Владимирка (картина). Владимирка картина


"Владимирка" - картина Исаака Левитана

Исаак Левитан - мастер русской живописи XIX века. Его таланту мы обязаны способностью наслаждаться огромным количеством пейзажей российской природы. Одним из шедевров И. Левитана является картина "Владимирка", о которой и пойдет речь.левитан владимирка описание картины

Живописец российской природы: становление

Родина автора картины "Владимирка" Исаака Ильича Левитана - небольшой литовский городок, расположенный возле границы с Польшей. Семья Левитанов была не очень обеспечена, и когда Исааку было около 13 лет, нужда заставила их покинуть родной город и переехать в поисках лучшей доли в Москву.картина владимирка

Юное дарование, которое с детства проявляло интерес и способности к рисованию, поступает в художественное училище. Годы обучения были как насыщены яркими впечатлениями и новыми открытиями, так и осложнены еврейским происхождением, а также увлечением пейзажной живописью, не входившей в то время в перечень серьезных живописных жанров. Однако благодаря особой чуткости и поддержке учителей, замечательных русских художников Саврасова, Перова и Поленова, учение в целом было плодотворным.

Особое влияние на развитие таланта Левитана оказали великий писатель Антон Павлович Чехов и коллекционер русской живописи Павел Третьяков, который одним из первых оценил юное дарование и приобрел для своей галереи несколько его полотен.

Однако статус художника Левитану по окончании училища присвоен не был. Он стал всего лишь учителем чистописания. Но сохранил свою верность красоте русской природы.

Живописец русской природы: восхождение

Подорванное здоровье и постоянные нервные стрессы вынудили Исаака Ильича покинуть Москву и отправиться в Крым. Именно в Крыму художник написал первые пейзажи, получившие высокую оценку критиков. Следующим успехом стали картины на тему волжской природы. Эти успехи дали И. И. Левитану финансовую независимость. Он смог отправиться в Европу, где познакомился с творчеством импрессионистов, их видением природы и мира в целом.

Вступление Левитана в общество "передвижников" нарушило сложившуюся стабильность жизни. Он был выслан на длительное время из Москвы. Но это только дало дополнительные впечатления, отразившиеся в творчестве художника. Он написал пейзажи, воспевающие красоту Владимирского и Тверского края.

Картина "Владимирка"

Полотно было написано И. И. Левитаном в период ссылки во Владимирскую губернию. Художник познакомился с печально известным Владимирским трактом, ведущим к каторжным работам в Сибири в 1892 году. Именно этому знакомству и посвящена картина Левитана "Владимирка".

Обратившись к биографии художника, узнаем, что полотно было задумано неподалеку от Городка (так называлась деревня) Владимирской губернии, что близ станции Болдино, когда Исаак Ильич брел по дороге с охоты. Путь "кандальных" в то время уже практически не использовался как пеший на каторгу. Развитие во второй половине XIX века сети железных дорог дало возможность отправлять осужденных по этапу эшелоном.

Тем не менее творческая натура не смогла не откликнуться на историческую память, заключенную в тракте. Шедевр живописи Левитана отражает его переживания о судьбе бесправного русского народа, о страданиях каторжан, тяготах их доли.

Отражение темы дороги в картине Левитана "Владимирка"

Куда ведет дорога? Откуда пришел в творчество художника этот символ?

Изображение дороги, уходящей вдаль, пришло в творчество Левитана из работ его учителя Василия Перова.левитан владимирка куда ведет дорога

В описании картины Левитана "Владимирка" встречается трактовка бесконечности такого пути как бесконечного терпения многострадального русского народа "от веку и до веку". Противопоставление разнообразия пейзажей и монотонности длинного нескончаемого пути - ассоциация, рожденная жизнью: путь мученичества однообразен и долог, тяжек, и кажется, что ему нет конца. А жизнь ярка и многообразна, но она - такая яркая и прекрасная - недосягаема и проходит мимо, оставляя "на обочине" осужденного на страдания человека. Изрытость и неровность разбитой телегами и каторжными башмаками дороги, трудность передвижения по этому забытому в глуши тракту - символ тягот пути.

Одинокий путник на обочине олицетворяет одиночество каторжника, оставшегося один на один с этими тяготами, его погруженность в себя, отрешенность от всего земного. Бредущие в одной связке другие такие же - всего лишь безликая масса, сопровождающая в пути. И лишь белеющая вдали церковь и голубое небо с прозрачно-белыми облаками - единственный лучик света в сером каторжном мире, маленькая, почти призрачная надежда на избавление и на помощь Всевышнего.

У дороги изображен верстовой столб. В искусстве такие столбы обычно символизируют какие-то путеводные вехи. В данном случае это может быть место отдохновения каторжников по пути к определенному для них месту. Возможно, это знак каких-то перемен в трудной доле осужденного. А может, символ поворота в мировоззрении, осмыслении своего жизненного пути.

левитан владимрка

Картина "Владимирка" написана маслом на холсте. Имеет небольшие размеры: 79 х 123 см. Экспонируется в Москве, в Государственной Третьяковской галерее.

fb.ru

Описание картины "Владимирка" Левитана: анализ произведения, материалы для сочинения |LITERATURUS: Мир русской литературы

Картина "Владимирка" является одним из самых известных произведений выдающегося русского художника-пейзажиста И. И. Левитана.

Описание картины "Владимирка" Левитана: анализ произведения, материалы для сочинения

Картина "Владимирка" И. И. Левитана была написана в 1892 году. Картина размером 79х123 см выполнена маслом на холсте.

Описание картины "Владимирка" из книги В. Петрова "Исаак Левитан": "Картина "Владимирка", или, как написал сам художник в правом нижнем углу этой работы, "Володимирка" (1892), была написана под впечатлением встречи летом 1892 года с этим печально известным трактом (по которому отправляли в Сибирь каторжан). Она, пожалуй, более наглядно отразила и остроту социальной отзывчивости живописца, и его невеселое знание о бесправии и вековечных горестях народа на нашей многострадальной земле.

Создание этого полотна имело для Левитана смысл гражданского поступка. Не случайно он преподнес его в дар Павлу Третьякову, которого считал "великим гражданином" и в собрании которого видел "колоссальное" общественное значение. <...>

Картина была задумана во время пребывания Левитана в пушкинском Болдине после того, как он вышел на этот тракст, возвращаясь с охоты близ Городка Владимирской губернии.

Хотя за несколько лет до того "Володимирка" перестала быть дорогой, по которой вели по этапу в Сибирь каторжан (в 1890-е годы их стали отправлять по железной дороге), память о "звоне кандальном" определяет строй картины, более значительной по своему содержанию, чем работы иных художников, изображавших колодников и жандармов (например, картина Николая Скадовского "По Владимирке", 1891). Достигается эта значительность пейзажными образно-ассоциативными средствами, композиционным и цветотональным решением.

Наследуя достижения Василия Перов, в работах которого... важную символическую роль играл мотив уходящего вдаль пути, Левитан выразил чувство скорби и грусти, вызванное у него созерцанием "дороги русской, бесконечной, как терпение людское" (слова Перова), "заунывности", с которой она, то спускаясь, то вновь поднимаясь по пологим склонам, уходит за сизый горизонт.

Невеселые думы навевает пасмурное небо с плывущими серыми облаками, бросающими тусклые тени на обесцвеченную непогодой землю, просторы которой оживлены лишь фигурой странницы, с молитвой обратившейся к иконе на придорожном столбике-голубце.

Но чувство тоску и одиночества не безраздельно господствует в образном строе картины. Левитан передает нам и свою любовь к этим полям и лесам, раскинувшимся под высоким небесным сводом. Пасмурный колорит при внимательном взгляде обнаруживает приглушенное серым тоном богатство и нежность цветовых оттенков.

Светлую ноту вносит в образный строй картины и белеющая вдали церковь. Работа относится к редком типу полифонического "исторического пейзажа" и сопоставима в этом плане с "Аппиевой дорогой" Александра Иванова (1845). <...>

Владимирка..., избитая и истоптанная грубыми башмаками, колодками и скрипучими телегами арестантов, воспринимается как некий шрам, нанесенный историей многострадального народа на прекрасное лицо его земли."

(из книги В. Петрова "Исаак Левитан", изд-во "Белый город", 2000 г.)

Описание картины "Владимирка" из книги И. И. Пикулева "Русское изобразительное искусство":

"В... 1892 году Левитан исполнил «Владимирку», запечатлевшую Владимирский тракт, что служил кандальным путем для борцов за народное счастье, ссылавшихся в Сибирь. Современники оценили это произведение как исторический пейзаж. Подобную высокую оценку нужно принимать не столько в плане художественно-документального свидетельства, сколько в смысле глубины постижения эпохи.

Высоко художественное совершенство полотна. В картине «Владимирка», собственно, нет ничего, что могло бы повествовательно раскрыть ее сюжет, как, например, в знаменитом полотне Саврасова, где о наступлении весны прежде всего сообщали суетливые грачи.

Неуловимые колебания сумрачных красок, свойственных пасмурному дню, сразу же вселяют в смотрящего чувство острой, щемящей тоски. Перспектива огромного пространства, настойчиво вовлекающая зрителя в расстилающуюся унылую картину, доводит это чувство до предела, когда в поле внимания попадают узенькие тропки, отбегающие от Владимирского тракта, словно они хотят оторваться от его неумолимого движения и все же вынуждены снова, покорно приблизившись, слиться с ним.

Гражданская скорбь, проникновенная дума о горе народном — такими словами можно выразить подтекст левитановской «Владимирки».

О том же, что этот социальный мотив не был вымыслом критики, а сознательно внесен в пейзаж самим автором, свидетельствует рассказ художницы С. Н. Кувшинниковой: «Однажды, возвращаясь с охоты, мы с Левитаном вышли на старое Владимирское шоссе. Картина была полна удивительной тихой прелести. Длинная полоса дороги белеющею полосой убегала среди перелесков в синюю даль... Все выглядело таким ласковым, уютным. И вдруг Левитанвспомнил, что это за дорога..."Постойте. Да ведь это Владимирка, та самая Владимирка, по которой когда-то, звякая кандалами, прошло в Сибирь столько несчастного люда..."

На другой же день Левитан с большим холстом был на этом месте и в несколько сеансов написал всю картину прямо с натуры» .

Однако изображенный им пейзаж отнюдь не был копией натуры. Исчезла «тихая прелесть», изменено было время года — лето на начало осени, и все это живописец сделал в определенных, внутренне заданных смысловых целях. Он не остановился даже перед чисто литературным приемом, поместив на холсте надпись «Володимiрка», передававшую народное произношение названия дороги." (И. И. Пикулев "Русское изобразительное искусство", 1977 г.) Описание картины из книги "История русской живописи в 12 томах":

"На... картине изображена дорога. Просто — дорога, широкий исхоженный тракт посреди широкой равнины под громадным облачным небом. Дорога течет за горизонт — и там, за горизонтом, будет тянуться еще сотни и сотни верст... до самой Сибири.

Каждый российский житель, пришедший посмотреть на картину, знал, что по Владимирскому тракту гоняют арестантов этапом на сибирскую каторгу. У каждого вид этой пустынной дороги рождал свои горестные переживания. Да и мы, потомки тех людей, испытываем, глядя на нее, мучительную, щемящую тоску. Не зря ведь на Руси издавна бытует поговорка: «От сумы да от тюрьмы не зарекайся».

Сколько печальных народных песен создано об этой дороге; они и вдохновили художника на создание картины. И вот — небольшой штрих, очень многое говорящий о Левитане как человеке: когда «Владимирку» захотел купить П.М. Третьяков, художник подарил ему картину, не сочтя возможным взять за нее деньги."

(Майорова Н., Скоков Г., "История русской живописи в 12 томах. 90-е годы XIX века", том 8, 2006 г.) Описание картины "Владимирка" на сайте Третьяковской Галереи: "Мотив дороги, характерный для русского искусства XIX века, становится у Левитана основой подлинно философского пейзажа. При работе над полотном ему было важно помнить, что Владимирский тракт – путь каторжан, однако многогранное содержание картины передается художником чисто живописными средствами.

