Как снимался фильм «Вий» (20 фото). Вий картина


Первый советский фильм ужасов «Вий»: picturehistory

"Ужастик" "Вий" снимали в 1967 году, с приключениями. Артистам казалось, что злые чары упырей распространялись даже за пределы съемочной площадки... В выстроенную на "Мосфильме" церковь рабочие старались лишний раз не заходить. Между тем в советском триллере пролилась лишь одна капля крови: ведьма-панночка, пугая философа, пустила кровавую слезу.Картина была еще "в запуске", а ее уже купили девять стран мира. В советском прокате фильм занял символическое 13-е место.

Вий — в украинской демонологии грозный старик с бровями и веками до самой земли. Вий не может ничего видеть сам по себе, но если удастся нескольким силачам поднять ему брови и веки железными вилами, тогда ничего не может утаиться перед грозным его взором: взглядом своим Вий убивает людей, разрушает и обращает в пепел города и деревни.

В этнографии высказывается допущение, что именно с образом Вия связано поверье о сглазе — о том, что от плохого взгляда все гибнет или портится.В одной из сказок встречается упоминание о том, что Кащею Бессмертному поднимают веки семью вилами. Это указывает на его родство с Вием.Вий — царь подземного мира, брат Дыя. Воевода Чернобога. В мирное время он тюремщик в Пекле. Он держит в руке огненный бич которым потчует грешников. У него смертоносный взгляд который скрыт под огромными веками или ресницами. Человек, не выдерживавший взгляда Вия, умирал.

«Вий» — художественный фильм, снятый в 1967 году в СССР по одноимённой повести Н. В. Гоголя. Один из лидеров советского кинопроката 1968 года (32,6 млн. зрителей). Многократно упоминается как первый и единственный фильм ужасов снятый в СССР. Хотя авторы планировали сделать романтическую фильм-сказку, экранизацию классического произведения.Существуют легенды, что фильм обладая особым, мистическим флёром, странным, по большей части негативным, образом сказался на судьбах своих создателей. Актёры, в частности Наталья Варлей, всячески отрицают это.В 1970-х фильм был закуплен для зарубежного проката: в США (под прокатным названием «Viy or Spirit of Evil»), Аргентине (под прокатным названием «Viy, esp?ritu del mal»), Финляндии (под прокатным названием «Velho») и Франции (под прокатным названием «Vij»).

Идея экранизации „Вия“ принадлежит известному советскому режиссёру, на тот момент директору киностудии Мосфильм, Ивану Пырьеву. Лишь по причине острой нехватки времени он предложил снять картину двум учащимся Высших режиссёрских курсов Союза кинематографистов СССР Георгию Кропачёву и Константину Ершову.Съемки фильма производились в Богородчанском районе Ивано-Франковской области и посёлке Седнев,Черниговской области. Массовку- бурсаков-семинаристов — набирали в Чернигове.- Труднее всего было найти хату, крытую снопами соломы, — вспоминает художник фильма Николай Маркин. — Траву везде уже косили комбайнами. По нашей просьбе отыскали в дальней деревне мастера, который сжал поле серпом вручную, по-особому уложил снопы на крышу хаты.

Однако отснятый на натуре материал разочаровал руководство Мосфильма, оказавшись „слишком реалистическим“. Так к работе было решено привлечь известного режиссёра кино-сказочника Александра Птушко. В результате много материала, отснятого Ершовым и Кропачёвым, было вырезано, ряд идей так и остались невоплощёнными. Изменён был и облик главного чудовища фильма — Вия. Ряд сцен был переосмыслен и переснят заново.Неугомонный Птушко заразил своей энергией всю съемочную группу. Декорации делали сразу в нескольких павильонах. Полгода рабочих "Мосфильма" пугала затянутая паутиной мрачная церковь.

В фильме есть эпизод, когда несметное количество чудовищ влетает в храм: падают на землю иконы, летят вниз разбитые стекла, двери срываются с петель... Тут же должна падать огромная люстра — паникадило. Бутафоры не поленились и на основание люстры понавешали множество мешочков с пылью. Когда паникадило грохнулось об пол церкви, все на мгновение онемели: в поднявшемся столбе пыли казалось, что раздался взрыв...На съемках "Вия" сожгли несколько центнеров свечей. Воск был дорогой. Приходилось в специальных церковных мастерских Загорска заказывать толстущие свечи, состоящие из воска и стеарина. Вурдалаки, упыри, мертвецы, вышедшие из могил, рождались в мастерской пластического грима. Над масками оборотней работала талантливая художница Сарра Мокиль.- Она способна была творить чудеса, — вспоминает помощник режиссера Тариэл Габидзшвили. — Лукич обязательно брал ее для работы во все снимаемые им картины.

Из сотни эскизов Птушко отобрал самые фантастические. Так в фильме появились упыри с тремя вывороченными носами, вислоухие вампиры, вурдалаки с губами в половину лица... Советская кинонечисть, по замыслу режиссера, должна была отличаться не только "симпатичными" лицами, но и размерами. Для контраста с "рослой нечистью" Птушко собрал со всей Москвы карликов. Кривоногие, с большими, искусственно удлиненными головами, они должны были олицетворять собой исчадия ада. Все выходцы с того света были загримированы так, что казались абсолютно лысыми и голыми. Вампиров и упырей мазали разноцветным гримом: одни имели синюшный оттенок, другие — серовато-черный... "Хома слышал, как нечистая сила металась вокруг него, чуть не зацепляя его концами крыл и отвратительных хвостов". Наверное, ведьма-Панночка порядочно грехов наделала, раз за нее так нечистая сила стояла.

Знаменитые полеты панночки в гробу, которые пугали целые поколения советских детей, появились благодаря тому, что под куполом павильона крепился сложный механизм. Все гробы были черного цвета, как у Гоголя. Гроб №1 считался основным – в нем лежала умершая панночка. Летал по церкви с закрытой крышкой гроб №2 – именно он по сценарию никак не мог пробить очерченный философом магический круг. Этот гроб метался в кадре порожняком и был совсем маленьким. Двигали гроб вручную – при помощи веревок. Гроб №3 был подвешен на шести металлических струнах к потолку. Именно в нем ведьма летала по церкви, стоя во весь рост. В основание гроба был вмонтирован металлический штырь-кронштейн, к которому актрису пристегивали монтажным поясом. За спиной, под балахоном, у нее была закреплена надежная опора.

