного портрета для опознавания образов в судебном почерковедении. Правовая кибернетика. М.,1970.

52. Звягин В.Н. и др. Портретная идентификация личности по трупу и прижизненой фотографии // Суд. мед.экспертиза, №1,1996.

53. Зинин А. М., Майлис Н.П. Судебная экспертиза. Учебник для ВУЗов. М.: «Право и Закон», Юрайт-Издат, 2002. - 320 с.

54. Зинин A.M., Майлис Н.П. Научные и правовые основы судебной экспертизы.- М., 2001.

55. Зинченко Т.П. Опознание и кодирование. Л.: ЛГУ, 1981.

56. Зотчев В.А., Богачев А.В. Изменение контраста фотографических изображений при проведении криминалистических экспертиз. Волгоград. 1991.

57. Иванов П.Л. Использование индивидуализирующих систем на основе полиморфизма длины амплифицированных фрагментов (ПДАФ) ДНК в судебно-медицинской экспертизе идентификации личности и установления родства. Метод, указания. М.,1999.

58. Использование современных технико-криминалистических средств и специальных познаний в борьбе с преступностью. Саратов., 1998.

59. ИщенкоП.П. Специалист в следственных действиях. М. 1990.

60. Ищенко П.П. Микрообъекты в следственной и экспертной практике. Волгоград, 1987.

61. Каганов А.Ш. О математических моделях экспертной идентификации и диагностики // Экспертная техника. М., РФЦСЭ,1995, вып 125.

62. Карнович Г.Б. Классификация вещественных доказательств Советская криминалистика на службе следствия. Вып. VIII, М.,1966.

63. Касимова С.Ш. Экспертиза с целью установления места и времени изготовления промышленных изделий. Советская криминалистика на службе следствия. Вып.14., М., 1961.

64. Кирсанов З.И., Орлов П.Г. Оценка идентификационного значения признаков внешности при отождествлении личности по фотоснимкам. М., 1962.

65. Кирсанов З.И, Понятие и сущность криминалистического распознавания. Криминалистические и процессуальные проблемы расследования. Барнаул, 1983.

66. Кирсанов З.И. Использование теории вероятностей и математической статистики в идентификации. Применение теории вероятностей и математической статистики в судебной экспертизе. М., 1964.

67. Кирсанов З.И. Криминалистическая идентификационная операция. Роль судебной экспертизы в социалистическом правовом государстве. Минск, 1989.

68. Кирсанов З.И. Математические методы исследования в криминалистике. Вопросы кибернетики и право. М.,1967.

69. Кирсанов З.И. Проблемы методологии советской криминалистики. Методология судебной экспертизы. М., 1986.

70. Кирсанов З.И. Система общей теории криминалистики. М.,1992.

71. Клочков В.В., Образцов В. А. Преступление как объект криминалистического познания/ Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 42. -М., 1985.

72. Ковалев С.Е. Вопросы юридической техники в методике расследования дорожно-транспортных происшествий/ Проблемы юридической техники. -Н.-Новгород, 2000.

73. Колдин В.Я, Роль вероятного заключения эксперта. Советская юстиция, № 15-16, 1962.

74. Колдин В.Я. Гносеологическая природа и функции понятий идентификационных свойств и признаков. Вопросы теории судебной экспертизы и совершенствование деятельности судебно-экспертных учреждений. М., 1988.

75. Колдин В.Я. Идентификация и ее роль в установлении истины по уголовным делам. М., МГУ, 1969.

76. Колдин В.Я. Идентификация при расследовании преступлений.М. Юрид.лит. 1978.

77. Колдин В.Я. Некоторые вопросы индивидуализации идентифицируемых объектов в процессе судебной экспертизы. Проблемы судебной экспертизы. Сборник №1, М., 1961.

78. Колдин В.Я. Поиск, идентификация, доказывание. Советское государство и право, №12,. 1981.

79. Колдин В.Я. Предисловие к книге: К.-Д.Поль. Естественнонаучная криминалистика. Пер.с нем., М., Юрид.лит., 1986.

80. Колдин В.Я. Судебная идентификация как доказывание тождества. Вопросы криминалистики. Вып. 6-7, М.,1962.

81. Колдин В.Я. Уровни уголовно-процессуального доказывания. Советское государство и право. №11, 1974.

82. Колдин В.Я. Фактические основания криминалистической идентификации. Правоведение, №6, 1978.

83. Колдин В.Я. Идентификация при расследовании преступлений. -М., 1978.

84. Колесниченко А.Н., Коновалова В.Е. Криминалистическая характеристика преступлений. Учеб. пособие. Харьков, 1985.

85. Количественный структурно-групповой анализ малых количеств нефтепродуктов по спектрам поглощения в ультрафиолетовой и инфракрасной областях при судебной экспертизе. М.,1979.

86. Колмаков В.П. О криминалистическом понятии идентификационного периода. Проблемы социалистической законности на современном этапе советского, государства. Харьков, 1968.

87. Комиссаров А.Ю., Подлесный А.В. Идентификация пользователя ЭВМ и автора программного продукта. М., ЭКЦ МВД России, 1996.

88. Комплексная методика идентификации и установления факта контактного взаимодействия орудий преступления. Ред. Г.Л. Грановский, Л.Д. Беляева. М., 1987.

89. Корноухов. В.Е. Расследование как процесс и его закономерности. Проблемы доказательственной деятельности по уголовным делам. -Красноярск. 1982.

90. Корухов Ю.Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений. М.,1998.

91. Корноухов В.Е. Механизм совершения преступления и общие закономерности его отражения// Курс криминалистики. Общая часть.- М., 2000.92.

92. Корухов Ю.Г. Теоретические, методологические и практические аспекты комплексных экспертиз и комплексных исследований. Проблемы организации и проведения комплексных экспертных исследований. М.,1985.

93. Корухов Ю.Г. Экспертиза следов при автодорожных происшествиях в случаях аварий и наездов. М., I960.

94. Криминалистика и научно-судебная экспертиза. Вып.З. Киев,1985.

95. Криминалистика и судебная экспертиза. Вып.39. Киев, 1989.

96. Криминалистика и судебная экспертиза. Вып.34. Киев, 1987.

97. Криминалистика социалистических стран. Под ред. В.Я Колдина. М., 1986.

98. Криминалистика. Отв.ред. Н.П.Яблоков. М.,1999.

99. Криминалистика. Под ред. Н.П. Яблокова и В.Я. Колдина. М.,1990.

100. Криминалистика. Под ред. Р.С. Белкина и Г.Г. Зуйкова, М., 1968.

101. Криминалистика. Под ред. С.А.Голунекого.— М., 1959.

102. Криминалистика. Под ред. С.П. Митричева, Н.А. Селиванова, М.П.Шаламова. М.,1973.

