Музеи и галереи Стамбула. Стамбул картина


Стамбул глазами художников | Русский Стамбул

1. Где вы живете, и что делает ваш район особенным?Живу в Суадие. Очень люблю свой район, здесь есть все в шаговой доступности: променадная Багдад джадесси для шоппинга и встреч с подругами, набережная для пробежек и катания на велосипедах. К тому же, район довольно зеленый, а если хочется сбежать от городской суеты- меньше чем за час можно добраться до Принцевых островов.

2. Что для вас идеальный день в Стамбуле?Так сразу сложно сказать- тут есть масса вариантов. Как один из них, это съемка с утра, далее встреча с подругами, возможно, поход в музей или на выставку и ужин в ресторанчике с видом на Стамбул.

3. Куда бы вы отвели своих гостей в первую очередь?Однозначно- это тур по Босфору! Город, предстающий взорам с воды влюбит в себя с первого взгляда. Также морская прогулка- это хороший способ сделать передышку между музеями.karina foto4

 

4. Где вы предпочитаете заниматься шоппингом?

Самое любимое место для шоппинга- Багдад джадесси и ТЦ Каньон.

5. Что по-вашему, является лучшим сувениром из Стамбула?Наверное, буду банальной, но это впечатления и лично сделанные фотографии.

karina foto3

6. Какой ваш любимый ресторан, и почему?Несколько месяцев назад я отказалась от красного мяса, поэтому сейчас в поисках любимого ресторана. В принципе, в Стамбуле много хороших мест, где подают вкусную рыбу и блюда из морепродуктов, пока я в поиске идеального места.

7. Какое турецкое блюдо необходимо обязательно попробовать?До того, как я отказалась от красного мяса- этим блюдом был Бейти Кебаб. Его подают не в каждой кебабной, но поиски того стоят.

8. Какой ваш любимый напиток, и лучшее место, чтобы заказать его?Очень люблю фруктовые смузи, одно из заведений где их отлично делают- сеть кафе-мороженого Pinkberry.

9. Какой ваш любимый бар или ночной клуб?Я очень редко употребляю алкоголь и не хожу по ночным клубам.

 

10.Что вы любите и / или ненавидите о Стамбуле?Как и многие жители Стамбула- ненавижу трафик! Ведь можно простоять часами в пробке, даже если маршрут всего на несколько километров. Но этот негативный момент перекрывает особая атмосфера, какой я не чувствовала ни в одном другом городе мира. Стамбул подобен неисчерпаемому кладу с драгоценностями — тут каждый день открываешь для себя что-то новое.

karinafoto6

www.karinaustyan.com email: [email protected]

 

 

 

 

Rowena Ulayan-Tuzcuoglu — художник, директор Международного Фестиваля детского кино в Стамбуле. Живёт в Стамбуле с 1996 года.

Rowena1. Где вы живете, и что делает ваш район особенным?Я живу в Тузле — это район на окраине Стамбула, который был летней столицей Византийской империи.

2. Каким для вас был бы идеальный день в Стамбуле?Я бы провела этот день на берегу моря, потягивая стакан свежевыжатого фруктового сока, наблюдая восход или закат солнца в сопровождении классической музыки.

3. Куда бы вы отвели своих гостей в первую очередь?Это зависит от вкуса гостей и их пожеланий.

4. Где вы предпочитаете заниматься шоппингом?Это зависит от того, что мне нужно. За одеждой — Via port, за продуктами — Carrefour и Metro, за специями — Египетский базар в Еминёню, за рыбой — Kadikoy.

5. Что по-вашему, является лучшим сувениром из Стамбула?В зависимости от предпочтений человека и его бюджета. Если вы любите ювелирные изделия и у вас достаточно денег, то золото и бриллианты или шёлковые ковры с Гранд базара. Для более скромного бюджета — керамика из Изника и ковры. А если вас ничего из перечисленного не интересует, то можно обойтись фотографиями мечетей и других достопримечательностей Стамбула.

6. Какой ваш любимый ресторан, и почему?На Европейской стороне — это ресторан в башне Галата. Приятно поужинать в одной из старейших построек с видом на весь город. На Азиатской стороне — это Moda Club , отличный вид и хорошая атмосфера.

7. Какое турецкое блюдо необходимо обязательно попробовать?Уличная еда: мидии с рисом.Еда ресторана: Имам BayildiДомашняя кухня: Долма (япрак долма, долма Бибер и т.д.)

8. Какой ваш любимый напиток, и лучшее место, чтобы заказать его?Я пью только фруктовые соки и обычно дома. Но иногда люблю выпить сок на борту морского судна, переплывая из азиатской части Стамбула в европейскую, и наблюдая за чайками.

9. Какой ваш любимый бар или ночной клуб?Я не хожу в бары, потому что у меня аллергия на алкоголь.

10. Что вы любите и / или ненавидите о Стамбуле?После 17 лет жизни в Стамбуле, я забыла ,что я люблю или ненавижу в этом городе, я просто живу здесь.

Получать новости

www.russianistanbul.com

Стамбул. Дворец Долмабахче и Айвазовский.: deniz_kizi

Вот дворец, который построил султан,

А это картина, которая где-то в музее хранится,во дворце, который построил султан.