Прежде чем пустить Наталью Варлей в "свободный полет", в необычном гробу перелетала чуть ли не вся съемочная группа. Например, помощник режиссера, весивший около ста килограммов, тоже проверял конструкцию на прочность. На большой высоте он раскачивал гроб и даже прыгал в нем... Кстати, сначала на роль панночки взяли актрису Киевского драматического театра. Но режиссер Александр Птушко был под впечатлением от комедии Гайдая "Кавказская пленница". Посмотрев в кадре, как лихо Наталья Варлей спускается из окна дачи товарища Саахова на веревке над горной рекой, он понял, что нашел "свою" панночку. Совпадением было и то обстоятельство, что новоявленная "ведьма" – Наталья Варлей – родом была из румынского города Констанца. А Трансильвания издавна считалась родиной колдунов и вампиров.

Сниматься в роли Панночки Наталья согласилась... из любопытства. Что для юной девчонки были тогда полеты в гробу под куполом церкви! Ну и пусть с тебя снимают мерку для гроба. Жизнь казалась беспечной и прекрасной. Наташа играла в театре, была секретарем комсомольской организации.Наталью в кадре ставили на специальный вибратор, чтобы создалось впечатление, что она трясется от злости; накладывали тусклый грим, как будто она зеленеет от злости; подсвечивали глаза, чтобы они светились изнутри сатанинским огнем... А молодая актриса, не желавшая терять напрасно время, пока на площадке устанавливали свет, лежа в гробу, читала конспекты и учебники.

Но однажды во время съемок Наташа... выпала из гроба, который на большой скорости несся по кругу. Как в калейдоскопе, мигали свечи, мелькали бревна церкви... Наташа потеряла равновесие. Травма была неизбежной, актриса летела с высоты вниз головой. Пан философ — Леонид Куравлев, не имея опыта страховки, каким-то чудом поймал Наташу при самом приземлении на дощатый пол церкви. Вся съемочная группа ахнула... Слух о роковом падении "спортсменки-комсомолки" перерос в домысел, что актриса погибла... Об этом говорила тогда вся страна. Оказывается, воздушная гимнастка ужасно боялась высоты... Какая же сила воли должна была быть у этой хрупкой девушки, чтобы каждый раз вставать в гробу под потолком церкви...Мы восхищаемся ее красавицей-ведьмой, а сама Наталья считает, что образ в "Вие" ей не удался. Упор делался только на внешнее, эффектное...

Исполнитель главной мужской роли Леонид Куравлев появился в картине вполне закономерно. После фильма Шукшина "Живет такой парень", где Леонид Куравлев сыграл обаятельного шофера Пашу Колокольникова, ему не могли не предложить роль философа Хомы Брута. С семинаристской стрижкой "под горшок" Куравлеву ходить в жизни не понадобилось. Вся бурсацкая вольница в фильме была одета в парики. Зато артисту пришлось заучивать молитвы и украинские песни.

Гоголь, оставивший миру несколько томов великолепных произведений, на протяжении всей жизни продолжал оставаться девственником. Пытаясь обуздать страсти и побороть страхи, Николай Васильевич вывел аксиому: женщина — "красиво окрашенное естественное зло", поэтому никем, кроме как ведьмой, и быть не может. Гоголь все время ходил, словно по лезвию ножа, между Богом и дьяволом, пытался заглянуть в бездну. Конец Гоголя был страшен — он сошел с ума.Спустя годы умудренная жизненным опытом Наталья Варлей сожалела, что снялась в роли ведьмы: "Это был страшный грех. Я теперь с ужасом думаю, как могла решиться лечь в гроб..." После выхода фильма в ее жизни стало происходить нечто страшное. Одна беда наступала на пятки другой. Наталья поняла, что такие роли, как Панночка в фильме "Вий", даром не проходят...

Как тут не вспомнить блокбастер Уильяма Фридкина "Экзорцист" ("Изгоняющий дьявола"). После съемок исполнительница главной роли Линда Блэр, сыгравшая ведьму, попала в больницу с серьезным психическим расстройством. Видно, нельзя всерьез заигрывать с дьяволом.Оборотни в фильме у Птушко удивительным образом лазили по вертикальной стене.- Снимал этот трюк опытнейший оператор Федор Проворов, — рассказывает художник фильма. — Из толстых досок была сколочена "стена". Макет ставили под углом к полу и снимали вампиров, сползающих по наклонной плоскости, сверху: над съемочной площадкой зависал кран с оператором и режиссером. Получалось, что упыри, цепляясь когтями рук и ног, лезли прямо по вертикальной стене. Но выходцы с того света не могли видеть живого человека и нуждались в специальном шамане. И чудовище с "дурным глазом" не преминуло появиться в повести Гоголя.

См.также:

200 фильмов для обязательного просмотра

Первые роли в кино: 50 актрис СССР

Несостоявшиеся роли советских кинозвезд

Как снимали "Карнавальную ночь"

Киноляпы фильма Операция «Ы» и другие приключения Шурика

picturehistory.livejournal.com

Как снимался фильм Вий

Факты

Кандидатуры режиссёров Кропачёва и Ершова были предложены руководителем Высших режиссёрских курсов Леонидом Траубергом.

Первоначально на роль Хомы Брута планировался Михаил Кокшенов.

„семинарская“ прическа Хомы — парик.

„Полет“ Ведьмы (Николай Кутузов) на Хоме был снят в павильоне. Шест, замаскированый под метлу с горизонтальной планкой, на которой сидел Николай Кутузов, крепился на небольшой высоте. Исполнитель роли Хомы Леонид Куравлёв повисал также на этой планке и перебирал в воздухе ногами, имитируя бег.