103. Криминалистика. Под ред. Н.П. Яблокова- М., "Юристь", 1999.

104. Криминалистическая экспертиза: исследование документов. -Саратов, 1999.

105. Криминалистическое исследование волокнистых материалов и изделий из них. Методическое пособие, вып. I -6. М., 1981 -1986.

106. Криминалистическое исследование контактно-взаимодействовавших объектов / Под ред. Л.Д. Беляевой и В.А. Пучкова. « М., 1981.

107. Кучеров И.Д. Новые модели дифференционных исследований на базе гибридного интеллекта. Проблемы информационного и математического обеспечения экспертных исследований в целях решения задач судебной экспертизы. М., 1984.

108. Ланцман P.M. Кибернетика и криминалистическая экспертиза почерка. М.,1968.

109. Ланцман P.M. Кибернетическое моделирование при исследовании почерка. Вопросы кибернетики и право. М., 1967.

110. Литинский С. А. Методические вопросы моделирования в судебной автотехнической экспертизе // Основы правовой кибернетики. Сборник научных трудов ВНИИСЭ. Вып. 18. М., 1976.

111. Лубин А.Ф. Взаимодействие участников поисково-идентификационной деятельности. Канд. дис. и автореферат. М.,1981,

112. Лубин А.Ф. Механизм преступной деятельности. Нижний-Новгород, 1997

113. Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. М.,1973.

114. Лузгин И.М. Моделирование в расследовании преступлений. Труды ВШ МООП СССР, вып. 15, 1967.

115. Лузгин И.М. Моделирование при расследовании преступлений. Юрид. лит. 1981.

116. Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. М.,1969.

117. Майлис Н.П. Криминалистическая экспертиза следов зубов человека. Канд. дие. и автореферат. М., 1979.

118. Майлис Н.П.Введение в судебную экспертизу. М.: ЮНИТИ, 2004.- 112 с.

119. Майлис Н.П. Микротрасологические исследования. Эспертная техника, 1983. Вып. 79.

120. Майлис Н.П.Судебная трасология. Учебник для студентов юридических ВУЗов. М.: Экзамен, 2003. - 272 с.

121. Майлис Н.П. Судебно-трасологическая экспертиза. М.,2000.

122. Матусинский С.В. Использование специальных познаний для установления механизма происшествия. Автореф. Дис. канд. юрид. наук.-М.-1994.

123. Меретуков Г.М. Криминалистические проблемы борьбы с наркобизнесом организованных преступных групп. М., 1995.

124. Методологические проблемы комплексных исследований. -Новосибирск, 1983.

125. Митричев B.C. К вопросу установления источника происхождения вещественных доказательств с помощью криминалистической экспертизы // Криминалистика на службе следствия. Вып. 15. М., 1961.

126. Митричев B.C. Криминалистическая идентификация целого по частям // Теория и практика идентификации целого по частям. Вып.24. -М.,1976.

127. Митричев B.C. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий. Саратов. 1990.

128. Мишин Ю.В. Возможности автоматизации процесса, сравнения при производстве судебно-баллистических экспертиз // Экспертная практика и новые методы исследования. Вып. 15. М., 1988.

129. Моисеева Т.Ф.Комплексное криминалистическое исследование потожировых следов человека. М., 2000.

130. Морозов Б.И. Трасологическая и судебно-баллистическая экспертиза. Сб.науч.трудов, Саратов. 1997.

131. Моторный И.Д. Основы криминалистической взрывотехники. -М.,1999.

132. Назначение и организация производства судебной экспертизы для установления факта контактного / механического / взаимодействия различного рода объектов / Под ред. В.А. Пучкова. М., 1985.

133. Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам. М., 1995.

134. Орлов Ю.К. Объект экспертного исследования. Труды ВНИИСЭ, вып.8, М., 1974.

135. Орлов Ю.К. Спорные вопросы теории идентификации/ логико-гносеологические аспекты // Проблемы теории судебной экспертизы. ВНИИСЭ., Сб. научных трудов № 44. М., 1980.

136. Осмотр места происшествия // Под. Ред. В.Ф.Статкуса. М.,1995.

137. Перепечина И.О., Гришечкин С.А. Вероятностные расчеты в ДНК-дактилоскопии. Методические рекомендации.М., МВД РФ, 1996.

138. Плескачевский В.М. Оружие в криминалистике. Понятие и классификация. — М.,1999.

139. Полевой Н.С. Криминалистическая кибернетика. Теория и практика математизации и автоматизации информационных процессов и систем в криминалистике. М.,1989.

140. Поляков В.З. Математическое решение задачи установления факта контактного взаимодействия с использованием файла описания текстильных волокон. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий. М., 1986.

141. Пучков В.А., Поляков В.З. Некоторые методологические и методические аспекты криминалистического исследования контактно-взаимодействовавших объектов волокнистой природы. Методология судебной экспертизы. М., 1986.

142. Распознавание образов. Под ред. М.А. Колерса и М. Идена / пер. с англ. ДМ., 1970.

143. Ратинов А.Р. Вопросы следственного мышления в свете теории информации // Вопросы кибернетики и право. М., 1967.

144. Розова С.С. Классификационная проблема в современной науке. -Новосибирск, 1986.

145. Романов Н.С. Вопросы теории идентификации в транспортной трасологии. Криминалистика и судебная экспертиза. Вып.22, Киев, 1981.

146. Романов Н.С. Киреев В.А. К вопросу о критике общеметодических положений идентификационного исследования в экспертизе ФКВ // Криминалистика и судебная экспертиза. Вып.47- Киев: КНИИСЭ, 1995.,

147. Российская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе. М.,1996.

148. Ростов М.Н. О комплексных экспертных исследованиях и ох организационно-процессуальных формах. Организационно-правовые проблемы судебной экспертизы. М., 1982,

149. Рубахин Р.Ф. Особенности принятия решения на перцептивно-опознаватеьном уровне. Эргономика. Принципы и рекомендации. М. 1971. Вып 3.

150. Савкин А.Б. и др. Обнаружение, изъятие, исследование и использование микрообъектов в доказывании по уголовным делам. М.,1998.

151. Сегай М.Я. Актуальные проблемы психологии экспертной деятельности // Криминалистика и судебная экспертиза. Вып.9. Киев, 1972.

152. Сегай М.Я., Стрижа В.К. Судебная экспертиза материальных следов-отображений. Киев. 1997.

153. Сегай М.Я.,Стринжа В.К. Судебная экспертиза материальных следов-отображений. Киев, 1997.

154. Седова Т.А. Теория и практика доказывания при идентификации объектов на основе структуры и состава. Докт. дис., JL, 1987.

155. Сергаева Г.А. Криминалистическое исследование шерстяных волокон и изделий из них. Дисс. Канд юридич. наук. М., 1982.