А это - российский художник Иван,который создал эту картину,которая где-то в музее хранится,во дворце, который построил Султан.(навеяно этим постом)

Дворец Долмабахче хорошо смотреть в одной связке - с Бейлербейи дворцом и особняком Кучуксу, как я и сделала.Как вариант - можно посмотреть любой из них, например, особняк Кучуксу, и призвав в помощь воображение, увеличить масштабы, количество люстр, ковров, зеркал и каминов, представить, как выглядит дворец Долмабахче. Или же виртуально пройтись вместе со мной по всем 3 дворцам, ныне музеям.

Начну с дворца Долмабахче, как основного места привлечения туристического наплыва.Резные узоры ворот этого дворца манили меня с самого первого приезда в Стамбул, но гостеприимно распахнулись они передо мной только в этот раз.

(Это фото - с мая 2014)Место, где сейчас расположен дворец, известен с античных времен. Рассказывают, что именно отсюда в обход генуэзской колонии (от которой к Константинополю была протянута заградительная цепь, препятствующая входу османского флота в залив Золотой Рог) султан Мехмед II Завоеватель (Фатих) перетащил по суше на смазанных жиром бревнах семьдесят кораблей.После этого дни Константинополя были сочтены.Примерно в начале 17го века бухта была отсыпана и названа "Долмабахче", что значит "насыпной сад" и использовалась как императорский сад. Все здания в комплексе назывались Beşiktaş Sahil Sarayi (в переводе примерно как дворец Бешикташ на побережье) (Поправьте меня?)

Во времена правления султана Абдул-Меджида I (1823-1861 гг) Beşiktaş Sahil Sarayi был снесен и на его месте возведен известный нам дворец Долмабахче. В строительстве принимали участие дворцовые архитекторы Карапет Бальян, Никогос Бальян, и другие.

Дворец был построен к 1856 году, и после этого дворец Топкапы остается покинутым - все последующие султаны жили во дворце Долмабахче. После основания республики, Мустафа Кемаль Ататюрк также останавливался здесь время от времени в период 1927-1938гг, в общей сложности он провел здесь 4 года, и умер во дворце 10 ноября 1938 года в 9 часов 5 минут.

Функционально дворец разделен на 3 части:1. Selamlik - административная часть, где решались государственные дела2. Haremlik - гарем, семейная часть, где жил султан и его жены3. между 1 и 2 частью - Muayede Salonu - большой церемониальный зал, где принимались главы иностранных государств, устраивались официальные приемы.Во дворце - 285 комнат, 44 холла, 68 туалетов и 6 турецких бань. Как единое здание, это самый большой дворец в Турции, располагается на площади 14.595 кв. метров.

Дворец сохраняет традиционный турецкий дизайн - холл посредине, окруженный комнатами, однако декорирован он в западных традициях барокко, рококо и неоклассики.

Моя экскурсия была только по Селамлык, то есть только по официальной части (приходить в 3 часа дня оказывается уже поздно для того, чтоб увидеть и гарем). В любом случае, красота салонов просто поражает - под высоченными потолками, расписанными художниками и богато украшенными золотом - огромные люстры чешского и французского хрусталя, ковры Хереке.Источник: http://www.istanbultsili.net/wp-content/gallery/dolmabahce-palace

Мебели не так много - кресла, софы и от этого огромный холл выглядит еще более внушительным. Спасибо ryzhaya_stana, которая разглядела на фото шкуру медведя, подаренную царем Николаем II :)

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/f/f0/Dolmabahce_Palacasdfe.jpg

Однако церемониальный зал Muayede Salonu поражает окончательно - здесь соединены 2 этажа в 1, и потолок как в церкви в мечети - под арочными сводами,с 56 мраморными колоннами в основании, а высота под куполом 36 метров (сначала даже не поверила - это ведь высота 10-12 этажного дома! Но, наверно, в самой высокой точке под куполом так и есть).4,5 тонная люстра из Англии, подарок королевы Виктории, украшает зал. Посреди такого великолепия чувствуешь себя маленькой пылинкой. Пишут, что в этом зале могут разместиться 2500 тысячи человек (может, будет им тесновато, но вполне реально).

Источник: http://www.istanbulgezi.net/image-tarihi-eser/saraylar/dolmabahce-sarayi/salon-muayede.jpg

Источник: http://www.whereis-istanbul.com/906-dolmabahce-palace-istanbul-detail

Изредка и сейчас здесь проходят визиты иностранных делегаций - видимо, поражают красотой. Наш гид все повторял, что два года назад с визитом была королева Нидерландов , и ей-то разрешили съемку внутри дворца, а нам, простым смертным, можно только довольствоваться фотографиями из интернета.

По саду дворца приятно походить.

На морском берегу дворца находится 600 метровая набережная пристань, с ажурными воротами.

Как я уже говорила, камера отказалась работать без подзарядки, поэтому фото с телефона.Здесь виден фасад дворца:

В целом, дворец мне понравился, а вот сама экскурсия - нет: на 1 экскурсовода было более 50 человек, экскурсия на английском, и рассказывал он очень быстро и достаточно мало. Быстро-быстро пробежали мы по дворцу, останавливаясь далеко не везде. Мне -то повезло, я была рядом с ним, и еще вопросы задавала, а те, что были в конце группы, вряд ли услышали хоть что-то.