Уходящая вдаль дорога с крестом-голубцом на обочине уводит взгляд в глубину картины, а облака, как бы выплывающие нам навстречу, задают возвратное движение, фиксируя плоскость холста. Повествование о мире переводится в план эмоционального переживания, предвосхищая поиски мастеров следующих поколений. Этому же способствуют и тончайшие цветовые переходы в написании земли и неба, мелкий трепетный мазок, одухотворяющий живописную поверхность.

Движение и покой, краткость жизни и вечная красота мира – вот далеко не полный круг ассоциаций, которые вызывает картина. "

(статья о картине "Владимирка" Левитана, сайт Третьяковской Галереи)

www.literaturus.ru

Владимирка (картина) — Википедия

«Владимирка» — картина русского художника Исаака Левитана (1860—1900), написанная в 1892 году. Принадлежит Государственной Третьяковской галерее (инв. 1485). Размер — 79 × 123 см[1][2]. «Владимирка» — одна из трёх больших (по размеру) картин Левитана, написанных в первой половине 1890-х годов. Её вместе с двумя другими большими полотнами этого периода — «У омута» (1892) и «Над вечным покоем» (1894) — иногда называют «мрачной трилогией» Левитана[3].

Левитан начал работу над эскизами и этюдами к картине «Владимирка» в 1892 году, когда он несколько месяцев жил во Владимирской губернии. Он писал их с натуры, находясь у Владимирского тракта — грунтовой дороги, ведущей из Москвы на восток. В просторечии эта дорога называлась Владимиркой — в течение многих десятилетий по ней отправляли сосланных на каторгу заключённых[4]. Картина была написана в том же году в Москве[5]. В феврале 1893 года она была представлена на 21-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников»), открывшейся в Санкт-Петербурге, а затем, в марте, переехавшей в Москву[1][6]. В марте 1894 года Левитан передал полотно в дар Третьяковской галерее[7][8].

Художник Михаил Нестеров отмечал, что «Владимирка» могла быть «смело названа русским историческим пейзажем, коих в нашем искусстве немного»[9], а искусствовед Алексей Фёдоров-Давыдов писал, что эта картина — одно из лучших творений Левитана, «его всеми признанный шедевр», в котором «глубокое общественное содержание выражено органически пейзажно и непосредственно»[10].

12 мая 1892 года Левитан вместе со своей спутницей, художницей Софьей Кувшинниковой, уехал из Москвы во Владимирскую губернию. Они поселились в деревне Городок, расположенной на реке Пекше, недалеко от станции Болдино Московско-Нижегородской железной дороги[11]. В письме Павлу Третьякову от 13 мая Левитан сообщал: «Поселился я в довольно милой местности и думаю поработать»[12]. Там же он провёл и лето 1892 года[13]. Ныне деревня Городок входит в состав деревни Пекша Петушинского района Владимирской области. Дом, в котором жил Левитан, впоследствии был превращён в дом-музей, но 22 августа 1999 года он был уничтожен пожаром[14].

Картина «Владимирка» в Левитановском зале ГТГ

О том, как у Левитана зародилась идея написать полотно «Владимирка», рассказала Софья Кувшинникова. Как-то, возвращаясь с охоты, вышли они на старое Владимирское шоссе. Кувшинникова так описывала их впечатления: «Картина была полна удивительной тихой прелести. Длинное полотно дороги белеющей полосой убегало среди перелесков в синюю даль. Вдали на ней виднелись две фигурки богомолок, а старый покосившийся голубец со стёртой дождями иконкой говорил о давно забытой старине. Всё выглядело таким ласковым, уютным». И вдруг Левитан вспомнил, что это была именно та самая Владимирка. Сразу же вспомнились заключённые в кандалах, идущие по этой дороге в Сибирь[4][15][5]. В последующие дни художник неоднократно возвращался к этой дороге, чтобы писать этюд к будущей картине[16] — он завершил его в несколько сеансов[17]. После этого он уехал в Москву, чтобы как можно скорее написать задуманную им картину. Под свежим впечатлением от пейзажа, увиденного на старом Владимирском шоссе, работа над полотном шла быстро и вдохновенно[5]. Закончив картину, Левитан написал на ней её название — Володимiрка. Это было необычным для художника шагом — как правило, он названия на полотнах не надписывал[10].

Вместе с четырьмя другими произведениями Левитана, среди которых были «Лесистый берег, сумерки», «Лесной пожар», «Осень» и «Под вечер»[18], картина «Владимирка» (под названием «Владимирка, большая дорога») экспонировалась на 21-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников»), открывшейся в феврале 1893 года в Санкт-Петербурге, а в марте переехавшей в Москву[18][6]. Петербургская критика практически не писала о пейзажной части выставки, только в «Петербургской газете» (№ 47 за 18 февраля 1893 года) было отмечено, что для неё были подобраны «самые неприглядные „серые“ мотивы», а подписавшийся псевдонимом Л. Х. автор статьи восклицал: «Что может быть скучнее „Владимирки. Большой дороги“ г. Левитана…»[19]. После переезда выставки в Москву в прессе появилось больше отзывов о картине, значительная часть которых была положительной, — в частности, похвальные отзывы написали Владимир Сизов, Владимир Грингмут («Московские ведомости») и Михаил Корелин («Русская мысль»)[20].

Несмотря на положительные отзывы, во время выставки полотно куплено не было. Через год, в марте 1894 года, Левитан подарил картину Третьяковской галерее[21] — в письме к Павлу Третьякову от 11 марта 1894 года он писал: «„Владимирка“, вероятно, на днях вернётся с выставки, и возьмите её и успокойте меня и её»[7][8].

Владимирка — так в просторечии называли Владимирский тракт, грунтовую дорогу из Москвы на восток, в сторону Владимира, печально известную тем, что в течение многих десятилетий вдоль неё пеше-этапным порядком отправляли сосланных на каторгу в Сибирь заключённых. К концу XIX века, когда была написана картина, заключённых уже отправляли на поездах[22].

На картине изображена бескрайняя равнина с пролегающей по ней дорогой, которая протянулась от переднего плана в глубину, проходя через поля, мимо перелесков и селений, и теряясь в синей дымке у самого горизонта. Узкие тропинки, протоптанные вдоль дороги по обеим сторонам, подчёркивают её протяжённость. Помимо этого, через всё полотно слева направо проходит ещё одна тропинка. Пересекая дорогу, она замедляет движение взгляда зрителя и направляет его на придорожный столбик-голубец, рядом с которым с котомкой за плечами стоит странница-богомолка[10][23]. Пустынность дороги, нависшие над ней облака, одинокая фигура странницы, обратившейся с молитвой к иконе на столбике-голубце, — всё это создаёт тревожную и тягостную атмосферу, навеянную мыслями о проходивших здесь тысячах заключённых. И только солнечный просвет у горизонта, да белеющая вдали церковь олицетворяют собой луч надежды[23][24][25].

Фрагменты картины «Владимирка»

Белая церковь у горизонта

Странница у столбика-голубца

Подпись И. И. Левитана

Цветовая тональность пейзажа определяется приглушёнными красками, использованными для изображения серого сумрачного дня. Из этой колористической гаммы не выбиваются светлые тона, которыми написаны белая церковь и жёлтая полоса спеющей ржи у горизонта. Несмотря на приглушённость палитры, художнику удаётся не растерять богатство и многообразие цветов, «он сохраняет все краски природы, но вводит их в пейзаж сгармонированными, приведёнными к единой тональности». Левитан достигает этого, используя тончайшие переходы между тонами, а также взаимное проникновение разных цветов. Найденный им колорит в значительной степени определяет создаваемое этим пейзажем настроение[26].

Одноимённый этюд для картины «Владимирка» (картон, масло, 1892, 10 × 16,5 см) находился в собрании московского коллекционера А. М. Колударова, побывав перед этим в собраниях Н. В. Мещерина и Н. Ю. Кислицина[1][27].

И. И. Левитан. Владимирка (этюд, 1892, частное собрание)

Также известно, что существовал одноимённый эскиз картины «Владимирка», подаренный Левитаном Михаилу Чехову — младшему брату Антона Павловича. На лицевой стороне эскиза была нанесена авторская надпись — «Будущему прокурору Михаилу Павловичу Чехову. И. Левитан»[1][27]. Левитан в шутку назвал будущего писателя и критика «прокурором», поскольку тот в течение нескольких лет учился на юридическом факультете Московского университета[28][29]. Писатель Иван Белоусов вспоминал, что как-то, увидев этот эскиз у Михаила Чехова, он начал его хвалить, но по реакции последнего понял, что тот обиделся на Левитана из-за сделанной надписи: «он как бы делал намёк на будущее — вот, дескать, по какой дорожке ты будешь посылать людей, закованных в кандалы, когда будешь прокурором». Увидев, что эскиз понравился Белоусову, Михаил Чехов предложил ему взять его в подарок, а на возражение, что он уже один раз был подарен, ответил, что с такой надписью он иметь его не хочет. С тех пор этот эскиз находился в собрании Белоусова, но впоследствии был утерян «во время переездов с одной квартиры на другую»[30]. В настоящее время местонахождение этого эскиза неизвестно[1].

Известно также о существовании одноимённого уменьшенного повторения-варианта картины «Владимирка» (1890-е годы, 50,5 × 80,2 см), которое находилось в собрании З. З. Рабинович. Изначально это повторение было выполнено по заказу врача и коллекционера И. И. Трояновского, а затем побывало в собраниях А. Н. Ляпунова (с 1917 года), Е. Н. Опочинина (с 1922 года) и И. И. Ильина-Гольдмана[1][31].

Художник Михаил Нестеров в своей книге «Давние дни» вспоминал, что он любил «Владимирку» Левитана, считая её равноценной как по замыслу, так и по совершенству исполнения. По его мнению, эта картина могла быть «смело названа русским историческим пейзажем, коих в нашем искусстве немного»[9]. В письме к искусствоведу Владимиру Кеменову от 10 октября 1938 года Нестеров писал, что в картине «Владимирка» «счастливо сочетались историческая быль с завершённым, законченным мастерством» и что, по его мнению, это полотно является «одним из самых зрелых созданий художника»[32].

В своей монографии о Левитане искусствовед Алексей Фёдоров-Давыдов писал, что «Владимирка» — одно из лучших творений художника, «его всеми признанный шедевр». Замечательность этого полотна он находил в том, что его «глубокое общественное содержание выражено органически пейзажно и непосредственно». Согласно Фёдорову-Давыдову, в этой картине Левитан создаёт образ природы привычным ему путём, раскрывая богатое внутреннее содержание в самых обычных вещах, через «самый простой и заурядный мотив равнины с уходящей вдаль дорогой»[33]. Составляющий основу изображения мотив дороги действенным образом вовлекает зрителя в глубину пейзажа и тем самым постепенно раскрывает его внутреннее содержание[10].

А. А. Иванов. Аппиева дорога при закате солнца (холст, масло, 44 × 61 см, 1845, ГТГ)

Искусствовед Фаина Мальцева отмечала, что «Владимирка» стала подлинным документом эпохи, и её значение в русском реалистическом искусстве 1890-х годов трудно переоценить[26]. По словам Мальцевой, произведение Левитана было наполнено чувством скорби и пафосом гражданственности, причём художнику удалось достичь этого, «не поступившись красотой русской природы, не умалив поэтической прелести и величественности её образа». Тем самым «Владимирка» представляет собой «лучшее свидетельство огромных завоеваний, достигнутых передовыми русскими пейзажистами»[34].

