Труд (картина). Труд картина


Труд (картина) - это... Что такое Труд (картина)?

«Труд» (англ. Work) — картина английского художника Форда Мэдокса Брауна, аллегория викторианского общества, традиционно считается вершиной его творчества.

История создания

Браун стал одним из тех, кто, разделяя взгляды прерафаэлитов на необходимость обновления изобразительного искусства, обратился к современному сюжету.

В отличие от множества художников, работавших в области жанровой живописи, Браун в своё полотно привнёс критический взгляд на современное общество. Выбором темы художник был обязан работам Карлейля «Прошлое и настоящее», «Памфлеты последних дней», где тот обличал политическую коррупцию и безразличие государственной системы к жизни людей труда. Повлияли на Брауна и взгляды члена Общества умеренности из Лидса Т. Е. Плинта[1], уделявшего большое внимание моральному и религиозному аспектам в творчестве.

Идея картины пришла художнику в 1852 году, когда он наблюдал земляные работы на Хит-стрит в Хэмпстеде, окраинном районе Лондона, где он проживал. Предполагается, что на картине изображён один из эпизодов расширения канализационной системы Лондона — эти работы были предприняты для борьбы с распространением тифа и холеры. Художник задумал соединить в одном полотне представителей всех классов викторианского общества, а также показать все виды труда — физический и интеллектуальный. Браун объяснял, что он призван продемонстрировать, что современные британские рабочие могут быть таким же объектом искусства как якобы более живописные итальянские лаццарони (итал. lazzaroni, буквально «бездельники», «хулиганы» — так называлось простонародье Неаполя)[2][3].

Источником вдохновения для Брауна явилось творчество Хогарта, в том числе его картина «Humours of an Election», а также гравюры «Пивная улица» и «Переулок джина».

Работа над монументальным полотном продолжалась тринадцать лет (1852—1865). Художник бесконечно вносил поправки, стремясь к достоверности изображения, создал бесчисленное множество эскизов, частично писал на пленэре, использовал в работе и фотографию. Свой выбор освещения (действие происходит в жаркий солнечный день) Браун объяснял не особой склонностью к «этому типу освещения» а тем, «что это лучше всего отвечало образу труда во всей его суровости»[4].

Картину, экспонировавшуюся на выставке 1865 года, Браун сопроводил подробнейшим комментарием, отметив: «Когда я изучал работу британского землекопа, мне показалось, что труд художника требует не меньших усилий, чем труд рыбака Атлантики, крестьянина Кампаньи или неаполитанского нищего»[5].

Сюжет и композиция

Фрагмент: Т. Карлейль и Ф. Д. Морис

Действие картины строится вокруг группы рабочих-землекопов. Слева от них проходит женщина, распространяющая брошюры Общества умеренности. Этот персонаж был введён Брауном по просьбе Т. Е. Плинта. На листовке в её руках отчётливо просматривается заголовок трактата «The Hodman’s Haven or Drink for Thirsty Souls» с призывом к трезвому образу жизни. Далее — дама, чья «работа» заключается лишь в том, «чтобы хорошо выглядеть». Впереди неё с корзиной цветов шагает обитатель трущоб Уайтчепела, самого криминального района Лондона, живущий торговлей тем, что можно собрать на окраинах города, один из типов, описанных журналистом Генри Мейхью в книге «Лондон рабочих и бедняков» (1851). В глубине картины, скрыты тенью фигуры двух праздных всадников, которым рабочие преградили дорогу. Возле землекопа (по его одежде можно узнать человека, недавно переехавшего в город из деревни), пьющего из кружки, стоит торговец пивом. Этот фрагмент картины отсылает зрителя к «Пивной улице» Хогарта[6]. На первом плане справа два господина наблюдают за работой землекопов. Художник изобразил Т. Карлейля и Ф. Д. Мориса в качестве представителей умственного, интеллектуального труда. Преподобный Ф. Д. Морис (он крайний справа) был лидером христианского социалистического движения. Слева на стене можно разглядеть афишу Рабочего колледжа, основанного Морисом в 1854 году. Колледж готовил рабочих-ремесленников: ювелиров, литографов, гравёров и т. п., в нём преподавали Рёскин, Россетти, которого через некоторое время сменил Браун, другие прерафаэлиты.За фигурой Карлейля в глубине улицы можно увидеть людей с плакатами — агенты одного из кандидатов нанимают безработных для участия в предвыборной рекламе. Надписи на плакатах «Голосуйте за Бобуса» отсылают к собирательному образу колбасного фабриканта Бобуса Хиггинса — олицетворению продажного политика в работах Карлейля «Прошлое и настоящее» и «Памфлеты последних дней»[7][8].

На переднем плане — группа детей в лохмотьях, девочка держит младенца, на руке которого траурная повязка — у него недавно умерла мать. Пристальный взгляд ребёнка устремлён прямо на зрителя, это композиционный центр картины. Желая подчеркнуть проблему обездоленных детей, Браун в описании «Труда» обращается к некоей вымышленной светской даме, указывая на их опасное положение[6].

Примечания

  1. ↑ Он согласился приобрести картину, но не дожил до её завершения. Наследники Т. Плинта купили «Труд» в 1865 году прямо с выставки, на которой она имела огромный успех. (Мировое искусство. Прерафаэлитизм / Сост. И. Г. Мосин. — СПб.: ООО «СЗКЭО Кристалл», 2006. — ISBN 5-9603-0063-X)
  2. ↑ E. Cobham Brewer Lazarone // Dictionary of Phrase and Fable. — 1894.
  3. ↑ Lazzarone // Новый большой итальянско-русский словарь. — 2004.
  4. ↑ Лоранс де Кар Прерафаэлиты: Модернизм по-английски / Пер. Ю. Эйделькинд. — М: АСТ, 2002. — С. 46. — ISBN 5-17-008099-9
  5. ↑ Лоранс де Кар Прерафаэлиты: Модернизм по-английски / Пер. Ю. Эйделькинд. — М: АСТ, 2002. — С. 47. — ISBN 5-17-008099-9
  6. ↑ 1 2 Brown F. M. Description of Work and other paintings, Nature and Industrialisaton. — С. 316—320.
  7. ↑ Past and Preesent, Chapter 5
  8. ↑ Practical Politics in "Hudson's Statue", Paul Flynn English/Religious Studies 256, "Sacred Readings" (2004), Brown University

Литература

  • Мировое искусство. Прерафаэлитизм / Сост. И. Г. Мосин. — СПб.: ООО «СЗКЭО Кристалл», 2006. — ISBN 5-9603-0063-X
  • Trodd C. Ford Madox Brown’s Work, Harding, E, Reframing the Pre-Raphaelites. — Scolar, 1996.

dic.academic.ru

Труд (картина) — WiKi

Браун стал одним из тех, кто, разделяя взгляды прерафаэлитов на необходимость обновления изобразительного искусства, обратился к современному сюжету. В отличие от множества художников, работавших в области жанровой живописи, Браун в своё полотно привнёс критический взгляд на современное общество. Выбором темы художник был обязан работам Карлейля «Прошлое и настоящее», «Памфлеты последних дней», где тот обличал политическую коррупцию и безразличие государственной системы к жизни людей труда. Повлияли на Брауна и взгляды члена Общества умеренности из Лидса Т. Е. Плинта[1], уделявшего большое внимание моральному и религиозному аспектам в творчестве.