Уже позже, когда я была в особняке Кучуксу, я узнала, что в Долмабахче хранятся картины "нашего" Айвазовского. Теперь я не знаю, пробегали мы мимо них, и нам их не показали, или же они выставлены в гаремной части (хотя мне кажется это маловероятным.)

Иван Константинович Айвазовский (1817-1900), знаменитый художник-маринист, посетил Константинополь впервые в 1845 году в составе Средиземноморской географической экспедиции и был очарован им.В 1856 году (год постройки дворца Долмабахче) он во второй раз посетил столицу Османской империи, и по протекции архитектора Саркиса Бальяна был представлен султану Абдул Меджиту I.Третий визит - в 1874 году, султан Абдул-Азиз заказывает Айвазовскому 10 картин с видами города и Босфора, но тот пишет 30 различных полотен.(Подробнее - тут)

В настоящее время картины Айвазовского находятся в различных музеях Турции (во дворце Долмабахче, в Морском музее, в военном музее) и в частных коллекциях. К сожалению, я так и не смогла выяснить, какие именно картины находятся в Долмабахче, но наверно, это не так важно. (Важно что я не увидела ни одной) Имеет значение сам факт такой русско-турецкой дружбы, восхищение Константинополем, и как раз Константинополем времени султана Абдул-Меджита I, по приказу которого построен дворец.

Вот дворец, который построил султан,

А это картина, которая где-то в музее хранится,во дворце, который построил султан.

А это - российский художник Иван,который создал эту картину,которая где-то в музее хранится,во дворце, который построил Султан.

источник: http://artpoisk.info/artist/ayvazovskiy_ivan_konstantinovich_1817/vid_na_konstantinopol_i_bosfor/

Рассматривая картину "Вид Константинополя и Босфора" (1856 год) (кстати, картина эта была продана в 2012 году на британском аукционе Sotheby за 3 миллиона 230 тысяч фунтов стерлингов) я ясно представляю, как султан со своей свитой переправляется на кораблях на другой берег Босфора в свою летнюю резиденцию, Бейлербейи дворец.

Предлагаю переправиться на ту сторону вместе и посмотреть на дворец Бейлербейи (Название которого можно перевести как "Господин среди Господ") в следующем посте.

А в этом - еще прогуляемся рядом с дворцом, ведь тут есть еще одно очень интересное здание - Часовая башня Долмабахче.Вы помните, я уже рассказывала про Часовую башню в Измите (и там же упоминала Часовую башню в Измире) - обе они были возведены в честь 25 -летней годовщины правления султана Абдул-Хамида II.Часовая башня Долмабахчебыла построена дворцовым архитектором Саркис Бальян (сын Карапета Бальяна, архитектора дворца Долмабахче) в 1890-1895 гг в стиле необарокко и ампир.Все стороны у нее разные.Еще одну часовую башню мы увидим в этом путешествии.И завершаю виртуальную экскурсию по дворцу Долмабахче видом на Босфор, что открывается с него:

deniz-kizi.livejournal.com

28 Я рисую Стамбул. Стамбул. Город воспоминаний

28

Я рисую Стамбул

Когда мне было пятнадцать лет, я начал в огромных количествах рисовать стамбульские виды. Дело здесь было не в какой-то особенной любви к городу. Просто рисовать натюрморты или портреты я не любил, да и не умел, и единственное, что мне оставалось, — рисовать Стамбул таким, каким я видел его из своего окна или выходя на улицу.

Мои рисунки разделялись на две большие группы.

1. Картины, изображающие здания на берегу Босфора и силуэт города на фоне неба, — то есть, главным образом, те виды, которые приезжие из западных стран уже два века подряд находят «завораживающими». Из окон нашей квартиры в Джихангире сквозь просветы между домами было видно Босфор, Девичью башню, берега Ускюдара и Фындыклы; позже мы переехали в Бешикташ, на вершину холма, откуда открывался впечатляющий вид на вход в пролив, мыс Сарайбурну, дворец Топкапы и силуэт старого города — все это я мог рисовать, даже не выходя из дома. При этом я ни на минуту не забывал, что рисую не что-нибудь, а знаменитый на весь мир «вид Стамбула». Поскольку я рисовал всем известные, многократно растиражированные виды, я редко задавался вопросом, в чем заключается красота моего рисунка. Закончив его, я спрашивал сам себя, а потом и своих близких (как буду спрашивать всю свою жизнь): «Красиво? Хорошо у меня получилось?» — при этом заранее зная, что получу утвердительный ответ, обусловленный уже самим выбором темы.

Будучи с самого начала уверен в том, что получится красиво, я рисовал как моей душе было угодно, не пытаясь вообразить себя тем или иным западным художником. Я не пытался сознательно подражать европейским мастерам, однако их влияние все равно проявлялось в каких-нибудь мелких деталях: босфорские волны я рисовал немного по-детски, подобно Дюфи[81], облака — на манер Матисса, а вместо самых мелких деталей, которые не мог прорисовать, ставил пятнышки краски, как заправский импрессионист. Иногда я черпал вдохновение в почтовых открытках с видами Стамбула или в картинках календаря. То, что у меня в итоге получалось, было весьма похоже на работы турецких импрессионистов, которые через сорок — пятьдесят лет после появления импрессионизма во Франции принялись рисовать знаменитые виды Стамбула, подражая манере своих парижских учителей.

