Сакская царица Томирис: биография, век правления. Томирис картина


Виктория: Легенда о Томирис

Любовь и смерть

Томирис - имя, которое наверняка известно человеку, даже не увлекающемуся историей. Не так много женщин-воительниц существовало на этой земле, чтобы не знать их имена. А Томирис, беспорно, была не только умным и смелым стратегом - обладая вполне мужским характером, жестким и волевым, она в то же время была абсолютной женщиной, красивой и страстной, познавшей и сладость, и горечь любви, и радость материнства.

Муканова-Хуршудян Дана.Томирис

Как это было?

Томирис (приблизительно 570—520 гг. до н. э.) — царица саков-массагетов, рассказ о войне с которой персидского царя Кира приводит Геродот («История» I 205—214).

Томирис являлась потомком вождя скифов Ишпакая. Правнучка Мадия, внучка или дочь легендарного царя Сыпыра (Спаргапис).

Примерно в 530—529 гг. до н. э. царь Мидии — Кир, покорив множество стран и получив титул «властитель Азии», отправился в поход на Великую степь. Наступление начал с Сырдарьи, примерно между Туркестаном и Отраром. Саками в то время правила вдова их царя — Томирис. Мужем Томирис являлся принц тиграхаудов Рустам, который тоже погиб в бою от рук Кира. Кир отправил посла к царице с предложением выйти за него замуж и объединить два народа в одно государство без всякого боя. На что сакская царица гордо ответила отказом.

Первый бой завершился победой саков, которых возглавил сын Томирис — Спаргапис. По сакским обычаям, победа всегда обмывалась, воспользовавшись этим, персы подкинули ночью сакским войскам сильное вино, в результате чего сакские воины оказались опьянёнными. Этим воспользовался Кир, захватив в плен одну третью часть войска саков и сына царицы — Спаргаписа. В плену он покончил с собой. Так же героически погиб при этой битве легендарный богатырь Рустам, сын царя тиграхаудов Кавад, муж царицы Томирис.

В решающей битве участвовали и женщины, девушки-саки, которые бросились с самой царицей в битву в последний решающий момент. Этот бой Геродот назвал «самым жестоким и великим». Кровавый бой завершился победой саков, где персы не ожидали увидеть на поле сражения мужественных женщин.

Валерий Юрьев . Томирис

По Геродоту, все персы погибли на поле боя, среди них был и Кир. Это было сильным ударом для Персии, военный авторитет государства среди соседей упал. Больше не стало великого «властителя Азии». Так было окончательно разбито войско «властителя Азии» Кира сакской царевной Томирис. Впоследствии преемником Кира стал Гаумата (или Лжебардия), выдавший себя за Бардию (греч. Смердиса) — младшего брата Камбиса, но его вскоре сменил копьеносец Дарий, избранный заговорщиками убивщими Гаумата.

Победа была достигнута за счет потери большой части населения саков из родов массагетов, тиграхаудов и хаомаваргов. Отрубив голову Кира и наполнив кожаный мешок его кровью вместе с кровью двух предателей, Томирис при всех воскликнула: «Ты хотел крови, так пей ее до дна!» — и бросила его голову в этот мешок.

Pieter Pauwel Rubens" Thomyris, Queen of the Scythians & the Head of Cyrus " ( 1620 - 25 )

Томирис была гибким стратегом, пользовалась большим авторитетом среди населения, о чем можно судить по тому, что после её смерти сакское государство управлялось не одним, а тремя правителями. Среди народа существует много легенд о героизме сакской царицы Томирис. В Казахстане очень популярно имя Томирис.

Как это было на самом деле?

Имя царицы Томирис стало легендой. Но какой? Жестокой и кровавой легендой, в которой царица массагетов предстает перед нами грозной воительницей. В которой она, правительница, разгадывает замыслы царя персов Кира и жестоко, публично расправляется с ним.

Об этом пишут сухие учебники истории. Об этом знают простые люди, если спросить их: «А что вызывает в вашей памяти это имя — Томирис?»

Мало того — даже художественные экранизации, многие балетные постановки знаменитых событий прошлого не говорят правды, все они только лишь построены на единственном историческом эпизоде, самом «популярном» из насыщенной не менее удивительными событиями жизни Томирис.Вы знаете этот эпизод. Вот он, вкратце:

В очередном удачном сражении персидский царь Кир нанес сокрушительное поражение сакским племенам. Поверженное племя потеряло своего вождя, Рустама, которого они, по преданию, называли «Белым Вождем». На трон саков садится Томирис.

Портрет Кира II Великого. Современная реконструкция на основе изображения на рельефе в Пасаргадах, по мнению ряда историков носящего портретные черты Кира.

Царя Кира поражает рассказ о царице, вдове Томирис... Женщине, о чьей красоте ходила молва, соединившей в себе силу и женственность, мудрость и верность, любимице всего народа саков. И Кир, поняв, что это необыкновенная женщина, посылает богатые дары — как будто прося руки Томирис, и корону — знак того, что предлагает разделить с ним царствование, на самом деле имея намерение легко захватить ее землю. Но Томирис угадывает за подарками хитрый замысел и отвечает так: «Тебе нужна моя земля, но не я. У тебя достаточно без меня красивых наложниц».

И после этого он со своим многотысячным войском вторгся на ее землю — прикаспийские степи Средней Азии. Несколько дней Кир шел по чужой земле, не встречая ни одного противника. Тогда он остановился, раскинул в степи шатры, разбил лагерь и оставил в нем часть своего войска — старых, слабых и больных. В шатрах он накрыл столы яствами и винами...А сам с основным войском скрылся невдалеке. Войско Томирис напало на лагерь и перебило больных и слабых воинов Кира. И, празднуя легкую победу, саки воздали должное столам в шатрах. Кир напал на них, пьяных, и легко перебил войско.

Томирис была в страшном гневе, узнав от послов Кира, как он разделался с ее воинами. Через своих послов она передала Киру: «Кровожадный Кир, не кичись своим подвигом! Ты коварностью одолел моего сына, а не силой оружия в честном бою. Послушай меня: уходи из моей земли. Если не сделаешь так, клянусь тебе Богом Солнца — я, действительно, напою тебя кровью, как бы ненасытен ты ни был!»

И скоро состоялась жестокая и страшная битва, какой не помнил даже сам Кир! Лишь к вечеру стало видно преимущество массагетов (саков), и персы были разбиты. Мертвый царь Кир был обезглавлен, а его голову Томирис ритуально бросила при всем народе саков в бурдюк с кровью со словами: «Ты жаждал крови? Так пей, пей досыта!» Вся легенда. Но это неверно!

Царица Томирис перед головой Кира, Питер Пауль Рубенс

Все представлено так, что... явной ошибки в датах и последовательности событий как бы и нет, а в целом, многократное изложение этой истории оставляет просто извращенное представление о Томирис.

Какая-то ошибка в дате, по большому счету, даже не самое страшное... Страшнее, что личность человека утеряна, почти изолгана! История ведь не только из фактов состоит, она должна, в первую очередь, показывать жизни, судьбы людей, удивительных характеров прошлого.

Но... попробуем хотя бы немножко разорвать холст картины, на которую смотрят современники, полагая, что это они видят царицу Томирис. Разорвать лживый портрет так, чтобы хотя бы немножко проглянула из-за него настоящая, истинная Томирис. Ведь лгут даже ее портреты! Вы видели эти изображения. Пусть это будет...

Ложь первая

На них с царственной осанкой, величественная женщина — да, это верно. Статная, как говорят, «в теле», даже полная по современным меркам... А вот это совершенно не так. Томирис с детства была маленькой, ловкой, быстрой. И взрослая она всегда была довольно худенькой, тонкой, стройной! Цитата из романа Б. Джандарбекова: «...а всадница была действительно хороша! Тонкую, гибкую талию стягивал широкий кожаный пояс...»