Идея картины пришла художнику в 1852 году, когда он наблюдал земляные работы на Хит-стрит в Хэмпстеде, окраинном районе Лондона, где он проживал. Предполагается, что на картине изображён один из эпизодов расширения канализационной системы Лондона — эти работы были предприняты для борьбы с распространением тифа и холеры. Художник задумал соединить в одном полотне представителей всех классов викторианского общества, а также показать все виды труда — физический и интеллектуальный. Браун объяснял, что он призван продемонстрировать, что современные британские рабочие могут быть таким же объектом искусства как якобы более живописные итальянские лаццарони (итал. lazzaroni, буквально «бездельники», «хулиганы» — так называлось простонародье Неаполя)[2][3].

Источником вдохновения для Брауна явилось творчество Хогарта, в том числе его картина «Humours of an Election», а также гравюры «Пивная улица» и «Переулок джина».

Работа над монументальным полотном продолжалась тринадцать лет (1852—1865). Художник бесконечно вносил поправки, стремясь к достоверности изображения, создал бесчисленное множество эскизов, частично писал на пленэре, использовал в работе и фотографию. Свой выбор освещения (действие происходит в жаркий солнечный день) Браун объяснял не особой склонностью к «этому типу освещения» а тем, «что это лучше всего отвечало образу труда во всей его суровости»[4].

Картину, экспонировавшуюся на выставке 1865 года, Браун сопроводил подробнейшим комментарием, отметив: «Когда я изучал работу британского землекопа, мне показалось, что труд художника требует не меньших усилий, чем труд рыбака Атлантики, крестьянина Кампаньи или неаполитанского нищего»[5].

Действие картины строится вокруг группы рабочих-землекопов. Слева от них проходит женщина, распространяющая брошюры Общества умеренности. Этот персонаж был введён Брауном по просьбе Т. Е. Плинта, члена Общества умеренности Лидса, который планировал приобрести картину. На листовке в её руках отчётливо просматривается заголовок трактата «The Hodman’s Haven or Drink for Thirsty Souls» с призывом к трезвому образу жизни. Далее — дама, чья «работа» заключается лишь в том, «чтобы хорошо выглядеть». Впереди неё с корзиной цветов шагает обитатель трущоб Уайтчепела, самого криминального района Лондона, живущий торговлей тем, что можно собрать на окраинах города, один из типов, описанных журналистом Генри Мейхью в книге «Лондон рабочих и бедняков» (1851). В глубине картины, скрыты тенью фигуры двух праздных всадников, которым рабочие преградили дорогу. Возле землекопа (по его одежде можно узнать человека, недавно переехавшего в город из деревни), пьющего из кружки, стоит торговец пивом. Этот фрагмент картины отсылает зрителя к «Пивной улице» Хогарта[6]. На первом плане справа два господина наблюдают за работой землекопов. Художник изобразил Т. Карлейля и Ф. Д. Мориса в качестве представителей умственного, интеллектуального труда. Преподобный Ф. Д. Морис (он крайний справа) был лидером христианского социалистического движения. Слева на стене можно разглядеть афишу Рабочего колледжа, основанного Морисом в 1854 году. Колледж готовил рабочих-ремесленников: ювелиров, литографов, гравёров и т. п., в нём преподавали Рёскин, Россетти, которого через некоторое время сменил Браун, другие прерафаэлиты. За фигурой Карлейля в глубине улицы можно увидеть людей с плакатами — агенты одного из кандидатов нанимают безработных для участия в предвыборной рекламе. Надписи на плакатах «Голосуйте за Бобуса» отсылают к собирательному образу колбасного фабриканта Бобуса Хиггинса — олицетворению продажного политика в работах Карлейля «Прошлое и настоящее» и «Памфлеты последних дней»[7][8].

На переднем плане — группа детей в лохмотьях, девочка держит младенца, на руке которого траурная повязка — у него недавно умерла мать. Пристальный взгляд ребёнка устремлён прямо на зрителя, это композиционный центр картины, художник наделил его чертами своего умершего во младенчестве сына Артура. Желая подчеркнуть проблему обездоленных детей, Браун в описании «Труда» обращается к некоей вымышленной светской даме, указывая на их опасное положение[6].

ru-wiki.org

Труд (картина) — Википедия

«Труд» (англ. Work) — картина английского художника Форда Мэдокса Брауна, аллегория викторианского общества, традиционно считается вершиной его творчества.

Браун стал одним из тех, кто, разделяя взгляды прерафаэлитов на необходимость обновления изобразительного искусства, обратился к современному сюжету. В отличие от множества художников, работавших в области жанровой живописи, Браун в своё полотно привнёс критический взгляд на современное общество. Выбором темы художник был обязан работам Карлейля «Прошлое и настоящее», «Памфлеты последних дней», где тот обличал политическую коррупцию и безразличие государственной системы к жизни людей труда. Повлияли на Брауна и взгляды члена Общества умеренности из Лидса Т. Е. Плинта[1], уделявшего большое внимание моральному и религиозному аспектам в творчестве.

Идея картины пришла художнику в 1852 году, когда он наблюдал земляные работы на Хит-стрит в Хэмпстеде, окраинном районе Лондона, где он проживал. Предполагается, что на картине изображён один из эпизодов расширения канализационной системы Лондона — эти работы были предприняты для борьбы с распространением тифа и холеры. Художник задумал соединить в одном полотне представителей всех классов викторианского общества, а также показать все виды труда — физический и интеллектуальный. Браун объяснял, что он призван продемонстрировать, что современные британские рабочие могут быть таким же объектом искусства как якобы более живописные итальянские лаццарони (итал. lazzaroni, буквально «бездельники», «хулиганы» — так называлось простонародье Неаполя)[2][3].

Источником вдохновения для Брауна явилось творчество Хогарта, в том числе его картина «Humours of an Election», а также гравюры «Пивная улица» и «Переулок джина».