Поскольку все и так знали, что выбранный мной вид красив, и мне не нужно было убеждать в этом ни себя, ни других, процесс рисования действовал на меня успокаивающе. Часто бывало так, что меня охватывал нестерпимый художнический зуд, я готовил холст и краски, дабы перенестись в другой мир, брал в руки кисть — и не знал еще, что именно буду рисовать. Но это было не важно, поскольку меня интересовал не сюжет картины, а сам процесс ее создания, и вот в который раз я приступал к изображению одного из тех видов, что открывались из наших окон, — хоть сейчас на открытку. Мне было нисколько не скучно рисовать одно и то же в сотый раз. Я мгновенно с головой погружался в работу и ускользал из этого мира — вот что имело для меня значение. Стараясь изобразить плывущие по Босфору корабли в соответствии с перспективой (забота всех рисующих Босфор художников, начиная с Меллинга), вырисовывая силуэт мечети на заднем плане, кипарисы, купола, маяк на Сарайбурну, паром, пересекающий пролив, и ближе к краю картины — рыбаков, я словно сам оказывался там, среди того, что рисую, сам становился частью рисунка.

Когда процесс достигал самой прекрасной, завершающей стадии, другой мир, существующий в моей голове, внезапно становился реальным, обретал материальность, и голову мою кружил удивительный, странный восторг. Я забывал, что изобразил известный вид, который именно в силу своей известности и должен был всем понравиться, — передо мной лежало чудесное произведение моей собственной фантазии. Завершая рисунок, я бывал охвачен таким радостным волнением, что мне хотелось погладить свое детище, приласкать его, даже укусить и съесть. Но случалось (чем дальше, тем чаще) и так, что невинную детскую гармонию моей фантазии что-то нарушало, я не мог полностью уйти в мир воображения и чувствовал, что меня выталкивает из него назад, к проблемам мира реального. В такие моменты мной овладевало желание мастурбировать.

Такого рода рисование было похоже на «наивную поэзию» в понимании Шиллера. Выбор сюжета и, в большей степени, само сознание, что я рисую, повинуясь лишь своему внутреннему чувству, — вот что было важно, а вовсе не то, как я рисую, в каком стиле, к каким приемам прибегаю.

2. Красочный, веселый и беззаботный детский мир моих рисунков постепенно стал казаться мне и в самом деле слишком уж наивным, и я перестал получать от рисования прежнюю радость. Подобно тому как мои любимые игрушки — машинки, которые я когда-то так увлеченно выстраивал в стройные колонны на ковре, ковбойские пистолеты, привезенная папой из Франции железная дорога — уже не могли заставить меня позабыть домашнюю скуку, так и красочные наивные мои рисунки перестали спасать от серой повседневности жизни. Тогда я прекратил рисовать всем известные виды и обратился к тихим улочкам, безлюдным маленьким площадям, мощенным брусчаткой аллеям (если аллея вела к Босфору, то в конце ее проглядывали море, Девичья башня и азиатский берег), деревянным домам с эркерами. Все это я рисовал черным карандашом на бумаге или же маслом на картоне или холсте, но при этом всегда оставлял на картине много белого пространства и старался использовать как можно меньше красок. У меня было два источника вдохновения. Первый из них — черно-белые иллюстрации, все чаще появлявшиеся в газетных и журнальных исторических колонках. Мне очень нравилась тихая печальная поэзия изображенных на них окраин. Держа в уме эти иллюстрации, я рисовал маленькие мечети, полуразрушенные стены, арки византийских акведуков и длинные ряды постепенно уменьшающихся скромных деревянных домиков (я тогда только что открыл для себя понятие перспективы и рад был подчиниться ее правилам). Вторым источником вдохновения был Утрилло[82], чьи картины я знал по репродукциям, а биографию — по довольно-таки мелодраматичному роману, описывающему историю жизни художника. Если мне хотелось нарисовать картину в стиле Утрилло, я изображал на ней маленькие улочки Бейоглу, Тарлабаши или Джихангира, потому что там практически не было видно мечетей и минаретов. Я ходил по этим улочкам с фотоаппаратом и делал снимки — в конце концов их у меня накопились сотни (на страницах этой книги представлены некоторые из них). Когда мной овладевало желание рисовать, я доставал одну из своих черно-белых фотографий и, поглядывая на нее, принимался за дело. Окна многоэтажных зданий на моих картинах были неизменно снабжены жалюзи — в Стамбуле их почти не водится, но мне хотелось создать «парижскую атмосферу». Заканчивая работу, я снова чувствовал воодушевление, но не совсем такое, как раньше. Теперь я уже реже представлял себе, что мой рисунок одновременно отображает реальность и мои фантазии или что я являюсь частью этого знакомого и тем не менее прекрасного мира. Для того, чтобы выйти за пределы собственного «я» (а без этого рисовать я не мог), такой наивной игры воображения было уже мало, я прибегал к новому, гораздо более сложному и хитрому трюку — представлял себя неким человеком по имени Утрилло, жившим некогда в Париже и рисовавшим такого рода картины. Конечно, речь не шла о полном самоотождествлении с другим человеком. Когда я рисовал виды Босфора, только небольшой уголок моего сознания верил в то, что я — часть нарисованного мира; так же и теперь лишь малая часть моей личности отождествляла себя с Утрилло. Но эта новая игра очень помогала, если на меня вдруг нападала странная неуверенность в своих силах, природу которой я и сам не мог понять, и я начинал сомневаться, достаточно ли хороша моя картина и найдут ли ее «красивой» и «исполненной смысла» те, кому я ее покажу. При этом я чувствовал, что чрезмерное увлечение таким «перевоплощением» сужает мои возможности. Иногда, рисуя, я терял контроль над собой, на меня накатывала волна восторга, пенилась, росла — и вдруг расшибалась о берег, оставляя меня грустным, растерянным и желающим только одного — отдохнуть. (Вскоре я испытал такую же последовательность чувств во время своего первого сексуального опыта.)

