Мурнау в картинках. Часть вторая. Явленский и Верёвкина. Явленский картины


Алексей фон Явленский. Художники-экспрессионисты. Биографии. Картины

Алексей Георгиевич Явленский. 1864-1941 г.

Немецкий художник-экспрессионист, русского происхождения.

0   Большая часть жизни и творчества русского художника-экспрессиониста Алексея Георгиевича Явленского связана с Германией, он даже добавил к своей фамилии аристократическую приставку «фон», при этом, официальных изменений в биографические данные не вносилось.

Родился Алексей Явленский 13 (25) марта 1864 в Тверской губернии, по одним источникам в Торжке, по другим – в Кузлово. Практически с детского возраста он начал обучение профессии военного, для чего был определен в кадетский корпус в Москве, а в 1887 окончил Александровское военное училище. Во время учебы понял, что его призвание – живопись, но порвать семейную традицию, и посвятить себя искусству, в то время не решался. С карьерой военного было покончено в 1896-м, в звании штабс-капитана он покидает крепостной пехотный батальон в Кронштадте, и вместе с гражданской супругой Марианной Веревкиной переезжает в Мюнхен.

Воинская служба не стала помехой для обучения живописи, – в 1890 Явленский зачислен в Академию художеств, а его преподавателем становится И. Репин; в его классе состоялось знакомство с будущей женой, а также созрело протестное настроение из-за недовольства системой преподавания. Художник увлекся Веревкиной, ее авангардным искусством, при этом Репин все больше терял в его глазах авторитет.

Художественное образование было продолжено в школе Ашбе, где состоялось знакомство с Кандинским, вскоре переросшее в дружбу.

В этот период Явленский ищет способы создать цветовую гармонию в своих произведениях, в работах превалируют темные тона, а приоритетные направления – пейзажи и натюрморты. Мюнхенский реализм, в стиле которого художник работал некоторое время, стал меняться в 1905 и, после знакомства с Матиссом, в работах появилось подражание Ван Гогу и другим французским живописцам. Начинаются поиски, связанные с областью цвета, но главное для него – это насыщение искусства эмоциями, т. к., по его мнению, это определяло искусство будущего.

После 1908 в стиле работ Явленского начинают появляться признаки индивидуальности, в цветовой гамме произведений ощущается самобытность, а художественная манера выделяется динамичностью и выразительностью линий.

45   В следующем году творческая биография художника пополняется очередным событием: совместно с группой единомышленников создается «Новое художественное общество – Мюнхен», где он и Кандинский – главные организаторы.

Внутренние противоречия Явленского, непрестанный поиск собственного пути в искусстве, достигли апогея к 1911, теперь его картины стали «полыхать» яркими красками, а сочетание цветов стало подчеркнуто резким, но зато, рождался художник нового стиля. Вскоре появились и его оригинальные «головы».

После распада мюнхенского художественного общества, Явленский становится участником «Синего всадника», и экспонирует свои работы на выставках группы.

В 1914, после начала войны художник перебирается в спокойную Швейцарию, и обосновывается в селении Сан-Пре. Для его творчества этот год знаковый: формируется художественная манера, мир его живописи не нуждается в конкретных деталях, а также подробностях. Обобщение образов он именует «вариациями», и производит их деление на пейзажи, натюрморты, и свое детище – «головы».

На стыке 1918-1919 гг., в картинах Явленского можно найти признаки кубизма, увеличивается линейность, а краски, еще недавно яркие и полыхающие, гаснут.

В 1919 художник окончательно прекратил отношения с Веревкиной, а с 1921-го и до самой смерти жил со своей возлюбленной – Еленой Незнакомовой, родившей ему в 1902 сына. Местом их постоянного жительства стал Висбаден.

29 Совместно с художниками-экспрессионистами, исповедовавшими общие ценности, Явленский создает в 1924 объединение «Синяя четверка», избравшее синий цвет как символ прозрения души, идеал свободы и человеческой мечты. Просуществовала группа недолго, но ее картины выставлялись во многих городах Германии и США. В этот период мастер продолжает «конструирование» голов и, уменьшая количество выразительных средств, добивается углубления их возможностей.

Наиболее важным, как в плане творчества, так и духовного совершенствования, считается последнее десятилетие жизни Явленского. Правда, это и время наиболее драматических событий, связанных с ограниченной возможностью писать картины (болезнь глаз, артрит), запрещение нацистов участвовать в выставках, конфискация работ.