Работа над монументальным полотном продолжалась тринадцать лет (1852—1865). Художник бесконечно вносил поправки, стремясь к достоверности изображения, создал бесчисленное множество эскизов, частично писал на пленэре, использовал в работе и фотографию. Свой выбор освещения (действие происходит в жаркий солнечный день) Браун объяснял не особой склонностью к «этому типу освещения» а тем, «что это лучше всего отвечало образу труда во всей его суровости»[4].

Картину, экспонировавшуюся на выставке 1865 года, Браун сопроводил подробнейшим комментарием, отметив: «Когда я изучал работу британского землекопа, мне показалось, что труд художника требует не меньших усилий, чем труд рыбака Атлантики, крестьянина Кампаньи или неаполитанского нищего»[5].

Действие картины строится вокруг группы рабочих-землекопов. Слева от них проходит женщина, распространяющая брошюры Общества умеренности. Этот персонаж был введён Брауном по просьбе Т. Е. Плинта, члена Общества умеренности Лидса, который планировал приобрести картину. На листовке в её руках отчётливо просматривается заголовок трактата «The Hodman’s Haven or Drink for Thirsty Souls» с призывом к трезвому образу жизни. Далее — дама, чья «работа» заключается лишь в том, «чтобы хорошо выглядеть». Впереди неё с корзиной цветов шагает обитатель трущоб Уайтчепела, самого криминального района Лондона, живущий торговлей тем, что можно собрать на окраинах города, один из типов, описанных журналистом Генри Мейхью в книге «Лондон рабочих и бедняков» (1851). В глубине картины, скрыты тенью фигуры двух праздных всадников, которым рабочие преградили дорогу. Возле землекопа (по его одежде можно узнать человека, недавно переехавшего в город из деревни), пьющего из кружки, стоит торговец пивом. Этот фрагмент картины отсылает зрителя к «Пивной улице» Хогарта[6]. На первом плане справа два господина наблюдают за работой землекопов. Художник изобразил Т. Карлейля и Ф. Д. Мориса в качестве представителей умственного, интеллектуального труда. Преподобный Ф. Д. Морис (он крайний справа) был лидером христианского социалистического движения. Слева на стене можно разглядеть афишу Рабочего колледжа, основанного Морисом в 1854 году. Колледж готовил рабочих-ремесленников: ювелиров, литографов, гравёров и т. п., в нём преподавали Рёскин, Россетти, которого через некоторое время сменил Браун, другие прерафаэлиты. За фигурой Карлейля в глубине улицы можно увидеть людей с плакатами — агенты одного из кандидатов нанимают безработных для участия в предвыборной рекламе. Надписи на плакатах «Голосуйте за Бобуса» отсылают к собирательному образу колбасного фабриканта Бобуса Хиггинса — олицетворению продажного политика в работах Карлейля «Прошлое и настоящее» и «Памфлеты последних дней»[7][8].

На переднем плане — группа детей в лохмотьях, девочка держит младенца, на руке которого траурная повязка — у него недавно умерла мать. Пристальный взгляд ребёнка устремлён прямо на зрителя, это композиционный центр картины, художник наделил его чертами своего умершего во младенчестве сына Артура. Желая подчеркнуть проблему обездоленных детей, Браун в описании «Труда» обращается к некоей вымышленной светской даме, указывая на их опасное положение[6].

  1. ↑ Он согласился приобрести картину, но не дожил до её завершения. Наследники Т. Плинта купили «Труд» в 1865 году прямо с выставки, на которой она имела огромный успех. (Мировое искусство. Прерафаэлитизм / Сост. И. Г. Мосин. — СПб.: ООО «СЗКЭО Кристалл», 2006. — ISBN 5-9603-0063-X.)
  2. ↑ E. Cobham Brewer Lazarone // Dictionary of Phrase and Fable. — 1894.
  3. ↑ Lazzarone // Новый большой итальянско-русский словарь. — 2004.
  4. ↑ Лоранс де Кар. Прерафаэлиты: Модернизм по-английски / Пер. Ю. Эйделькинд. — М: АСТ, 2002. — С. 46. — ISBN 5-17-008099-9.
  5. ↑ Лоранс де Кар. Прерафаэлиты: Модернизм по-английски / Пер. Ю. Эйделькинд. — М: АСТ, 2002. — С. 47. — ISBN 5-17-008099-9.
  6. ↑ 1 2 Brown F. M. Description of Work and other paintings, Nature and Industrialisaton. — С. 316—320.
  7. ↑ Past and Preesent, Chapter 5
  8. ↑ Practical Politics in «Hudson’s Statue», Paul Flynn English/Religious Studies 256, «Sacred Readings» (2004), Brown University
  • Мировое искусство. Прерафаэлитизм / Сост. И. Г. Мосин. — СПб.: ООО «СЗКЭО Кристалл», 2006. — ISBN 5-9603-0063-X.
  • Trodd C. Ford Madox Brown’s Work, Harding, E, Reframing the Pre-Raphaelites. — Scolar, 1996.

ru.bywiki.com

Труд (картина) — Википедия

К:Картины 1865 года

«Труд» (англ. Work) — картина английского художника Форда Мэдокса Брауна, аллегория викторианского общества, традиционно считается вершиной его творчества.

История создания

Браун стал одним из тех, кто, разделяя взгляды прерафаэлитов на необходимость обновления изобразительного искусства, обратился к современному сюжету. В отличие от множества художников, работавших в области жанровой живописи, Браун в своё полотно привнёс критический взгляд на современное общество. Выбором темы художник был обязан работам Карлейля «Прошлое и настоящее», «Памфлеты последних дней», где тот обличал политическую коррупцию и безразличие государственной системы к жизни людей труда. Повлияли на Брауна и взгляды члена Общества умеренности из Лидса Т. Е. Плинта[1], уделявшего большое внимание моральному и религиозному аспектам в творчестве.

Идея картины пришла художнику в 1852 году, когда он наблюдал земляные работы на Хит-стрит в Хэмпстеде, окраинном районе Лондона, где он проживал. Предполагается, что на картине изображён один из эпизодов расширения канализационной системы Лондона — эти работы были предприняты для борьбы с распространением тифа и холеры. Художник задумал соединить в одном полотне представителей всех классов викторианского общества, а также показать все виды труда — физический и интеллектуальный. Браун объяснял, что он призван продемонстрировать, что современные британские рабочие могут быть таким же объектом искусства как якобы более живописные итальянские лаццарони (итал. lazzaroni, буквально «бездельники», «хулиганы» — так называлось простонародье Неаполя)[2][3].