Закончив работу, я вешал еще влажную картину, торопливо срисованную с одной из моих фотографий, на стену на уровне глаз и пытался представить, что ее нарисовал кто-то другой. Если я был доволен тем, что вижу, меня охватывало чувство блаженства и уверенности. Мне замечательно удалось передать печальную атмосферу этой улочки! Но чаще всего при взгляде на картину мне начинало казаться, что с ней что-то не так, чего-то не хватает. Тогда я принимался смотреть на нее с разных точек зрения: то справа, то слева, то отойдя подальше, то приблизившись вплотную; иногда в отчаянии хватался за кисточку и пририсовывал какую-нибудь деталь, пытаясь заставить себя полюбить свое произведение, но тщетно. Я больше не верил, что я — Утрилло или что во мне есть что-нибудь от Утрилло, и поэтому, словно после соития, меня охватывала тоска. Картина была плоха не потому, что плох был выбранный мною вид, а потому, что я плохо ее нарисовал. Я не был Утрилло — я был просто человеком, нарисовавшим картину в его стиле.

Сознание того, что я могу рисовать, только представляя себя кем-то другим, огорчало меня (позже оно окончательно отравит мне радость рисования), но нельзя сказать, чтобы я стыдился этой своей особенности. Подражая стилю, особому взгляду или приемам какого-нибудь художника (слово «подражать» я, впрочем, применительно к себе никогда не употреблял), воображая, что становлюсь кем-то другим, я обретал и свой собственный стиль, свою собственную индивидуальность. Это вселяло в меня не вполне осознанную гордость. Так я впервые столкнулся с противоречием (впоследствии оно долго не давало мне покоя), которое европеец назвал бы парадоксом: мы можем обрести свою собственную индивидуальность, только подражая другим. Беспокойство, которое я ощущал, сознавая, что нахожусь под влиянием другого художника, было не таким уж глубоким: в конце концов, я был еще ребенком и отчасти продолжал воспринимать рисование как игру. Еще больше утешала меня мысль о том, что город, Стамбул моих фотографий и картин, влиял на меня сильнее, чем творчество какого бы то ни было художника.

Порой, когда я увлеченно работал над картиной, в комнату, постучав, входил отец. Увидев, что его сын охвачен творческим пылом, он преисполнялся уважением, как когда-то, застав меня играющим с пенисом, и шутливо, но без малейшей снисходительности в голосе спрашивал: «Как дела, Утрилло?» Это напоминало мне, что я еще, в сущности, ребенок и мне не зазорно подражать другим. Когда мне было шестнадцать, мама, не оставившая без внимания серьезность моего увлечения живописью, дала мне ключ от нашей старой квартиры в Джихангире, где в то время хранилась старая мебель, и позволила мне использовать ее как студию. По выходным, а иногда и по будням после колледжа я приходил в эту нежилую холодную квартиру, зажигал газовую печку, выбирал одну-две фотографии из своей коллекции и, согревшись, принимался за дело — рисовал в порыве вдохновения пару громадных картин. Потом, усталый, измученный и охваченный какой-то странной грустью, шел домой.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

Музеи и галереи Стамбула - YaTuristka.ru

фото by flickr/infixing

Сегодня столица Турции Стамбул переживает ренессанс во многих аспектах жизни, особенно в искусстве. В обзоре его лучшие галереи, музеи и немного ресторанов, где будет вдоволь пищи для ума и для тела.?

Это может показаться странным ехать в Стамбул, чтобы пообедать в итальянском ресторане, но в 2011 году самые горячие столы в городе были те, что накрывались в только что открытом Cipriani. Это почти точная копия Harry’s Bar в Венеции, вплоть до столового серебра, скатертей и подписи Беллини. ?Cipriani — сказочное место во всех отношениях. Внимательный, добродушный, персонал в белых пиджаках и великолепная еда. Несмотря на то, что это ресторан итальянской кухни, недостатка в турецких ингредиентах не будет.