По мнению искусствоведа Владимира Петрова, «Владимирка» относится к тому «редкому типу полифонического „исторического пейзажа“», который в истории русской живописи можно сравнить разве что с полотном Александра Иванова «Аппиева дорога при закате солнца», написанным в 1845 году. Но есть между ними и существенная разница: в то время как ива́новская «Аппиева дорога» заставляет думать о судьбах Римской империи, левитановская «Владимирка», изображающая дорогу, по которой прошли тысячи арестантов, «воспринимается как некий шрам, нанесённый историей многострадального народа на прекрасное лицо его земли»[35][25].

Писатель Корней Чуковский после посещения выставки Левитана писал: «Полюбуйтесь его „Владимиркой“. Какая жадная даль, какое бешенство её размаха! Вдохновенна, опьяняющая, манящая ширь…» Проводя параллель с печально известным Владимирским трактом, Чуковский задавал вопрос: «Нельзя ли этой Владимиркой символизировать всё творчество славного художника, с его спокойным и примирённым сознанием безысходности всех фаустовских порывов человеческого духа?»[36]

  1. ↑ 1 2 3 4 5 6 Каталог ГТГ, т. 4, кн. 1, 2001, с. 360.
  2. ↑ Левитан Исаак Ильич — Владимирка (HTML). Государственная Третьяковская галерея — www.tretyakovgallery.ru. Проверено 15 июня 2017.
  3. ↑ Исаак Ильич Левитан — Лучшие картины, пейзажи — У омута, 1892 (HTML). isaak-levitan.ru. Проверено 28 июня 2017. Архивировано 7 октября 2012 года.
  4. ↑ 1 2 А. М. Турков, 1974, с. 74.
  5. ↑ 1 2 3 Н. С. Шер, 1966, с. 378.
  6. ↑ 1 2 А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 374.
  7. ↑ 1 2 С. А. Пророкова, 1960, с. 134.
  8. ↑ 1 2 И. И. Левитан, 1956, с. 44.
  9. ↑ 1 2 М. В. Нестеров, 1986, с. 409.
  10. ↑ 1 2 3 4 А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 163.
  11. ↑ И. И. Левитан, 1966, с. 45—46.
  12. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 52—53.
  13. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 26.
  14. ↑ Е. К. Сергеев, 2004, с. 316.
  15. ↑ В. А. Прытков, 1960, с. 7—8.
  16. ↑ А. М. Турков, 1974, с. 74—75.
  17. ↑ С. А. Пророкова, 1960, с. 132.
  18. ↑ 1 2 И. И. Левитан, 1966, с. 46.
  19. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 169, 374.
  20. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 169.
  21. ↑ И. И. Левитан, 1966, с. 48.
  22. ↑ В. А. Петров, 1992, с. 81.
  23. ↑ 1 2 Ф. С. Мальцева, 2002, с. 26—27.
  24. ↑ В. А. Петров, 1992, с. 82.
  25. ↑ 1 2 В. А. Петров, 2000, с. 59.
  26. ↑ 1 2 Ф. С. Мальцева, 2002, с. 27.
  27. ↑ 1 2 И. И. Левитан, 1966, с. 106.
  28. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 166.
  29. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 53.
  30. ↑ С. А. Пророкова, 1960, с. 134—135.
  31. ↑ И. И. Левитан, 1966, с. 131.
  32. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 27, 53.
  33. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 162.
  34. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 28.
  35. ↑ В. А. Петров, 1992, с. 84.
  36. ↑ К. И. Чуковский. Воспоминания о выставке Левитана (HTML). isaak-levitan.ru. Проверено 27 июня 2017. Архивировано 7 октября 2012 года.
  • Левитан И. И. Письма, документы, воспоминания / А. А. Фёдоров-Давыдов. — М.: Искусство, 1956. — 335 с.
  • Мальцева Ф. С. Мастера русского пейзажа. Вторая половина XIX века. Часть 4. — М.: Искусство, 2002. — 84 с. — ISBN 9785210013484.
  • Нестеров М. В. Давние дни: воспоминания, очерки, письма. — Уфа: Башкирское книжное издательство, 1986. — 559 с.
  • Петров В. А. Исаак Ильич Левитан. — СПб.: Художник России, 1992. — 200 с. — (Русские живописцы XIX века). — ISBN 5-7370-0212-8.
  • Петров В. А. Исаак Левитан. — М.: Белый город, 2000. — ISBN 5-7793-0250-2.
  • Пророкова С. А. Левитан. — М.: Молодая гвардия, 1960. — 240 с. — (Жизнь замечательных людей).
  • Прытков В. А. Левитан. — М.: Издательство Академии художеств СССР, 1960. — 132 с.
  • Сергеев Е. К. Владимирка: дорога-памятник России. — М.: Ольга, 2004. — 367 с. — ISBN 9785902138020.
  • Турков А. М. Исаак Ильич Левитан. — М.: Искусство, 1974. — 160 с. — (Жизнь в искусстве).
  • Фёдоров-Давыдов А. А. Исаак Ильич Левитан. Жизнь и творчество. — М.: Искусство, 1966. — 403 с.
  • Шер Н. С. Рассказы о русских художниках. — М.: Детская литература, 1966. — 394 с.
  • Государственная Третьяковская галерея — каталог собрания / Я. В. Брук, Л. И. Иовлева. — М.: Красная площадь, 2001. — Т. 4: Живопись второй половины XIX века, книга 1, А—М. — 528 с. — ISBN 5-900743-56-X.
  • Исаак Ильич Левитан. Документы, материалы, библиография / А. А. Фёдоров-Давыдов. — М.: Искусство, 1966. — 240 с.

ru.bywiki.com

Владимирка (картина) — Википедия

К:Картины 1892 года

«Владимирка» — картина русского художника Исаака Левитана (1860—1900), написанная в 1892 году. Принадлежит Государственной Третьяковской галерее (инв. 1485). Размер — 79 × 123 см[1][2]. «Владимирка» — одна из трёх больших (по размеру) картин Левитана, написанных в первой половине 1890-х годов. Её вместе с двумя другими большими полотнами этого периода — «У омута» (1892) и «Над вечным покоем» (1894) — иногда называют «мрачной трилогией» Левитана[3].

Левитан начал работу над эскизами и этюдами к картине «Владимирка» в 1892 году, когда он несколько месяцев жил во Владимирской губернии. Он писал их с натуры, находясь у Владимирского тракта — грунтовой дороги, ведущей из Москвы на восток. В просторечии эта дорога называлась Владимиркой — в течение многих десятилетий по ней отправляли сосланных на каторгу заключённых[4]. Картина была написана в том же году в Москве[5]. В феврале 1893 года она была представлена на 21-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников»), открывшейся в Санкт-Петербурге, а затем, в марте, переехавшей в Москву[1][6]. В марте 1894 года Левитан передал полотно в дар Третьяковской галерее[7][8].

Художник Михаил Нестеров отмечал, что «Владимирка» могла быть «смело названа русским историческим пейзажем, коих в нашем искусстве немного»[9], а искусствовед Алексей Фёдоров-Давыдов писал, что эта картина — одно из лучших творений Левитана, «его всеми признанный шедевр», в котором «глубокое общественное содержание выражено органически пейзажно и непосредственно»[10].

История

12 мая 1892 года Левитан вместе со своей спутницей, художницей Софьей Кувшинниковой, уехал из Москвы во Владимирскую губернию. Они поселились в деревне Городок, расположенной на реке Пекше, недалеко от станции Болдино Московско-Нижегородской железной дороги[11]. В письме Павлу Третьякову от 13 мая Левитан сообщал: «Поселился я в довольно милой местности и думаю поработать»[12]. Там же он провёл и лето 1892 года[13]. Ныне деревня Городок входит в состав деревни Пекша Петушинского района Владимирской области. Дом, в котором жил Левитан, впоследствии был превращён в дом-музей, но 22 августа 1999 года он был уничтожен пожаром[14].

Картина «Владимирка» в Левитановском зале ГТГ

О том, как у Левитана зародилась идея написать полотно «Владимирка», рассказала Софья Кувшинникова. Как-то, возвращаясь с охоты, вышли они на старое Владимирское шоссе. Кувшинникова так описывала их впечатления: «Картина была полна удивительной тихой прелести. Длинное полотно дороги белеющей полосой убегало среди перелесков в синюю даль. Вдали на ней виднелись две фигурки богомолок, а старый покосившийся голубец со стёртой дождями иконкой говорил о давно забытой старине. Всё выглядело таким ласковым, уютным». И вдруг Левитан вспомнил, что это была именно та самая Владимирка. Сразу же вспомнились заключённые в кандалах, идущие по этой дороге в Сибирь[4][15][5]. В последующие дни художник неоднократно возвращался к этой дороге, чтобы писать этюд к будущей картине[16] — он завершил его в несколько сеансов[17]. После этого он уехал в Москву, чтобы как можно скорее написать задуманную им картину. Под свежим впечатлением от пейзажа, увиденного на старом Владимирском шоссе, работа над полотном шла быстро и вдохновенно[5]. Закончив картину, Левитан написал на ней её название — Володимiрка. Это было необычным для художника шагом — как правило, он названия на полотнах не надписывал[10].

Вместе с четырьмя другими произведениями Левитана, среди которых были «Лесистый берег, сумерки», «Лесной пожар», «Осень» и «Под вечер»[18], картина «Владимирка» (под названием «Владимирка, большая дорога») экспонировалась на 21-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников»), открывшейся в феврале 1893 года в Санкт-Петербурге, а в марте переехавшей в Москву[18][6]. Петербургская критика практически не писала о пейзажной части выставки, только в «Петербургской газете» (№ 47 за 18 февраля 1893 года) было отмечено, что для неё были подобраны «самые неприглядные „серые“ мотивы», а подписавшийся псевдонимом Л. Х. автор статьи восклицал: «Что может быть скучнее „Владимирки. Большой дороги“ г. Левитана…»[19]. После переезда выставки в Москву в прессе появилось больше отзывов о картине, значительная часть которых была положительной, — в частности, похвальные отзывы написали Владимир Сизов, Владимир Грингмут («Московские ведомости») и Михаил Корелин («Русская мысль»)[20].

Несмотря на положительные отзывы, во время выставки полотно куплено не было. Через год, в марте 1894 года, Левитан подарил картину Третьяковской галерее[21] — в письме к Павлу Третьякову от 11 марта 1894 года он писал: «„Владимирка“, вероятно, на днях вернётся с выставки, и возьмите её и успокойте меня и её»[7][8].

Видео по теме

Описание

Владимирка — так в просторечии называли Владимирский тракт, грунтовую дорогу из Москвы на восток, в сторону Владимира, печально известную тем, что в течение многих десятилетий вдоль неё пеше-этапным порядком отправляли сосланных на каторгу в Сибирь заключённых. К концу XIX века, когда была написана картина, заключённых уже отправляли на поездах[22].

На картине изображена бескрайняя равнина с пролегающей по ней дорогой, которая протянулась от переднего плана в глубину, проходя через поля, мимо перелесков и селений, и теряясь в синей дымке у самого горизонта. Узкие тропинки, протоптанные вдоль дороги по обеим сторонам, подчёркивают её протяжённость. Помимо этого, через всё полотно слева направо проходит ещё одна тропинка. Пересекая дорогу, она замедляет движение взгляда зрителя и направляет его на придорожный столбик-голубец, рядом с которым с котомкой за плечами стоит странница-богомолка[10][23]. Пустынность дороги, нависшие над ней облака, одинокая фигура странницы, обратившейся с молитвой к иконе на столбике-голубце, — всё это создаёт тревожную и тягостную атмосферу, навеянную мыслями о проходивших здесь тысячах заключённых. И только солнечный просвет у горизонта, да белеющая вдали церковь олицетворяют собой луч надежды[23][24][25].