Созданные в этот период произведения представляют венец его творчества, среди которых «Медитация» – серия портретов, исполненных в абстрактной манере, а также «Лицо Спасителя».

Умер художник в Висбадене в 1941, где проживал последние двадцать лет.

Смотреть картины Алексея Явленского

expressionists.ru

Явленский Алексей Георгиевич Картины биография Jawlensky Alexej

Явленский Алексей Георгиевич — русский художник-экспрессионист, живший и работавший в Германии. Родился в 1864 году в городе Торжок. Окончил юнкерское военное училище, служил русским гвардейским офицером. Еще во время учебы в военном училище, а затем и службы вольноприходящим слушателем по возможности посещал класс Ильи Репина в Петербургской Академии художеств.

Явленский Натюрморт Натюрморт с яблоками и бутылкой,1900, частное собрание Явленский Шокко Шокко в красной шляпе, 1909, музей изящных искусств, Коламбус, Огайо Дама с пионами Дама с пионами, 1909, музей изящных искусств, Вупперталь, Германия Александр Сахаров Танцовщик Александр Сахаров,1909, Ленбаххаус, Германия

В начале 1890-х годов Явленский решил оставить военную службу и целиком посвятить себя искусству. В 1896 году он вместе с Василием Кандинским и своей гражданской женой Марианной Веревкиной стал заниматься в художественной студии Антона Ажбе в Германии близ Мюнхена. В 1902 году возлюбленная художника Елена Незнакомова родила художнику сына, которого родители назвали Андреем.

До 1908 года Явленский писал подражательные картины в стиле ван Гога, затем он развил свой собственный стиль цветовой гаммы, который активно использовал до начала Первой мировой войны. В 1909 году Явленский вместе с Василием Кандинским, Марианной Веревкиной, Габриэлем Мюнтером, Адольфом Эрбслехом и другими художниками стал одним их основателей группы "Новое мюнхенское художественное объединение".

Эта группа впоследствии распалась и отчасти преобразовалась в художественное объединение "Синий всадник", лидерами которой стали Кандинский, Марк, Макке. Явленский стал регулярно выставлять свои картины совместно с работами художников группы "Синий всадник". В 1914 году, после начала войны, Явленскому пришлось покинуть Германию и переселиться в Швейцарию. Здесь художник стал создавать свои пейзажные "Вариации" — цикл работ, посвященный ландшафтной тематике. Окончательно расставшись в 1919 году с Марианной Веревкиной, Явленский переехал в Висбаден, где женился на Елене Незнакомовой и прожил с ней всю оставшуюся жизнь. В Висбадене Явленский познакомился с коллекционером и меценатом Генрихом Кирхгофом, который стал оказывать художнику материальную поддержку.

Шокко Шокко, 1910,частное собрание Натурщица Сидящая натурщица, 1910, городская картинная галерея, Ленбаххаус, Германия Спящая Спящая, 1910, художественныймузей, Висконсин, Мичиган Девочка с красным бантом Девочка с красным бантом,1911, частное собрание Елена Незнакомова Елена Незнакомова, 1911,частная коллекция Обнаженная Обнаженная, 1912,Уолкер Арт Центр

В 1924 году Явленский совместно с Василием Кандинским, Паулем Клее и Лионелом Фейнингером основал объединение "Синяя четверка", проводившее свои выставки сначала в Германии, а затем в США. В 1937 году 72 работы Явленского были конфискованы нацистами, как и другие картины художников-экспрессионистов, входивших в список "Дегенеративное искусство". В 1938 году Явленский прекратил заниматься живописью. Алексей Георгиевич Явленский умер в 1941 году в Висбадене, похоронен на русском православном кладбище.

Пейзаж Пейзаж, 1910-е,частное собрание Вариация Вариация, 1915,частная коллекция Удивление Удивление, около 1919,Музей Нортона Саймона

smallbay.ru

Алексей Фон Явленский: картины, биография

Алексей Фон Явленский (1864-1941)

Имя художника Алексея Георгиевича Явленского, почитаемого многими как крупнейшего мастера 20 столетия, мало знакомо широкой публике; еще меньше о нем, русском, знают в России.

Последнее, возможно, коренится в том факте, что он окончательно покинул родину в 1914 году; связи прервались начавшейся первой мировой войной, а потом Явленский прижился на Западе, стал "своим" в кругу немецких художников. Безусловно, что, происходя из известных дворянских родов (среди его предков графы Ростопчины, поэтому в Германии художник добавлял приставку "фон" к своей фамилии), Явленский вряд ли смог принять революцию. Тем не менее духовного родства со своей родиной он никогда не порывал; он не только жил воспоминаниями о прошлом (кстати, в написанных им автобиографических записках "русским годам" отводится больше всего места и они более всего подробны), но оставался глубоко верующим, православным человеком. В Висбадене, где Явленский скончался, он похоронен на русском кладбище, приютившем немало сирот из России.