Ложь вторая

«Копна иссиня — черных волос...» Кто знает, что Томирис была блондинкой? Да-да, настоящей, «золотой» блондинкой! «Из-под шлема выбивались распущенные волосы, и трудно было решить, чей блеск ярче — бронзового шлема или золотой россыпи волос...» Ни одного темного волоска не было на ее голове! Её любимый конь — да. Был цвета воронова крыла... царица же была блондинкой! Вот это неточность! Маленькая такая неточность...

Ложь третья

«Мужественная, сильная, она в рукопашной схватке с мужчиной одерживала верх...» Никогда Томирис этого не делала. Она прекрасно понимала, что проиграет в любой такой схватке (сегодня это обычно называется «весовой категорией»). Но она превосходно владела мечом. И только так — на мечах вступала в бои с воинами — их грубую силу побеждала ее ловкость. Обучал Томирис ее отец, с малых лет, который был ей и матерью тоже — настоящая мать умерла, когда царица была младенцем.

Эпизод из романа: «Детство ее прошло под звон мечей. Сколько раз ей приходилось спасаться от погони на бешено скачущем коне, прижимаясь хрупким тельцем к отцу и слушая гулкие удары его сердца! Пятилетней девочкой она влезала на самую необъезженную лошадь и, вцепившись, как клещ, в гриву, мчалась на безумном коне по степи. В шесть лет взяла в руки тяжелый акинак (короткий меч саков, персов — прим. ред.). Отец шутя схватился с ней на клинках, но тут же, отбросив меч, с хохотом повалился на кошму. Слишком комично выглядело на крохотном личике свирепое выражение — нахмуренные бровки и сверкающие яростью глазенки. Он изнемогал, а Томирис стояла в растерянности, гнев сменился обидой, из глаз потекли слезы... А через четыре года ему пришлось уже всерьез отбиваться от лихих наскоков дочери».

Ложь четвертая, самая главная ложь

Она связана с легендарным эпизодом, когда Томирис бросает голову Кира в мешок с кровью, громко, чтобы все слышали, говоря ему «Пей досыта!» Этому эпизоду предшествует огромная интрига, которая заплелась вокруг Томирис. Попробуем кратко, только лишь «расставить акценты» так, чтобы стал действительно понятным читателю кровавый эпизод с головой царя персов.

Мужем Томирис был Рустам, могучий богатырь, знаменитый огромной силой, «...огромный, на вид медлительный и даже неповоротливый, он преображался в состязаниях. Шутя, бросал на лопатки сильнейших массагетских богатырей». Но Томирис все же до последнего сомневалась в своем выборе... «...Ее покорили его невероятная сила, исполинский рост, но словно вырубленное из камня лицо с упрямыми скулами, резкая и глубокая черта между густых бровей, диковатый взгляд жгуче-черных глаз отпугивали ее...» Но однажды она увидела, как Рустам улыбается — по-детски и открыто... и Томирис решилась. Следом за свадьбой — угас отец Томирис, который был ей и матерью, и другом, и подругой, и наставником...

«Одна...» — пронзило грудь Томирис... Рустам не смог возместить ей утрату. Томирис с каждым днем охладевала к нему — слишком разными были они. «Рожденный для битв, этот бог войны в обыденной жизни превращался в простого смертного...» И жил так, как энергичная и трудолюбивая Томирис не могла и не хотела: «Рустам любил пирушки, на которых под восторженный рев дружков-бражников съедал в один присест упитанного барашка, запивая его бесчисленными бурдюками кумыса или бузы... Досуг проводил на охоте...»

Это и своенравное поведение Рустама в делах, связанных с властью, в конце концов привело к совершенному отчуждению супругов: «Оборвалась последняя нить. Рустам стал чужим для Томирис...»

И как-то... «Томирис провела бессонную ночь. На рассвете вышла из юрты, легко прыгнула на коня, поводья которого держал жгуче красивый молодой телохранитель. „Кажется, его зовут Бахтияр..." — подумала царица. И позже между ними разгорелась любовь, такая, на которую способна лишь женщина сильная, страстная, пылкая, не боявшаяся почти ничего на свете.Но... это Томирис — любила ТАК. Бахтияр обожал и боготворил ее вначале, а позже... может быть, даже любя ее, но какой-то понятной ему одному любовью... он предал Томирис. Предал жестоко, случился сговор между верхушкой племен, Бахтияра властители просто использовали, как инструмент, как мужчину, на поводу у которого пойдет влюбленная Томирис. Бахтияра так хитро взяли в оборот, что у него, собственно, и выбора-то не было. Но не было и духа, чтобы признаться Томирис во всем.

Узнала она о предательстве от воина Фарнака, который, чтобы рассказать царице об этом, окровавленный, полз много дней к её шатру по степи, усеянной телами после битвы с Киром. Прошептал ей весть о предательстве и умер.

Уничтоженная этой вестью, Томирис безвольно сидела в шатре... она понимала, все понимала... и сердце ныло — прости, прости... „Но как? Царица массагетов! Не ты ли билась за единство племен? Сколько людей погибло за тебя!" И она вышла к начальнику охраны.„Поставь у шатра надежных людей. Как крикну „Предатель!", врывайтесь и хватайте человека, который будет со мной".

И с невидящими, полными слёз глазами побрела обратно в шатер. Тяжело переступила порог, опустилась на тахту и окаменела. Вздрогнула же, услышав знакомый топот коня — как не узнать! Ведь это её любимый вороной конь, быстрый как ветер и подаренный ему, Бахтияру.Бахтияр ворвался шумный, радостный, в руках он держал отрубленную голову.

— Любовь моя! Вот он, твой враг! Повелитель вселенной — побежденный моей повелительницей, моей Томирис!

Отбросив голову, раскинув руки, направился к ней. Большие черные глаза в густых ресницах, сверкали, иссиня-черные волосы волнами, по последней моде, спадали на плечи... Томирис рванулась к нему, со стоном прильнула и застыла. Бахтияр нежно гладил ей плечи... Но Томирис... пришла в себя и отпрянула, сильно, со стоном оттолкнула от себя и крикнула, срываясь: „Предатель!" В шатер, не мешкая, ворвалась охрана, воины скрутили Бахтияра.Царица стояла прямая и строгая, жадно вглядываясь в его лицо, словно запоминая навсегда каждую черточку. Она видела недоумение, затем испуг, а следом — смертельную бледность, залившую любимое лицо...

— Что прикажешь с ним делать, царица? — вполголоса спросил начальник охраны Фархад. Томирис откашлялась. Боялась, что будет дрожать голос:

— Отрубите ему голову, — голос звучал ровно —. И слейте кровь в кожаный мешок, ни пролив ни капли. Слышите? Ни капли! — голос царицы зазвучал угрозой. — Тем двум.. Кабусу и Хусрау, тоже отрубите... Пусть кровь трех предателей смешается. Иди! Постой... найди мне останки Рустама... а теперь иди!

Когда воины с пленником ушли, силы покинули Томирис, она упала ничком и безудержно зарыдала. Вошла Содиа, присела на корточки и начала молча гладить голову царицы. Вдруг у нее перехватило дыхание — золотистую копну волос пронизывали пряди предательского серебра».И только после этого случился легендарный эпизод на кургане.

Но... совсем не с чувством собственного превосходства над Киром сделала это Томирис. Совсем не с удовлетворением, совсем не теша себя победой над ним... Тихо вот что сказала она голове Кира: «Ты был грозным врагом, поистине, повелителем мира. Я отдам тебе, достойному противнику, самое дорогое — кровь любимого».