Источником вдохновения для Брауна явилось творчество Хогарта, в том числе его картина «Humours of an Election», а также гравюры «Пивная улица» и «Переулок джина».

Работа над монументальным полотном продолжалась тринадцать лет (1852—1865). Художник бесконечно вносил поправки, стремясь к достоверности изображения, создал бесчисленное множество эскизов, частично писал на пленэре, использовал в работе и фотографию. Свой выбор освещения (действие происходит в жаркий солнечный день) Браун объяснял не особой склонностью к «этому типу освещения» а тем, «что это лучше всего отвечало образу труда во всей его суровости»[4].

Картину, экспонировавшуюся на выставке 1865 года, Браун сопроводил подробнейшим комментарием, отметив: «Когда я изучал работу британского землекопа, мне показалось, что труд художника требует не меньших усилий, чем труд рыбака Атлантики, крестьянина Кампаньи или неаполитанского нищего»[5].

Видео по теме

Сюжет и композиция

Действие картины строится вокруг группы рабочих-землекопов. Слева от них проходит женщина, распространяющая брошюры Общества умеренности. Этот персонаж был введён Брауном по просьбе Т. Е. Плинта, члена Общества умеренности Лидса, который планировал приобрести картину. На листовке в её руках отчётливо просматривается заголовок трактата «The Hodman’s Haven or Drink for Thirsty Souls» с призывом к трезвому образу жизни. Далее — дама, чья «работа» заключается лишь в том, «чтобы хорошо выглядеть». Впереди неё с корзиной цветов шагает обитатель трущоб Уайтчепела, самого криминального района Лондона, живущий торговлей тем, что можно собрать на окраинах города, один из типов, описанных журналистом Генри Мейхью в книге «Лондон рабочих и бедняков» (1851). В глубине картины, скрыты тенью фигуры двух праздных всадников, которым рабочие преградили дорогу. Возле землекопа (по его одежде можно узнать человека, недавно переехавшего в город из деревни), пьющего из кружки, стоит торговец пивом. Этот фрагмент картины отсылает зрителя к «Пивной улице» Хогарта[6]. На первом плане справа два господина наблюдают за работой землекопов. Художник изобразил Т. Карлейля и Ф. Д. Мориса в качестве представителей умственного, интеллектуального труда. Преподобный Ф. Д. Морис (он крайний справа) был лидером христианского социалистического движения. Слева на стене можно разглядеть афишу Рабочего колледжа, основанного Морисом в 1854 году. Колледж готовил рабочих-ремесленников: ювелиров, литографов, гравёров и т. п., в нём преподавали Рёскин, Россетти, которого через некоторое время сменил Браун, другие прерафаэлиты. За фигурой Карлейля в глубине улицы можно увидеть людей с плакатами — агенты одного из кандидатов нанимают безработных для участия в предвыборной рекламе. Надписи на плакатах «Голосуйте за Бобуса» отсылают к собирательному образу колбасного фабриканта Бобуса Хиггинса — олицетворению продажного политика в работах Карлейля «Прошлое и настоящее» и «Памфлеты последних дней»[7][8].

На переднем плане — группа детей в лохмотьях, девочка держит младенца, на руке которого траурная повязка — у него недавно умерла мать. Пристальный взгляд ребёнка устремлён прямо на зрителя, это композиционный центр картины, художник наделил его чертами своего умершего во младенчестве сына Артура. Желая подчеркнуть проблему обездоленных детей, Браун в описании «Труда» обращается к некоей вымышленной светской даме, указывая на их опасное положение[6].

Примечания

  1. ↑ Он согласился приобрести картину, но не дожил до её завершения. Наследники Т. Плинта купили «Труд» в 1865 году прямо с выставки, на которой она имела огромный успех. (Мировое искусство. Прерафаэлитизм / Сост. И. Г. Мосин. — СПб.: ООО «СЗКЭО Кристалл», 2006. — ISBN 5-9603-0063-X.)
  2. ↑ E. Cobham Brewer Lazarone // Dictionary of Phrase and Fable. — 1894.
  3. ↑ Lazzarone // Новый большой итальянско-русский словарь. — 2004.
  4. ↑ Лоранс де Кар. Прерафаэлиты: Модернизм по-английски / Пер. Ю. Эйделькинд. — М: АСТ, 2002. — С. 46. — ISBN 5-17-008099-9.
  5. ↑ Лоранс де Кар. Прерафаэлиты: Модернизм по-английски / Пер. Ю. Эйделькинд. — М: АСТ, 2002. — С. 47. — ISBN 5-17-008099-9.
  6. ↑ 1 2 Brown F. M. Description of Work and other paintings, Nature and Industrialisaton. — С. 316—320.
  7. ↑ Past and Preesent, Chapter 5
  8. ↑ Practical Politics in «Hudson’s Statue», Paul Flynn English/Religious Studies 256, «Sacred Readings» (2004), Brown University

Литература

  • Мировое искусство. Прерафаэлитизм / Сост. И. Г. Мосин. — СПб.: ООО «СЗКЭО Кристалл», 2006. — ISBN 5-9603-0063-X.
  • Trodd C. Ford Madox Brown’s Work, Harding, E, Reframing the Pre-Raphaelites. — Scolar, 1996.

wikipedia.green

Труд (картина) — Википедия

«Труд» (англ. Work) — картина английского художника Форда Мэдокса Брауна, аллегория викторианского общества, традиционно считается вершиной его творчества.

Браун стал одним из тех, кто, разделяя взгляды прерафаэлитов на необходимость обновления изобразительного искусства, обратился к современному сюжету. В отличие от множества художников, работавших в области жанровой живописи, Браун в своё полотно привнёс критический взгляд на современное общество. Выбором темы художник был обязан работам Карлейля «Прошлое и настоящее», «Памфлеты последних дней», где тот обличал политическую коррупцию и безразличие государственной системы к жизни людей труда. Повлияли на Брауна и взгляды члена Общества умеренности из Лидса Т. Е. Плинта[1], уделявшего большое внимание моральному и религиозному аспектам в творчестве.

Идея картины пришла художнику в 1852 году, когда он наблюдал земляные работы на Хит-стрит в Хэмпстеде, окраинном районе Лондона, где он проживал. Предполагается, что на картине изображён один из эпизодов расширения канализационной системы Лондона — эти работы были предприняты для борьбы с распространением тифа и холеры. Художник задумал соединить в одном полотне представителей всех классов викторианского общества, а также показать все виды труда — физический и интеллектуальный. Браун объяснял, что он призван продемонстрировать, что современные британские рабочие могут быть таким же объектом искусства как якобы более живописные итальянские лаццарони (итал. lazzaroni, буквально «бездельники», «хулиганы» — так называлось простонародье Неаполя)[2][3].