На роль Панночки сначала была утверждена Александра Завьялова (пробовались также Елена Санько и Светлана Коркошко). Но в процессе съемок, по настоянию Ивана Пырьева, Завьялова была снята с роли и её заменила Наталья Варлей.

В реквизите фильма было заготовлено три гроба Панночки. Один настоящий, для съемок лежащей в нём Натальи Варлей. Два других — для сцен полетов по церкви: небольшой и закрытый и открытый, со специальной стойкой, снабженной поясом монтажных рабочих удерживавшим актрису от падения, закрепленный в подвешеном состоянии на шести металлических тросах.

Во время съемок полета Наталья Варлей однажды выпала из гроба. Только реакция Леонида Куравлева, успевшего подхватить актрису, спасла её от травм. Тем не менее этот случай породил множественные слухи о смерти Варлей.

Роль Панночки была озвучена Кларой Румяновой.

По настоянию Александра Птушко, некоторые сцены противоборства Панночки и Хомы, происходившие в церкви, были пересняты позднее в павильонных декорациях Мосфильма.

По задумке Георгия Кропачёва, сам Вий должен был выглядеть более антропоморфно — гигантским немощным стариком, которого поддерживали всевозможные инфернальные существа.

Роль Вия сыграл артист цирка, акробат Николай Степанов. Прочую нечисть также играли артисты цирка и спортсмены Советского Союза. Например, заслуженный тренер РСФСР по вольной борьбе Борис Веселов. Итого — 12 гимнастов и 4 прыгуна на батуте. Чтобы создать им контраст, в массовку было решено принять нескольких карликов.

Петух, кукарекающий в фильме, ранее был задействован Птушко при съемках фильма «Сказка о царе Салтане».

В музыке для фильма, написаной Кареном Хачатуряном, звучат цитаты из произведения Модеста Мусоргского «Ночь на Лысой горе».

В эпизоде, когда панночка пытается пройти через "свят крут" видно, как Варлей упирается в стекло (ладони соприкасаются с поверхностью). В то же время, в стекле отражается Хома (актер Куравлев).

fishki.net

Кто такой Вий? (3 фото)

Кто такой Вий? (3 фото)

Один из самых странных и загадочно-противоречивых персонажей славянского эпоса мог бы остаться на задворках русской фольклористики, если бы не внимание к нему великого писателя Н.В. Гоголя и его повесть «Вий», впервые опубликованная в сборнике «Миргород» в 1835 г.

В своих комментариях к повести В.А. Воропаев и И.А. Виноградов отмечают: «Согласно исследованию Д. Молдавского, имя подземного духа Вия возникло у Гоголя в результате контаминации имени мифологического властителя преисподней “железного” Ния и украинских слов: “Вирлоокий, пучеглазый” (гоголевский «Лексикон малороссийский»), “вiя” — ресница и “повiко” — веко (см.: Молдавский Д. “Вий” и мифология XVIII в.//Альманах библиофила. Вып. 27. М., 1990. С. 152—154).

Кадр из фильма «Вий»

Кто такой Вий? (3 фото)

С именем Вия связано, очевидно, и еще одно слово гоголевского “Лексикона малороссийского”: “Вiко, крышка на диже или на скрыне”. Вспомним “дижу” в “Вечере накануне Ивана Купала” — гуляющую “вприсядку” по хате огромную кадку с тестом — и “скрыню” в “Ночи перед Рождеством” — окованный железом и расписанный яркими цветами сундук, изготавливаемый Вакулой на заказ красавице Оксане…

И в выписке Гоголя из письма матери от 4 июня 1829 г. “О свадьбах малороссиян”, где речь идет о приготовлении свадебного каравая, сказано: “Коровай делают надиже, а по-ихнему на вики (…) содят его без крышки в печь, а вико надевают на дижу”».

Существенное значение для понимания повести имеет также архитектура изображаемого здесь храма — деревянного, «с тремя конусообразными куполами» — «банями». Это традиционный южнорусский тип трехчастной старинной церкви, широко распространенный на Украине и в свое время являвшийся для нее господствующим. В литературе, однако, встречаются упоминания, что трехчастные деревянные храмы на Украине были по преимуществу церквями униатскими.

Кто такой Вий? (3 фото)

С этим прямо перекликается одно, давно уже сделанное исследователями наблюдение — что завязнувшие в окнах и дверях церкви гномы «Вия» определенно соотносятся с химерами (см. далее) готических храмов, в частности, горгулий собора Парижской Богоматери. Кстати, носящий «римское» имя главный герой повести — Хома Брут — воспитанник Братского монастыря, бывшего одно время униатским.

Еще одна «католическая» примета в «Вие» проступает в противопоставлении здесь ветхого иконостаса (с потемневшими, «мрачно» глядящими ликами святых) «страшной, сверкающей красоте» ведьмы, гроб которой был поставлен «против самого алтаря».

Можно предположить, что и сам образ мертвой красавицы был навеян Гоголю «католическим» источником — а именно картиной К. Брюллова «Последний день Помпеи» с прекрасной мертвой женщиной на переднем плане, к образу которой Гоголь, обожающий Италию, неоднократно возвращается в своей посвященной картине Брюллова статье с одноименным названием.

Для понимания гоголевского замысла нужно заметить, что слово «гном» Гоголь употребляет в «Книге всякой всячины» в значении «знак»: «Следующими гномами изображают вес аптекарский…»

Помните, как у Гоголя? «Вдруг… среди тишины… он слышит опять отвратительное царапанье, свист, шум и звон в окнах. С робостию зажмурил он глаза и прекратил на время чтение. Не отворяя глаз, он слышал, как вдруг грянуло об пол целое множество, сопровождаемое разными стуками глухими, звонкими, мягкими, визгливыми. Немного приподнял он глаз свой и с поспешностию закрыл опять:ужас!., это были все вчерашние гномы;разница в том, что он увидел между ими множество новых.