 

Находясь на перекрестке таких течений 20 века, как фовизм, экспрессионизм, конструктивизм и абстрактное искусство, Явленский, не обходя их стороной, оставался в них, как и в жизни, каким-то "гостем", стремясь к одиночеству и выработке собственных, часто крайне максималистских решений. В его наследии есть пейзажи и натюрморты, но больше всего его привлекали изображения голов, человеческих лиц, которые в конечном итоге стали преобладающей темой. Эти похожие в чем-то, но и меняющиеся лики, таинственные в своей непостижимой красоте, могут сравниваться только с иконописными, что для Алексея Явленского, конечно, не могло быть случайным.

Родившись близ Торжка, ребенком вместе с семьей Явленский попадает в 1874 году в Москву. По семейной традиции его отдают в кадетскую школу, потом в юнкерское училище. Только летом он выбирался в семейное Куслово, где двухэтажный дом старинной архитектуры стоял среди липовых аллей, цветников и хозяйственных построек. Так как отцу будущего художника приходилось как военному часто менять службу в гарнизонах, мальчик увидел Россию, полюбил ее просторы, краски, храмы, иконы. С шестнадцати лет в Москве он каждое воскресенье ходит в галерею Третьякова. После смерти отца семья перебирается в Петербург, Явленский начинает посещать классы Академии художеств. При нем осуществляются плодотворные перемены, на смену скучным профессорам, учившим рисовать гипсы, пришли А.И.Куинджи и И.Е.Репин. Правда, вкусы молодого человека еще не устоялись, и он мог любоваться в коллекции Д.П.Боткина Семирадскими, Похитоновыми, Мейсонье. У Репина дышать стало свободнее, проблемы колорита увлекли его именно там. Плюс ко всему имели особое значение музеи, в первую очередь Эрмитаж.

В мастерской Репина Алексей Явленский встретился с Марианной Веревкиной, дочерью известного генерала, вскоре скончавшегося. Вместе они решили поехать учиться, как многие русские, в Мюнхен. И в 1897 году они попадают к Антону Ашбе, известному педагогу, у которого тогда уже учились И.Э.Грабарь и Д.И.Кардовский. Вместе, настроенные крайне романтично, русские образовали подобие назарейского "Братства св. Луки". Вскоре к ним примкнул и Василий Кандинский. Явленский уже тогда считал, что "искусство не объясняет мир, что оно само — мир". Как и Кандинского, его влечет музыка, он становится поклонником Бетховена; в чем-то эти два выходца из России были схожи, однако Кандинский задумывал книгу "О духовном в искусстве", а Явленский теорий не любил. Ему думалось, как и многим тогда, что искусство будущего — искусство эмоциональное. Главное, что интересует живописца — "жизнь цвета".

От Ленбаха и Штука Явленский отказывается в пользу Ван Гога и Сезанна, Гогена и Ходлера. Большое значение имело знакомство с Матиссом в 1905 году в Париже. Там его приметил Сергей Дягилев, пригласивший на петербургскую выставку, где он на следующий год экспонировал работы вместе с В.А.Серовым, М.В.Добужинским, К.А.Сомовым. Однако ему было не по пути с художниками "Мира искусства". Явленский много путешествует, помимо Франции, часто посещает Италию и, конечно, без конца совершает наезды в Россию, где живут его мать и родные. Постепенно крепнет дружба с Кандинским. В 1908 году он вместе с Веревкиной живет в доме Кандинского и Габриэль Мюнтер в Мурнау.

Особое значение в жизни Явленского имела встреча с художником Эмилем Веркаде, бывшим другом Поля Гогена, ставшим впоследствии монахом монастыря в Бейроне. Веркаде не бросал живопись, хотел соединить новейшие стилистические искания с теологическими доктринами. Через Веркаде русский художник знакомится с другим сподвижником Гогена Полем Серюзье, основателем французской группы "Наби". Так Явленский познакомился с принципами символистского истолкования мира. Однако в отличие от Кандинского, который пошел к поискам абсолюта, он никогда не отрывался от натуры, пусть и метафорично ее преображая.