Фрагменты картины «Владимирка»

Белая церковь у горизонта

Странница у столбика-голубца

Подпись И. И. Левитана

Цветовая тональность пейзажа определяется приглушёнными красками, использованными для изображения серого сумрачного дня. Из этой колористической гаммы не выбиваются светлые тона, которыми написаны белая церковь и жёлтая полоса спеющей ржи у горизонта. Несмотря на приглушённость палитры, художнику удаётся не растерять богатство и многообразие цветов, «он сохраняет все краски природы, но вводит их в пейзаж сгармонированными, приведёнными к единой тональности». Левитан достигает этого, используя тончайшие переходы между тонами, а также взаимное проникновение разных цветов. Найденный им колорит в значительной степени определяет создаваемое этим пейзажем настроение[26].

Эскизы, этюды и повторения

Одноимённый этюд для картины «Владимирка» (картон, масло, 1892, 10 × 16,5 см) находился в собрании московского коллекционера А. М. Колударова, побывав перед этим в собраниях Н. В. Мещерина и Н. Ю. Кислицина[1][27].

И. И. Левитан. Владимирка (этюд, 1892, частное собрание)

Также известно, что существовал одноимённый эскиз картины «Владимирка», подаренный Левитаном Михаилу Чехову — младшему брату Антона Павловича. На лицевой стороне эскиза была нанесена авторская надпись — «Будущему прокурору Михаилу Павловичу Чехову. И. Левитан»[1][27]. Левитан в шутку назвал будущего писателя и критика «прокурором», поскольку тот в течение нескольких лет учился на юридическом факультете Московского университета[28][29]. Писатель Иван Белоусов вспоминал, что как-то, увидев этот эскиз у Михаила Чехова, он начал его хвалить, но по реакции последнего понял, что тот обиделся на Левитана из-за сделанной надписи: «он как бы делал намёк на будущее — вот, дескать, по какой дорожке ты будешь посылать людей, закованных в кандалы, когда будешь прокурором». Увидев, что эскиз понравился Белоусову, Михаил Чехов предложил ему взять его в подарок, а на возражение, что он уже один раз был подарен, ответил, что с такой надписью он иметь его не хочет. С тех пор этот эскиз находился в собрании Белоусова, но впоследствии был утерян «во время переездов с одной квартиры на другую»[30]. В настоящее время местонахождение этого эскиза неизвестно[1].

Известно также о существовании одноимённого уменьшенного повторения-варианта картины «Владимирка» (1890-е годы, 50,5 × 80,2 см), которое находилось в собрании З. З. Рабинович. Изначально это повторение было выполнено по заказу врача и коллекционера И. И. Трояновского, а затем побывало в собраниях А. Н. Ляпунова (с 1917 года), Е. Н. Опочинина (с 1922 года) и И. И. Ильина-Гольдмана[1][31].

Отзывы

Художник Михаил Нестеров в своей книге «Давние дни» вспоминал, что он любил «Владимирку» Левитана, считая её равноценной как по замыслу, так и по совершенству исполнения. По его мнению, эта картина могла быть «смело названа русским историческим пейзажем, коих в нашем искусстве немного»[9]. В письме к искусствоведу Владимиру Кеменову от 10 октября 1938 года Нестеров писал, что в картине «Владимирка» «счастливо сочетались историческая быль с завершённым, законченным мастерством» и что, по его мнению, это полотно является «одним из самых зрелых созданий художника»[32].

В своей монографии о Левитане искусствовед Алексей Фёдоров-Давыдов писал, что «Владимирка» — одно из лучших творений художника, «его всеми признанный шедевр». Замечательность этого полотна он находил в том, что его «глубокое общественное содержание выражено органически пейзажно и непосредственно». Согласно Фёдорову-Давыдову, в этой картине Левитан создаёт образ природы привычным ему путём, раскрывая богатое внутреннее содержание в самых обычных вещах, через «самый простой и заурядный мотив равнины с уходящей вдаль дорогой»[33]. Составляющий основу изображения мотив дороги действенным образом вовлекает зрителя в глубину пейзажа и тем самым постепенно раскрывает его внутреннее содержание[10].

А. А. Иванов. Аппиева дорога при закате солнца (холст, масло, 44 × 61 см, 1845, ГТГ)

Искусствовед Фаина Мальцева отмечала, что «Владимирка» стала подлинным документом эпохи, и её значение в русском реалистическом искусстве 1890-х годов трудно переоценить[26]. По словам Мальцевой, произведение Левитана было наполнено чувством скорби и пафосом гражданственности, причём художнику удалось достичь этого, «не поступившись красотой русской природы, не умалив поэтической прелести и величественности её образа». Тем самым «Владимирка» представляет собой «лучшее свидетельство огромных завоеваний, достигнутых передовыми русскими пейзажистами»[34].

По мнению искусствоведа Владимира Петрова, «Владимирка» относится к тому «редкому типу полифонического „исторического пейзажа“», который в истории русской живописи можно сравнить разве что с полотном Александра Иванова «Аппиева дорога при закате солнца», написанным в 1845 году. Но есть между ними и существенная разница: в то время как ива́новская «Аппиева дорога» заставляет думать о судьбах Римской империи, левитановская «Владимирка», изображающая дорогу, по которой прошли тысячи арестантов, «воспринимается как некий шрам, нанесённый историей многострадального народа на прекрасное лицо его земли»[35][25].

Писатель Корней Чуковский после посещения выставки Левитана писал: «Полюбуйтесь его „Владимиркой“. Какая жадная даль, какое бешенство её размаха! Вдохновенна, опьяняющая, манящая ширь…» Проводя параллель с печально известным Владимирским трактом, Чуковский задавал вопрос: «Нельзя ли этой Владимиркой символизировать всё творчество славного художника, с его спокойным и примирённым сознанием безысходности всех фаустовских порывов человеческого духа?»[36]

См. также

Примечания

  1. ↑ 1 2 3 4 5 6 Каталог ГТГ, т. 4, кн. 1, 2001, с. 360.
  2. ↑ Левитан Исаак Ильич — Владимирка (HTML). Государственная Третьяковская галерея — www.tretyakovgallery.ru. Проверено 15 июня 2017.
  3. ↑ Исаак Ильич Левитан — Лучшие картины, пейзажи — У омута, 1892 (HTML). isaak-levitan.ru. Проверено 28 июня 2017. Архивировано 7 октября 2012 года.
  4. ↑ 1 2 А. М. Турков, 1974, с. 74.
  5. ↑ 1 2 3 Н. С. Шер, 1966, с. 378.
  6. ↑ 1 2 А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 374.
  7. ↑ 1 2 С. А. Пророкова, 1960, с. 134.
  8. ↑ 1 2 И. И. Левитан, 1956, с. 44.
  9. ↑ 1 2 М. В. Нестеров, 1986, с. 409.
  10. ↑ 1 2 3 4 А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 163.
  11. ↑ И. И. Левитан, 1966, с. 45—46.
  12. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 52—53.
  13. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 26.
  14. ↑ Е. К. Сергеев, 2004, с. 316.
  15. ↑ В. А. Прытков, 1960, с. 7—8.
  16. ↑ А. М. Турков, 1974, с. 74—75.
  17. ↑ С. А. Пророкова, 1960, с. 132.
  18. ↑ 1 2 И. И. Левитан, 1966, с. 46.
  19. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 169, 374.
  20. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 169.
  21. ↑ И. И. Левитан, 1966, с. 48.
  22. ↑ В. А. Петров, 1992, с. 81.
  23. ↑ 1 2 Ф. С. Мальцева, 2002, с. 26—27.
  24. ↑ В. А. Петров, 1992, с. 82.
  25. ↑ 1 2 В. А. Петров, 2000, с. 59.
  26. ↑ 1 2 Ф. С. Мальцева, 2002, с. 27.
  27. ↑ 1 2 И. И. Левитан, 1966, с. 106.
  28. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 166.
  29. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 53.
  30. ↑ С. А. Пророкова, 1960, с. 134—135.
  31. ↑ И. И. Левитан, 1966, с. 131.
  32. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 27, 53.
  33. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 162.
  34. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 28.
  35. ↑ В. А. Петров, 1992, с. 84.
  36. ↑ К. И. Чуковский. Воспоминания о выставке Левитана (HTML). isaak-levitan.ru. Проверено 27 июня 2017. Архивировано 7 октября 2012 года.

Литература

  • Левитан И. И. Письма, документы, воспоминания / А. А. Фёдоров-Давыдов. — М.: Искусство, 1956. — 335 с.
  • Мальцева Ф. С. Мастера русского пейзажа. Вторая половина XIX века. Часть 4. — М.: Искусство, 2002. — 84 с. — ISBN 9785210013484.
  • Нестеров М. В. Давние дни: воспоминания, очерки, письма. — Уфа: Башкирское книжное издательство, 1986. — 559 с.
  • Петров В. А. Исаак Ильич Левитан. — СПб.: Художник России, 1992. — 200 с. — (Русские живописцы XIX века). — ISBN 5-7370-0212-8.
  • Петров В. А. Исаак Левитан. — М.: Белый город, 2000. — ISBN 5-7793-0250-2.
  • Пророкова С. А. Левитан. — М.: Молодая гвардия, 1960. — 240 с. — (Жизнь замечательных людей).
  • Прытков В. А. Левитан. — М.: Издательство Академии художеств СССР, 1960. — 132 с.
  • Сергеев Е. К. Владимирка: дорога-памятник России. — М.: Ольга, 2004. — 367 с. — ISBN 9785902138020.
  • Турков А. М. Исаак Ильич Левитан. — М.: Искусство, 1974. — 160 с. — (Жизнь в искусстве).
  • Фёдоров-Давыдов А. А. Исаак Ильич Левитан. Жизнь и творчество. — М.: Искусство, 1966. — 403 с.
  • Шер Н. С. Рассказы о русских художниках. — М.: Детская литература, 1966. — 394 с.
  • Государственная Третьяковская галерея — каталог собрания / Я. В. Брук, Л. И. Иовлева. — М.: Красная площадь, 2001. — Т. 4: Живопись второй половины XIX века, книга 1, А—М. — 528 с. — ISBN 5-900743-56-X.
  • Исаак Ильич Левитан. Документы, материалы, библиография / А. А. Фёдоров-Давыдов. — М.: Искусство, 1966. — 240 с.

Ссылки

wikipedia.green

Владимирка (картина) Википедия

«Владимирка» — картина русского художника Исаака Левитана (1860—1900), написанная в 1892 году. Принадлежит Государственной Третьяковской галерее (инв. 1485). Размер — 79 × 123 см[1][2]. «Владимирка» — одна из трёх больших (по размеру) картин Левитана, написанных в первой половине 1890-х годов. Её вместе с двумя другими большими полотнами этого периода — «У омута» (1892) и «Над вечным покоем» (1894) — иногда называют «мрачной трилогией» Левитана[3].

Левитан начал работу над эскизами и этюдами к картине «Владимирка» в 1892 году, когда он несколько месяцев жил во Владимирской губернии. Он писал их с натуры, находясь у Владимирского тракта — грунтовой дороги, ведущей из Москвы на восток. В просторечии эта дорога называлась Владимиркой — в течение многих десятилетий по ней отправляли сосланных на каторгу заключённых[4]. Картина была написана в том же году в Москве[5]. В феврале 1893 года она была представлена на 21-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников»), открывшейся в Санкт-Петербурге, а затем, в марте, переехавшей в Москву[1][6]. В марте 1894 года Левитан передал полотно в дар Третьяковской галерее[7][8].

Художник Михаил Нестеров отмечал, что «Владимирка» могла быть «смело названа русским историческим пейзажем, коих в нашем искусстве немного»[9], а искусствовед Алексей Фёдоров-Давыдов писал, что эта картина — одно из лучших творений Левитана, «его всеми признанный шедевр», в котором «глубокое общественное содержание выражено органически пейзажно и непосредственно»[10].

История

12 мая 1892 года Левитан вместе со своей спутницей, художницей Софьей Кувшинниковой, уехал из Москвы во Владимирскую губернию. Они поселились в деревне Городок, расположенной на реке Пекше, недалеко от станции Болдино Московско-Нижегородской железной дороги[11]. В письме Павлу Третьякову от 13 мая Левитан сообщал: «Поселился я в довольно милой местности и думаю поработать»[12]. Там же он провёл и лето 1892 года[13]. Ныне деревня Городок входит в состав деревни Пекша Петушинского района Владимирской области. Дом, в котором жил Левитан, впоследствии был превращён в дом-музей, но 22 августа 1999 года он был уничтожен пожаром[14].