Почти насупротив его стояло высокое, которого черный скелет выдвинулся на поверхность и сквозь темные ребра его мелькало желтое тело. В стороне стояло тонкое и длинное, как палка, состоявшее из одних только глаз с ресницами. Далее занимало почти всю стену огромное чудовище и стояло в перепутанных волосах, как будто в лесу. Сквозь сеть волос этих глядели два ужасные глаза. 

Со страхом глянул он вверх: над ним держалось в воздухе что-то в виде огромного пузыря с тысячью протянутых из середины клещей и скорпионных жал. Черная земля висела на них клоками. С ужасом потупил он глаза свои в книгу. Гномы подняли шум чешуями отвратительных хвостов своих, когтистыми ногами и визжавшими крыльями, и он слышал только, как они искали его во всех углах. Это выгнало последний остаток хмеля, еще чродивший в голове философа. Он ревностно начал читать свои молитвы.

Он слышал их бешенство при виде невозможности найти его. “Что, если, — подумал он вздрогнув, — вся эта ватага обрушится на меня ?.. ”

“За Вием! пойдем за Вием!”— закричало множество странных голосов, и ему казалось, как будто часть гномов удалилась. Однако же он стоял с зажмуренными глазами и не решался взглянуть ни на что. “Вий! Вий!” — зашумели все; волчий вой послышался вдали и едва, едва отделял лаянье собак. Двери с визгом растворились, и Хома слышал только, как всыпались целые толпы. И вдруг настала тишина, как в могиле. Он хотел открыть глаза; но какой-то угрожающий тайный голос говорил ему: “Эй, не гляди!” Он показал усилие… По непостижимому, может быть происшедшему из самого страха, любопытству глаз его нечаянно отворился.

Перед ним стоял какой-то образ человеческий исполинского роста. Веки его были опущены до самой земли. Философ с ужасом заметил, что лицо его было железное, и устремил загоревшиеся глаза свои снова в книгу.

“Подымите мне веки!»— сказал подземным голосом Вий — и все сонмище кинулось подымать ему веки. “Не гляди!”— шепнуло какое-то внутреннее чувство философу. Он не утерпел и глянул: две черные пули глядели прямо на него. Железная рука поднялась и уставила на него свой палец: “Вот он!” — произнес Вий — и всё что ни было, все отвратительные чудища разом бросились на него… бездыханный, он грянулся на землю… Петух пропел уже во второй раз. Первую песню его прослышали гномы. Все скопище поднялось улететь, но не тут-то было: они все остановились и завязнули в окнах, в дверях, в куполе, в углах и остались неподвижно…»

Так кто же такой Вий? Это бог поземного царства. В русской, белоруской и украинской мифологии он считался существом, чей один взгляд мог принести смерть. Его глаза всегда были скрыты под веками, бровями или ресницами. Он был сыном Чернобога и Марены, богини смерти. Служил воеводой в войске Чернобога, а в мирное время был тюремщиком в подземном царстве. У него в руках всегда был огненный бич, которым он наказывал грешников.

В украинских легендах упоминается, что Вий жил в пещере, где не было света, его часто изображали покрытым шерстью (явный намек на снежного человека?). Он выглядел как украинский Касьян, византийский Василиск, волынский чародей «шелудивый Буняка», осетинский великан-воюга и другие.

Известность этому в обшем-то малоизвестному существу, как мы уже сказали, принесла повесть Н.В. Гоголя. Дело в том, что в былинах белорусского Полесья смерть представлялась в образе женщины с большими веками. В летописной легенде XVI в., где описывались последние дни Иуды, уточнялось, что разросшиеся веки совершенно лишили его зрения. 

Мацей Стрыйковский в «Хронике польской, литовской и всей Руси» в 1582 г. пишет: «Плутона же, бога пекелъного, которого звали Ныя, почитали вечером, просили у него по смерти лучшего усмирения непогоды».

На Украине есть персонаж Солодивый Бунио, а попросту Шолудивый Боняк (Бодняк), иногда он является в образе «страшного истребителя, взглядом убивающим человека и превращающим в пепел целые города, счастье только то, что этот убийственный взгляд закрывают прильнувшие веки и густые брови».

«Длинные брови до носа» в Сербии, Хорватии и Чехии и Польше были признаком Моры или Зморы, существа, считавшегося воплощением ночного кошмара.

Приехавший к слепому (темному) отцу Святогору погостить Илья Муромец на предложение пожать руку подает слепому великану кусок раскаленного докрасна железа, за что получает похвалу: «Крепка твоя рука, хороший ты богатырек».

Болгарская секта богомилов описывает Дьявола, как превращающего в пепел всех, кто посмеет взглянуть ему в глаза.

В сказке о Василисе Прекрасной, которая жила в услужении у Бабы Яги, говорится о том, что она получила в подарок за труды в одних случаях — горшок (печь-горшок), в других — череп. Когда она вернулась домой, череп-горшок сжег дотла своим магическим взглядом ее мачеху и дочерей мачехи.

Вот далеко не все упоминания о древнейшем божестве под названием «Вий».

Другие статьи:

nlo-mir.ru

Вий - история персонажа, актеры, цитаты и интересные факты

Вий: история персонажа

Повесть Николая Васильевича Гоголя «Вий» выделяется среди других произведений писателя. Демон, способный убить одним взором, описан в книге настолько достоверно, что образ до сих пор вызывает мурашки у читателей и собирает восторженные отзывы литературоведов и ценителей мистического жанра. Белинский считал повесть фантастической и исключал наличие характерной для Гоголя полезной подоплеки. Сам автор ценил сочинение и неоднократно возвращался к работе над ним. «Вий» был опубликован в сборнике под названием «Миргород» и дважды издавался при жизни автора.

История создания

В примечании Гоголь замечает, что основой произведения стали народные предания, записанные им со слов очевидцев и тех, кто был близок к ним.

Николай ГогольНиколай Гоголь

Мифология предлагает оценивать персонажа Гоголя как потомка существа, способного убивать взглядом. Восточные славяне рассказывали предания о чудовище с огромными веками и ресницами, которые оно не в состоянии поднимать без посторонней помощи. Исследователи уверяют, что значение слова «Вий» связано с украинским «вiя», означающим «ресница».