156. Скорченко П.Т. Криминалистика. Технико-криминалистическое обеспечение расследования преступлений.М.,1999.

157. Следственная ситуация / Под ред. В.В.Клочкова. М., 1985.

158. Снетков В.А. Криминалистическая диагностика. Спорные вопросы. М.: ЭКЦ МВД России, 1998.

159. Снетков В.А. Криминалистическая диагностика в деятельности экспертно-криминалистических подразделений МВД России по применению экспертно-криминалистических методов и средств. М.: ЭКЦ МВД РФ, 1998.

160. Собко Г.М. О математической формализации основных понятий криминалистической, идентификации. Актуальные проблемы теории и практики применения математических методов и ЭВМ в деятельности с органов юстиции. Вып.4, М.,.1975.

161. Современное состояние и перспективы развития новых видов судебной экспертизы. М, 1987.

162. Современные возможности судебных экспертиз / Науч. ред. Ю.Г.Корухов. М., РФЦСЭ, 2000.

163. Соколовский З.М. Экспертное исследование причинной связи по уголовным делам. Киев,РИО МВД УССР, 1970

164. Статистическая дактилоскопия /Под ред.JI.Г.Эджубова. М., 1999.

165. Сулимов К.Т. Кинетическая идентификация индивидуума по обонятельным сигналам. Автореф.дисс. канд юридич. наук. М.,1995.

166. Теория передачи информации. АН СССР. Комитет научно-технической терминологии. Сборник рекомендуемых терминов. Вып 94. -М.:Наука, 1979.

167. Терзиев Н.В. Идентификация в криминалистике. Советское государство и право. 1948, №12.

168. Турчин Д.А. Теоретические, основы учения о следах» в криминалистике. Владивосток, 1983.

169. Уемов А.И. Вещи, свойства, отношения. М., 1963.

170. Филипчук О.В. Использование графических возможностей компьютерной техники при идентификации личности по черепу и прижизненному фотопортрету методом АГИ. Криминалистика и судебная экспертиза. Киев, 1997.

171. Философский энциклопедический словарь. М., 1980.

172. Хазиев Ш.Н. Технико-криминалистические методы установления признаков неизвестного преступника по его следам. — М., 1986.

173. Цветков С.И. Информационно-аналитическая работа, версии и планирование при расследовании деятельности преступных структур. — М.,1994.

174. Шляхов А.Р. Комплексные исследования судебной экспертизе // Социалистическая законность. 1985. №9.

175. Шурих Ф-Р. Основные этапы развития теории идентификации в криминалистике ГДР // Вестник. МГУ. Серия Право. №3,1981.

176. ЭджубовЛ.Г. Статистическая дактилоскопия. М., 1999.

177. Эйсман А.А. Логика доказывания. Юрид. лит. 1971.

178. Экспертно-криминалистическая идентификация. Науч. ред. В.Я.Колдин, М.,РФЦСЭ,1996, вып. 1-2.

179. Яблоков Н.П.Научные основы методики расследования отдельных видов преступлений // Криминалистика социалистических стран. -М.: Юрид.лит., 1986.

180. Яблоков Н.П. Криминалистическая характеристика преступлений как составная часть общей кримингалистической теории. Вестник Московского университета. 2000. №2.

181. Яблоков Н.П. Криминалистические основы оперативно-розыскной деятельности // Вестник московского университета. 2001. №1.

182. Яглом Я.М., Яглом И.М. Вероятность и информация. М.,1957.1.. Литература на иностранных языках

183. Aktualni otazky soudasneho vyvoje kriminalistickych metod. Praha,1983.

184. Erster Angriff. Band I und 2. Berlin, 1973,1982.

185. Forker A. Gebrauchsanweisung zur Wer-Zeit-Skale (DDR. Reg. Nr. IY 643/66.)

186. Handbuch ffir Kriminalisteten. Berlin, 1987.

187. Handbuch Hafigkeitskriminalitat. Berlin, 1986.

188. Herrmann. Grundfragen der Beweisfuhrung im Ermittlungsferfahren. Berlin, 1984, 4. Auflage.

189. Hinwiese zur Suche, Sicherung und Auswertung den Spuren und Vergleichsmaterial. Sowie zu moglichen Untirsuchungsfragen. Berlin, 1986.

190. Materiale Beweismittel unter besonderer Beriicksichtigung Kriminalistischer Spuren. Teil I-II, Berlin, 1987. 2. Arflage (Autorenkollektiv).

191. Protivinsky M. Abstraktni objekty kriminalisticke identifikace.

192. Rohe K. D. Handbuoh der Naturwissenschaftlichen Kriminalistik. Heidelberg, 1981.

193. Sozialistische Kriminalistik. Band 2. Naturwissenschaftliche technische Kriminalistik. Berlin, 1979.

194. Sozialistische Kriminalistik. Band 3/1, Band 3/2. Kriminaltaktik. Berlin, 1986, 1984.

195. Stelzer E. Allgemeine kriminalistische Theorie und Metodologle. Sozialistische Kriminalistik.B.I. Berlin, 1977.

196. Stelzer E. Sozialestische Kriminalistik. Band I. Theorie und Metodologe. Berlin, 1978.

197. Straus. Ackermann. Die kriminalistische Untersuchungsplanung. Berlin, 1986.

198. I. Архивные материалы, следственная, судебная и экспертная практика

199. Архив Всесоюзного научно-исследовательского института судебных экспертиз за 1965 -1999 гг.

200. Архив Российского Федерального центра судебных экспертиз за 1999 -2003 гг.

201. Архив ЭКУ ГУВД Мосгорисполкома.

202. Архив Российского Федерального центра судебных экспертиз при Минюсте РФ (РФЦСЭ).

203. Материалы следственных органов г.Москвы и Московской области -всего 286 экспертных производств.

204. Следственная практика, ВНИИ Прокуратуры СССР и РФ за 1985-2002гг.1.. Нормативные материалы

205. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. №63-Ф3 // ГР. 1996.18 (ст.ст. 1 96), 19 (ст.ст. 97 - 200), 20 (ст.ст. 201 - 265), 25 (ст.ст. 266 - 360) июня; СЗ РФ. 1996. 17 июня. №25. Ст. 2954.

206. Гражданский процессуальный кодекс РСФСР от 11 июня 1964 г. (с изменениями на 7 августа 2000 г.) // ВС РСФСР. 1964. №24. Ст. 407.

207. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 5 мая 1995 г. №70-ФЗ (с изм. на 14 января 2000 г.) // РГ. 1995. 16 мая 1995 г.; СЗ РФ. 1995. 8 мая. №19. Ст. 1709.

208. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ // РГ. 2001. 22 декабря. N 249; СЗ РФ. 2001. 24 декабря. N 52 (Часть I), ст. 4921.