Cipriani это ресторан, который излучает роскошь и благосостояние и в нем как в зеркале отражается экономический подъем Стамбула. За десять лет население города возросло с 10 до 13 миллионов человек. По версии журнала Forbes, 36 миллиардеров живут в турецкой столице, что больше, чем в Лондоне или Гонконге.?

Радует, что экономическое благополучие отразилось не только на открытии новых ресторанов, но и на бурном развитии сферы искусства в городе. В своей книге «Музей Невинности» турецкий новеллист, лауреат Нобелевской премии, Орхан Памук пишет, что до начала 1960-х годов в Стамбуле не было ни одного музея, в котором можно было бы увидеть живопись. А за последнюю декаду открылось четыре крупных частных художественных музея, несколько галерей, целью которых является не прибыль, а организация выставочного пространства для художников.

фото by flickr/muratgermen

Более 200 коммерческих галерей сотрудничающих с художниками нового поколения. Доказательством актуальности и востребованности турецкой живописи может служить тот факт, что на аукционе Sotheby’s в Лондоне в 2011 году произведение современного турецкого искусства было продано за 2.33 млн. английских фунтов.

Среди новых музеев самый известный — это Istanbul Modern. Он открылся в декабре 2004 года в помещении бывшего таможенного склада на набережной в Каракей (Karako?). Музей стал подарком промышленника Доктор Нежат Ф Есзасибас «будущим поколениям Турции».

фото by flickr/gulinvardar

Наряду с постоянной экспозицией произведений Julian Opie, Olafur Eliasson, Richard Wentworth и Jennifer Steinkamp, в музее постоянно проходят временные выставки. Среди интересных была ретроспектива пейзажей китайского художника Yao Lu и видео инсталляции, в основном турецких художников.

Особенно впечатляет грандиозная инсталляция Jennifer Steinkamp. Это цифровое изображение четырех анимированных сверхъестественных деревьев, которые изменяются на ваших глазах в зависимости от времени года: осень, зима, весна и лето. Инсталляция была создана в 2003 году для Стамбульского Биеннале, и установлена в удивительном месте в Цистерне Базилике (Yerebatan Sarnici) 6 века.

фото by flickr/???????

Цистерна Базилика (Yerebatan Sarnici) – это крупное подземное водохранилище Константинополя. В базилике хранился резерв питьевой воды на случай засухи или осады города. Несмотря на мрачноватую фоновую музыку и аляповатое цветное освещение, водохранилище остается убедительным архитектурным чудом. Сводчатый потолок базилики поддерживают 336 мраморных колонн восьмиметровой высоты (12 рядов по 28 колонн). Колонны были привезены из разных греческих и римских храмов, поэтому они отличаются друг от друга сортом мрамора и видом обработки. Наиболее знаменитыми являются две колонны с чудовищными головами Медузы Горгоны в основании. Головы настолько страшны, что колонны специально были установлены вверх ногами так, чтобы головы оказались под водой.?

Милой достопримечательностью музея Istanbul Modern является его кафе и терраса. Меню состоит из того, что можно назвать современной турецкой кухней: салаты из свежих продуктов и соки.

С террасы открывается один из лучших видов не только на исторический центр Султанахмет (Sultanahmet), огромные купола и минареты, но и на Босфор с его активным движением и фрегатами при полном параде с разноцветными флагами всех Черноморских наций.

фото by flickr/SemperNovus

В историческом районе Султанахмет находятся 3 000 мечетей и обязательные для посещения Рустем-Паша (Rustem Pasha).

В пригороде Emirgan, есть еще один потрясающий музей Sakip Sabanci Museum. При нем также имеются ресторан и терраса с великолепным видом на Босфор. Музей был преобразован из виллы 19-го века с видом на пролив.

Музей назван в честь его основателя бывшего промышленного магната, ставшего меценатом. В роскошных комнатах, обставленных по моде 19-го века висят картины, среди которых произведения великого русского морского художника Ивана Айвазовского. Верхний этаж галереи отведен для изысканных образцов Османской каллиграфии и иллюстраций.?

В музее проходили временные выставки, в том числе Дали, Йозефа Бойса, Пикассо и Родена. Хотя порой и создается впечатление, что многие приходят сюда не в поисках пищи духовной, а ради того, чтобы пообедать блюдами от шеф-повара Питера Гордона. В меню кафе при музее входят пряные колбасы и хумус, вкусные миксы артишока, фенхеля, бобов, граната, красавки и щавеля.?

фото by flickr/Oloa

В книге «Музей Невинности» Памук пытается оценить связь музеев и ресторанов в Стамбуле. Он отмечает, что, действительно, Istanbul Modern и Sakip Sabanci до некоторой степени были в тени у собственных кафе, которые открыты до полуночи и имеют отдельные входы, так что пришедшие поужинать могли вообще не обращать внимания на искусство. Террасы и кафе при галереях и музеях стали своего рода местом встречи промышленной и культурной элиты Стамбула.

фото by flickr/Hodolomax

Еще одной любопытной культурной площадкой Стамбула стал открытый в 2007Santralistanbul. Он позиционировался как турецкий Tate Modern, и занимает помещение бывшей электростанции, которая была перестроена в пятиэтажное выставочное пространство. Великолепное в своей шероховатости и некоторой необработанности, все в бетонных и стальных конструкциях, помещение идеально подходит для демонстрации современного искусства.