Источником вдохновения для Брауна явилось творчество Хогарта, в том числе его картина «Humours of an Election», а также гравюры «Пивная улица» и «Переулок джина».

Работа над монументальным полотном продолжалась тринадцать лет (1852—1865). Художник бесконечно вносил поправки, стремясь к достоверности изображения, создал бесчисленное множество эскизов, частично писал на пленэре, использовал в работе и фотографию. Свой выбор освещения (действие происходит в жаркий солнечный день) Браун объяснял не особой склонностью к «этому типу освещения» а тем, «что это лучше всего отвечало образу труда во всей его суровости»[4].

Картину, экспонировавшуюся на выставке 1865 года, Браун сопроводил подробнейшим комментарием, отметив: «Когда я изучал работу британского землекопа, мне показалось, что труд художника требует не меньших усилий, чем труд рыбака Атлантики, крестьянина Кампаньи или неаполитанского нищего»[5].

Действие картины строится вокруг группы рабочих-землекопов. Слева от них проходит женщина, распространяющая брошюры Общества умеренности. Этот персонаж был введён Брауном по просьбе Т. Е. Плинта, члена Общества умеренности Лидса, который планировал приобрести картину. На листовке в её руках отчётливо просматривается заголовок трактата «The Hodman’s Haven or Drink for Thirsty Souls» с призывом к трезвому образу жизни. Далее — дама, чья «работа» заключается лишь в том, «чтобы хорошо выглядеть». Впереди неё с корзиной цветов шагает обитатель трущоб Уайтчепела, самого криминального района Лондона, живущий торговлей тем, что можно собрать на окраинах города, один из типов, описанных журналистом Генри Мейхью в книге «Лондон рабочих и бедняков» (1851). В глубине картины, скрыты тенью фигуры двух праздных всадников, которым рабочие преградили дорогу. Возле землекопа (по его одежде можно узнать человека, недавно переехавшего в город из деревни), пьющего из кружки, стоит торговец пивом. Этот фрагмент картины отсылает зрителя к «Пивной улице» Хогарта[6]. На первом плане справа два господина наблюдают за работой землекопов. Художник изобразил Т. Карлейля и Ф. Д. Мориса в качестве представителей умственного, интеллектуального труда. Преподобный Ф. Д. Морис (он крайний справа) был лидером христианского социалистического движения. Слева на стене можно разглядеть афишу Рабочего колледжа, основанного Морисом в 1854 году. Колледж готовил рабочих-ремесленников: ювелиров, литографов, гравёров и т. п., в нём преподавали Рёскин, Россетти, которого через некоторое время сменил Браун, другие прерафаэлиты. За фигурой Карлейля в глубине улицы можно увидеть людей с плакатами — агенты одного из кандидатов нанимают безработных для участия в предвыборной рекламе. Надписи на плакатах «Голосуйте за Бобуса» отсылают к собирательному образу колбасного фабриканта Бобуса Хиггинса — олицетворению продажного политика в работах Карлейля «Прошлое и настоящее» и «Памфлеты последних дней»[7][8].

На переднем плане — группа детей в лохмотьях, девочка держит младенца, на руке которого траурная повязка — у него недавно умерла мать. Пристальный взгляд ребёнка устремлён прямо на зрителя, это композиционный центр картины, художник наделил его чертами своего умершего во младенчестве сына Артура. Желая подчеркнуть проблему обездоленных детей, Браун в описании «Труда» обращается к некоей вымышленной светской даме, указывая на их опасное положение[6].

  1. ↑ Он согласился приобрести картину, но не дожил до её завершения. Наследники Т. Плинта купили «Труд» в 1865 году прямо с выставки, на которой она имела огромный успех. (Мировое искусство. Прерафаэлитизм / Сост. И. Г. Мосин. — СПб.: ООО «СЗКЭО Кристалл», 2006. — ISBN 5-9603-0063-X.)
  2. ↑ E. Cobham Brewer Lazarone // Dictionary of Phrase and Fable. — 1894.
  3. ↑ Lazzarone // Новый большой итальянско-русский словарь. — 2004.
  4. ↑ Лоранс де Кар. Прерафаэлиты: Модернизм по-английски / Пер. Ю. Эйделькинд. — М: АСТ, 2002. — С. 46. — ISBN 5-17-008099-9.
  5. ↑ Лоранс де Кар. Прерафаэлиты: Модернизм по-английски / Пер. Ю. Эйделькинд. — М: АСТ, 2002. — С. 47. — ISBN 5-17-008099-9.
  6. ↑ 1 2 Brown F. M. Description of Work and other paintings, Nature and Industrialisaton. — С. 316—320.
  7. ↑ Past and Preesent, Chapter 5
  8. ↑ Practical Politics in «Hudson’s Statue», Paul Flynn English/Religious Studies 256, «Sacred Readings» (2004), Brown University
  • Мировое искусство. Прерафаэлитизм / Сост. И. Г. Мосин. — СПб.: ООО «СЗКЭО Кристалл», 2006. — ISBN 5-9603-0063-X.
  • Trodd C. Ford Madox Brown’s Work, Harding, E, Reframing the Pre-Raphaelites. — Scolar, 1996.

ru.wikiyy.com

Труд (картина) — Википедия Переиздание // WIKI 2

«Труд» (англ. Work) — картина английского художника Форда Мэдокса Брауна, аллегория викторианского общества, традиционно считается вершиной его творчества.

История создания

Браун стал одним из тех, кто, разделяя взгляды прерафаэлитов на необходимость обновления изобразительного искусства, обратился к современному сюжету. В отличие от множества художников, работавших в области жанровой живописи, Браун в своё полотно привнёс критический взгляд на современное общество. Выбором темы художник был обязан работам Карлейля «Прошлое и настоящее», «Памфлеты последних дней», где тот обличал политическую коррупцию и безразличие государственной системы к жизни людей труда. Повлияли на Брауна и взгляды члена Общества умеренности из Лидса Т. Е. Плинта[1], уделявшего большое внимание моральному и религиозному аспектам в творчестве.

Идея картины пришла художнику в 1852 году, когда он наблюдал земляные работы на Хит-стрит в Хэмпстеде, окраинном районе Лондона, где он проживал. Предполагается, что на картине изображён один из эпизодов расширения канализационной системы Лондона — эти работы были предприняты для борьбы с распространением тифа и холеры. Художник задумал соединить в одном полотне представителей всех классов викторианского общества, а также показать все виды труда — физический и интеллектуальный. Браун объяснял, что он призван продемонстрировать, что современные британские рабочие могут быть таким же объектом искусства как якобы более живописные итальянские лаццарони (итал. lazzaroni, буквально «бездельники», «хулиганы» — так называлось простонародье Неаполя)[2][3].