Queen Tomyris Receiving the Head of Cyrus, King of Persia.1670-72

И только после этого она сделала следующее: «И, подняв высоко голову Кира, Томирис взяла в руки кожаный мешок.

— Массагеты! — крикнула она всему массагетскому войску, выстроившемуся вокруг высокого кургана. — Ваша царица держит свое слово! Ты жаждал крови, царь персов, так пей теперь досыта!

И Томирис опустила голову Кира в кожаный мешок».

И в тоже время...

"И по сей день рассказывают легенды о Томирис, однако при вскрытии захоронения Кира обнаружили, что его голова на месте" (Булат Джандарбеков. «Томирис», Жалын, 1989 г.)

Tomyris Plunges the Head of the Dead Cyrus Into a Vessel of Blood by Alexander Zick.Томирис погружает голову мёртвого Кира в сосуд с кровью

Жизнь знаменитых людей древности, вызывавшая у современников чувство страха, ужаса или удивления, нередко бывает изукрашена баснословными рассказами – мифами, легендами или сагами.Так, между прочим, вся славная жизнь персидского царя Кира старшего, из династии Ахеменидов, от самого рождения до трагической смерти, предается его биографами облеченною в чарующие сказания.

Обреченный смерти в первый день жизни, вследствие странного сновидения, виденного его дедом, лидийским царем Астиагом, Кир чудесным образом остается в живых, возвращается затем ко двору Астиага, которого впоследствии свергает с престола и разрушает его могущественное царство, основывая на его месте новое, еще более могущественное персидское государство.

Оно простиралось от восточных берегов Средиземного моря до Инда, чрез всю западную Азию, и далеко превосходило по обширности и могуществу все прежние, до того существовавшие, государства, обнимая наряду с культурными народами того времени дикие орды кочевников.

Создать такое государство, объединить в одно целое столь различные части, в состав его входившие, представлялось уму древних чем-то сверхъестественным, исполинским, недоступным простому человеку; почему события жизни этого персидского царя носят на себе характер чудесного и, начиная с Геродота, все позднейшие историографы древности, Ксенофонт, избравший в своей Киропедии Кира предметом поучительного романа, Ктезий, Николай дамасский и др. перемешивают действительность с басней, описывая историю царствования Кира.

Неоспоримо только то, что Кир был человеком необычайным, стоявшим выше всех своих современников, честолюбивым и тщеславным, одаренным страстью завоевания, которую он соединял с громадною энергиею и большими государственными талантами. Достигнув неожиданной высоты могущества, жертвуя для достижения своих планов и целей тысячами человеческих жизней, Кир внезапно испытывает перемену до того благотворившей ему судьбы, терпит неудачу, поражение и находит сам внезапную смерть.

Впрочем, Ктезий, придворный врач персидского царя Артаксеркса Мнемона, написавший историю персов до 399 го. до Р. Хр., передает что Кир был ранен в войне с дербиками и умер от раны на третий день. Тело Кира было погребено в Пассаргадах. Александр Великий посетил гробницу, от которой еще и теперь, в развалинах Кала-и-Дара, близь города Дарабшерд, заметны кой-какие остатки.

vikapavlenko.blogspot.ru

Сакская царица Томирис: биография, век правления

В литературе весьма популярен образ царицы Томирис. Сохранилось огромное количество сказаний, легенд, целые эпосы. Написаны и авторские художественные произведения, по одному из которых поставлен балет. Царица Томирис обычно представляется как красивая женщина, смуглая, пышноволосая, с огромным умом, опытом и волей. Также в образе этой героини всегда присутствует трагедия матери, потерявшей горячо любимого единственного сына. Несмотря на то что царица Томирис правила на земле саков очень давно, история её остаётся актуальной, поскольку эти события не только исторически, но и литературно интересны. Есть мнения, что именно предводительница саков - прототип амазонок в греческой мифологии (даже сходится и то, что многие сакские воительницы лишали себя молочной железы для удобства владения луком, но лично к Томирис это не относится).

томирис царица

Кто такие саки

Самые широкие сведения о сакском народе до сегодняшних дней дошли благодаря Геродоту - отцу всей нашей истории. Итак, около трёх тысяч лет прошло с тех пор, как царица Томирис управляла саками в бескрайних степях. Саки тогда кочевали, судя по преданиям, от Дуная до самого Алтая - ираноязычные немногочисленные племена. Степные просторы населяли люди, которых греки прозвали кентаврами, рождёнными в седле, и Геродот пишет, что сам Геракл был сыном сакского царя.

Земли были настолько обширны, что завоевать их не мог никто. Регулярной армии у саков не имелось, но население было воинственным и мобилизовывалось моментально, причём женщины в воинском искусстве нисколько не уступали мужчинам. Сила духа сакских воительниц приводила в ужас врагов, а своих батыров вдохновляла на подвиги. Одной из самых лучших была царица Томирис. В разных местностях слагались песни, где предводительницу саков называли Тумар и даже Тамар.

Предводительница

Сакская царица Томирис (ещё её называют царицей массагетов, а массагет - это "мас-сака-та" - в переводе обозначает большую орду саков) была потомком скифского предводителя Ишпакая, правнучкой правителя скифов Мадия и дочерью легендарного Спаргаписа. Звон оружия и военные действия были знакомы ей с детства, отец воспитывал дочь один, а потому всегда брал с собой, и много раз приходилось бежать от погони вдвоём на добром отцовском коне.

Свой конь у неё появился в пять лет, а первый короткий меч - акинак - в шесть. И ума у Томирис, царицы сакской, была палата. После её смерти понадобилось одновременно три правителя для сакского царства. Гибкий военный стратег с огромным авторитетом. Не напрасно в честь царицы массагетов Томирис в 1906 году назвали только что открытый астероид. Память о ней живёт тысячелетиями. К тому располагает биография Томирис, царицы сакской.

томирис сакская царица

Люди из преданий

Одно из массагетских племён называлось дербиками, и именно там избрали предводительницей Томирис, когда погиб её муж. Замужество её было тоже интересным и заслуживает отдельного слова, но сведения в разных эпосах значительно отличаются друг от друга. Помимо героического красавца Рустама, женой которого была будущая царица массагетов Томирис, упоминается и любовник - некто Бахтияр, ставший предателем в самой важной из битв. Словом, литературно образ древней правительницы особенно богат и интересен.

Пока взрослела истинная дочь сакского народа, в Средней Азии проводили активную экспансию иранские ахемениды, где предводительствовал небезызвестный Кир. Кир непобедимый, тот, кого победила царица Томирис. Она смогла. А вызвано это было тем, что постепенно экспансией были задеты и сакские племена, которые не привыкли кому-либо подчиняться. К этому времени у царицы уже и сын подросший стал воином.

томирис царица саков биография

Амазонки и кентавры

Племена саков, кочевники на безграничных просторах Азии - ещё более яркий образ и для истории, и для литературы. Эти красивые и очень воинственные люди, лихие наездники и превосходные стрелки стали прототипами героев очень многих мифических сказаний. Не только амазонки пришли в Грецию из азиатских степей, но и кентавры. Греческие военачальники описывали нападение скифов как хитроумное и неожиданное. Войско видит приближающийся табун лошадей, очень похожих на диких или одичалых, и вдруг перед самыми рядами копейщиков на лошадях появляются всадники и атакуют неготовых к отражению атаки воинов.

Саки умели на полном скаку спрятаться на спине лошади так, что их абсолютно не было видно. Вот греки и наделили скифов свойствами кентавров. И, поскольку точно так же вели себя в бою и сакские женщины - полностью наравне с мужчинами, греки рассказали о племенах амазонок - сверхъестественно красивых женщин, отважных и сильных. Биография царицы Томирис полностью подтверждает эти рассказы, разве что грудью она не пожертвовала. Греки - умелые рассказчики, правда, иногда они путаются в показаниях.