В качестве этимологической основы рассматривается и слово «виться», так как ноги существа изображаются в виде переплетающихся корней. Украинская легенда гласила: чтобы поднять Вию веки, требовалась помощь нескольких человек, вилами раздвигавших ресницы демона. Взор чудовища способен не только погубить жизнь, но и испепелить город. Некоторые историки упоминают о схожести образа Вия с Кощеем, так как в одной из сказок бессмертному герою тоже приходилось раздвигать веки посредством вил.

Вий в мифологииВий в мифологии

Исследователи творчества Гоголя считают образ языческого бога Велеса прототипом Вия. Его преследовала православная церковь. Описание смертоносного взора персонажа обращает к легенде о Святом Касьяне и шелудивом Буняке. Оба могли умерщвлять, используя взгляд. В простонародье озвучивается более симпатичное изображение Вия. Под ним украинцы часто понимают верховного гнома с веками, опускающимися до земли.

Любопытно, что аналоги Вия встречаются в фольклоре разных народов. У литовцев Виелона является покровителем скота. В балтийском пантеоне существовало божество по имени Велс, антипод Пруна. В Киевской Руси статуя Перуна располагалась на возвышенности, а деревянное изображение Велеса – в нижней части города.

Образ и сюжет

По сюжету «Вия» бурсаки Киевской семинарии отправляются по домам. Трое героев – Хома Брут, Халява и Тиберий Городец – теряют верный путь и принимают решение попроситься на ночлег на ближайшем хуторе. Их привечает старуха-хозяйка, которая ставит странное условие: приятели лягут в разных местах.

Хома Брут, Халява и Тиберий ГородецХома Брут, Халява и Тиберий Городец

Хома Брут, оставшийся на ночлег в овечьем хлеву, становится жертвой ведьмы. Старуха настигает его впотьмах, вскакивает на плечи и седлает парня как жеребца, управляя им в небесных просторах. Сила молитвы позволяет герою победить ведьму. Он колотит ее до тех пор, пока старуха не превращается в юную красавицу. Хома Брут сбегает.

Позднее ректор сообщает о визите казаков, присланных, чтобы отвезти парня к сотнику для прощания с его умершей от побоев дочерью. Оказалось, последним желанием Панночки было отпевание из уст Хомы.

Хома и ПанночкаХома и Панночка

Удивленный сотник пытается узнать, как дочь и Брут свели знакомство, но семинарист узнает ее лишь в гробу, поняв, что это ведьма, которую он проучил поленом. На поминках односельчане рассказывают истории о девушке, подмечая, что она была с чертовщинкой. На ночь семинариста оставляют наедине с гробом в церкви. Парень, очертив вокруг себя круг, начинает молиться. В полночь усопшая восстает, чтобы убить его.

Защитный круг не просто стал воплощением зоны комфорта, а оказался магическим оберегом, позволившим бурсаку спастись. Три ночи Хоме помогает выжить защитный символ. Неистовствуя, ведьма призывает Вия. Появившееся чудовище в окружении нечисти насмерть пугает Хому Брута. Пытавшиеся сбежать вурдалаки с криком петуха застревают в расщелинах церкви, после чего люди не решаются в нее входить.

Хома и ВийХома и Вий

Николай Васильевич Гоголь описывает фантастическое существо косолапым демоном с крепкими конечностями. Весь он осыпан землей, а лицо обрамляют огромные веки, ниспадающие до земли. В момент появления чудовища раздается волчий вой. Оно способно не убить взглядом, а устранить защиту, которую поддерживают славянские обереги. Герой произведения умирает не от взора монстра, а от страха перед ним.

Ужас перед Вием заставлял избегать его пробуждения. Даже темные силы обходят стороной и стараются не беспокоить чудовище. Существо является сосредоточием ненависти и вселенского гнева. Остальные эмоции ему неведомы. Вий не способен на самостоятельное передвижение. Ему способствуют вурдалаки, который тащат древнее божество и поднимают его веки.

ВийВий

Гоголь описывал своего героя как олицетворение всех подземных сил. Железные пальцы чудища олицетворяют металлические руды. Он обладатель невероятной природной силы. Способности Вия и Панночки перекликаются. Женщина видит, закрыв глаза, а монстр смотрит сквозь очерченный магический круг.

Место действия, которое автор выбрал для повествования, тоже необычно. Это церковь – проводник между миром живых и мертвых, пространство, становящееся посредником для существующих под солнцем и под землей. Описание церкви внушает трепет и ужас. Гоголь говорит о храме не как о святилище, а как о темном ветхом помещении, предназначенном для борьбы добра и зла.

Экранизации

Отечественный кинематограф предлагает аудитории не один фильм, снятый по сюжету произведения Николая Гоголя. Жанр картин – мистика, фантастика. Экранизации повести относятся к разным эпохам и позволяют проанализировать становление искусства спецэффектов в советском и российском кинопроизводстве.

В 1909 году вышла первая лента. Проект Василия Гончарова оказался первым фильмом ужасов, снятым в России. Это был немой короткометражный фильм. В 1916 году картину по «Вию» снял Владислав Старевич.

Вий в фильме 1967 годаВий в фильме 1967 года

Самым успешным и популярным киновоплощением сюжета, сочиненного Гоголем, стала картина 1967 года. Ее создали Константин Ершов и Георгий Кропачев, а в главных ролях выступили актеры Наталья Варлей и Леонид Куравлев. Постановщики сделали проект незабываемым и позволили прочувствовать слияние романтического и реалистичного начала, характерного для литературного произведения.

Лента считается классикой кинопостановки «Вия». Картину увидели в прокате 30 млн. советских зрителей, навсегда запомнивших летающий гроб Панночки. Гроб этот изготовили специально для съемок в трех экземплярах.

Вий в фильме 2014 годаВий в фильме 2014 года

В 2014 году презентован фильм-3D Олега Степченко «Вий», в котором участвовал Валерий Золотухин.

В 2017 году к героям гоголевских произведений обратился Егор Баранов. В 2018 году режиссер предложит вниманию публики ленту под названием «Гоголь. Вий». Роль писателя в фильме сыграет Александр Петров.