Источником вдохновения для Брауна явилось творчество Хогарта, в том числе его картина «Humours of an Election», а также гравюры «Пивная улица» и «Переулок джина».

Работа над монументальным полотном продолжалась тринадцать лет (1852—1865). Художник бесконечно вносил поправки, стремясь к достоверности изображения, создал бесчисленное множество эскизов, частично писал на пленэре, использовал в работе и фотографию. Свой выбор освещения (действие происходит в жаркий солнечный день) Браун объяснял не особой склонностью к «этому типу освещения» а тем, «что это лучше всего отвечало образу труда во всей его суровости»[4].

Картину, экспонировавшуюся на выставке 1865 года, Браун сопроводил подробнейшим комментарием, отметив: «Когда я изучал работу британского землекопа, мне показалось, что труд художника требует не меньших усилий, чем труд рыбака Атлантики, крестьянина Кампаньи или неаполитанского нищего»[5].

Сюжет и композиция

Фрагмент: Т. Карлейль и Ф. Д. Морис

Действие картины строится вокруг группы рабочих-землекопов. Слева от них проходит женщина, распространяющая брошюры Общества умеренности. Этот персонаж был введён Брауном по просьбе Т. Е. Плинта, члена Общества умеренности Лидса, который планировал приобрести картину. На листовке в её руках отчётливо просматривается заголовок трактата «The Hodman’s Haven or Drink for Thirsty Souls» с призывом к трезвому образу жизни. Далее — дама, чья «работа» заключается лишь в том, «чтобы хорошо выглядеть». Впереди неё с корзиной цветов шагает обитатель трущоб Уайтчепела, самого криминального района Лондона, живущий торговлей тем, что можно собрать на окраинах города, один из типов, описанных журналистом Генри Мейхью в книге «Лондон рабочих и бедняков» (1851). В глубине картины, скрыты тенью фигуры двух праздных всадников, которым рабочие преградили дорогу. Возле землекопа (по его одежде можно узнать человека, недавно переехавшего в город из деревни), пьющего из кружки, стоит торговец пивом. Этот фрагмент картины отсылает зрителя к «Пивной улице» Хогарта[6]. На первом плане справа два господина наблюдают за работой землекопов. Художник изобразил Т. Карлейля и Ф. Д. Мориса в качестве представителей умственного, интеллектуального труда. Преподобный Ф. Д. Морис (он крайний справа) был лидером христианского социалистического движения. Слева на стене можно разглядеть афишу Рабочего колледжа, основанного Морисом в 1854 году. Колледж готовил рабочих-ремесленников: ювелиров, литографов, гравёров и т. п., в нём преподавали Рёскин, Россетти, которого через некоторое время сменил Браун, другие прерафаэлиты. За фигурой Карлейля в глубине улицы можно увидеть людей с плакатами — агенты одного из кандидатов нанимают безработных для участия в предвыборной рекламе. Надписи на плакатах «Голосуйте за Бобуса» отсылают к собирательному образу колбасного фабриканта Бобуса Хиггинса — олицетворению продажного политика в работах Карлейля «Прошлое и настоящее» и «Памфлеты последних дней»[7][8].

На переднем плане — группа детей в лохмотьях, девочка держит младенца, на руке которого траурная повязка — у него недавно умерла мать. Пристальный взгляд ребёнка устремлён прямо на зрителя, это композиционный центр картины, художник наделил его чертами своего умершего во младенчестве сына Артура. Желая подчеркнуть проблему обездоленных детей, Браун в описании «Труда» обращается к некоей вымышленной светской даме, указывая на их опасное положение[6].

Примечания

  1. ↑ Он согласился приобрести картину, но не дожил до её завершения. Наследники Т. Плинта купили «Труд» в 1865 году прямо с выставки, на которой она имела огромный успех. (Мировое искусство. Прерафаэлитизм / Сост. И. Г. Мосин. — СПб.: ООО «СЗКЭО Кристалл», 2006. — ISBN 5-9603-0063-X.)
  2. ↑ E. Cobham Brewer Lazarone // Dictionary of Phrase and Fable. — 1894.
  3. ↑ Lazzarone // Новый большой итальянско-русский словарь. — 2004.
  4. ↑ Лоранс де Кар. Прерафаэлиты: Модернизм по-английски / Пер. Ю. Эйделькинд. — М: АСТ, 2002. — С. 46. — ISBN 5-17-008099-9.
  5. ↑ Лоранс де Кар. Прерафаэлиты: Модернизм по-английски / Пер. Ю. Эйделькинд. — М: АСТ, 2002. — С. 47. — ISBN 5-17-008099-9.
  6. ↑ 1 2 Brown F. M. Description of Work and other paintings, Nature and Industrialisaton. — С. 316—320.
  7. ↑ Past and Preesent, Chapter 5
  8. ↑ Practical Politics in «Hudson’s Statue», Paul Flynn English/Religious Studies 256, «Sacred Readings» (2004), Brown University

Литература

  • Мировое искусство. Прерафаэлитизм / Сост. И. Г. Мосин. — СПб.: ООО «СЗКЭО Кристалл», 2006. — ISBN 5-9603-0063-X.
  • Trodd C. Ford Madox Brown’s Work, Harding, E, Reframing the Pre-Raphaelites. — Scolar, 1996.
Эта страница последний раз была отредактирована 17 марта 2018 в 13:05.

wiki2.org

Труд (картина) — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

К:Картины 1852 года

«Труд» (англ. Work) — картина английского художника Форда Мэдокса Брауна, аллегория викторианского общества, традиционно считается вершиной его творчества.

История создания

Браун стал одним из тех, кто, разделяя взгляды прерафаэлитов на необходимость обновления изобразительного искусства, обратился к современному сюжету. В отличие от множества художников, работавших в области жанровой живописи, Браун в своё полотно привнёс критический взгляд на современное общество. Выбором темы художник был обязан работам Карлейля «Прошлое и настоящее», «Памфлеты последних дней», где тот обличал политическую коррупцию и безразличие государственной системы к жизни людей труда. Повлияли на Брауна и взгляды члена Общества умеренности из Лидса Т. Е. Плинта[1], уделявшего большое внимание моральному и религиозному аспектам в творчестве.