царица томирис управляла саками в каком веке

О чём рассказали греки

Некоторые античные источники говорят о саках как о гостеприимном, благородном, простодушном, честном и отважном народе. Другие утверждают, что все скифы непримиримы и жестоки, трусливы и коварны. В принципе, ничего особо противоречивого и непонятного в этих характеристиках и нет, поскольку ситуация диктует поведение, и рассматривать нужно каждую по отдельности. Но в одном-единственном все источники - и греческие, и иранские - сходятся. Когда говорят о том, что саки необыкновенно свободолюбивы и исключительно талантливы в военном деле. Жизненный уклад греков и саков, иранцев и саков сравнивать, естественно, невозможно. Философия их слишком сильно отличалась. Даже от иранской, хотя где-то и языки схожи, и народ родственный.

Но саки - это не один народ. Это объединение многочисленных скифских племён. Строй жизни у них общинный, вожди только избираются - без права наследования. Это кочующие небольшими группами пастухи - вот самая, пожалуй, точная характеристика. Мелкие племена иногда временно сливаются воедино по два, по три, потом так же свободно разъезжаются каждое в свою сторону. В эпоху правления царицы Томирис всего существовало четыре достаточно крупных объединения, которые контролировали свои племена. Территории обширные, всем места хватало. Но перед лицом любой общей опасности саки умели очень быстро собраться в одно огромное и грозное племя. На время войны или при стихийных бедствиях избирался один вождь - общий, и все племена подчинялись ему беспрекословно. Именно таким правителем и была избрана однажды царица скифов Томирис.

царица томирис управляла саками в

Царь Кир

Степи, где кочевали вольнолюбивые саки, одной стороной граничили с постепенно набиравшим всё большую силу Ахаменидским Ираном. А там на троне сидел царь царей, сын Камбиса, основатель персидской державы, но не переживший её расцвет, длившийся практически до прихода Александра Македонского. Царь Киравуш, царь Кир, царь-солнце (так переводится его имя). Он уже завоевал почти полмира, только Египет оставил на будущее, поскольку слишком уж допекали среднеазиатские саки на новых границах его державы.

Кир был талантливым полководцем и хорошим дипломатом, а также примерным зороастрийцем (хотя тело его так и не сожгли). Родоначальник Ахеменидского культа, тождественного культу фараона, тогда переживал события только радостные и только победоносные. Иранская культура показывала небывалый рост. Кир стоял у истоков ещё одного культа - ариев, самого благословенного из народов.

Пастухи

Кто такие эти кочевые саки по сравнению с иранцами? С таким же успехом можно и римлян сравнить с галлами. Саки - пастухи, что с них взять, кроме кожи и мяса? Правда, саки-наёмники очень неплохо воюют. (Кстати, саки и действительно время от времени неплохо зарабатывали таким образом, поскольку наездниками и стрелками они были отменными. Вожди племён и поставляли живую силу желающим.)

Религия у саков была самой примитивной. Они поклонялись духам предков и природе - солнцу, грому, ветру и тому подобному, не было у них ни жрецов, ни храмов. Даже поведенческие нормы установлены не были: совет племени решал, что плохо, а что хорошо, как умершие предки скажут. А в Иране - передовая по тем временам религия с совершенными механизмами дуализма, сохранившимися до наших дней. (Вот Фредди Меркьюри так и умер зороастрийцем).

царица массагетов томирис

Противостояние

Персы сумели заставить покорившиеся народы построить в Иране замечательные дворцы. А сад каждый перс умел вырастить и сам, это дело считается благословенным. Даже царь царей Кир охотно работал с землёй и гордился плодами граната наравне с военными победами. Иранцы строго придерживались сформированных давно правил общественного поведения, где строжайшим образом соблюдалась иерархия. А саки всего этого и знать не хотели, они вели себя так, как считали нужным, и субординации у них не существовало. Иранцы гордо и высокомерно вели себя с инородцами, а друг с другом были дипломатичны и любезны, поскольку считали иранцев лучшим народом из всех. В этом и саки были точно такими же: гордыми и грубыми, признавали только своих. Иранцы не считали варваров людьми, а саки считали иранцев трусами, хитрецами и спесивыми обманщиками.

Словом, мира у них не получалось. Кир вынужден был затеять поход на массагетов, который и стал роковым для него. Это было лето 530 года до нашей эры, вот и посчитайте, в каком веке царица Томирис управляла саками. Геродот написал подробнейшим образом об этом походе. Как, перейдя Аракс, войско Кира потерпело сокрушительное поражение. Правда, многие факты из этого повествования историки считают не вполне достоверными, но зато как красиво звучит с ними биография царицы саков Томирис! Дело в том, что доподлинно известно, где похоронен Кир - в Пасаргадах. Там его останками любовался в своё время Александр Македонский. Возможно, пить кровь голову врага Томирис и не заставляла. Однако - литература!

Легенда

Согласно преданиям, Кир первоначально хотел победить дербиков дипломатией и отправил царице караван, нагруженный драгоценностями, а также и послов, чтобы установить дипломатические отношения. Именно послы должны были заключить союз с саками. Киру нравились боевые качества этих прекрасных наёмных воинов, да и война предполагалась большая - с Египтом. Престарелый Кир даже решился жениться снова и предложил царице Томирис выйти за него замуж. Хитёр Кир: иранские законы допускают царствование только мужского пола, а потому, став её мужем, он заодно прикарманил бы и необъятные земли саков. Однако и царица оказалась не глупее. Она предложила другой вариант союза.

У Кира - дочь Атосса, у Томирис - сын Спарангой, вот и поженить их во благо мира и благоденствия. А Кир совсем не хотел в свои наследники дикаря-сака. Наследник уже был выбран, и Атосса - помолвлена. Такой хороший ход со стороны дикой царицы не просто изумил, но и взбесил Кира: да что она о себе возомнила, она разве не понимает, что империя Кира огромна и могущественна, а саки никто и звать их никак, даже географию они не изучали. Более того, царица Томирис явно давала понять, что саки смеются над персами, а не только не считают их достойными противниками в чистом поле. И последовал ультиматум: или саки подчиняются, или перестают существовать. Томирис отвечала, что вовсе не хочет проливать кровь. По легенде, Кир ответил, что у него жажда, и он хочет упиться кровью саков. Ну что ж, так тому и быть.

Имидж - ничто!

Кир - властелин полумира, Персия - супердержава, как тут поддерживать статус, если не войной? Ведь это же оскорбление было нанесено пастушьей царицей. Кир уже и клетку очередную приготовил (любил покорённых царей в клетках за собой возить, даже сам Крез в подобной ездил). Чтобы саки плохой пример другим не подавали, нужно их немедленно (положили максимум две недели на всю операцию - почти Барбаросса!) стереть в порошок. Да уж, такой войны персы ещё не видели. У саков ничего не было: ни городов, ни крепостей, ни укреплений - что осаждать, как завоёвывать это вот "ничего"? И войско в руки не даётся. Мобильные скифские отряды налетят, укусят и скроются. Больших боёв саки не принимали. В отряде не более пятисот человек, но таких отрядов многие сотни.

Геродот описывает эту войну так: небольшой отряд саков напал на персов ночью, когда они отдыхали. Пятьсот человек пастухов сумели перебить несколько тысяч человек регулярной армии и заставить эту армию отступать в беспорядке. То есть все ценности остались брошенными. В том числе еда и вино. Самая большая беда в том, что все саки поголовно были трезвенниками. Спиртное попробовали впервые. Персы ведь наверняка отбежали недалеко, сгруппировались и сейчас вернутся. Но дикие люди дорвались до пира. Вино им слишком уж понравилось. А утром персы даже похмелиться не дали. И возглавлял этот непохмелившийся отряд сын Томирис - Спарангой.