Картина «Владимирка» в Левитановском зале ГТГ

О том, как у Левитана зародилась идея написать полотно «Владимирка», рассказала Софья Кувшинникова. Как-то, возвращаясь с охоты, вышли они на старое Владимирское шоссе. Кувшинникова так описывала их впечатления: «Картина была полна удивительной тихой прелести. Длинное полотно дороги белеющей полосой убегало среди перелесков в синюю даль. Вдали на ней виднелись две фигурки богомолок, а старый покосившийся голубец со стёртой дождями иконкой говорил о давно забытой старине. Всё выглядело таким ласковым, уютным». И вдруг Левитан вспомнил, что это была именно та самая Владимирка. Сразу же вспомнились заключённые в кандалах, идущие по этой дороге в Сибирь[4][15][5]. В последующие дни художник неоднократно возвращался к этой дороге, чтобы писать этюд к будущей картине[16] — он завершил его в несколько сеансов[17]. После этого он уехал в Москву, чтобы как можно скорее написать задуманную им картину. Под свежим впечатлением от пейзажа, увиденного на старом Владимирском шоссе, работа над полотном шла быстро и вдохновенно[5]. Закончив картину, Левитан написал на ней её название — Володимiрка. Это было необычным для художника шагом — как правило, он названия на полотнах не надписывал[10].

Вместе с четырьмя другими произведениями Левитана, среди которых были «Лесистый берег, сумерки», «Лесной пожар», «Осень» и «Под вечер»[18], картина «Владимирка» (под названием «Владимирка, большая дорога») экспонировалась на 21-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников»), открывшейся в феврале 1893 года в Санкт-Петербурге, а в марте переехавшей в Москву[18][6]. Петербургская критика практически не писала о пейзажной части выставки, только в «Петербургской газете» (№ 47 за 18 февраля 1893 года) было отмечено, что для неё были подобраны «самые неприглядные „серые“ мотивы», а подписавшийся псевдонимом Л. Х. автор статьи восклицал: «Что может быть скучнее „Владимирки. Большой дороги“ г. Левитана…»[19]. После переезда выставки в Москву в прессе появилось больше отзывов о картине, значительная часть которых была положительной, — в частности, похвальные отзывы написали Владимир Сизов, Владимир Грингмут («Московские ведомости») и Михаил Корелин («Русская мысль»)[20].

Несмотря на положительные отзывы, во время выставки полотно куплено не было. Через год, в марте 1894 года, Левитан подарил картину Третьяковской галерее[21] — в письме к Павлу Третьякову от 11 марта 1894 года он писал: «„Владимирка“, вероятно, на днях вернётся с выставки, и возьмите её и успокойте меня и её»[7][8].

Описание

Владимирка — так в просторечии называли Владимирский тракт, грунтовую дорогу из Москвы на восток, в сторону Владимира, печально известную тем, что в течение многих десятилетий вдоль неё пеше-этапным порядком отправляли сосланных на каторгу в Сибирь заключённых. К концу XIX века, когда была написана картина, заключённых уже отправляли на поездах[22].

На картине изображена бескрайняя равнина с пролегающей по ней дорогой, которая протянулась от переднего плана в глубину, проходя через поля, мимо перелесков и селений, и теряясь в синей дымке у самого горизонта. Узкие тропинки, протоптанные вдоль дороги по обеим сторонам, подчёркивают её протяжённость. Помимо этого, через всё полотно слева направо проходит ещё одна тропинка. Пересекая дорогу, она замедляет движение взгляда зрителя и направляет его на придорожный столбик-голубец, рядом с которым с котомкой за плечами стоит странница-богомолка[10][23]. Пустынность дороги, нависшие над ней облака, одинокая фигура странницы, обратившейся с молитвой к иконе на столбике-голубце, — всё это создаёт тревожную и тягостную атмосферу, навеянную мыслями о проходивших здесь тысячах заключённых. И только солнечный просвет у горизонта, да белеющая вдали церковь олицетворяют собой луч надежды[23][24][25].

Фрагменты картины «Владимирка»

Белая церковь у горизонта

Странница у столбика-голубца

Подпись И. И. Левитана

Цветовая тональность пейзажа определяется приглушёнными красками, использованными для изображения серого сумрачного дня. Из этой колористической гаммы не выбиваются светлые тона, которыми написаны белая церковь и жёлтая полоса спеющей ржи у горизонта. Несмотря на приглушённость палитры, художнику удаётся не растерять богатство и многообразие цветов, «он сохраняет все краски природы, но вводит их в пейзаж сгармонированными, приведёнными к единой тональности». Левитан достигает этого, используя тончайшие переходы между тонами, а также взаимное проникновение разных цветов. Найденный им колорит в значительной степени определяет создаваемое этим пейзажем настроение[26].

Эскизы, этюды и повторения

Одноимённый этюд для картины «Владимирка» (картон, масло, 1892, 10 × 16,5 см) находился в собрании московского коллекционера А. М. Колударова, побывав перед этим в собраниях Н. В. Мещерина и Н. Ю. Кислицина[1][27].

И. И. Левитан. Владимирка (этюд, 1892, частное собрание)

Также известно, что существовал одноимённый эскиз картины «Владимирка», подаренный Левитаном Михаилу Чехову — младшему брату Антона Павловича. На лицевой стороне эскиза была нанесена авторская надпись — «Будущему прокурору Михаилу Павловичу Чехову. И. Левитан»[1][27]. Левитан в шутку назвал будущего писателя и критика «прокурором», поскольку тот в течение нескольких лет учился на юридическом факультете Московского университета[28][29]. Писатель Иван Белоусов вспоминал, что как-то, увидев этот эскиз у Михаила Чехова, он начал его хвалить, но по реакции последнего понял, что тот обиделся на Левитана из-за сделанной надписи: «он как бы делал намёк на будущее — вот, дескать, по какой дорожке ты будешь посылать людей, закованных в кандалы, когда будешь прокурором». Увидев, что эскиз понравился Белоусову, Михаил Чехов предложил ему взять его в подарок, а на возражение, что он уже один раз был подарен, ответил, что с такой надписью он иметь его не хочет. С тех пор этот эскиз находился в собрании Белоусова, но впоследствии был утерян «во время переездов с одной квартиры на другую»[30]. В настоящее время местонахождение этого эскиза неизвестно[1].

Известно также о существовании одноимённого уменьшенного повторения-варианта картины «Владимирка» (1890-е годы, 50,5 × 80,2 см), которое находилось в собрании З. З. Рабинович. Изначально это повторение было выполнено по заказу врача и коллекционера И. И. Трояновского, а затем побывало в собраниях А. Н. Ляпунова (с 1917 года), Е. Н. Опочинина (с 1922 года) и И. И. Ильина-Гольдмана[1][31].

Отзывы

Художник Михаил Нестеров в своей книге «Давние дни» вспоминал, что он любил «Владимирку» Левитана, считая её равноценной как по замыслу, так и по совершенству исполнения. По его мнению, эта картина могла быть «смело названа русским историческим пейзажем, коих в нашем искусстве немного»[9]. В письме к искусствоведу Владимиру Кеменову от 10 октября 1938 года Нестеров писал, что в картине «Владимирка» «счастливо сочетались историческая быль с завершённым, законченным мастерством» и что, по его мнению, это полотно является «одним из самых зрелых созданий художника»[32].

В своей монографии о Левитане искусствовед Алексей Фёдоров-Давыдов писал, что «Владимирка» — одно из лучших творений художника, «его всеми признанный шедевр». Замечательность этого полотна он находил в том, что его «глубокое общественное содержание выражено органически пейзажно и непосредственно». Согласно Фёдорову-Давыдову, в этой картине Левитан создаёт образ природы привычным ему путём, раскрывая богатое внутреннее содержание в самых обычных вещах, через «самый простой и заурядный мотив равнины с уходящей вдаль дорогой»[33]. Составляющий основу изображения мотив дороги действенным образом вовлекает зрителя в глубину пейзажа и тем самым постепенно раскрывает его внутреннее содержание[10].

А. А. Иванов. Аппиева дорога при закате солнца (холст, масло, 44 × 61 см, 1845, ГТГ)

Искусствовед Фаина Мальцева отмечала, что «Владимирка» стала подлинным документом эпохи, и её значение в русском реалистическом искусстве 1890-х годов трудно переоценить[26]. По словам Мальцевой, произведение Левитана было наполнено чувством скорби и пафосом гражданственности, причём художнику удалось достичь этого, «не поступившись красотой русской природы, не умалив поэтической прелести и величественности её образа». Тем самым «Владимирка» представляет собой «лучшее свидетельство огромных завоеваний, достигнутых передовыми русскими пейзажистами»[34].

По мнению искусствоведа Владимира Петрова, «Владимирка» относится к тому «редкому типу полифонического „исторического пейзажа“», который в истории русской живописи можно сравнить разве что с полотном Александра Иванова «Аппиева дорога при закате солнца», написанным в 1845 году. Но есть между ними и существенная разница: в то время как ива́новская «Аппиева дорога» заставляет думать о судьбах Римской империи, левитановская «Владимирка», изображающая дорогу, по которой прошли тысячи арестантов, «воспринимается как некий шрам, нанесённый историей многострадального народа на прекрасное лицо его земли»[35][25].

Писатель Корней Чуковский после посещения выставки Левитана писал: «Полюбуйтесь его „Владимиркой“. Какая жадная даль, какое бешенство её размаха! Вдохновенна, опьяняющая, манящая ширь…» Проводя параллель с печально известным Владимирским трактом, Чуковский задавал вопрос: «Нельзя ли этой Владимиркой символизировать всё творчество славного художника, с его спокойным и примирённым сознанием безысходности всех фаустовских порывов человеческого духа?»[36]

См. также

Примечания

  1. ↑ 1 2 3 4 5 6 Каталог ГТГ, т. 4, кн. 1, 2001, с. 360.
  2. ↑ Левитан Исаак Ильич — Владимирка (HTML). Государственная Третьяковская галерея — www.tretyakovgallery.ru. Проверено 15 июня 2017.
  3. ↑ Исаак Ильич Левитан — Лучшие картины, пейзажи — У омута, 1892 (HTML). isaak-levitan.ru. Проверено 28 июня 2017. Архивировано 7 октября 2012 года.
  4. ↑ 1 2 А. М. Турков, 1974, с. 74.
  5. ↑ 1 2 3 Н. С. Шер, 1966, с. 378.
  6. ↑ 1 2 А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 374.
  7. ↑ 1 2 С. А. Пророкова, 1960, с. 134.
  8. ↑ 1 2 И. И. Левитан, 1956, с. 44.
  9. ↑ 1 2 М. В. Нестеров, 1986, с. 409.
  10. ↑ 1 2 3 4 А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 163.
  11. ↑ И. И. Левитан, 1966, с. 45—46.
  12. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 52—53.
  13. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 26.
  14. ↑ Е. К. Сергеев, 2004, с. 316.
  15. ↑ В. А. Прытков, 1960, с. 7—8.
  16. ↑ А. М. Турков, 1974, с. 74—75.
  17. ↑ С. А. Пророкова, 1960, с. 132.
  18. ↑ 1 2 И. И. Левитан, 1966, с. 46.
  19. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 169, 374.
  20. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 169.
  21. ↑ И. И. Левитан, 1966, с. 48.
  22. ↑ В. А. Петров, 1992, с. 81.
  23. ↑ 1 2 Ф. С. Мальцева, 2002, с. 26—27.
  24. ↑ В. А. Петров, 1992, с. 82.
  25. ↑ 1 2 В. А. Петров, 2000, с. 59.
  26. ↑ 1 2 Ф. С. Мальцева, 2002, с. 27.
  27. ↑ 1 2 И. И. Левитан, 1966, с. 106.
  28. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 166.
  29. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 53.
  30. ↑ С. А. Пророкова, 1960, с. 134—135.
  31. ↑ И. И. Левитан, 1966, с. 131.
  32. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 27, 53.
  33. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 162.
  34. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 28.
  35. ↑ В. А. Петров, 1992, с. 84.
  36. ↑ К. И. Чуковский. Воспоминания о выставке Левитана (HTML). isaak-levitan.ru. Проверено 27 июня 2017. Архивировано 7 октября 2012 года.