209. Федеральный Закон «О государственной дактилоскопической регистрации в РФ» // РГ. 1998, 11 августа.

210. Федеральный закон от 12 августа 1995 г. №144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (с изменениями от 18 июля 1997 г., 21 июля 1998 г., 5 января, 30 декабря 1999 г.) // РГ. 1995. 18 августа; СЗ РФ. 1995. 14 августа. №33. Ст. 3349.

211. Указание МВД РФ от 30 апреля 1996 г. «Об установлении личности граждан по неопознанным трупам» // Информационно-правовая система «Гарант».

212. Инструкция об организации производства комплексных экспертиз в судебно-экспертных учреждениях СССР. МЮ СССР, Прокуратура СССР, МВД СССР, Министерство здравоохранения СССР. М., 1986.

213. Информационное письмо о практике назначения и проведения экспертизы наложения микрочастиц. Прокуратура ВСФСР. М., 1973.

www.dissercat.com

Дикунов А.И. Криминалистический анализ следовой картины расследуемого события с признаками преступления

Дикунов А.И. Криминалистический анализ следовой картины расследуемого события с признаками преступленияДоступные файлы (1):

n1.rtf

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

им. М.В.Ломоносова

ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

На правах рукописи

Дикунов Александр Иванович

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ СЛЕДОВОЙ КАРТИНЫ РАССЛЕДУЕМОГО СОБЫТИЯ С ПРИЗНАКАМИ ПРЕСТУПЛЕНИЯДиссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наукСпециальность: 12.00.09 -Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность.Научный руководитель: Заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор Н.П.Яблоков

Москва-2005СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3

Глава I. СЛЕДОВАЯ КАРТИНА РАССЛЕДУЕМОГО СОБЫТИЯ КАК ИСТОЧНИК

КРИМИНАШСТИЧЕОСОЙШФОРМАЦИИ 12

§ 1. Следовая картина расследуемого события в системе понятий криминалистики

и теории судебных доказательств 12

§2. Система вещественных источников криминалистической информации 16

§3. Информационная структура вещественных доказательств. Фактические

основания доказывания 40

Глава II. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ АНАЛИЗА СЛЕДОВОЙ

КАРТИНЫ СОБЫТИЯ С ПРИЗНАКАМИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ 63

§ 1. Проблема систематизации задач и методов 63

§2. Методическое обеспечение системных технико-криминалистических задач. 68 Глава III. ОСНОВЫ СИСТЕМНОГО АНАЛИЗА МЕХАНИЗМА РАССЛЕДУЕМОГО СОБЫТИЯ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЕГО СЛЕДОВОЙ

КАРТИНЫ 128

§ 1 Задачи и направления информационного анализа механизма расследуемого

события 128

§2. Методы исследования 135

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 154

ЛИТЕРАТУРА 165

I.Общенаучная и специальная литература на русском языке 165

II. Литература на иностранных языках 178

  1. Архивные материалы, следственная, судебная и экспертная практика 180
  2. Нормативные материалы 180
ПРИЛОЖЕНИЯ 182

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования.

Наиболее актуальные задачи современной науки криминалистики находятся в плоскости повышения эффективности инструментов информационно-познавательной деятельности при раскрытии и расследовании преступлений. К их числу относятся как общенаучные, так и специально-криминалистические и судебно-экспертные методы, обеспечивающие выявление и использование новой криминалистической и доказательственной информации.

Именно они позволяют восполнить дефицит исходной оперативно-розыскной и доказательственной информации, необходимой для раскрытия преступления и принятия законных и обоснованных следственных и судебных решений.

Наряду с активным внедрением инструментально-аналитических методов исследования вещественных доказательств, позволяющих выделить в источниках новые «срезы» и «пласты» доказательственной информации, важнейшее значение приобретает системно-структурный и деятельностный подходы. Они обеспечивают выявление в объектах исследования новые связи, содержащие важнейшую доказательственную информацию, недоступную другим методам анализа.

Реализация этих подходов потребовала пересмотра и уточнения ряда традиционных понятий криминалистики и теории судебных доказательств, что и составило содержание настоящего исследования.

Практика государственных органов в области борьбы с преступностью ставит перед криминалистикой ряд новых сложных задач. Появились новые виды трудных для выявления и расследования преступления в экономике и банковской сфере. Большее распространение получила организованная преступность и коррупция. Криминалитет стал шире использовать новейшее оружие и технические достижения. На фоне общего роста преступности происходит ее структурная перестройка преступности, повышается интеллектуальная, финансовая, техническая, организационная «оснащенность» преступников.

В связи с этим усложняются условия профессиональной деятельности работников следственного аппарата. Современный российский следователь пока остается недостаточно вооруженным в противостоянии силам преступного мира.

В то же время следственный аппарат России сохранил надежный кадровый «костяк», который составляют профессионалы высочайшего уровня, работающие не ради денег и славы, а побуждаемые профессиональной честью и любовью к избранному делу. Людьми, приходящими на работу в следственные органы, движет не корысть и не поиски легкого труда, а стремление приобщиться к одной из самых трудных и самых благородных профессий — профессии следователя.

В значительной мере следственная деятельность носит творческий характер, но в то же время в сегодняшних условиях эта деятельность как никогда требует серьезной научной и технической подготовки. Современный следователь должен хорошо ориентироваться в последних научно-технических достижениях, применимых в следственной и экспертной деятельности.

Вот почему так актуальна для современной науки криминалистики разработка эффективных методов и инструментов информационно-познавательной деятельности при раскрытии и расследовании преступлений.

Особое значение при этом имеет пласт исходной оперативно-розыскной и доказательственной информации, представляющий непосредственные отпечатки расследуемого события в материальной обстановке преступления. Значимость этой информации, именуемой в дальнейшем «следовой картиной» расследуемого криминального события, состоит в том, что она является исходной информационной основой расследования, базой всех логических построений следователя и критерием верификации всех доказательственных систем.

В то же время в научной литературе по криминалистике проблема анализа следовой картины в стадии предварительного и судебного следствия, а также использования результатов этого анализа в доказывании пока не получили достаточно исчерпывающего и систематического освещения. Настоящая работа призвана в известной мере восполнить этот пробел.

Итак, актуальность темы настоящего исследования обусловлена:

1) качественным усложнением условий следственной деятельности насовременном этапе, что связано с структурной перестройкой преступности,повышением ее интеллектуальной, финансовой, технической,организационной оснащенности;

  1. связанной с этим необходимостью повышения научно-методологического уровня следственной деятельности путем полномасштабного использования при разработке криминалистических методов системно-структурного и деятельностного подходов;
  2. недостаточной разработанностью информационных основ следственной, экспертной и доказательственной деятельности в криминалистической литературе.
Объект и предмет исследования.