царица скифов томирис

Финал

Однако пастухи не угомонились, сакские партизаны стали жалить иранскую армию всё чаще и всё больнее. Персы начали роптать и жаждать генерального сражения или домой - они устали, война оказалась длинной. За одним отрядом, показавшимся чуть более многочисленным, вся армия и увязалась. Не догнали. Но оказались в пустыне без еды, воды и проводников.

И через некоторое время обессиленных от жажды персов накрыло долгожданное большое войско. Томирис была во главе его - восседала на белоснежной кобылице. Армия иранцев была разбита, а Кир погиб в бою. Далее легенда говорит о том, что Томирис собрала крови полный мех и окунула туда голову Кира со словами: "Жаждал ты крови? Пей!"

fb.ru

Вопрос на засыпку — Как могла выглядеть царица Томирис?

Человек по природе своей собственник, и поэтому нет ничего удивительного, что нам обидно, когда кто-то забирает нашу игрушку или пользуется нашим ноутбуком, при этом сохраняя в нем для нас ненужные файлы. Это дела частные. Но к чему я веду. Человек собственник не только в частных вопросах, но и в общественных, что тоже вполне закономерно и ничем не лечится. О какой толерантности Вы говорите? "Мое и точка!" или "Наше и точка!".

Роман Болата Жандарбеков "Саки" впечатлил меня и натолкнул на более глубокое изучение родной истории. В школе мы летели по страницам учебника на крыльях постоянных тестов, больше обращая внимание на цифры, чем на личности и народы. Нас не учили, что одни народности появлялись, другие исчезали, третьи уходили, а четвертые сливались в один с сильнейшими. История для нас это отдельные независящие друг от друга факты, которые потом на ЕНТ вспомнить нужно будет.

Как обычно я начала не со скучных исторических научных памфлетов (к которым я уже приступила), а с любимого мною видеохостинга "Youtube". Каково же было мое удивление при столкновении с роликом №1, где одни утверждают, что Томирис была белокожей, ухоженной дамой в кружевах и шелках, да к тому же самой настоящей славянкой, а не какой-то там "царицей скотоводов".

И как же я была убита морально, когда увидела ролик №2 от телеканала "Казахстан", где как-то очень скромненько и без вкуса иллюстрировалась самая знаменитая легенда о том, как царица массагетов казнит персидского царя Кира. И вот в этом ролике Томирис представлена гордой, без сомнения красивой, казашкой с длинными черными косами. Ну просто из одной крайности в другую!

Честно говоря не вижу ничего плохого в том, чтобы осознать, что на просторах евразийских степей (огромная территория, на которой сегодня отчерчено много разных государств) кочевали в VII - V веках до нашей эры племена, которых называли саки, скифы и пр. Я не историк, но почему-то уверенна, что выглядели они ну совсем не так как мы, и были похожи скорее на своих предков из эпохи бронзы, такие европеоидные андроновцы, как называют их у нас.

Жандарбеков в романе описывает царицу как воительницу, высокую, красивую (а какой еще могла быть царица) женщину с длинными русыми или рыжими волосами, которая чаще носила кольчугу и брюки (ну, что-то наподобие брюк), чем шелковые платья.

К сожалению, ни портретов, ни фигурок с изображением великой воительницы не дошли до нас, хотя возможно и не были сделаны в принципе. Как-то не до этого было ей, все войны и войны. Но если я не права, и у кого-то прижизненное изображение есть или историки смастерили модель на основе веских доказательств, буду рада увидеть.

Решать вопрос, на кого больше похожа была царица Томирис, я не намерена, но меня немного смущает сильное желание казахстанских киношников снять экранизацию романа о ней. Кто ее будет играть? - возникает резонный вопрос. Вы только вспомните того милого парнишку из "Кочевников", пытавшегося воссоздать образ хана Абылая. Он не был плох, но и идеальным его не назовешь. Подобрать идеального актера (в нашем случае актрису) - дело тяжелое и крайне важное, от него зависит многое, в том числе успех картины.Пусть там историки-фанатики друг друга хоть книгами закидают в споре о разрезе глаз Томирис, мне бы только фильм вышел отличный, и больше ничего не нужно.

Хотя, конечно, интересно все же  была ли Томирис так красива, как пишет автор романа "Саки" или это такой же "невинный обман" как в случае с Клеопатрой?

yvision.kz

Легенда о Томирис. Любовь и смерть - Известные женщины мира - Здоровье и красота: диеты, макияж. Советы врачей, психологов - LADY forever

Томирис - имя, которое наверняка известно человеку, даже не увлекающемуся историей. Не так много женщин-воительниц существовало на этой земле, чтобы не знать их имена. А Томирис, беспорно, была не только умным и смелым стратегом - обладая вполне мужским характером, жестким и волевым, она в то же время была абсолютной женщиной, красивой и страстной, познавшей и сладость, и горечь любви, и радость материнства.

Как это было?

Томирис (приблизительно 570—520 гг. до н. э.) — царица саков-массагетов, рассказ о войне с которой персидского царя Кира приводит Геродот («История» I 205—214).

Томирис являлась потомком вождя скифов Ишпакая. Правнучка Мадия, внучка или дочь легендарного царя Сыпыра (Спаргапис).

Примерно в 530—529 гг. до н. э. царь Мидии — Кир, покорив множество стран и получив титул «властитель Азии», отправился в поход на Великую степь. Наступление начал с Сырдарьи, примерно между Туркестаном и Отраром. Саками в то время правила вдова их царя — Томирис. Мужем Томирис являлся принц тиграхаудов Рустам, который тоже погиб в бою от рук Кира. Кир отправил посла к царице с предложением выйти за него замуж и объединить два народа в одно государство без всякого боя. На что сакская царица гордо ответила отказом.

Первый бой завершился победой саков, которых возглавил сын Томирис — Спаргапис. По сакским обычаям, победа всегда обмывалась, воспользовавшись этим, персы подкинули ночью сакским войскам сильное вино, в результате чего сакские воины оказались опьянёнными. Этим воспользовался Кир, захватив в плен одну третью часть войска саков и сына царицы — Спаргаписа. В плену он покончил с собой. Так же героический погиб при этой битве легендарный богатырь Рустам, сын царя тиграхаудов Кавад, муж царицы Томирис.

В решающей битве участвовали и женщины, девушки-саки, которые бросились с самой царицей в битву в последний решающий момент. Этот бой Геродот назвал «самым жестоким и великим». Кровавый бой завершился победой саков, где персы не ожидали увидеть на поле сражения мужественных женщин.

По Геродоту, все персы погибли на поле боя, среди них был и Кир. Это было сильным ударом для Персии, военный авторитет государства среди соседей упал. Больше не стало великого «властителя Азии». Так было окончательно разбито войско «властителя Азии» Кира сакской царевной Томирис. Впоследствии преемником Кира стал Гаумата (или Лжебардия), выдавший себя за Бардию (греч. Смердиса) — младшего брата Камбиса, но его вскоре сменил копьеносец Дарий, избранный заговорщиками убивщими Гаумата.

Победа была достигнута за счет потери большой части населения саков из родов массагетов, тиграхаудов и хаомаваргов. Отрубив голову Кира и наполнив кожаный мешок его кровью вместе с кровью двух предателей, Томирис при всех воскликнула: «Ты хотел крови, так пей ее до дна!» — и бросила его голову в этот мешок.