Литература

  • Левитан И. И. Письма, документы, воспоминания / А. А. Фёдоров-Давыдов. — М.: Искусство, 1956. — 335 с.
  • Мальцева Ф. С. Мастера русского пейзажа. Вторая половина XIX века. Часть 4. — М.: Искусство, 2002. — 84 с. — ISBN 9785210013484.
  • Нестеров М. В. Давние дни: воспоминания, очерки, письма. — Уфа: Башкирское книжное издательство, 1986. — 559 с.
  • Петров В. А. Исаак Ильич Левитан. — СПб.: Художник России, 1992. — 200 с. — (Русские живописцы XIX века). — ISBN 5-7370-0212-8.
  • Петров В. А. Исаак Левитан. — М.: Белый город, 2000. — ISBN 5-7793-0250-2.
  • Пророкова С. А. Левитан. — М.: Молодая гвардия, 1960. — 240 с. — (Жизнь замечательных людей).
  • Прытков В. А. Левитан. — М.: Издательство Академии художеств СССР, 1960. — 132 с.
  • Сергеев Е. К. Владимирка: дорога-памятник России. — М.: Ольга, 2004. — 367 с. — ISBN 9785902138020.
  • Турков А. М. Исаак Ильич Левитан. — М.: Искусство, 1974. — 160 с. — (Жизнь в искусстве).
  • Фёдоров-Давыдов А. А. Исаак Ильич Левитан. Жизнь и творчество. — М.: Искусство, 1966. — 403 с.
  • Шер Н. С. Рассказы о русских художниках. — М.: Детская литература, 1966. — 394 с.
  • Государственная Третьяковская галерея — каталог собрания / Я. В. Брук, Л. И. Иовлева. — М.: Красная площадь, 2001. — Т. 4: Живопись второй половины XIX века, книга 1, А—М. — 528 с. — ISBN 5-900743-56-X.
  • Исаак Ильич Левитан. Документы, материалы, библиография / А. А. Фёдоров-Давыдов. — М.: Искусство, 1966. — 240 с.

Ссылки

wikiredia.ru

Владимирка (картина) — Википедия

«Владимирка» — картина русского художника Исаака Левитана (1860—1900), написанная в 1892 году. Принадлежит Государственной Третьяковской галерее (инв. 1485). Размер — 79 × 123 см[1][2]. «Владимирка» — одна из трёх больших (по размеру) картин Левитана, написанных в первой половине 1890-х годов. Её вместе с двумя другими большими полотнами этого периода — «У омута» (1892) и «Над вечным покоем» (1894) — иногда называют «мрачной трилогией» Левитана[3].

Левитан начал работу над эскизами и этюдами к картине «Владимирка» в 1892 году, когда он несколько месяцев жил во Владимирской губернии. Он писал их с натуры, находясь у Владимирского тракта — грунтовой дороги, ведущей из Москвы на восток. В просторечии эта дорога называлась Владимиркой — в течение многих десятилетий по ней отправляли сосланных на каторгу заключённых[4]. Картина была написана в том же году в Москве[5]. В феврале 1893 года она была представлена на 21-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников»), открывшейся в Санкт-Петербурге, а затем, в марте, переехавшей в Москву[1][6]. В марте 1894 года Левитан передал полотно в дар Третьяковской галерее[7][8].

Художник Михаил Нестеров отмечал, что «Владимирка» могла быть «смело названа русским историческим пейзажем, коих в нашем искусстве немного»[9], а искусствовед Алексей Фёдоров-Давыдов писал, что эта картина — одно из лучших творений Левитана, «его всеми признанный шедевр», в котором «глубокое общественное содержание выражено органически пейзажно и непосредственно»[10].

Содержание

12 мая 1892 года Левитан вместе со своей спутницей, художницей Софьей Кувшинниковой, уехал из Москвы во Владимирскую губернию. Они поселились в деревне Городок, расположенной на реке Пекше, недалеко от станции Болдино Московско-Нижегородской железной дороги[11]. В письме Павлу Третьякову от 13 мая Левитан сообщал: «Поселился я в довольно милой местности и думаю поработать»[12]. Там же он провёл и лето 1892 года[13]. Ныне деревня Городок входит в состав деревни Пекша Петушинского района Владимирской области. Дом, в котором жил Левитан, впоследствии был превращён в дом-музей, но 22 августа 1999 года он был уничтожен пожаром[14].

  Картина «Владимирка» в Левитановском зале ГТГ

О том, как у Левитана зародилась идея написать полотно «Владимирка», рассказала Софья Кувшинникова. Как-то, возвращаясь с охоты, вышли они на старое Владимирское шоссе. Кувшинникова так описывала их впечатления: «Картина была полна удивительной тихой прелести. Длинное полотно дороги белеющей полосой убегало среди перелесков в синюю даль. Вдали на ней виднелись две фигурки богомолок, а старый покосившийся голубец со стёртой дождями иконкой говорил о давно забытой старине. Всё выглядело таким ласковым, уютным». И вдруг Левитан вспомнил, что это была именно та самая Владимирка. Сразу же вспомнились заключённые в кандалах, идущие по этой дороге в Сибирь[4][15][5]. В последующие дни художник неоднократно возвращался к этой дороге, чтобы писать этюд к будущей картине[16] — он завершил его в несколько сеансов[17]. После этого он уехал в Москву, чтобы как можно скорее написать задуманную им картину. Под свежим впечатлением от пейзажа, увиденного на старом Владимирском шоссе, работа над полотном шла быстро и вдохновенно[5]. Закончив картину, Левитан написал на ней её название — Володимiрка. Это было необычным для художника шагом — как правило, он названия на полотнах не надписывал[10].

Вместе с четырьмя другими произведениями Левитана, среди которых были «Лесистый берег, сумерки», «Лесной пожар», «Осень» и «Под вечер»[18], картина «Владимирка» (под названием «Владимирка, большая дорога») экспонировалась на 21-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников»), открывшейся в феврале 1893 года в Санкт-Петербурге, а в марте переехавшей в Москву[18][6]. Петербургская критика практически не писала о пейзажной части выставки, только в «Петербургской газете» (№ 47 за 18 февраля 1893 года) было отмечено, что для неё были подобраны «самые неприглядные „серые“ мотивы», а подписавшийся псевдонимом Л. Х. автор статьи восклицал: «Что может быть скучнее „Владимирки. Большой дороги“ г. Левитана…»[19]. После переезда выставки в Москву в прессе появилось больше отзывов о картине, значительная часть которых была положительной, — в частности, похвальные отзывы написали Владимир Сизов, Владимир Грингмут («Московские ведомости») и Михаил Корелин («Русская мысль»)[20].

Несмотря на положительные отзывы, во время выставки полотно куплено не было. Через год, в марте 1894 года, Левитан подарил картину Третьяковской галерее[21] — в письме к Павлу Третьякову от 11 марта 1894 года он писал: «„Владимирка“, вероятно, на днях вернётся с выставки, и возьмите её и успокойте меня и её»[7][8].

Владимирка — так в просторечии называли Владимирский тракт, грунтовую дорогу из Москвы на восток, в сторону Владимира, печально известную тем, что в течение многих десятилетий вдоль неё пеше-этапным порядком отправляли сосланных на каторгу в Сибирь заключённых. К концу XIX века, когда была написана картина, заключённых уже отправляли на поездах[22].

На картине изображена бескрайняя равнина с пролегающей по ней дорогой, которая протянулась от переднего плана в глубину, проходя через поля, мимо перелесков и селений, и теряясь в синей дымке у самого горизонта. Узкие тропинки, протоптанные вдоль дороги по обеим сторонам, подчёркивают её протяжённость. Помимо этого, через всё полотно слева направо проходит ещё одна тропинка. Пересекая дорогу, она замедляет движение взгляда зрителя и направляет его на придорожный столбик-голубец, рядом с которым с котомкой за плечами стоит странница-богомолка[10][23]. Пустынность дороги, нависшие над ней облака, одинокая фигура странницы, обратившейся с молитвой к иконе на столбике-голубце, — всё это создаёт тревожную и тягостную атмосферу, навеянную мыслями о проходивших здесь тысячах заключённых. И только солнечный просвет у горизонта, да белеющая вдали церковь олицетворяют собой луч надежды[23][24][25].

Фрагменты картины «Владимирка»

Белая церковь у горизонта

Странница у столбика-голубца

Подпись И. И. Левитана

Цветовая тональность пейзажа определяется приглушёнными красками, использованными для изображения серого сумрачного дня. Из этой колористической гаммы не выбиваются светлые тона, которыми написаны белая церковь и жёлтая полоса спеющей ржи у горизонта. Несмотря на приглушённость палитры, художнику удаётся не растерять богатство и многообразие цветов, «он сохраняет все краски природы, но вводит их в пейзаж сгармонированными, приведёнными к единой тональности». Левитан достигает этого, используя тончайшие переходы между тонами, а также взаимное проникновение разных цветов. Найденный им колорит в значительной степени определяет создаваемое этим пейзажем настроение[26].

Эскизы, этюды и повторенияПравить

Одноимённый этюд для картины «Владимирка» (картон, масло, 1892, 10 × 16,5 см) находился в собрании московского коллекционера А. М. Колударова, побывав перед этим в собраниях Н. В. Мещерина и Н. Ю. Кислицина[1][27].

  И. И. Левитан. Владимирка (этюд, 1892, частное собрание)

Также известно, что существовал одноимённый эскиз картины «Владимирка», подаренный Левитаном Михаилу Чехову — младшему брату Антона Павловича. На лицевой стороне эскиза была нанесена авторская надпись — «Будущему прокурору Михаилу Павловичу Чехову. И. Левитан»[1][27]. Левитан в шутку назвал будущего писателя и критика «прокурором», поскольку тот в течение нескольких лет учился на юридическом факультете Московского университета[28][29]. Писатель Иван Белоусов вспоминал, что как-то, увидев этот эскиз у Михаила Чехова, он начал его хвалить, но по реакции последнего понял, что тот обиделся на Левитана из-за сделанной надписи: «он как бы делал намёк на будущее — вот, дескать, по какой дорожке ты будешь посылать людей, закованных в кандалы, когда будешь прокурором». Увидев, что эскиз понравился Белоусову, Михаил Чехов предложил ему взять его в подарок, а на возражение, что он уже один раз был подарен, ответил, что с такой надписью он иметь его не хочет. С тех пор этот эскиз находился в собрании Белоусова, но впоследствии был утерян «во время переездов с одной квартиры на другую»[30]. В настоящее время местонахождение этого эскиза неизвестно[1].

Известно также о существовании одноимённого уменьшенного повторения-варианта картины «Владимирка» (1890-е годы, 50,5 × 80,2 см), которое находилось в собрании З. З. Рабинович. Изначально это повторение было выполнено по заказу врача и коллекционера И. И. Трояновского, а затем побывало в собраниях А. Н. Ляпунова (с 1917 года), Е. Н. Опочинина (с 1922 года) и И. И. Ильина-Гольдмана[1][31].

Художник Михаил Нестеров в своей книге «Давние дни» вспоминал, что он любил «Владимирку» Левитана, считая её равноценной как по замыслу, так и по совершенству исполнения. По его мнению, эта картина могла быть «смело названа русским историческим пейзажем, коих в нашем искусстве немного»[9]. В письме к искусствоведу Владимиру Кеменову от 10 октября 1938 года Нестеров писал, что в картине «Владимирка» «счастливо сочетались историческая быль с завершённым, законченным мастерством» и что, по его мнению, это полотно является «одним из самых зрелых созданий художника»[32].