Объектом исследования выступает следовая картина расследуемого события с признаками преступления как целостная система материальных источников уголовно релевантной информации.

Предметом исследования являются закономерности формирования следовой картины указанного события и разработка на этой основе научного определения понятия следовой картины расследуемого события, а также общей методики ее криминалистического анализа.

Степень разработанности темы.

Как показал анализ научной литературы, проблемы анализа исходной криминалистической информации достаточно глубоко разработаны в трудах отечественных криминалистов. В их числе следует отметить труды таких ученых как Арцишевский Г.В.; Белкин Р.С.; Богачев А.В.; Гапанович Н.Н.; Грановский Г.Л.; Зинченко Т.П.; Зотчев В.А.; ИщенкоП.П.; Колдин ВЛ.; Колмаков В.П.; Лубин А.Ф.; Лузгин И.М.; Майлис Н.П.; Медведев СИ.; Митричев B.C.; Михайлов А.И.; Николайчик В.М.; Петелин Б.Я.; Сегай MJL, Стрижа В.К.; Селиванов Н.А.; Теребилов В.И.; Силкин П.Ф.; Снетков ВА.; Соколовский З.М.; Эйсман А. А.; Юрин Г.С.; Яблоков Н.П.; Ялышев С.А. и др. Вместе с тем, проблема научного определения понятия и общая методика анализа следовой картины как целостного системного объекта еще не была предметом самостоятельного научного исследования.

Цель настоящей работы состоит в том, чтобы, опираясь на фундаментальные положения криминалистической науки, с учетом новых достижений в области научной методологии и результатов естественных наук, исследовать проблемы криминалистического анализа следовой картины расследуемого преступления, дать ее научное определение и выработать рекомендации, способствующие повышению эффективности деятельности по раскрытию и расследованию преступлений.

Из данной цели вытекают следующие исследовательские задачи:

а) рассмотреть следовую картину расследуемого события в системепонятий криминалистики и теории судебных доказательств;

б) исследовать информационную структуру вещественныхдоказательств и фактические основания доказывания;

в) рассмотреть методологические принципы систематизации задач иметодов исследования вещественных доказательств;

г) дать характеристику системы методов обнаружения источниковвещественных доказательств;

д) рассмотреть общую структуру методики криминалистическогоисследования причинности;

е) исследовать структуру системного следственно-экспертного анализамеханизма расследуемого события.

План и содержание диссертации отражает последовательность поставленных задач.

Методология и методика исследования.

Методологической базой исследования послужили общенаучный, логический, исторический, системно-структурный, системно-деятельностный, сравнительно-правовой методы. В числе основных источников исследования, наряду с научной юридической литературой, были использованы действующие нормативные акты.

В качестве методической основы исследования вещественных источников использовался анализ их информационной структуры путем выделения в них носителей доказательственной информации и релевантных информационных полей. Выделение носителей доказательственной информации в виде предметов, следов-отображений и иных материальных образований осуществляется на основе следственных версий и информационных моделей механизма расследуемого события. Такое выделение представляет важный первоначальный этап работы с вещественными доказательствами, без которого невозможна индивидуализация источника и обеспечение технических условий его анализа.

Эмпирическую базу исследования составили материалы Российского Федерального центра судебных экспертиз при Минюсте РФ за 1999 - 2004 гг., а также его архивы за предшествующие годы. Автором были изучены материалы экспертиз по 286 уголовным делам, изучено 286 уголовных дел, находившихся в указанный период в производстве следственных органов г. Москвы и Московской области, а также самих уголовных дел. Из них:

  • 36 дел с использованием экспертизы следов рук человека;
  • 32 дела с использованием экспертизы следов ног человека;
- 29 дел с использованием экспертизы следов зубов и других частей тела человека;
  • 26 дел с использованием экспертизы замков;
  • 26 дел с использованием экспертизы следов пломб;
  • 25 дел с использованием экспертизы следов орудий и инструментов;
  • 22 дело с использованием экспертизы целого по частям;
  • 21 дело с использованием экспертизы механизма повреждений;
  • 20 дел с использованием экспертизы узлов;
  • 18 дел с использованием транспортной экспертизы;
-17 дел с использованием экспертизы следов человека;

- 14 дел с использованием комплексной экспертизы.

Научная новизна данного диссертационного исследования обусловлена тем, что автором впервые на монографическом уровне рассмотрена следовая картина расследуемого события как целостный системный источник криминалистической и доказательственной информации.

Вместе с тем, автором получен ряд конкретных научных результатов, а именно:

  • осуществлен процессуальный, криминалистический и информационный анализ понятия следовой картины расследуемого события, рассмотрено его место в системе понятий криминалистики, теории судебных доказательств и теории передачи информации и дано ее научное определение;
  • исследована информационная структура вещественных доказательств и сделаны предложения по совершенствованию их нормативного определения;
  • выработаны методологические принципы систематизации задач и методов исследования вещественных доказательств;
  • исследована структура системного следственно-экспертного анализа механизма расследуемого события.
Основные положения, выносимые на защиту:
  1. Определение вещественного доказательства, основанное на критическом анализе нормативных, литературных источников и действующей судебно-следственной и экспертной практики, как системы релевантных в правовом отношении свойств источника, выраженных в форме физических сигналов, передаваемых или сохраняемых в канале физической причинности.
  2. Вывод о том, что методологической основой исследования вещественного источника является анализ его информационной структуры путем выделения в ней релевантных информационных полей.
Выделение информационного поля, осуществляется следователем на основе следственно-экспертной ситуации с учетом задач доказывания в конкретных пространственно-временных и материально-технических условиях, а специалистом и экспертом на основе анализа следственно-экспертной ситуации с учетом своей специализации и научно-технических возможностей.

3. Определение существенных признаков понятия следовой картинырасследуемого события с признаками преступления, раскрытие его связи сосмежными понятиями и функции в структуре криминалистической деятельности.

Существенными признаками понятия следовой картины расследуемого события как инструмента информационно-познавательной деятельности являются: относимость, вещественная форма и интегративный уровень отражения информации, функциональность и динамичность.

В соответствии с этим, следовую картину расследуемого события целесообразно понимать как возникшую в результате взаимодействия материальных элементов происшествия целостную систему вещественных источников уголовно-релевантной информации, используемую для формирования динамической интегральной модели механизма расследуемого события на соответствующих стадиях процесса раскрытия и расследования преступления.

4. Обоснование основополагающего положения о том, что выделениематериальных комплексов, материальной обстановки и следовой картинырасследуемого события в качестве самостоятельных объектов исследования иобоснование их целостности создает новый информационный ресурс ипозволяет получить важную доказательственную информацию орасследуемом событии.