Идея картины пришла художнику в 1852 году, когда он наблюдал земляные работы на Хит-стрит в Хэмпстеде, окраинном районе Лондона, где он проживал. Предполагается, что на картине изображён один из эпизодов расширения канализационной системы Лондона — эти работы были предприняты для борьбы с распространением тифа и холеры. Художник задумал соединить в одном полотне представителей всех классов викторианского общества, а также показать все виды труда — физический и интеллектуальный. Браун объяснял, что он призван продемонстрировать, что современные британские рабочие могут быть таким же объектом искусства как якобы более живописные итальянские лаццарони (итал. lazzaroni, буквально «бездельники», «хулиганы» — так называлось простонародье Неаполя)[2][3].

Источником вдохновения для Брауна явилось творчество Хогарта, в том числе его картина «Humours of an Election», а также гравюры «Пивная улица» и «Переулок джина».

Работа над монументальным полотном продолжалась тринадцать лет (1852—1865). Художник бесконечно вносил поправки, стремясь к достоверности изображения, создал бесчисленное множество эскизов, частично писал на пленэре, использовал в работе и фотографию. Свой выбор освещения (действие происходит в жаркий солнечный день) Браун объяснял не особой склонностью к «этому типу освещения» а тем, «что это лучше всего отвечало образу труда во всей его суровости»[4].

Картину, экспонировавшуюся на выставке 1865 года, Браун сопроводил подробнейшим комментарием, отметив: «Когда я изучал работу британского землекопа, мне показалось, что труд художника требует не меньших усилий, чем труд рыбака Атлантики, крестьянина Кампаньи или неаполитанского нищего»[5].

Сюжет и композиция

Действие картины строится вокруг группы рабочих-землекопов. Слева от них проходит женщина, распространяющая брошюры Общества умеренности. Этот персонаж был введён Брауном по просьбе Т. Е. Плинта, члена Общества умеренности Лидса, который планировал приобрести картину. На листовке в её руках отчётливо просматривается заголовок трактата «The Hodman’s Haven or Drink for Thirsty Souls» с призывом к трезвому образу жизни. Далее — дама, чья «работа» заключается лишь в том, «чтобы хорошо выглядеть». Впереди неё с корзиной цветов шагает обитатель трущоб Уайтчепела, самого криминального района Лондона, живущий торговлей тем, что можно собрать на окраинах города, один из типов, описанных журналистом Генри Мейхью в книге «Лондон рабочих и бедняков» (1851). В глубине картины, скрыты тенью фигуры двух праздных всадников, которым рабочие преградили дорогу. Возле землекопа (по его одежде можно узнать человека, недавно переехавшего в город из деревни), пьющего из кружки, стоит торговец пивом. Этот фрагмент картины отсылает зрителя к «Пивной улице» Хогарта[6]. На первом плане справа два господина наблюдают за работой землекопов. Художник изобразил Т. Карлейля и Ф. Д. Мориса в качестве представителей умственного, интеллектуального труда. Преподобный Ф. Д. Морис (он крайний справа) был лидером христианского социалистического движения. Слева на стене можно разглядеть афишу Рабочего колледжа, основанного Морисом в 1854 году. Колледж готовил рабочих-ремесленников: ювелиров, литографов, гравёров и т. п., в нём преподавали Рёскин, Россетти, которого через некоторое время сменил Браун, другие прерафаэлиты. За фигурой Карлейля в глубине улицы можно увидеть людей с плакатами — агенты одного из кандидатов нанимают безработных для участия в предвыборной рекламе. Надписи на плакатах «Голосуйте за Бобуса» отсылают к собирательному образу колбасного фабриканта Бобуса Хиггинса — олицетворению продажного политика в работах Карлейля «Прошлое и настоящее» и «Памфлеты последних дней»[7][8].

На переднем плане — группа детей в лохмотьях, девочка держит младенца, на руке которого траурная повязка — у него недавно умерла мать. Пристальный взгляд ребёнка устремлён прямо на зрителя, это композиционный центр картины, художник наделил его чертами своего умершего во младенчестве сына Артура. Желая подчеркнуть проблему обездоленных детей, Браун в описании «Труда» обращается к некоей вымышленной светской даме, указывая на их опасное положение[6].

Напишите отзыв о статье "Труд (картина)"

Примечания

  1. ↑ Он согласился приобрести картину, но не дожил до её завершения. Наследники Т. Плинта купили «Труд» в 1865 году прямо с выставки, на которой она имела огромный успех. (Мировое искусство. Прерафаэлитизм / Сост. И. Г. Мосин. — СПб.: ООО «СЗКЭО Кристалл», 2006. — ISBN 5-9603-0063-X.)
  2. ↑ E. Cobham Brewer [www.infoplease.com/dictionary/brewers/lazarone.html Lazarone] // Dictionary of Phrase and Fable. — 1894.
  3. ↑ [lingvo.yandex.ru/it?text=lazzarone&st_translate=on Lazzarone] // Новый большой итальянско-русский словарь. — 2004.
  4. ↑ Лоранс де Кар. Прерафаэлиты: Модернизм по-английски / Пер. Ю. Эйделькинд. — М: АСТ, 2002. — С. 46. — ISBN 5-17-008099-9.
  5. ↑ Лоранс де Кар. Прерафаэлиты: Модернизм по-английски / Пер. Ю. Эйделькинд. — М: АСТ, 2002. — С. 47. — ISBN 5-17-008099-9.
  6. ↑ 1 2 Brown F. M. Description of Work and other paintings, Nature and Industrialisaton. — С. 316—320.
  7. ↑ [www.online-literature.com/thomas-carlyle/past-and-present/5/ Past and Preesent, Chapter 5]
  8. ↑ [www.victorianweb.org/authors/carlyle/hudson/flynn2.html Practical Politics in «Hudson’s Statue», Paul Flynn English/Religious Studies 256, «Sacred Readings» (2004), Brown University]

Литература

  • Мировое искусство. Прерафаэлитизм / Сост. И. Г. Мосин. — СПб.: ООО «СЗКЭО Кристалл», 2006. — ISBN 5-9603-0063-X.
  • Trodd C. Ford Madox Brown’s Work, Harding, E, Reframing the Pre-Raphaelites. — Scolar, 1996.