В своей монографии о Левитане искусствовед Алексей Фёдоров-Давыдов писал, что «Владимирка» — одно из лучших творений художника, «его всеми признанный шедевр». Замечательность этого полотна он находил в том, что его «глубокое общественное содержание выражено органически пейзажно и непосредственно». Согласно Фёдорову-Давыдову, в этой картине Левитан создаёт образ природы привычным ему путём, раскрывая богатое внутреннее содержание в самых обычных вещах, через «самый простой и заурядный мотив равнины с уходящей вдаль дорогой»[33]. Составляющий основу изображения мотив дороги действенным образом вовлекает зрителя в глубину пейзажа и тем самым постепенно раскрывает его внутреннее содержание[10].

  А. А. Иванов. Аппиева дорога при закате солнца (холст, масло, 44 × 61 см, 1845, ГТГ)

Искусствовед Фаина Мальцева отмечала, что «Владимирка» стала подлинным документом эпохи, и её значение в русском реалистическом искусстве 1890-х годов трудно переоценить[26]. По словам Мальцевой, произведение Левитана было наполнено чувством скорби и пафосом гражданственности, причём художнику удалось достичь этого, «не поступившись красотой русской природы, не умалив поэтической прелести и величественности её образа». Тем самым «Владимирка» представляет собой «лучшее свидетельство огромных завоеваний, достигнутых передовыми русскими пейзажистами»[34].

По мнению искусствоведа Владимира Петрова, «Владимирка» относится к тому «редкому типу полифонического „исторического пейзажа“», который в истории русской живописи можно сравнить разве что с полотном Александра Иванова «Аппиева дорога при закате солнца», написанным в 1845 году. Но есть между ними и существенная разница: в то время как ива́новская «Аппиева дорога» заставляет думать о судьбах Римской империи, левитановская «Владимирка», изображающая дорогу, по которой прошли тысячи арестантов, «воспринимается как некий шрам, нанесённый историей многострадального народа на прекрасное лицо его земли»[35][25].

Писатель Корней Чуковский после посещения выставки Левитана писал: «Полюбуйтесь его „Владимиркой“. Какая жадная даль, какое бешенство её размаха! Вдохновенна, опьяняющая, манящая ширь…» Проводя параллель с печально известным Владимирским трактом, Чуковский задавал вопрос: «Нельзя ли этой Владимиркой символизировать всё творчество славного художника, с его спокойным и примирённым сознанием безысходности всех фаустовских порывов человеческого духа?»[36]

  1. ↑ 1 2 3 4 5 6 Каталог ГТГ, т. 4, кн. 1, 2001, с. 360.
  2. ↑ Левитан Исаак Ильич — Владимирка (HTML). Государственная Третьяковская галерея — www.tretyakovgallery.ru. Проверено 15 июня 2017.
  3. ↑ Исаак Ильич Левитан — Лучшие картины, пейзажи — У омута, 1892 (HTML). isaak-levitan.ru. Проверено 28 июня 2017. Архивировано 7 октября 2012 года.
  4. ↑ 1 2 А. М. Турков, 1974, с. 74.
  5. ↑ 1 2 3 Н. С. Шер, 1966, с. 378.
  6. ↑ 1 2 А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 374.
  7. ↑ 1 2 С. А. Пророкова, 1960, с. 134.
  8. ↑ 1 2 И. И. Левитан, 1956, с. 44.
  9. ↑ 1 2 М. В. Нестеров, 1986, с. 409.
  10. ↑ 1 2 3 4 А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 163.
  11. ↑ И. И. Левитан, 1966, с. 45—46.
  12. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 52—53.
  13. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 26.
  14. ↑ Е. К. Сергеев, 2004, с. 316.
  15. ↑ В. А. Прытков, 1960, с. 7—8.
  16. ↑ А. М. Турков, 1974, с. 74—75.
  17. ↑ С. А. Пророкова, 1960, с. 132.
  18. ↑ 1 2 И. И. Левитан, 1966, с. 46.
  19. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 169, 374.
  20. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 169.
  21. ↑ И. И. Левитан, 1966, с. 48.
  22. ↑ В. А. Петров, 1992, с. 81.
  23. ↑ 1 2 Ф. С. Мальцева, 2002, с. 26—27.
  24. ↑ В. А. Петров, 1992, с. 82.
  25. ↑ 1 2 В. А. Петров, 2000, с. 59.
  26. ↑ 1 2 Ф. С. Мальцева, 2002, с. 27.
  27. ↑ 1 2 И. И. Левитан, 1966, с. 106.
  28. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 166.
  29. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 53.
  30. ↑ С. А. Пророкова, 1960, с. 134—135.
  31. ↑ И. И. Левитан, 1966, с. 131.
  32. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 27, 53.
  33. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 162.
  34. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 28.
  35. ↑ В. А. Петров, 1992, с. 84.
  36. ↑ К. И. Чуковский. Воспоминания о выставке Левитана (HTML). isaak-levitan.ru. Проверено 27 июня 2017. Архивировано 7 октября 2012 года.
  • Левитан И. И. Письма, документы, воспоминания / А. А. Фёдоров-Давыдов. — М.: Искусство, 1956. — 335 с.
  • Мальцева Ф. С. Мастера русского пейзажа. Вторая половина XIX века. Часть 4. — М.: Искусство, 2002. — 84 с. — ISBN 9785210013484.
  • Нестеров М. В. Давние дни: воспоминания, очерки, письма. — Уфа: Башкирское книжное издательство, 1986. — 559 с.
  • Петров В. А. Исаак Ильич Левитан. — СПб.: Художник России, 1992. — 200 с. — (Русские живописцы XIX века). — ISBN 5-7370-0212-8.
  • Петров В. А. Исаак Левитан. — М.: Белый город, 2000. — ISBN 5-7793-0250-2.
  • Пророкова С. А. Левитан. — М.: Молодая гвардия, 1960. — 240 с. — (Жизнь замечательных людей).
  • Прытков В. А. Левитан. — М.: Издательство Академии художеств СССР, 1960. — 132 с.
  • Сергеев Е. К. Владимирка: дорога-памятник России. — М.: Ольга, 2004. — 367 с. — ISBN 9785902138020.
  • Турков А. М. Исаак Ильич Левитан. — М.: Искусство, 1974. — 160 с. — (Жизнь в искусстве).
  • Фёдоров-Давыдов А. А. Исаак Ильич Левитан. Жизнь и творчество. — М.: Искусство, 1966. — 403 с.
  • Шер Н. С. Рассказы о русских художниках. — М.: Детская литература, 1966. — 394 с.
  • Государственная Третьяковская галерея — каталог собрания / Я. В. Брук, Л. И. Иовлева. — М.: Красная площадь, 2001. — Т. 4: Живопись второй половины XIX века, книга 1, А—М. — 528 с. — ISBN 5-900743-56-X.
  • Исаак Ильич Левитан. Документы, материалы, библиография / А. А. Фёдоров-Давыдов. — М.: Искусство, 1966. — 240 с.

ru-m.wiki.ng

Владимирка (картина) Вики

«Владимирка» — картина русского художника Исаака Левитана (1860—1900), написанная в 1892 году. Принадлежит Государственной Третьяковской галерее (инв. 1485). Размер — 79 × 123 см[1][2]. «Владимирка» — одна из трёх больших (по размеру) картин Левитана, написанных в первой половине 1890-х годов. Её вместе с двумя другими большими полотнами этого периода — «У омута» (1892) и «Над вечным покоем» (1894) — иногда называют «мрачной трилогией» Левитана[3].

Левитан начал работу над эскизами и этюдами к картине «Владимирка» в 1892 году, когда он несколько месяцев жил во Владимирской губернии. Он писал их с натуры, находясь у Владимирского тракта — грунтовой дороги, ведущей из Москвы на восток. В просторечии эта дорога называлась Владимиркой — в течение многих десятилетий по ней отправляли сосланных на каторгу заключённых[4]. Картина была написана в том же году в Москве[5]. В феврале 1893 года она была представлена на 21-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников»), открывшейся в Санкт-Петербурге, а затем, в марте, переехавшей в Москву[1][6]. В марте 1894 года Левитан передал полотно в дар Третьяковской галерее[7][8].

Художник Михаил Нестеров отмечал, что «Владимирка» могла быть «смело названа русским историческим пейзажем, коих в нашем искусстве немного»[9], а искусствовед Алексей Фёдоров-Давыдов писал, что эта картина — одно из лучших творений Левитана, «его всеми признанный шедевр», в котором «глубокое общественное содержание выражено органически пейзажно и непосредственно»[10].

История[ | код]

12 мая 1892 года Левитан вместе со своей спутницей, художницей Софьей Кувшинниковой, уехал из Москвы во Владимирскую губернию. Они поселились в деревне Городок, расположенной на реке Пекше, недалеко от станции Болдино Московско-Нижегородской железной дороги[11]. В письме Павлу Третьякову от 13 мая Левитан сообщал: «Поселился я в довольно милой местности и думаю поработать»[12]. Там же он провёл и лето 1892 года[13]. Ныне деревня Городок входит в состав деревни Пекша Петушинского района Владимирской области. Дом, в котором жил Левитан, впоследствии был превращён в дом-музей, но 22 августа 1999 года он был уничтожен пожаром[14].

Картина «Владимирка» в Левитановском зале ГТГ

О том, как у Левитана зародилась идея написать полотно «Владимирка», рассказала Софья Кувшинникова. Как-то, возвращаясь с охоты, вышли они на старое Владимирское шоссе. Кувшинникова так описывала их впечатления: «Картина была полна удивительной тихой прелести. Длинное полотно дороги белеющей полосой убегало среди перелесков в синюю даль. Вдали на ней виднелись две фигурки богомолок, а старый покосившийся голубец со стёртой дождями иконкой говорил о давно забытой старине. Всё выглядело таким ласковым, уютным». И вдруг Левитан вспомнил, что это была именно та самая Владимирка. Сразу же вспомнились заключённые в кандалах, идущие по этой дороге в Сибирь[4][15][5]. В последующие дни художник неоднократно возвращался к этой дороге, чтобы писать этюд к будущей картине[16] — он завершил его в несколько сеансов[17]. После этого он уехал в Москву, чтобы как можно скорее написать задуманную им картину. Под свежим впечатлением от пейзажа, увиденного на старом Владимирском шоссе, работа над полотном шла быстро и вдохновенно[5]. Закончив картину, Левитан написал на ней её название — Володимiрка. Это было необычным для художника шагом — как правило, он названия на полотнах не надписывал[10].

Вместе с четырьмя другими произведениями Левитана, среди которых были «Лесистый берег, сумерки», «Лесной пожар», «Осень» и «Под вечер»[18], картина «Владимирка» (под названием «Владимирка, большая дорога») экспонировалась на 21-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников»), открывшейся в феврале 1893 года в Санкт-Петербурге, а в марте переехавшей в Москву[18][6]. Петербургская критика практически не писала о пейзажной части выставки, только в «Петербургской газете» (№ 47 за 18 февраля 1893 года) было отмечено, что для неё были подобраны «самые неприглядные „серые“ мотивы», а подписавшийся псевдонимом Л. Х. автор статьи восклицал: «Что может быть скучнее „Владимирки. Большой дороги“ г. Левитана…»[19]. После переезда выставки в Москву в прессе появилось больше отзывов о картине, значительная часть которых была положительной, — в частности, похвальные отзывы написали Владимир Сизов, Владимир Грингмут («Московские ведомости») и Михаил Корелин («Русская мысль»)[20].