Кандинский привлек Явленского к организации "Новой ассоциации художников" в Мюнхене. Но чем больше Кандинский сближался с Францем Марком, тем больше удалялся от них Явленский. Те шли к созданию объединения "Синий всадник", Явленский нащупывал свой путь. В колористическом отношении работы 1911 года — самые экстатические по цвету. Краски полыхают, встречаясь в немыслимо дерзких сочетаниях, где киноварь спорит с веронезом, охра вторгается в берлинскую лазурь. Художественные критики сравнивали краски Явленского с византийскими мозаиками. Сравнение не самое удачное. Просто он, как и его знакомые и близкие ему по духу художники — Матисс, Кис ван Донген, Нольде, — шел к предельной интенсификации палитры, к ударным столкновениям красочных пятен. Делал все это Явленский, чтобы познать и выразить духовное начало своей души.

С 1914 года, когда он из-за войны вынужденно живет в Швейцарии, кантоне Во, появляются его знаменитые "вариации" (так назвал их сам художник). Это преимущественно пейзажи, натюрморты и, естественно, головы. Некоторые из ранних "голов" несомненно ведут происхождение от портретов и иногда сохраняют проблему сходства (портрет так называемой "Галки", художницы Эмми Шейер). Потом стали появляться обобщающие названия: "Испанка", "Фиолетовый тюрбан", "Лола". После знакомства с кубизмом нарастает линейность. Сильнее всего она ощущается к 1918-19 годам, когда гаснет волнующая чувственность ярких красок. Художника интересуют отвлеченные гармонии (композиция "Праформы"), Явленский считает, что "каждый находит в картине только то, что есть в его собственной душе".

В 1921 году художник переезжает в Висбаден. Вместе с друзьями, работающими в Баухаузе, с Кандинским и Клее, он, приглашая живущего в Висбадене Лионела Фейнингера, создает объединение "Синяя четверка" — невольное воспоминание о "Синем всаднике", да и, кроме того, указание на традицию истолкования голубого цвета как цвета мечты, духовности, как цвета фаустовского начала. Группу художники рассматривали как свободное объединение для пропаганды своего искусства. Висбаденский период отличается стремлением "конструировать" головы; колорит заметно высветлен, несколько цветных линий дают основные абрисы (всегда только анфас), поверх "плавают" несколько ярких пятен. Явленский говорил, что он ищет "новых средств не в расширении их выбора, но в их углублении". Что-то иногда напоминает композиции Пауля Клее. С 1930 года художник переходит к темным гармониям. Стиль получает эмблематический характер. Здесь вновь проявляется некая "иконность". Сами названия картин глубоко символичны: "Поэзия утра", "Карма", "Великая тайна", "Аврора". Болезнь глаз, грозившая слепотой, заставляет менять манеру. Он пишет жидкими, сильно разбавленными маслом красками, раскрашивая отдельные плоскости несколько небрежно, словно по памяти, не глядя. Но символичность образов не покидает его ("Сакральный час", "Пророк с Тибета"), Работал художник только для себя и еще, как сам говорил, для "своего Бога", работал в экстазе, со слезами на глазах. Немецкие друзья называли Явленского между собой "Иваном Карамазовым".

Отметим, что хотя Явленский делил свои картины несколько условно на "большие" и "маленькие", форматы их редко превышали шестьдесят сантиметров в высоту или ширину. Больше всего художник любил квадраты, умело вписывая в них овалы лиц. Последние свои работы, начиная с 1934 года, он называл "медитациями".

С приходом к власти фашистов искусство Явленского, как и следовало ожидать, было объявлено "отверженным и дегенеративным", с 1933 года ему запрещают выставляться и 72 работы конфискуются.

Искусство Алексея Явленского не может не привлечь внимания. В нем много красочной зрелищности и, главное, высокой духовности.

В.Турчин

Сто памятных дат. Художественный календарь на 1991 год.

Картины Явленский

Die_Fabrik

Комментарии пользователей Facebook и ВКонтакте. Выскажи мнение.

Последние материалы в этом разделе:

↓↓ Ниже смотрите на тематическое сходство (Похожие материалы) ↓↓

www.artcontext.info

Алексей фон Явленский: немецкий художник, выходец из России

Художник Алексей фон Явленский родился 13 марта 1864 года в Торжке,умер 15 марта 1941 года в Висбадене. Его имя гораздо лучше известноза пределами России, чем на родине.