Отрывок, характеризующий Труд (картина)

Когда на другой день утром государь сказал собравшимся у него офицерам: «Вы спасли не одну Россию; вы спасли Европу», – все уже тогда поняли, что война не кончена. Один Кутузов не хотел понимать этого и открыто говорил свое мнение о том, что новая война не может улучшить положение и увеличить славу России, а только может ухудшить ее положение и уменьшить ту высшую степень славы, на которой, по его мнению, теперь стояла Россия. Он старался доказать государю невозможность набрания новых войск; говорил о тяжелом положении населений, о возможности неудач и т. п. При таком настроении фельдмаршал, естественно, представлялся только помехой и тормозом предстоящей войны. Для избежания столкновений со стариком сам собою нашелся выход, состоящий в том, чтобы, как в Аустерлице и как в начале кампании при Барклае, вынуть из под главнокомандующего, не тревожа его, не объявляя ему о том, ту почву власти, на которой он стоял, и перенести ее к самому государю. С этою целью понемногу переформировался штаб, и вся существенная сила штаба Кутузова была уничтожена и перенесена к государю. Толь, Коновницын, Ермолов – получили другие назначения. Все громко говорили, что фельдмаршал стал очень слаб и расстроен здоровьем. Ему надо было быть слабым здоровьем, для того чтобы передать свое место тому, кто заступал его. И действительно, здоровье его было слабо. Как естественно, и просто, и постепенно явился Кутузов из Турции в казенную палату Петербурга собирать ополчение и потом в армию, именно тогда, когда он был необходим, точно так же естественно, постепенно и просто теперь, когда роль Кутузова была сыграна, на место его явился новый, требовавшийся деятель. Война 1812 го года, кроме своего дорогого русскому сердцу народного значения, должна была иметь другое – европейское. За движением народов с запада на восток должно было последовать движение народов с востока на запад, и для этой новой войны нужен был новый деятель, имеющий другие, чем Кутузов, свойства, взгляды, движимый другими побуждениями. Александр Первый для движения народов с востока на запад и для восстановления границ народов был так же необходим, как необходим был Кутузов для спасения и славы России. Кутузов не понимал того, что значило Европа, равновесие, Наполеон. Он не мог понимать этого. Представителю русского народа, после того как враг был уничтожен, Россия освобождена и поставлена на высшую степень своей славы, русскому человеку, как русскому, делать больше было нечего. Представителю народной войны ничего не оставалось, кроме смерти. И он умер.

Пьер, как это большею частью бывает, почувствовал всю тяжесть физических лишений и напряжений, испытанных в плену, только тогда, когда эти напряжения и лишения кончились. После своего освобождения из плена он приехал в Орел и на третий день своего приезда, в то время как он собрался в Киев, заболел и пролежал больным в Орле три месяца; с ним сделалась, как говорили доктора, желчная горячка. Несмотря на то, что доктора лечили его, пускали кровь и давали пить лекарства, он все таки выздоровел. Все, что было с Пьером со времени освобождения и до болезни, не оставило в нем почти никакого впечатления. Он помнил только серую, мрачную, то дождливую, то снежную погоду, внутреннюю физическую тоску, боль в ногах, в боку; помнил общее впечатление несчастий, страданий людей; помнил тревожившее его любопытство офицеров, генералов, расспрашивавших его, свои хлопоты о том, чтобы найти экипаж и лошадей, и, главное, помнил свою неспособность мысли и чувства в то время. В день своего освобождения он видел труп Пети Ростова. В тот же день он узнал, что князь Андрей был жив более месяца после Бородинского сражения и только недавно умер в Ярославле, в доме Ростовых. И в тот же день Денисов, сообщивший эту новость Пьеру, между разговором упомянул о смерти Элен, предполагая, что Пьеру это уже давно известно. Все это Пьеру казалось тогда только странно. Он чувствовал, что не может понять значения всех этих известий. Он тогда торопился только поскорее, поскорее уехать из этих мест, где люди убивали друг друга, в какое нибудь тихое убежище и там опомниться, отдохнуть и обдумать все то странное и новое, что он узнал за это время. Но как только он приехал в Орел, он заболел. Проснувшись от своей болезни, Пьер увидал вокруг себя своих двух людей, приехавших из Москвы, – Терентия и Ваську, и старшую княжну, которая, живя в Ельце, в имении Пьера, и узнав о его освобождении и болезни, приехала к нему, чтобы ходить за ним. Во время своего выздоровления Пьер только понемногу отвыкал от сделавшихся привычными ему впечатлений последних месяцев и привыкал к тому, что его никто никуда не погонит завтра, что теплую постель его никто не отнимет и что у него наверное будет обед, и чай, и ужин. Но во сне он еще долго видел себя все в тех же условиях плена. Так же понемногу Пьер понимал те новости, которые он узнал после своего выхода из плена: смерть князя Андрея, смерть жены, уничтожение французов. Радостное чувство свободы – той полной, неотъемлемой, присущей человеку свободы, сознание которой он в первый раз испытал на первом привале, при выходе из Москвы, наполняло душу Пьера во время его выздоровления. Он удивлялся тому, что эта внутренняя свобода, независимая от внешних обстоятельств, теперь как будто с излишком, с роскошью обставлялась и внешней свободой. Он был один в чужом городе, без знакомых. Никто от него ничего не требовал; никуда его не посылали. Все, что ему хотелось, было у него; вечно мучившей его прежде мысли о жене больше не было, так как и ее уже не было. – Ах, как хорошо! Как славно! – говорил он себе, когда ему подвигали чисто накрытый стол с душистым бульоном, или когда он на ночь ложился на мягкую чистую постель, или когда ему вспоминалось, что жены и французов нет больше. – Ах, как хорошо, как славно! – И по старой привычке он делал себе вопрос: ну, а потом что? что я буду делать? И тотчас же он отвечал себе: ничего. Буду жить. Ах, как славно! То самое, чем он прежде мучился, чего он искал постоянно, цели жизни, теперь для него не существовало. Эта искомая цель жизни теперь не случайно не существовала для него только в настоящую минуту, но он чувствовал, что ее нет и не может быть. И это то отсутствие цели давало ему то полное, радостное сознание свободы, которое в это время составляло его счастие. Он не мог иметь цели, потому что он теперь имел веру, – не веру в какие нибудь правила, или слова, или мысли, но веру в живого, всегда ощущаемого бога. Прежде он искал его в целях, которые он ставил себе. Это искание цели было только искание бога; и вдруг он узнал в своем плену не словами, не рассуждениями, но непосредственным чувством то, что ему давно уж говорила нянюшка: что бог вот он, тут, везде. Он в плену узнал, что бог в Каратаеве более велик, бесконечен и непостижим, чем в признаваемом масонами Архитектоне вселенной. Он испытывал чувство человека, нашедшего искомое у себя под ногами, тогда как он напрягал зрение, глядя далеко от себя. Он всю жизнь свою смотрел туда куда то, поверх голов окружающих людей, а надо было не напрягать глаз, а только смотреть перед собой.

wiki-org.ru


Смотрите также