Томирис была гибким стратегом, пользовалась большим авторитетом среди населения, о чем можно судить по тому, что после её смерти сакское государство управлялось не одним, а тремя правителями. Среди народа существует много легенд о героизме сакской царицы Томирис. В Казахстане очень популярно имя Томирис.

Как это было на самом деле?

Имя царицы Томирис стало легендой. Но какой? Жестокой и кровавой легендой, в которой царица массагетов предстает перед нами грозной воительницей. В которой она, правительница, разгадывает замыслы царя персов Кира и жестоко, публично расправляется с ним.

Об этом пишут сухие учебники истории. Об этом знают простые люди, если спросить их: «А что вызывает в вашей памяти это имя — Томирис?»

Мало того — даже художественные экранизации, многие балетные постановки знаменитых событий прошлого не говорят правды, все они только лишь построены на единственном историческом эпизоде, самом «популярном» из насыщенной не менее удивительными событиями жизни Томирис.Вы знаете этот эпизод. Вот он, вкратце:

В очередном удачном сражении персидский царь Кир нанес сокрушительное поражение сакским племенам. Поверженное племя потеряло своего вождя, Рустама, которого они, по преданию, называли «Белым Вождем». На трон саков садится Томирис.

Царя Кира поражает рассказ о царице, вдове Томирис... Женщине, о чьей красоте ходила молва, соединившей в себе силу и женственность, мудрость и верность, любимице всего народа саков. И Кир, поняв, что это необыкновенная женщина, посылает богатые дары — как будто прося руки Томирис, и корону — знак того, что предлагает разделить с ним царствование, на самом деле имея намерение легко захватить ее землю. Но Томирис угадывает за подарками хитрый замысел и отвечает так: «Тебе нужна моя земля, но не я. У тебя достаточно без меня красивых наложниц».

И после этого он со своим многотысячным войском вторгся на ее землю — прикаспийские степи Средней Азии. Несколько дней Кир шел по чужой земле, не встречая ни одного противника. Тогда он остановился, раскинул в степи шатры, разбил лагерь и оставил в нем часть своего войска — старых, слабых и больных. В шатрах он накрыл столы яствами и винами... А сам с основным войском скрылся невдалеке. Войско Томирис напало на лагерь и перебило больных и слабых воинов Кира. И, празднуя легкую победу, саки воздали должное столам в шатрах. Кир напал на них, пьяных, и легко перебил войско.

Томирис была в страшном гневе, узнав от послов Кира, как он разделался с ее воинами. Через своих послов она передала Киру: «Кровожадный Кир, не кичись своим подвигом! Ты коварностью одолел моего сына, а не силой оружия в честном бою. Послушай меня: уходи из моей земли. Если не сделаешь так, клянусь тебе Богом Солнца — я, действительно, напою тебя кровью, как бы ненасытен ты ни был!»

И скоро состоялась жестокая и страшная битва, какой не помнил даже сам Кир! Лишь к вечеру стало видно преимущество массагетов (саков), и персы были разбиты. Мертвый царь Кир был обезглавлен, а его голову Томирис ритуально бросила при всем народе саков в бурдюк с кровью со словами: «Ты жаждал крови? Так пей, пей досыта!» Вся легенда. Но это неверно!

Все представлено так, что... явной ошибки в датах и последовательности событий как бы и нет, а в целом, многократное изложение этой истории оставляет просто извращенное представление о Томирис.

Какая-то ошибка в дате, по большому счету, даже не самое страшное... Страшнее, что личность человека утеряна, почти изолгана! История ведь не только из фактов состоит, она должна, в первую очередь, показывать жизни, судьбы людей, удивительных характеров прошлого.

Но... попробуем хотя бы немножко разорвать холст картины, на которую смотрят современники, полагая, что это они видят царицу Томирис. Разорвать лживый портрет так, чтобы хотя бы немножко проглянула из-за него настоящая, истинная Томирис. Ведь лгут даже ее портреты! Вы видели эти изображения. Пусть это будет...

Ложь первая

На них с царственной осанкой, величественная женщина — да, это верно. Статная, как говорят, «в теле», даже полная по современным меркам... А вот это совершенно не так. Томирис с детства была маленькой, ловкой, быстрой. И взрослая она всегда была довольно худенькой, тонкой, стройной! Цитата из романа Б. Джандарбекова: «...а всадница была действительно хороша! Тонкую, гибкую талию стягивал широкий кожаный пояс...»

Ложь вторая

«Копна иссиня — черных волос...» Кто знает, что Томирис была блондинкой? Да-да, настоящей, «золотой» блондинкой! «Из-под шлема выбивались распущенные волосы, и трудно было решить, чей блеск ярче — бронзового шлема или золотой россыпи волос...» Ни одного темного волоска не было на ее голове! Её любимый конь — да. Был цвета воронова крыла... царица же была блондинкой! Вот это неточность! Маленькая такая неточность...

Ложь третья

«Мужественная, сильная, она в рукопашной схватке с мужчиной одерживала верх...» Никогда Томирис этого не делала. Она прекрасно понимала, что проиграет в любой такой схватке (сегодня это обычно называется «весовой категорией»). Но она превосходно владела мечом. И только так — на мечах вступала в бои с воинами — их грубую силу побеждала ее ловкость. Обучал Томирис ее отец, с малых лет, который был ей и матерью тоже — настоящая мать умерла, когда царица была младенцем. Эпизод из романа: «Детство ее прошло под звон мечей. Сколько раз ей приходилось спасаться от погони на бешено скачущем коне, прижимаясь хрупким тельцем к отцу и слушая гулкие удары его сердца! Пятилетней девочкой она влезала на самую необъезженную лошадь и, вцепившись, как клещ, в гриву, мчалась на безумном коне по степи. В шесть лет взяла в руки тяжелый акинак (короткий меч саков, персов — прим. ред.). Отец шутя схватился с ней на клинках, но тут же, отбросив меч, с хохотом повалился на кошму. Слишком комично выглядело на крохотном личике свирепое выражение — нахмуренные бровки и сверкающие яростью глазенки. Он изнемогал, а Томирис стояла в растерянности, гнев сменился обидой, из глаз потекли слезы... А через четыре года ему пришлось уже всерьез отбиваться от лихих наскоков дочери».

Ложь четвертая, самая главная ложь

Она связана с легендарным эпизодом, когда Томирис бросает голову Кира в мешок с кровью, громко, чтобы все слышали, говоря ему «Пей досыта!» Этому эпизоду предшествует огромная интрига, которая заплелась вокруг Томирис. Попробуем кратко, только лишь «расставить акценты» так, чтобы стал действительно понятным читателю кровавый эпизод с головой царя персов.

Мужем Томирис был Рустам, могучий богатырь, знаменитый огромной силой, «...огромный, на вид медлительный и даже неповоротливый, он преображался в состязаниях. Шутя, бросал на лопатки сильнейших массагетских богатырей». Но Томирис все же до последнего сомневалась в своем выборе... «...Ее покорили его невероятная сила, исполинский рост, но словно вырубленное из камня лицо с упрямыми скулами, резкая и глубокая черта между густых бровей, диковатый взгляд жгуче-черных глаз отпугивали ее...» Но однажды она увидела, как Рустам улыбается — по-детски и открыто... и Томирис решилась. Следом за свадьбой — угас отец Томирис, который был ей и матерью, и другом, и подругой, и наставником...

«Одна...» — пронзило грудь Томирис... Рустам не смог возместить ей утрату. Томирис с каждым днем охладевала к нему — слишком разными были они. «Рожденный для битв, этот бог войны в обыденной жизни превращался в простого смертного...» И жил так, как энергичная и трудолюбивая Томирис не могла и не хотела: «Рустам любил пирушки, на которых под восторженный рев дружков-бражников съедал в один присест упитанного барашка, запивая его бесчисленными бурдюками кумыса или бузы... Досуг проводил на охоте...»