Несмотря на положительные отзывы, во время выставки полотно куплено не было. Через год, в марте 1894 года, Левитан подарил картину Третьяковской галерее[21] — в письме к Павлу Третьякову от 11 марта 1894 года он писал: «„Владимирка“, вероятно, на днях вернётся с выставки, и возьмите её и успокойте меня и её»[7][8].

Описание[ | код]

Владимирка — так в просторечии называли Владимирский тракт, грунтовую дорогу из Москвы на восток, в сторону Владимира, печально известную тем, что в течение многих десятилетий вдоль неё пеше-этапным порядком отправляли сосланных на каторгу в Сибирь заключённых. К концу XIX века, когда была написана картина, заключённых уже отправляли на поездах[22].

На картине изображена бескрайняя равнина с пролегающей по ней дорогой, которая протянулась от переднего плана в глубину, проходя через поля, мимо перелесков и селений, и теряясь в синей дымке у самого горизонта. Узкие тропинки, протоптанные вдоль дороги по обеим сторонам, подчёркивают её протяжённость. Помимо этого, через всё полотно слева направо проходит ещё одна тропинка. Пересекая дорогу, она замедляет движение взгляда зрителя и направляет его на придорожный столбик-голубец, рядом с которым с котомкой за плечами стоит странница-богомолка[10][23]. Пустынность дороги, нависшие над ней облака, одинокая фигура странницы, обратившейся с молитвой к иконе на столбике-голубце, — всё это создаёт тревожную и тягостную атмосферу, навеянную мыслями о проходивших здесь тысячах заключённых. И только солнечный просвет у горизонта, да белеющая вдали церковь олицетворяют собой луч надежды[23][24][25].

Фрагменты картины «Владимирка»

Белая церковь у горизонта

Странница у столбика-голубца

Подпись И. И. Левитана

Цветовая тональность пейзажа определяется приглушёнными красками, использованными для изображения серого сумрачного дня. Из этой колористической гаммы не выбиваются светлые тона, которыми написаны белая церковь и жёлтая полоса спеющей ржи у горизонта. Несмотря на приглушённость палитры, художнику удаётся не растерять богатство и многообразие цветов, «он сохраняет все краски природы, но вводит их в пейзаж сгармонированными, приведёнными к единой тональности». Левитан достигает этого, используя тончайшие переходы между тонами, а также взаимное проникновение разных цветов. Найденный им колорит в значительной степени определяет создаваемое этим пейзажем настроение[26].

Эскизы, этюды и повторения[ | код]

Одноимённый этюд для картины «Владимирка» (картон, масло, 1892, 10 × 16,5 см) находился в собрании московского коллекционера А. М. Колударова, побывав перед этим в собраниях Н. В. Мещерина и Н. Ю. Кислицина[1][27].

И. И. Левитан. Владимирка (этюд, 1892, частное собрание)

Также известно, что существовал одноимённый эскиз картины «Владимирка», подаренный Левитаном Михаилу Чехову — младшему брату Антона Павловича. На лицевой стороне эскиза была нанесена авторская надпись — «Будущему прокурору Михаилу Павловичу Чехову. И. Левитан»[1][27]. Левитан в шутку назвал будущего писателя и критика «прокурором», поскольку тот в течение нескольких лет учился на юридическом факультете Московского университета[28][29]. Писатель Иван Белоусов вспоминал, что как-то, увидев этот эскиз у Михаила Чехова, он начал его хвалить, но по реакции последнего понял, что тот обиделся на Левитана из-за сделанной надписи: «он как бы делал намёк на будущее — вот, дескать, по какой дорожке ты будешь посылать людей, закованных в кандалы, когда будешь прокурором». Увидев, что эскиз понравился Белоусову, Михаил Чехов предложил ему взять его в подарок, а на возражение, что он уже один раз был подарен, ответил, что с такой надписью он иметь его не хочет. С тех пор этот эскиз находился в собрании Белоусова, но впоследствии был утерян «во время переездов с одной квартиры на другую»[30]. В настоящее время местонахождение этого эскиза неизвестно[1].

Известно также о существовании одноимённого уменьшенного повторения-варианта картины «Владимирка» (1890-е годы, 50,5 × 80,2 см), которое находилось в собрании З. З. Рабинович. Изначально это повторение было выполнено по заказу врача и коллекционера И. И. Трояновского, а затем побывало в собраниях А. Н. Ляпунова (с 1917 года), Е. Н. Опочинина (с 1922 года) и И. И. Ильина-Гольдмана[1][31].

Отзывы[ | код]

Художник Михаил Нестеров в своей книге «Давние дни» вспоминал, что он любил «Владимирку» Левитана, считая её равноценной как по замыслу, так и по совершенству исполнения. По его мнению, эта картина могла быть «смело названа русским историческим пейзажем, коих в нашем искусстве немного»[9]. В письме к искусствоведу Владимиру Кеменову от 10 октября 1938 года Нестеров писал, что в картине «Владимирка» «счастливо сочетались историческая быль с завершённым, законченным мастерством» и что, по его мнению, это полотно является «одним из самых зрелых созданий художника»[32].

В своей монографии о Левитане искусствовед Алексей Фёдоров-Давыдов писал, что «Владимирка» — одно из лучших творений художника, «его всеми признанный шедевр». Замечательность этого полотна он находил в том, что его «глубокое общественное содержание выражено органически пейзажно и непосредственно». Согласно Фёдорову-Давыдову, в этой картине Левитан создаёт образ природы привычным ему путём, раскрывая богатое внутреннее содержание в самых обычных вещах, через «самый простой и заурядный мотив равнины с уходящей вдаль дорогой»[33]. Составляющий основу изображения мотив дороги действенным образом вовлекает зрителя в глубину пейзажа и тем самым постепенно раскрывает его внутреннее содержание[10].

А. А. Иванов. Аппиева дорога при закате солнца (холст, масло, 44 × 61 см, 1845, ГТГ)

Искусствовед Фаина Мальцева отмечала, что «Владимирка» стала подлинным документом эпохи, и её значение в русском реалистическом искусстве 1890-х годов трудно переоценить[26]. По словам Мальцевой, произведение Левитана было наполнено чувством скорби и пафосом гражданственности, причём художнику удалось достичь этого, «не поступившись красотой русской природы, не умалив поэтической прелести и величественности её образа». Тем самым «Владимирка» представляет собой «лучшее свидетельство огромных завоеваний, достигнутых передовыми русскими пейзажистами»[34].

По мнению искусствоведа Владимира Петрова, «Владимирка» относится к тому «редкому типу полифонического „исторического пейзажа“», который в истории русской живописи можно сравнить разве что с полотном Александра Иванова «Аппиева дорога при закате солнца», написанным в 1845 году. Но есть между ними и существенная разница: в то время как ива́новская «Аппиева дорога» заставляет думать о судьбах Римской империи, левитановская «Владимирка», изображающая дорогу, по которой прошли тысячи арестантов, «воспринимается как некий шрам, нанесённый историей многострадального народа на прекрасное лицо его земли»[35][25].

Писатель Корней Чуковский после посещения выставки Левитана писал: «Полюбуйтесь его „Владимиркой“. Какая жадная даль, какое бешенство её размаха! Вдохновенна, опьяняющая, манящая ширь…» Проводя параллель с печально известным Владимирским трактом, Чуковский задавал вопрос: «Нельзя ли этой Владимиркой символизировать всё творчество славного художника, с его спокойным и примирённым сознанием безысходности всех фаустовских порывов человеческого духа?»[36]

См. также[ | код]

Примечания[ | код]

  1. ↑ 1 2 3 4 5 6 Каталог ГТГ, т. 4, кн. 1, 2001, с. 360.
  2. ↑ Левитан Исаак Ильич — Владимирка (HTML). Государственная Третьяковская галерея — www.tretyakovgallery.ru. Проверено 15 июня 2017.
  3. ↑ Исаак Ильич Левитан — Лучшие картины, пейзажи — У омута, 1892 (HTML). isaak-levitan.ru. Проверено 28 июня 2017. Архивировано 7 октября 2012 года.
  4. ↑ 1 2 А. М. Турков, 1974, с. 74.
  5. ↑ 1 2 3 Н. С. Шер, 1966, с. 378.
  6. ↑ 1 2 А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 374.
  7. ↑ 1 2 С. А. Пророкова, 1960, с. 134.
  8. ↑ 1 2 И. И. Левитан, 1956, с. 44.
  9. ↑ 1 2 М. В. Нестеров, 1986, с. 409.
  10. ↑ 1 2 3 4 А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 163.
  11. ↑ И. И. Левитан, 1966, с. 45—46.
  12. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 52—53.
  13. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 26.
  14. ↑ Е. К. Сергеев, 2004, с. 316.
  15. ↑ В. А. Прытков, 1960, с. 7—8.
  16. ↑ А. М. Турков, 1974, с. 74—75.
  17. ↑ С. А. Пророкова, 1960, с. 132.
  18. ↑ 1 2 И. И. Левитан, 1966, с. 46.
  19. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 169, 374.
  20. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 169.
  21. ↑ И. И. Левитан, 1966, с. 48.
  22. ↑ В. А. Петров, 1992, с. 81.
  23. ↑ 1 2 Ф. С. Мальцева, 2002, с. 26—27.
  24. ↑ В. А. Петров, 1992, с. 82.
  25. ↑ 1 2 В. А. Петров, 2000, с. 59.
  26. ↑ 1 2 Ф. С. Мальцева, 2002, с. 27.
  27. ↑ 1 2 И. И. Левитан, 1966, с. 106.
  28. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 166.
  29. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 53.
  30. ↑ С. А. Пророкова, 1960, с. 134—135.
  31. ↑ И. И. Левитан, 1966, с. 131.
  32. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 27, 53.
  33. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 162.
  34. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 28.
  35. ↑ В. А. Петров, 1992, с. 84.
  36. ↑ К. И. Чуковский. Воспоминания о выставке Левитана (HTML). isaak-levitan.ru. Проверено 27 июня 2017. Архивировано 7 октября 2012 года.

Литература[ | код]

  • Левитан И. И. Письма, документы, воспоминания / А. А. Фёдоров-Давыдов. — М.: Искусство, 1956. — 335 с.
  • Мальцева Ф. С. Мастера русского пейзажа. Вторая половина XIX века. Часть 4. — М.: Искусство, 2002. — 84 с. — ISBN 9785210013484.
  • Нестеров М. В. Давние дни: воспоминания, очерки, письма. — Уфа: Башкирское книжное издательство, 1986. — 559 с.
  • Петров В. А. Исаак Ильич Левитан. — СПб.: Художник России, 1992. — 200 с. — (Русские живописцы XIX века). — ISBN 5-7370-0212-8.
  • Петров В. А. Исаак Левитан. — М.: Белый город, 2000. — ISBN 5-7793-0250-2.
  • Пророкова С. А. Левитан. — М.: Молодая гвардия, 1960. — 240 с. — (Жизнь замечательных людей).
  • Прытков В. А. Левитан. — М.: Издательство Академии художеств СССР, 1960. — 132 с.
  • Сергеев Е. К. Владимирка: дорога-памятник России. — М.: Ольга, 2004. — 367 с. — ISBN 9785902138020.
  • Турков А. М. Исаак Ильич Левитан. — М.: Искусство, 1974. — 160 с. — (Жизнь в искусстве).
  • Фёдоров-Давыдов А. А. Исаак Ильич Левитан. Жизнь и творчество. — М.: Искусство, 1966. — 403 с.
  • Шер Н. С. Рассказы о русских художниках. — М.: Детская литература, 1966. — 394 с.
  • Государственная Третьяковская галерея — каталог собрания / Я. В. Брук, Л. И. Иовлева. — М.: Красная площадь, 2001. — Т. 4: Живопись второй половины XIX века, книга 1, А—М. — 528 с. — ISBN 5-900743-56-X.
  • Исаак Ильич Левитан. Документы, материалы, библиография / А. А. Фёдоров-Давыдов. — М.: Искусство, 1966. — 240 с.

Ссылки[ | код]

ru.wikibedia.ru


Смотрите также