В подвале Santralistanbul находится Музей Энергии. Путь туда лежит через Турбинный Зал, где все еще стоят турбины – монументальные сооружения из чугуна, построенные компаниями Siemens и AEG, которые действовали до 1983. Пройдя через зал с турбинами, посетители оказываются в операторской, где можно почувствовать себя прямо как в научно-фантастическом фильме. Отсюда электричеством снабжался весь город. Под Турбинным Залом гениальный выставка, посвященная физике и производству электроэнергии. Дидактическая, но совсем не скучная экспозиция с 22 интерактивными дисплеями, из которых каждый узнает больше, чем из однообразных уроков по физике в школе. Выставка настолько занимательна и интересна, что возникает уверенность, что побывай ты на ней в детстве, то обязательно бы выбрала профессию инженера. Напичкав голову большим объемом сведений из области ядерной прикладной физики, можно выпить освежающего мятного лимонада в стильном и авангардном Tamirane, который находится по соседству от Santralistanbul.

Кстати, добраться до музея просто, на бесплатном автобусе, который ходит каждые 20 минут от Культурного Центра Ататюрка (Atat?rk K?lt?r Merkezi) на Площади Таксим (Taksim). ??

От нарочитой простоты и минималистичности Santralistanbul переходим к противоположной крайности Pera Museum. Интерьеры этого музея выполнены в стиле арт-деко, в его стенах царит атмосфера степенности и спокойной уверенности. Здесь представлена одна из лучших коллекций анатолийских мер и весов (которая гораздо интереснее, чем это звучит, ведь если бы не были изобретены средства измерения, то как бы тогда развивалась торговля?), галерея керамики и этаж посвященный ориенталистикой живописи Стамбула.

фото by flickr/rangaku 1976

Ключевыми работами в Pera Museum являются два пейзажа 18-го века башни Галата кисти немецкого художника Антуана-Игнаса Меллинга (Antoine-Ignace Melling). Кстати, эта сторожевая башня 14-века на холме в самом сердце города в районе Бейоглу (Beyog?lu) стоит того, чтобы подняться на её смотровую площадку, откуда открывается превосходный круговой обзор на город.

Меллинг, увековечивший башню в своих полотнах, приехал в Константинополь в возрасте 19 лет и остался здесь на 18 лет. Он был приближен ко двору султана, для которого спроектировал сад и лабиринт. Немецкий художник имел привилегированный доступ во дворец Топкапы (Topkapi) и возможность жить там. Благодаря этому ему удалось в деталях передать образ Гарема – великолепной тюрьмы с изысканной обстановкой для жен султана, которая была закрыта для всех кроме женщин, запертых там и евнухов, которые охраняли их и султана.

??Работы Меллинга до сих пор находят отклик у молодых турецких художников. В 2010 открылась галерея Arter, где была представлена видео-инсталляция художника Inci Eviner на основании образа гарема, изображенного на картинах Меллинга.??

Галерея Arter занимает пятиэтажный особняк в оживленной части города между площадью Таксим и Бейоглу. Она позиционируется как некоммерческое выставочное помещение. Программа выставок постоянно меняется.

Arter не надо путать с Arte — коммерческой галереей за пределами Истикляль (Istiklal) в старинном каменном здании с внутренним двориком, где была организована провокационная и даже почти оскорбительная выставка работ, в которых женская форма была сведена к изображению гениталий.

фото by flickr/Sylvain S3

Довольно неожиданная подборка работ, учитывая, что в Стамбуле растет число женщин, которые носят платки и нынешнее правительство заметно более исламистское, чем предыдущие администрации. ?

фото by omerakinlar

Среди коммерческих галерей, можно вспомнить Galerist в элегантном здании называемом Misir Apartment. Галерея находится над House Caf? – модная сеть заведений, где можно выпить сладкого ароматного турецкого чая (Turkish?ay) из стакана в форме тюльпана.

фото by flickr/Oloa

Не поленитесь зайти в PG и PiArtworks на Bogazkesen Caddesi в ?ukurcuma. В лабиринте узких переулков, которые, кажется, прыгают вниз по склону между Истикляль и набережной, с множеством причудливых магазинов, продающих то, что одни могут принять за антиквариат эпохи средневековья, а другие — за мусор.

?ukurcuma — это грубоватая и темная, но быстро улучшающая, часть города, воспринимается как совсем потусторонний мир по сравнению с другими районами Стамбула. Но на самом деле он всего в четырех остановках на чистом аккуратном метро от площади Таксим.

Относительно общественного транспорта в Стамбуле, можно смело порекомендовать трамвай, поезд, паром или фуникулер, так как они быстрее, чем такси. Между прочим, стамбульский T?nel — самое короткое и второе старейшее метро в Европе. Это палочка-выручалочка для всех, кто не хочет взбираться в гору после посещения, например, Галатского Моста. ?

Итак, суммируем! Огромный, раскидистый, а иногда хаотичный Стамбул удивительно привлекателен для посещения. Еда превосходная, архитектура внушительная, люди неизменно вежливым и дружелюбным. ?