Это и своенравное поведение Рустама в делах, связанных с властью, в конце концов привело к совершенному отчуждению супругов: «Оборвалась последняя нить. Рустам стал чужим для Томирис...»

И как-то... «Томирис провела бессонную ночь. На рассвете вышла из юрты, легко прыгнула на коня, поводья которого держал жгуче красивый молодой телохранитель. „Кажется, его зовут Бахтияр..." — подумала царица. И позже между ними разгорелась любовь, такая, на которую способна лишь женщина сильная, страстная, пылкая, не боявшаяся почти ничего на свете. Но... это Томирис — любила ТАК. Бахтияр обожал и боготворил ее вначале, а позже... может быть, даже любя ее, но какой-то понятной ему одному любовью... он предал Томирис. Предал жестоко, случился сговор между верхушкой племен, Бахтияра властители просто использовали, как инструмент, как мужчину, на поводу у которого пойдет влюбленная Томирис. Бахтияра так хитро взяли в оборот, что у него, собственно, и выбора-то не было. Но не было и духа, чтобы признаться Томирис во всем.

Узнала она о предательстве от воина Фарнака, который, чтобы рассказать царице об этом, окровавленный, полз много дней к её шатру по степи, усеянной телами после битвы с Киром. Прошептал ей весть о предательстве и умер.

Уничтоженная этой вестью, Томирис безвольно сидела в шатре... она понимала, все понимала... и сердце ныло — прости, прости... „Но как? Царица массагетов! Не ты ли билась за единство племен? Сколько людей погибло за тебя!" И она вышла к начальнику охраны.„Поставь у шатра надежных людей. Как крикну „Предатель!", врывайтесь и хватайте человека, который будет со мной".

И с невидящими, полными слёз глазами побрела обратно в шатер. Тяжело переступила порог, опустилась на тахту и окаменела. Вздрогнула же, услышав знакомый топот коня — как не узнать! Ведь это её любимый вороной конь, быстрый как ветер и подаренный ему, Бахтияру.Бахтияр ворвался шумный, радостный, в руках он держал отрубленную голову.

— Любовь моя! Вот он, твой враг! Повелитель вселенной — побежденный моей повелительницей, моей Томирис!

Отбросив голову, раскинув руки, направился к ней. Большие черные глаза в густых ресницах, сверкали, иссиня-черные волосы волнами, по последней моде, спадали на плечи... Томирис рванулась к нему, со стоном прильнула и застыла. Бахтияр нежно гладил ей плечи... Но Томирис... пришла в себя и отпрянула, сильно, со стоном оттолкнула от себя и крикнула, срываясь: „Предатель!" В шатер, не мешкая, ворвалась охрана, воины скрутили Бахтияра.Царица стояла прямая и строгая, жадно вглядываясь в его лицо, словно запоминая навсегда каждую черточку. Она видела недоумение, затем испуг, а следом — смертельную бледность, залившую любимое лицо...

— Что прикажешь с ним делать, царица? — вполголоса спросил начальник охраны Фархад. Томирис откашлялась. Боялась, что будет дрожать голос:

— Отрубите ему голову, — голос звучал ровно —. И слейте кровь в кожаный мешок, ни пролив ни капли. Слышите? Ни капли! — голос царицы зазвучал угрозой. — Тем двум.. Кабусу и Хусрау, тоже отрубите... Пусть кровь трех предателей смешается. Иди! Постой... найди мне останки Рустама... а теперь иди!

Когда воины с пленником ушли, силы покинули Томирис, она упала ничком и безудержно зарыдала. Вошла Содиа, присела на корточки и начала молча гладить голову царицы. Вдруг у нее перехватило дыхание — золотистую копну волос пронизывали пряди предательского серебра».И только после этого случился легендарный эпизод на кургане.

Но... совсем не с чувством собственного превосходства над Киром сделала это Томирис. Совсем не с удовлетворением, совсем не теша себя победой над ним... Тихо вот что сказала она голове Кира: «Ты был грозным врагом, поистине, повелителем мира. Я отдам тебе, достойному противнику, самое дорогое — кровь любимого».

И только после этого она сделала следующее: «И, подняв высоко голову Кира, Томирис взяла в руки кожаный мешок.

— Массагеты! — крикнула она всему массагетскому войску, выстроившемуся вокруг высокого кургана. — Ваша царица держит свое слово! Ты жаждал крови, царь персов, так пей теперь досыта!

И Томирис опустила голову Кира в кожаный мешок».

И в тоже время...

"И по сей день рассказывают легенды о Томирис, однако при вскрытии захоронения Кира обнаружили, что его голова на месте" (Булат Джандарбеков. «Томирис», Жалын, 1989 г.)

lady-forever.ru

женщина-воин и правительница, возможно, убившая Кира

Томирис — правительница царства массагетов, скифских кочевников-скотоводов в Центральной Азии. Она знаменита своей отвагой, проявленной в величайшей битве с персами, в которой погиб Кир Великий. /epochtimes.ru/

Царство Томирис располагалось к востоку от Каспийского моря, на территории современного Туркменистана, Афганистана, западного Узбекистана и южного Казахстана. Томирис помнят за её роль в битве против армии Кира Великого, правителя Ахеменидской империи (600/576 – 530 до н.э.). В 530 году до н.э. она, возможно, убила одного из самых известных персов в истории.

Геродот (484 - 425 гг. до н.э) писал, что есть несколько легенд о гибели Кира, он упомянул Томирис как возможную виновницу его кончины. История о Томирис включена также в книги Страбона, Полиэна, Кассиодора и Иордана.

Сын Томирис Спаргапис был главой армии массагетов, мать и сын сражались вместе.

Массагетское царство

Существует мало информации о культурных корнях царства Томирис. В соответствии с Аммианом Марцеллином, предками массагетов, возможно, были аланы (индо-иранцы). Они мигрировали на запад и стали доминирующей силой во многих частях Азии и повлияли на Европу.

Прокопий Кесарийский (500 – 560 гг.) написал в своей книге «История войн» о том, что массагеты были известны в его время как гунны. Евагрий Схоластик (VI век) упоминает, что люди, известные как гунны, которые первоначально назывались массагетами, появились во Фракии.

Геродот был единственным, кто оставил чёткое описание массагетской культуры: «Одеждой и образом жизни массагеты напоминают скифов. Они сражаются то верхом, то пешими, используют лук и копья, но их любимое оружие — боевой топор. Их оружие сделано либо из золота, либо из латуни. Для наконечников копий и стрел и для боевых топоров они используют латунь; для головных уборов, ремней и поясов — золото. То же с украшением их лошадей, они украшают их нагрудными пластинами из латуни, но используют золото на вожжи, удила и щечные пластины. Они не используют ни железо, ни серебро, которых в их стране нет; но у них есть в изобилии латунь и золото».

Самая важная битва в истории массагетов

Во время первых атак на массагетов Кир побеждал. Персы не рассматривали маленькое царство в сердце Центральной Азии как опасного врага. Они уже сталкивались с таким количеством больших и более известных армий, что армия, ведомая женщиной и её сыном, не казалась им трудным соперником.

Согласно древним описаниям, персы выиграли первую битву благодаря очень хитрой ловушке. Они решили покинуть лагерь, где был богатый запас вина, и позволили массагетам войти в него. Массагеты не привыкли пить вино, поэтому сразу опьянели. Тогда персы вернулись в лагерь и атаковали своих врагов. Среди захваченных солдат был сын Томирис, который попросил у Кира позволения совершить самоубийство.