Методология такого исследования состоит в выделении

интегративных связей расследуемого события. Это обеспечивает возможность суммирования информации, содержащейся в отдельных вещественных источниках, и установления новых существенных обстоятельств дела. Восполняя дефицит криминалистической и доказательственной информации, такое исследование обеспечивает существенное повышение надежности конечных выводов по уголовному делу.

5. Вывод о том, что структура следственно-экспертной деятельности поисследованию вещественной обстановки события полностью определяетсязадачей исследования, которая, в свою очередь, определяется исходнойследственно-экспертной ситуацией и предметом доказывания.

  1. Мнение о том, что для формирования экспертных методик целесообразно привлекать любые криминалистические и естественнонаучные методы, обеспечивающие успешное решение задачи, независимо от их «прописки» на территории той или иной науки. Поэтому следует признать, что идея создания специальных судебно-экспертных наук на базе соответствующих материнских наук (судебной физики, судебной химии, судебной биологии, судебной лингвистики и др.) не получило подтверждения в действующей судебно-экспертной практике.
  2. Данные проведенного исследования свидетельствуют о том, что важнейшим направлением развития и эффективного использования следственных и судебно-экспертных методик является поиск дополнительных источников информации посредством выделения новых информационных полей в традиционных источниках и разработке методов, обеспечивающих их обнаружение, фиксацию, декодирование и формирование систем доказательств. При этом важнейшим элементом любого практического криминалистического исследования является комплексный системный анализ следовой картины расследуемого события, как самостоятельного целостного объекта.
  3. Методологические следствия принятой автором концепции системности и целостности следовой картины события состоят в том, что исследование должно осуществляться как посредством выделения, классификации и анализа интегративных связей в самом объекте, так и путем системного анализа его инфраструктуры.
9. Исследование механизма расследуемого события представляет высшийуровень и интегральный синтез исследования материальной обстановкипреступления и его следовой картины.

Теоретическое и практическое значение работы определяется научной ценностью и новизной перечисленных результатов. Теоретические выводы и практические рекомендации, сформулированные в результате проведенного исследования, направлены на повышение эффективности деятельности следователя по своевременному и эффективному расследованию преступлений.

Содержание диссертации, ее основные выводы и положения могут быть использованы для дальнейшего углубленного изучения отдельных аспектов темы, а также в практике совершенствования следственной деятельности.

Основные результаты данного исследования могут быть использованы в педагогических целях, в общих курсах и спецкурсах по криминалистике, а также уголовному праву и уголовному процессу.

Научная апробация работы.

Основные результаты исследования отражены в научных публикациях автора. Выводы и предложения автора диссертации освещались на ряде представительных общероссийских научно-практических конференций, использовались при изучении архивных уголовных дел соответствующих категорий, а также экспертных производств РФЦСЭ при Минюсте РФ.

Структура диссертации определяется последовательностью поставленных исследовательских задач. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, и библиографического списка использованной литературы и правовых источников.

Глава I.

СЛЕДОВАЯ КАРТИНА РАССЛЕДУЕМОГО СОБЫТИЯ КАК ИСТОЧНИК КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ИНФОРМАЦИИ

§1. Следовая картина расследуемого события в системе понятий криминалистики и теории судебных доказательств

Понятие следовой картины расследуемого события не получило развернутого теоретического анализа и обоснования. В доступной ему литературе автор не обнаружил не одного научного определения этого понятия и указаний на его содержательное наполнение и функциональное назначение в системе других криминалистических понятий. Чаше всего термин «следовая картина» используется скорее как образное выражение, чем научное понятие.

Войдя в научный обиход из практики оперативно-следственной работы, понятие следовой картины преступления действительно имеет определенное информационное содержание, которое, однако, требует своего научного осмысления как с точки зрения содержательной и функциональной, так и с позиций его соответствия общей системе понятий теории криминалистики и судебных доказательств. В этой связи, должна быть прослежена его связь с такими общепринятыми понятиями, как «материальная обстановка (среда) преступления», « вещная обстановка преступления», «обстановка преступления», «следы преступления», «вещественные доказательства», «место преступления», « следственная ситуация», «исходные фактические данные», « источники доказательств» и рядом других. Речь идет, по существу о формировании нового, весьма важного для практики, криминалистического понятия. Это и составляет задачу и содержание последующего изложения.

В первую очередь, однако, следует определить информационную составляющую данного понятия, его содержательную сторону.

Для решения поставленной задачи воспользуемся классификацией криминалистической информации по степени ее «вызревания», отражающей уровни криминалистического исследования и соответствующую им доказательственную функцию:

- «мертвая» - объективное отражение обстоятельств события в материальной обстановке;

- латентная - обнаружение и индивидуализация источника информации;

- потенциальная - выявлено (декодировано) содержание фактических данных;

- актуальная - использована для установления существенных обстоятельств дела в системе других фактических данных;

- доказательства - осуществлена процессуальная фиксация фактических данных (ст. 166 УПК РФ).

Категория «мертвой» информации существенна с точки зрения оценки объективных возможностей расследования уголовно релевантных событий и использования оперативно-следственных резервов. Объективно отраженная в материальной обстановке расследуемого события информация может быть, как это нередко и происходит на практике, не обнаружена и не использована. В этом случае она остается «мертвой», фактически не существующей для целей расследования.

Латентная информация появляется с выделением единичного источника, его индивидуализацией, обеспечением его подлинности и незаменимости.

Потенциальная информация возникает с «прочтением», дешифровкой источника по правилам естественного (вещественные источники) или искусственного кода (личные источники).

К категории актуальной относится только та информация, которая используется для установления существенных обстоятельств дела в системе других фактических данных. При этом исключается информация, относимость которой не получила подтверждения: всякого рода случайные и сопутствующие сведения, «шумы» и т.п.

Понятие «следовой картины расследуемого события» имеет процессуально-гносеологическую природу и характеризует информацию в виде совокупности следов и иных материальных носителей информации, содержащих сведения о расследуемом событии или его отдельных обстоятельствах, на любых уровнях расследования и процессуального доказывания

К существенным признакам рассматриваемого понятия следует отнести:

  1. относимость источника;
  2. вещественную форму отражения содержащейся в нем информации;
  3. функциональность;
  4. динамичность.
Относящимися следует считать все источники фактически данных, которые могут подтвердить или опровергнуть любую из выдвинутых следователем версий (интегральных, общих, частных).

Вещественная форма содержащейся в источнике информации означает, что она передана в форме сигнала любой физической природы Изоморфизм отражения и преобразования сигналов физической природы делает возможным применения для их обнаружения фиксации и исследования точных научно-технических методов и средств. Это важнейшее свойство следовой картины расследуемого события составляет специфику и характеризует значение рассматриваемого понятие в системе понятий криминалистки и теории судебных доказательств.

Функциональность понятия следовой картины расследуемого события характеризуется тем, что это понятие представляет объект в качестве целостной системы, что позволят применить к нему методологию системного анализа и выявить недоступные при ином подходе пласты криминалистической и доказательственной информации.