Цитаты

Фразы из гоголевского «Вия» стали афоризмами.

«Подымите мне веки: не вижу!»

Эта знаменитая реплика Вия часто употребляется в анекдотах и в саркастических высказываниях. Любопытно, что Хома Брут представляется автором философом, а значит, человеком, для которого религия занимает не первостепенное место. При этом Брут знает молитвы и приглашен для отправления усопшей в последний путь. Мировоззрение философа сочетает в себе скептицизм и богобоязненность:

«Человек прийти сюда не может, а от мертвецов и выходцев из того света есть у меня молитвы такие, что как прочитаю, то они меня и пальцем не тронут. Ничего!».

Парень не на шутку боится происходящего, понимая, что остается один на один со страшной силой, против которой не может противостоять. Приятели Хомы уверены, что в смерти товарища виноваты не нечистые силы, а его собственный страх:

«А я знаю, почему пропал он: оттого, что побоялся. А если бы не боялся, то бы ведьма ничего не могла с ним сделать. Нужно только, перекрестившись, плюнуть на самый хвост ей, то и ничего не будет».

Фото

24smi.org

«Вий»… 10 занятных фактов о съёмках фильма

1. Панночка в гробу пускает кровавую слезу… а между тем это единственная капля крови, пролитая в этом комедийном ужастике. Фильм занял символическое 13 место по итогам кинопроката 1967-года...

2. Первоначально на роль Хомы Брута планировался Михаил Кокшенов. А на роль Панночки была уже утверждена Александра Завьялова, но из-за различных причин актёрский состав был изменён.

.

3. Кстати, Александра Завьялова даже успела сняться в нескольких сценах, одна из которых вошла в фильм. На двух сравнительных кадрах (сверху) отличается не только интерьер… в гробу лежат две разные актрисы.

.4. Актёр Николай Кутузов отлично справился с ролью ведьмы-старухи..

5. Съемки фильма проходили в Илецком монастыре в Чернигове (семинария), Богородчанском районе Ивано-Франковской области, посёлке Седнев, Черниговской области. Ряд сцен снимался в деревянной церкви Пресвятой Богородицы села Горохолин Лес, Богородчанского района. 20 февраля 2006 года церковь сгорела дотла.

.

6. Однажды Наталья выпала из гроба, который на большой скорости несся по кругу. Подхватил актрису её партнёр по фильму - Леонид Куравлев. Несмотря на свою работу воздушной гимнасткой в цирке (из-за этого её-то и взяли на эту роль), Наталья Варлей  сильно боялась высоты.

.

7. Во время сцен, где героиня Натальи Варлей трясется от злости, актриса стоит на специальной виброплатформе.

.

8. В «Вие» было задействовано около 50 ворон и 9 чёрных кошек и собака по кличке «Мишка». Эти же кошки засветились и у Гайдая в комедиях «Бриллиантовая рука» и «Иван Васильевич меняет профессию». На кошек ещё и надевали  шапочки  с рожками для изображения теней от «чёртиков». А кукарекающий по утрам Петух ранее был задействован Птушко при съемках фильма «Сказка о царе Салтане». За все сцены с животными отвечал дрессировщик и постановщик трюковых сцен  - Тариэл Варламович Габидзшвили.

.

9. Сложно заметить в фильме отличного актёра Борислава Брондукова в эпизодической роли бурсака.

.

10. Костюм Вия был очень тяжелый и таскать его пришлось специально приглашенному штангисту.

.Актёры фильма, сыгравшие две заглавные роли… 40 лет спустя:Леонид Куравлёв.Наталья Варлей..Кому интересно - смотрите так же мои посты: «Вий»... Фотографии со съёмочной площадки...

«Вий»... киноляпы.

kinocomedy.livejournal.com

Повесть "Вий". Н.В. Гоголь. Иллюстрации Эдуарда Новикова.

Иллюстрация Эдуарда Новикова к повести Гоголя «Вий». Ректор и Хома Брут.

Три бурсака: богослов Халява, философ Хома Брут и ритор Тиберий Горобец, — сбившись в ночи с дороги, выходят к хутору.

Старуха хозяйка пускает бурсаков переночевать с условием, что положит всех в разных местах. Хома Брут уже собирается заснуть мертвецки в пустом овечьем хлеву, как вдруг входит старуха. Сверкая глазами, она ловит Хому и вспрыгивает ему на плечи.

Хому призывает к себе ректор и приказывает ехать в дальний хутор к богатейшему сотнику — читать отходные молитвы по его дочери, возвратившейся с прогулки избитой. Предсмертное желание панночки: отходную по ней три ночи должен читать семинарист Хома Брут.

Мистическая драма по повести Н.В. Гоголя "Вий"

Чтобы он не сбежал по дороге, прислана кибитка и человек шесть здоровых Козаков. Когда бурсака привозят, сотник спрашивает его, где он познакомился с его дочкой. Но Хома сам этого не знает. Когда его подводят к гробу, он узнает в панночке ту самую ведьму.  За ужином бурсак слушает рассказы Козаков о проделках панночки-ведьмы. К ночи его запирают в церкви, где стоит гроб. Хома отходит к клиросу и начинает читать молитвы. Ведьма встает из гроба, но натыкается на очерченный Хомой вокруг себя круг. Она возвращается в гроб, летает в нем по церкви, но громкие молитвы и круг защищают Хому. Гроб падает, позеленевший труп встает из него, но слышится отдаленный крик петуха. Ведьма падает в гроб, и крышка его захлопывается.

Днем бурсак спит, пьет горилку, слоняется по селению, а к вечеру становится все задумчивее. Его опять отводят в церковь. Он чертит спасительный круг, читает громко и поднимает голову. Труп стоит уже рядом, вперив в него мертвые, позеленевшие глаза. Страшные слова ведьминых заклинаний ветер несет по церкви, несметная нечистая сила ломится в двери.