Кир

Кир Великий во время битвы. Картина из дворца в Версале. Фото: Public Domain

Томирис была бесстрашным вождём, но боль матери, потерявшей сына, сделала её сильнее, чем когда-либо прежде. Когда она послала Киру письмо, он его проигнорировал. Тогда она вызвала его на вторую битву, и персы думали, что вторая битва будет выиграна прежде, чем начнётся.

Однако на этот раз Томирис хорошо подготовилась, и её армия заблокировала путь к отступлению Кира и его войску. Томирис привела свою армию к победе над персами, спасла свою землю и отомстила за смерть Спаргаписа.

Томирис

Томирис. Картина Кастаньо, XV век. Фото: Public Domain

Наследие воина

«Большая часть армии персов была уничтожена и сам Кир пал после двадцати девяти лет правления. Был произведён поиск среди убитых по велению королевы с тем, чтобы найти тело Кира и, когда оно было найдено, она взяла винный мех, наполнила его человеческой кровью и погрузила голову Кира в запекшуюся кровь, говоря: «Я жива и победила тебя в сражении, но я погублена тобой, так как ты взял моего сына коварством; так что я выполняю мою угрозу и насыщу тебя кровью». Из многих различных объяснений, которые даны по поводу смерти Кира это кажется мне наиболее заслуживающим доверия». (Герадот1.214)

Кир Великий выиграл много битв. Он поразил много могущественных соперников. Однако многие учёные говорят, что его жизнь закончилась под ножом Томирис.

Томирис

Томирис получает голову Кира. Картина Маттиа Прети, 1670-1672 гг. Фото: Public Domain

Могила Томирис не найдена. Не существует никаких археологических находок, связанных с ней. Таким образом, она известна только по произведениям древних писателей.

Образ Томирис до сих пор вдохновляет писателей, художников и композиторов. Она стала героиней поэм Евстафия Дешама, узбекского автора Хуршида Даврона, Халимы Худойбердиевой и других. Так как отсутствуют реальные её портреты , многие художники по всему миру создали свои собственные её образы. Её имя дано одной малой планете, которая известна под названием 590 Томирис.

Источник: Ancient Origins 

www.epochtimes.ru

10 актрис, которые могли бы сыграть Томирис

10 актрис, которые могли бы сыграть Томирис

Царица массагетов Томирис давно желанный персонаж для экранизации. Волевая, смелая, безжалостная – ее имя навсегда осталось в истории многих народов, а ее личность обросла легендами. Уже в скором будущем Акан Сатаев начнет снимать фильм, посвященный Томирис. Кого он пригласит на главную роль, пока неизвестно, но наша редакция решила представить, кто из актрис казахстанского кино смог бы примерить на себя такой образ.

 

Айнур Ниязова

Фото: comode.kz

Айнур позиционирует себя как актриса серьезная и не ищущая легкой славы. У нее интересная внешность: выразительные скулы, сильный взгляд. Никакой слащавости, жеманности и наигрыша. Она не боится пробовать новое и рисковать при выборе ролей. Томирис в ее исполнении наверняка получилась бы статной, гордой, резкой и несгибаемой.

 

Куралай Анарбекова

Куралай мы все помним по роли сильной и бесстрашной воительницы Корлан в фильме «Жаужүрек мың бала». Поэтому на ее стороне есть не только опыт съемок в историческом кино, но и тот факт, что она уже работала с Аканом Сатаевым. И хотя с тех пор прошло пять лет, наверняка актриса все также хорошо держится в седле. Останется только сменить лук на острый акинак и образ готов.

 

Айнур Ильясова

Фото: cosmo.kz

Несмотря на приличный стаж комедийной актрисы, Айнур Ильясова могла бы стать очень интересной Томирис. Благодаря необычной, запоминающейся внешности и бесконечному обаянию сакская царица в ее исполнении стала бы живым, характерным персонажем.

 

Гульназ Жоланова

Гульназ в последнее время нарасхват. Лично нам кажется, что она имеет неплохие шансы на главную роль, если, конечно, примет участие в будущем кастинге. Возможно, многим покажется, что природная мягкость Гульназ помешает ей сыграть такую сильную личность. Но если вы видели фильмы «Тараз» и «Бизнес по-казахски», то знаете, что ей не трудно воплотить на экране как драматический образ, так и откровенно комедийный. Было бы интересно посмотреть, как она справится с еще более сложной задачей.

 

Газиза Таншолпан Тлеубай

Молодая актриса уже снималась в историческом фильме Рустема Абдрашева «Казахское ханство» в роли девушки-воина из отряда лучниц. В картине она отлично смотрелась на коне и неплохо управлялась не только с луком, но и с холодным оружием. Газиза обладает неповторимой внешностью, которая сразу бросается в глаза: у нее светлые волосы и яркие голубые глаза, что придает ей невероятный шарм. Именно такой представлял себе царицу Томирис писатель Болат Жандарбеков в своем романе «Саки». Под руководством такого опытного режиссера как Акан Сатаев Газиза вполне может потянуть главную роль.

 

Аружан Джазильбекова

Фото: Наира Оганесян

Аружан уже дважды снялась в фильмах Акана Сатаева: первый это «Рэкетир 2», где актриса играла нежную и наивную девушку, и второй – «Дорога к матери», где ей досталась уже серьезная драматическая роль. Не исключено, что и в этот раз режиссер увидит в Джазильбековой подходящий типаж для своей будущей картины. Как бы там ни было, для Аружан такая роль – с одной стороны отличная возможность окончательно выйти из образа милой, доброй, отзывчивой героини, а с другой – серьезное испытание на прочность.

 

Камилла Ермекова

Фото: tl.kz

Камилла известна больше как театральная актриса, но имеет опыт работы и в кинематографе. Самая яркая ее роль в фильме «Охота за призраком», где она сыграла офицера полиции. У Камиллы Ермековой нежная внешность очень хорошо сочетается с напором и внутренней силой. Достаточно взглянуть на спектакль «Джут», где актриса играет главную героиню, и сразу становится понятно, что роль сильной и несгибаемой женщины ей по плечу. Если Камилле достанется роль царицы массагетов – это будет новый и свежий взгляд на Томирис.

 

Бибигуль Суюншалина

Фото: Михаил Вихров, Маша Котцова

У Бибигуль в активе очень внушительный список ролей. И хотя почти везде она играет стандартную большеглазую красавицу, думается нам, это далеко не предел ее возможностей. Молодая актриса с восьми лет в седле, обожает лошадей и прекрасно смотрится с казацкой шашкой в руках. Уже неплохой старт для роли Томирис.

 

Дарья Александрова

Пожалуй, самый необычный наш выбор в этом топе, но в то же время и очень интересный. Как упоминалось выше, есть теория, что известная воительница была светловолосой. При должных тренировках и усиленной актерской подготовке блондинка Даша могла бы смотреться просто отлично. И хотя ее внешность сильно отличается от привычного образа степной девушки, хороший интересный грим мог бы совершенно преобразить Дарью. Во всяком случае, это был бы интересный эксперимент.

 

Салтанат Науруз

Яркая, веселая, стильная и смелая во всех своих начинаниях Салтанат с легкостью смогла бы воплотить Томирис в кино. Она не только актриса, но и театральный режиссер, кроме того, два года училась актерскому мастерству в Нью-Йорке. Творческие амбиции Салтанат хорошо известны и, взявшись за такую серьезную роль, она абсолютно точно пойдет до конца и предпримет все возможные методы, чтобы сделать образ царицы незабываемым.

Кто бы ни сыграл в итоге царицу Томирис, самое главное, чтобы актриса была талантлива и справилась с такой серьезной ролью. В остальном мы можем положиться на талант режиссера Акана Сатаева. Поэтому с нетерпением ждем будущий фильм.

 

Варвара Литвинова

 

brod.kz


Смотрите также