Понятие следовой картины расследуемого события до настоящего времени не получило своей научной разработки. В криминалистической литературе нет содержательного анализа этого понятия и его сравнительного исследования в системе смежных криминалистических и процессуальных понятий. Между тем, понятие «следа» и «следов преступления» не может заменить понятия «следовой картины», поскольку понятие и отдельных частей не может заменить понятия целого. Целое, как известно, характеризуется совокупностью интегративных свойств, которыми не обладает часть или отдельные части.1 Именно поэтому следовая картина, как целостная информационная система, выявленная в процессе расследования, требует самостоятельного научного анализа с целью выявления ресурсов содержащейся в ней криминалистической и доказательственной информации.

Динамичность понятия следовой картины обусловлена взаимосвязью этого понятия с понятием следственной (судебной, экспертной, оперативно-розыскной) версии. Любое изменение исходной информации, содержащейся в следовой картине, ведет к модификации версионной структуры, и, наоборот: возникновение любой новой версии неизбежно ведет к пересмотру содержания и объема следовой картины.

Решающим фактором, определяющим круг версий, объем и характер привлекаемых источников, являются задачи исследования, в свою очередь определяемые стадией и формой расследования, в которых эти задачи решаются.

В соответствии с изложенным:

Следовую картину расследуемого события целесообразно понимать как сформированную в результате взаимодействия материальных элементов расследуемого события целостную систему источников уголовно-релевантной информации, отражающую обстоятельства и механизм расследуемого события и используемую для установления существенных обстоятельств дела.

В онтологическом плане данная система является подсистемой расследуемого события, в процессуально-гносеологическом плане она является подсистемой процесса доказывания.

1 См. Уемов.А.И. Вещи,свойства,отношения.М.1963.

Рассмотренной природой объекта обусловлены направления и методология предпринятого автором исследования.

perviydoc.ru

Принципиальные схемы обнаружения следовых картин преступления

Общей предпосылкой прогноза, а следовательно и схем обнаружения следовых картин является генетическая взаимосвязь признаков способа преступления, проявляемая на трех (документация, учет и отчетность) уровнях информации. При этом особая роль отводится первичной учетной документации как важнейшей базы доказывания налоговых и иных экономических преступлений.

Использование генетической связи наиболее полно реализуется в схемах оперативно-экономического (или как иногда его обозначают поискового экономико-правового) анализа.

Исходным пунктом для такой схемы поиска служит упоминавшаяся универсальность отражения преступлений на уровне отчетной бухгалтерской информации. Получение первичной информации о признаках способа совершения преступлений путем специализированного анализа отчетности наиболее перспективно при выполнении этой функции информационно-аналитическими подразделениями органов внутренних дел, контролирующими организациями, объединений хозяйствующих субъектов.

Преимущество аналитической схемы обнаружения преступлений состоит в ее априорной конспиративности, поскольку она базируется на внешней по отношению к контролируемому хозяйствующему субъекту экономической информации: к таковой относится отчетность организации, представленная в органы статистики и ФНС, а также информация о деятельности данного субъекта, полученная от других взаимосвязанных с ним данной организаций.

Так, в одном из областных центров РФ аппаратом ДЭБ была собрана информация об объеме поставок продукции покупателя от 30 наиболее крупных фирм, производящих ликеро-водочную продукцию, строительные материалы и другие хозяйственные товары в разрезе по каждому конкретному покупателю.

Затем эти данные были сопоставлены с отчетностью покупателей, представленной в органы ФНС. Как оказалось, целый ряд покупателей, получивших от избранных для анализа поставщиков значительные партии товара, представили за соответствующий период времени «нулевую» отчетность, т. е. произвели сокрытие объектов налогообложения путем утаивания реально-выполненной хозяйственной деятельности.

В специальных аналитических структурах для первичного поиска признаков преступлений могут на основе компьютерных технологий создаваться информационно-поисковые системы. Такая практика, в частности, получила распространение в объединениях страховых компаний, где путем сопоставления данных о страховых случаях, рассредоточенных в разных кампаниях, выявляют признаки ряда конкретных способов преступлений.

Элементы аналитической схемы при поиске признаков способа сведения преступлений в определенных пределах используются и непосредственно оперативными работниками. Известны случаи использования статистической отчетности группы аналогичных организаций для взаимного сопоставления показателей, наиболее чувствительных к конкретным способам совершения преступлений, таких, например, как уровень средней заработной платы или уровень относительной рентабельности производства. Чаще аналитический подход к выявлению преступлений применяется оперативными работниками во взаимодействии с работниками органов Федеральной налоговой службы.

Вместе с тем, возможности такого подхода ввиду синтетичности отчетных показателей в оперативной практике используются в ограниченном объеме. Исходная для прогнозирования следовой картины информация имеет обычно оперативный источник и относится либо к отдельным элементам способа совершения преступления (действия по созданию резерва для налоговых и иных же преступлений), либо значительно чаще (по нашим данным до 70%) — к конкретным лицам, предположительно совершающим преступления. Во втором случае прогноз о способе совершения преступления строится на основе данных о функциональных обязанностях конкретного работника в соответствующей организации и характерных именно для этой деятельности способах совершения преступлений.

Наиболее благоприятна ситуация, когда в оперативной информации имеются данные и о лицах, и о способе совершения преступлений. В этой ситуации прогноз о следовой картине выстраивается по схеме – от оперативной информации к документам, а затем уже по необходимости к данным учета и периодической отчетности. После построения модели следовой картины осуществляются оперативные мероприятия, производится корректировка выдвинутых гипотез, принимаются меры к обеспечению сохранности документов – будущих доказательств по уголовному делу.

Рассмотрим возникающие здесь проблемы на двух близких по содержанию примерах из оперативной практики.

Пример первый: старший уполномоченный ОБЭП УВД г. К получил информацию о том, что главный бухгалтер организации С. живет не по средствам, имеет в личном пользовании две автомашины и две квартиры, приобретенные в очень короткий промежуток времени. В общих чертах был характеризован и способ совершения преступления: С. создавала искусственную кредиторскую задолженность своей организации в пользу ряда торгово-коммерческих структур, производила этим организацию перечисления денежных средств с расчетного счета своей организации и затем по доверенности получала с этой организации автомашины, дорогую итальянскую мебель и другие материальные ценности.

Проверку этой информации оперуполномоченный проводил при участии привлеченной к сотрудничеству работницы бухгалтерии.

Были ксерокопированы документы – платежные поручения, счета-фактуры оформленные от имени поставщиков (где, например, вместо итальянской мебели значились водопроводные трубы) документы о списании якобы полученных ценностей на расходы организации. Ксерокопирование оказалось своевременным, поскольку в день, предшествующий началу назначенной оперуполномоченными ревизии, в организации произошел пожар, и все бухгалтерские документы оказались уничтожены.