Крик петуха вновь прекращает бесовское действо. Ставшего седым Хому находят утром еле живого. Он просит сотника отпустить его, но тот грозит страшным наказанием за непослушание. Хома пытается бежать, но его ловят. Иллюстрация к повести Гоголя «Вий» Тишина третьей адской ночи внутри церкви взрывается треском железной крышки гроба. Зубы ведьмы стучат, с визгом несутся заклинания, двери срываются с петель, и несметная сила чудовищ наполняет помещение шумом крыл и царапаньем когтей. Хома уже поет молитвы из последних сил. «Приведите Вия!» — кричит ведьма.

Вий

Приземистое косолапое чудовище с железным лицом, предводитель нечистой силы, тяжелыми шагами вступает в церковь. Он приказывает поднять ему веки. «Не гляди!» — слышит внутренний голос Хома, но не удерживается и смотрит. «Вот он!» — указывает Вий на него железным пальцем. Нечистая сила кидается на философа, и дух вылетает из него. Уже второй раз кричит петух, первый прослушали духи. Они бросаются прочь, но не успевают. Так и остается навеки стоять церковь с завязнувшими в дверях и окнах чудовищами, обрастает бурьяном, и никто не найдет к ней теперь дороги.Узнав об участи Хомы, Тиберий Горобец и Халява поминают в Киеве его душу, заключая после третьей кружки: пропал философ оттого, что побоялся.

Они бросаются прочь, но не успевают. Так и остается навеки стоять церковь с завязнувшими в дверях и окнах чудовищами, обрастает бурьяном, и никто не найдет к ней теперь дороги.

Узнав об участи Хомы, Тиберий Горобец и Халява поминают в Киеве его душу, заключая после третьей кружки: пропал философ оттого, что побоялся.

alindomik.livejournal.com

Иллюстрации вий гоголя — Поэты и писатели

При анализе повести «Вий» сразу бросается в глаза, что она представляет собою произведение, в котором как и в других ранних рассказах Гоголя романтизм неразрывно смешивается с реализмом: жанровые картины сменяются фантастическими, образы вымышленные, – какие-то мистические чудовища, порождение испуганного воображения народа и самого автора, стоят рядом с самыми обыкновенными людьми. Картины природы идиллически-мирной перемешаны здесь у Гоголя с пейзажами, полными мистического ужаса и тревоги.

Романтический элемент в «Вие»

Романтический элемент повести более всего заметен при её анализе в развитии народного верованья в существование какого-то таинственного Вия, в существование ведьм и в возможность их общения с обыкновенными людьми. Красавица-панночка, дочь сотника, обладает способностью оборачиваться в собаку и в старуху; она пьет кровь у людей, особенно у детей; она носится на плечах у тех парней, которые ей нравятся, и замучивает их. Про неё много страшных историй знают дворовые её отца. Она находится в общении и с представителями «нечистой силы» – с темными силами земли, которые олицетворены в виде чертей-демонов, и Вия – которого сам Гоголь называет «начальником гномов» [1].

Пристрастие романтиков к пользованию волшебными мотивами народного творчества было присуще и Гоголю. Ему достаточно было намека для того, чтобы его собственное воображение легко и свободно начинало творить в этой области. Гоголь тяготел к этому миру фантазии и потусторонней жизни, вероятно, потому, что, нервный и впечатлительный с детства, он сам не чужд был мистицизма [2].

Вот почему все то ужасное, что творилось по ночам в церкви, около гроба ведьмы, описано Гоголем в таких ярких, живых красках, что производит впечатление кошмара, горячечной галлюцинации. В русской литературе не было картины ужаснее этой сцены «Вия», в которой, необузданная до болезненности, фантазия писателя-романтика так изумительно сочеталась с описательной силой художника-реалиста.

До какой болезненной проникновенности в «фантастическое» доходит Гоголь в «Вие», лучше всего видно, хотя бы, из описания той волшебной ночи, которую пережил Хома Брут, бегущий с ведьмой на плечах [3].

Даже из краткого анализа описания той «ночи чудес», – мистической ночи, когда совершаются чудеса, когда всё спит «с открытыми глазами» и молча говорит великие тайны, – видно, что все это пережито Гоголем, перечувствовано им самим ясно до ужаса [4].

Хома Брут несёт на себе ведьму. Иллюстрации к повести Гоголя «Вий». Художник А. Кукушкин

Невозможно реальнее представить «волшебное». Это опять какая-то галлюцинация, – рассказ о своем, когда-то виденном, сне.

Какими бледными, «нестрашными» мертвецами кажутся те, которые так часто встречаются в сочинениях Жуковского, если сравнить их с реалистическим описанием в «Вие» мертвого лица красавицы-ведьмы, с её мертвыми, невидящими очами!

Реалистический элемент в «Вие»

Реалистический элемент, выявляемый при анализе повести «Вий», выразился в описании Гоголем быта старой дореформенной киевской бурсы, в обрисовке типичных бурсаков и дворовых пана-сотника.

Бурса была своеобразной школой, в которой только «избранные», – люди с выдающимися способностями и научными интересами, приобретали образование, – большинство же ничему не научивалось, но зато выносило оттуда характеры, вполне подходящие к потребностям того жесткого, сурового времени. Учеников там жестоко драли, держали впроголодь, и ученики, в свою очередь, занимались больше всего избиением друг друга, да заботой о собственною пропитании. Развлечения там были грубы и суровы. Немудрено, что, после такого воспитания, многие шли прямо в Запорожскую Сечь, искать там «лыцарской чести» и вольной жизни вне всяких законов.

Образ Хомы Брута в «Вие». Национальные малороссийские черты его характера

Героем повести «Вий» Гоголь выставил «философа» [5] Хому Брута. Этот юноша представляет собою образ, в котором собрано иного типичный чисто-малороссийских народных черт. Анализ характера Хомы показывает человека, до преизбытка наделенного душевным равнодушием, которое окрашивалось порою юмором, порою – просто флегмой и ленью. Чему быть, тому не миновать» – обычная его поговорка, с которою он готов идти без борьбы навстречу самому чёрту. Такой фатализм очень скоро приводит этого гоголевского героя в душевное равновесие, из которого вывести его трудно. После своего приключения с ведьмой, Хома Брут плотно закусил в корчме и сразу успокоился, «глядел на приходивших и уходивших хладнокровно, довольными глазами и вовсе уже не думал о своем необыкновенном происшествии». В церкви он, глядя на страшную ведьму, сам успокаивает себя магическим: «ничего!»; когда жуть прокрадывается ему в сердце – он прогоняет ее таким же магическим напоминанием себе, что он – «казак», что ему стыдно «бояться» чего бы то ни было.