Но все-таки возникает некоторое беспокойство, что этот безумно быстро растущий и процветающий мегаполис становится все менее светским и склоняется в сторону усиления ислама во всех отраслях жизни. Четыре или пять лет назад женщины в платках были здесь незначительным меньшинством, а теперь они преобладают. Часто проходят студенческие демонстрации против слияния религии и образования.

Эти тенденции проявляются в художественной сфере. Некоторые произведения глупы, несерьезны, банальны или просто далеки от изысканности, но все это форма провокации или протеста, чтобы привлечь внимание всего мира к судьбе турецкого искусства.

Читать также:

Стамбул – город воспоминаний и контрастов. Минареты и мартини

В Стамбул на выходные. Главные достопримечательности Стамбула

yaturistka.ru

Стамбул на акварелях графа Амадео Прециози

Мальтийский художник Амадео Прециози ( 1816 - 1882 гг.) полжизни прожил в Стамбуле и оставил множество рисунков города. Особенно его интересовал быт горожан, которых он изображал с легкой иронией и  юмором. (Все рисунки кликабельны)Османские женщины

Счастливая старость

Улица Стамбула

Слепой дервиш и его ученик.

Кружащиеся дервиши Мевлеви.

Османский кабинет

У дверей мечети

Вдова и чтец Корана на кладбище

Район Галата

В кафе

Большой Базар

Двое на кладбище

Вдова с сыном на могиле мужа.

Прогулка по Босфору.

Выезд гарема

Прогулка

Женщины в хаммаме

Женщина и обувщик

Рынок тканей

Торговцы

Плов

Пикник

Сельская идиллия

Во дворе мечети Баязет

Восток в изобразительном искусстве:Константинополь на иллюстрациях 19 века.Карло Боссоли и его Крым в 1840-1842 годах.Османская империя на литографиях 18-19 века.Древний Китай на картинах современных художников.Арабский мир на картинах художников-ориенталистов

Tags: Стамбул, Турция, живопись

maximus101.livejournal.com

Как иллюстраторы разных стран видят Турцию и Стамбул

Началось все с того, что подруга прислала мне милые и смешные иллюстрации о Турции и Стамбуле, которые сделала девушка по имени U Jung из Кореи. Я сразу решила опубликовать их в блоге, а в процессе обнаружила целые залежи не менее прекрасных работ. Все они сделаны абсолютно в разных стилях авторами из разных стран, которые по своему передали красоту, дух и самобытность страны и города.

 

Галерея “Merhaba, Turkey” (“Здравствуй, Турция!”).Автор — U Jung (Корея, Сеул)

u jung u jung1 Эта иллюстрация - гимн турецкому народу и его неспешности и расслабленности. Просто попадание в 10 из 10 :) Эта иллюстрация — гимн турецкому народу и его неспешности и расслабленности. Просто попадание в 10 из 10 :)

 

Иллюстрация “Iki gözüm İstanbul” (“Стамбул во все глаза”)Автор — Erhan Cihangiroğlu (Турция, Стамбул)

Стамбул, иллюстрация, Варенье из инжира

Эту иллюстрацию я считаю своим портретом. :)

 

Галерея Istanbul Diary (Стамбульский дневник)Автор — Avradi Nova (Турция, Стамбул)

Стамбул, иллюстрация, Варенье из инжира Кстати, забавно, что вот этот повторяющийся узор — классический зентангл в зенарте, прямо родным кажется. Стамбул, иллюстрация, Варенье из инжира

 

 

Акварели, посвященные разным района СтамбулаАвтор — Zeynep Oba (Турция, Стамбул)

 

Турецкий кофе с просторов Tumblr

Стамбул, Турция, иллюстрации, турецкий кофе, блог "Варенье из инжира"

Мне кажется, кружка с таким узором есть в любой кофейне-ресторане в Турции, а также практически в любом доме. И в Русско-турецком культурном центре, где я грызла турецкий язык два года, нам на занятииях приносили именно эти кружки.

 

Turkey AndАвтор — Himaruya Hīdekazu (Япония)

Стамбул, Турция, иллюстрации, турецкие мужчины, турки

Для меня, как для бывшей анимешницы, эта иллюстрация — просто клад! Все при всем: котик, мороженщик в феске и галантные кавалеры один лучше другого (мой выбор — тот, что в адидасе с цветами).

Стамбул, Турция, иллюстрации, турецкие мужчины, турки

Любовь и умиление, жаль, варианта с Россией нет. Хотя, если воспринимать символично, то уже и не будет, наверное.

 

Картина «The Magic of Istanbul» (Магия Стамбула)Автор — Purple Snow (Кёльн, Германия)

purple snow

Галерея «şehir hatları / ferry lines» (паромная переправа)Автор — Gizem Güvendağ (Турция, Стамбул)

«There is only one nice way of transportation in İstanbul!» — комментирует автор, и спорить с ней совсем не хочется, ведь паромы через Босфор чудо как хороши.

Стамбул, Турция, иллюстрации

Стамбул, Турция, иллюстрации

Стамбул, Турция, иллюстрации

 

 

 

Как вам иллюстрации, какие больше всего понравились? Похоже на то, как вы видите Турцию?

 

Читать на эту тему

comments powered by HyperComments

incir.ru