В дальнейшем прогноз о несоответствии ксерокопий документов на получение ценностей с экземплярами документов, имеющихся в торговых организациях, получил подтверждение. Был установлен и круг сообщников С. из числа работников бухгалтерии.

Здесь положительным моментом можно признать действия по обеспечению сохранности документов. С другой стороны, к сожалению, остались без внимания действия работников самих торгово-коммерческих организаций, якобы поставляющих в организацию водопроводные трубы и другие ценности.

В этом смысле представляется более предпочтительным другой пример из оперативной практики.

Пример второй: к оперуполномоченным УВД г. Н обратились два инвалида Великой Отечественной войны, которые сообщили, что сотрудники отдела управления социальной защиты города В. предложили им написать заявления о получении бесплатных санаторных путевок. Им заранее было сказано, что на самом деле эти путевки они не получат и по ним поедут в санаторий другие лица. При первой же проверке эта информация подтвердилась. Было установлено, что по якобы выданным инвалидам путевкам в Сочинском санатории отдыхала В. со своим мужем.

Казалось бы, проблемы были исчерпаны. Однако, рассматривая данный сюжет как информацию о лице, представляющем оперативный интерес, оперуполномоченный изучил функциональные обязанности В. и выделил среди них типично «уязвимые» операции. Оказалось, что В. отвечала за снабжение детских учреждений игрушками, а также малоценным инвентарем, которые приобретались за счет средств фонда социальной защиты путем перечисления денег в торгово-коммерческую структуру. Как и в первом примере, оперуполномоченный спрогнозировал и выявил расхождения между экземплярами счетов-фактур имеющихся в управлении социальной защиты и в торговой организации. Например, в экземпляре счета-фактуры, имевшемся в торговой организации, была указана корпусная мебель или телевизор, а в экземпляре, имеющемся в управлении социальной защиты, значились детские игрушки и постельные принадлежности. Однако, в отличие от первого примера, он исследовал и причины расхождений. Работник коммерческой структуры Д. пояснил, что разные варианты счетов-фактур им выписывались по просьбе В., которая, кстати, сама по доверенности управления и получала реально отпущенные ценности. Но и здесь оперативный работник не остановился, а продолжил работу с учетными документами. Он выяснил, каким еще бюджетным организациям выписывались «двойные» счета-фактуры и установил еще четыре преступления, совершенные аналогичным способом в других организациях.

Естественно, менее благоприятна ситуация, когда исходная информация носит отрывочный характер и отражает лишь отдельные элементы способа совершения преступления. Здесь не исключается построение ложных следовых картин, что отрицательно влияет на процесс раскрытия преступлений.

Так, получив информацию о том, что в ряде сельскохозяйственных организаций, получающих дизельное топливо от одного и того же поставщика, тракторные моторы испытывают перегрузки, оперативный уполномоченный обоснованно выдвинул версию о пересортице: об отпуске поставщиком вместо дизельного печного топлива. Однако, признав на этой основе топливную компанию криминогенным объектом, выдвинутую версию для построения следовой картины оперативный работник вообще не использовал, в результате дело было возбуждено по другим, оказавшимися ложными основаниям, и впоследствии прекращено.

В целом, следует заключить, что для деятельности оперативных работников наиболее типично схема обнаружения следовой картины, которая может быть обозначена, как переход от оперативной информации к первичным документам и от них при необходимости к следующим более высоким уровням экономической информации. С другой стороны, при обратной схеме поиска – от отчетности к оперативной информации прогнозирование следовых картин практически во всех случаях включаю в себя систему документально — учетных и документальных несоответствий. Отсюда вопросы использования первичной учетной информации имеют равное отношение практике раскрытия любых экономических и налоговых преступлений. На этом основании они и включаются в состав общей методике работы с учетной документацией.

investobserver.info

Следы вымогательства. Следовая обстановка на месте происшествия

Совершение вымогательства приводит к возникновению множества самых разнообразных следов, которые наряду с другими источниками информации позволяют не только правильно квалифицировать содеянное, но и выбирать средства и методы для раскрытия и расследования данных преступлений. Именно следовая обстановка на месте происшествия представляет материальные источники информации, позволяющие распознать признаки элементов криминалистической характеристики, которые связаны с личностью преступника. При использовании элементов криминалистической характеристики вымогательства в расследовании в первую очередь необходимо исследовать следы, которые образуются на месте происшествия.

Следовая картина — понятие собирательное, включающее описание материальных и идеальных отображений и условий, существующих на момент обнаружения преступления.

Массив судебной и следственной практики показывает, что в настоящее время материальные источники информации при расследовании вымогательств используются крайне редко. На то есть ряд причин объективного и субъективного характера:

а) многоэлементная структура места происшествия, неучет которой приводит к неполноте осмотра

б) специфический характер образующихся следов, которые существуют только в момент совершения вымогательства

в) сложность фиксации следов, отражающихся при осуществлении

 

угрозы с применением психического насилия

г) отсутствие специальных технических средств и методик их применения.

Многоэлементная структура места происшествия означает, что оно не представляет единого целого, а включает по крайней мере три участка, на которых совершается вымогательство, а именно: 1) место осуществления угрозы 2) место восприятия угрозы и 3) место завладения предметом вымогательства. Для некоторых способов вымогательства эти элементы могут объединяться, однако для большинства они территориально разобщены.

Некоторые способы совершения вымогательств, в частности, угроза с применением психического насилия, совершаются органолептическими средствами, главным образом словом (речью). Такие звуковые следы отсутствуют на месте происшествия, только в момент совершения преступления, поскольку звуковой след подвижен и затихает при движении. Поскольку следы вымогательства существуют на месте происшествия, то фиксация их объективными средствами осложнена тем, что она сопряжена с установкой технических средств в местах вероятного совершения вымогательства. Сейчас нередки случаи когда потерпевший по своей инициативе записывает речь вымогателя, а затем материал звукозаписи передают в правоохранительные органы.

Вместе с тем на месте совершения вымогательства остаются и другие материальные следы-отображения, например, следы ног, рук, микрочастицы следы-предметы: орудия реализации физического насилия (электронагревательные приборы, колюще-режущие орудия, орудия и устройства пыток и т.п.). На месте завладения предметом вымогательства остаются следы ног, рук, микрочастицы, запаховые, а также звуковые следы. Поэтому осмотр всех элементов места происшествия: места осуществления угрозы, места восприятия угрозы и места завладения предметом вымогательства имеет первостепенное значение.

Характер следов, оставляемых при вымогательстве, во многом зависит от способа вымогательства, места совершения, объекта преступного посягательства, личности и других обстоятельств.

 

truport.ru