После первой страшной ночи в церкви Брут после сытного ужина сразу начинает чувствовать себя спокойным и довольным. «Философ был из числа тех людей, которых, если накормят, то у них пробуждается необыкновенная филантропия. Он, лежа со своей трубкой в зубах, глядел на всех необыкновенно сладкими глазами и беспрерывно поплевывал в сторону. Поседев от ужасов второй ночи, Хома, на расспросы о том, что происходит ночью в церкви, хладнокровно отвечает: «много на свете всякой драни водится! А страхи такие случаются. Ну. » – и больше ничего не сказал. Готовясь к третьей, последней ночи, Хома старается взять от жизни последнюю радость и пускается в такой пляс, что все на него смотрят с изумлением.

Хома Брут и Вий. Иллюстрации к повести Гоголя. Художник А. Кукушкин

Характерный образ казака-философа, фаталиста и флегматика, не раз рисовался Гоголем и до написания «Вия», и после этого. Старики-рассказчики, в уста которых вкладывает Гоголь свои «страховинны казочки», почти все отличаются у него этим же хладнокровием. «Экая невидальщина! Кто на своем веку не знался с нечистым!», – спокойно рассуждает один. В «Вие» друзья погибшего Хомы Брута – такие же «философы». «Так ему Бог дал! – спокойно заявляет фаталист Халява. – Пойдем в шинок, да помянем его душу!» Другой приятель Тиберий Горобец спокойно заявляет: «Я знаю, почему пропал он: оттого, что побоялся; а если бы не побоялся, то бы ведьма ничего не могла с ним сделать. Нужно только, перекрестившись, плюнуть на самый хвост ей, то ничего и не будет! Я знаю уже все это. Ведь у нас в Киеве все бабы, которые сидят на базаре, все ведьмы». Не желанием сострить, прихвастнуть, прилгнуть проникнуты эти слова, – непоколебимой верой в истину своих слов и невозмутимым спокойствием. Эта удивительная, проникающая не только «Вий», но многие другие повести Гоголя черта – быть может, национальная, малороссийская. Реалист, по миросозерцанию, малоросс все волшебное, фантастическое в своих сказках и преданиях умеет представить реально. И только, при этом условии, волшебное, даже ужасное, может быть представлено юмористически.

Другие герои «Вия»

К «реалистическому» элементу «Вия» надо отнести при её анализе еще беглые, но мастерски сделанные характеристики других героев – приятелей Хомы Брута и дворовых сотника. Особенно удалось Гоголю изображение пьяной беседы подгулявших сторожей Хомы, из отдельных отрывистых фраз, которыми они обмениваются, ясно и определенно вырисовывается физиономия каждого.

В отношении «психологического» анализа героев автором повесть «Вий» тоже представляет большой интерес: Гоголю удалось изобразить постепенное нарастание страха в бесстрашном, спокойном сердце бурсака.

[1] В подстрочном примечании к повести Гоголь говорит: «Вий – есть колоссальное создание простонародного воображения. Таким именем называется у малороссиян начальник гномов, у которого веки на глазах идут до самой земли. Вся эта повесть есть народное предание. Я не хотел ни в чем изменить его и рассказываю почти в той же простоте, как слышал».

[2] Об этом свидетельствует хотя бы, его собственное признание, что страшные сказки в детстве его очень занимали и волновали. В повести «Старосветские помещики» Гоголь в одном месте вспоминает, как часто в детстве он слышал таинственный голос, звавший его по имени. «Признаюсь, – говорит он, – мне всегда был страшен этот таинственный зов. Я помню, в детстве я часто его слышал. Иногда вдруг позади меня кто-то явственно произносит мое имя. Я, обыкновенно, тогда бежал с величайшим страхом и занимавшимся дыханием из сада. »

[3] «Леса, луга, небо, долины – все, казалось, как будто спало с открытыми глазами; ветер хоть бы раз вспорхнул где-нибудь; в ночной свежести было что-то влажно-теплое; тени от дерев и кустов, как кометы, острыми клинами падали на отлогую равнину; такая была ночь, когда философ Хома Брут скакал с непонятным всадником на спине. ».

[4] «. Он чувствовал какое-то томительное, неприятное и вместе сладкое чувство, подступавшее к его сердцу. Он опустил голову вниз и видел, что трава, бывшая почти под ногами его, казалось, росла глубоко и далеко, и что сверх её находилась прозрачная, как горный ключ, вода, и трава казалась дном какого-то светлого, прозрачного до самой глубины, моря; по крайней мере, он видел ясно, как он отражался в ней вместе с сидевшею на спине старухою. Он видел, как, вместо месяца, светило там какое-то солнце; он слышал, как голубые колокольчики, наклоняя свои головки, звенели; он видел, как из-за осоки выплывала русалка. Видит ли он это, или не видит? Наяву ли его, или снится? Но там что? ветер, или музыка? звенит, звенит и вьется, и подступает, и вонзается в душу какою-то нестерпимою трелью.

«Что это?» – думал философ Хома Брут, глядя вниз, несясь во всю прыть. Он чувствовал бесовски-сладкое чувство, он чувствовал какое-то томительно-страшное наслаждение. ».

[5] «Философом» он назван потому, что был в предпоследнем классе бурсы. В последнем классе преподавалось только «богословие», и ученики носили название «богословов»; в предпоследнем классе преподавалась «философия» – и ученики назывались «философами».

  • Статьи по литературе
  • / Гоголь «Вий» – анализ

© Русская историческая библиотека 2018

rus-poetry.ru