«Немецкий художник, выходец из России» или наоборот: «русский художник, один из ярких представителей немецкого экспрессионизма» - так характеризуют Алексея Явленского энциклопедические словари. Художник большую часть жизни прожил за границей, и его имя гораздо лучше известно за пределами России, чем на родине. Явленский создал более трех с половиной тысяч произведений, его работы хранятся во многих музеях и частных коллекциях Европы и Америки, но в российских собраниях их не больше двух десятков. В то же время, чем дольше Явленский жил в Европе, тем явственней проявлялась глубинная связь его творчества с русской культурой.

        Женщина с пионами. 1909 г.                                      Шокко. 1910 г.

Алексей Георгиевич Явленский, потомок графов Растопчиных, родился в 1864 г. в Торжке (Тверская губерния). Отец его был полковником, и Явленский, хотя с 15-ти лет увлекался живописью, начал в Москве свою карьеру как военный. Однако узнав, что в Санкт-Петербурге офицеры могут по особому разрешению учиться в художественной школе, он поступил в 1889 г. в Петербургскую Академию художеств, где стал учеником И. Репина. В 1891 г. он познакомился с одной из подопечных Репина Марианной Веревкиной (1860-1938). Веревкина была ненамного старше Явленского, но в ней уже чувствовался сложившийся художник и оригинальный теоретик искусства. Руководствуясь одной из своих теорий, художница на долгое время оставила живопись и сосредоточилась на творчестве Явленского, стремясь развить его талант.

Натюрморт с вазой и кружкой. 1909 г.

Полностью отдавшись живописи, Явленский вышел в отставку с государственной пенсией по состоянию здоровья. В 1896 г. вместе с Веревкиной, которая к тому времени получила наследство и пенсию за умершего отца, он отправился в Мюнхен, чтобы продолжить образование в знаменитой школе Антона Ашбе, вокруг которой группировалась в те годы колония русских художников. У Ашбе учились И. Грабарь, М. Добужинский, И. Билибин и, наконец, – Василий Кандинский.

Живя в Мюнхене, Явленский упоенно «впитывал» европейскую культуру. Вместе с Веревкиной он много путешествовал, последовательно «переболел» многими направлениями живописи – импрессионизмом, постимпрессионизмом, кубизмом, фовизмом. Он до самозабвения увлекался творчеством Ван Гога, Гогена, Сезанна, Матисса. О влиянии европейской живописи на становление стиля Явленского можно написать не одну диссертацию, но, тем не менее, его работы этого периода никак нельзя назвать подражательными. Мюнхенские портреты, пейзажи, натюрморты изысканно красивы и свежи: смелые композиционные построения, напряженный мазок, пылающая красками палитра – все говорит о том, что перед нами ищущий, дерзкий, полный творческих идей художник. Такие известные полотна как «Женщина с пионами» (1909), Портрет хореографа Александра Сахарова (1909), «Шокко» (1910), «Испанка» (1913) остановят ваш взгляд на любой художественной выставке, и, хотя не эти работы сделали Явленского одним из своеобразнейших художников 20-го столетия, многие любители искусства предпочитают их более поздним произведениям.

       Девушка в сером фартуке. 1909 г.                   Портрет хореографа А. Сахарова. 1909 г.

Имя Явленского тесно сопряжено с именем Василия Кандинского: вместе с Кандинским он стал учредителем «Нового мюнхенского объединения художников» („Neue Kuenstlervereinigung Muenchen“, 1909), позднее был членом художественного объединения экспрессионистов «Синий всадник» („Der blaue Reiter“, 1911-1914), основанного Кандинским и немецким художником Франц Марк . Явленский был свидетелем того, как Кандинский в 1910 г. сделал последний шаг к беспредметному искусству, но, хотя многие работы Явленского этого периода были близки к опытам Кандинского, «его приближение к беспредметности останавливается едва ли не на последней грани» (М. Герман. «Модернизм»).

Явленский часто приезжал на родину повидаться с родными, периодически участвовал в российских выставках, но его творческие интересы были связаны прежде всего с «немецкими Афинами» - Мюнхеном: он активно выставлялся, его картины успешно продавались, в доме Явленского и Веревкиной собирались друзья-художники, здесь бывали многие знаменитости, жившие или гостившие в городе. С началом Первой мировой войны счастливому мюнхенскому братству пришел конец: возвратился в Россию Василий Кандинский, ушел добровольцем на фронт и вскоре погиб Франц Марк . В 1914 г. Явленский в последний раз приезжал в Россию, а в августе того же года он и его близкие как «нежелательные лица» на немецкой территории вынуждены были поспешно перебраться из Германии в нейтральную Швейцарию. С художником были две женщины - Марианна Веревкина и ее «воспитанница» (фактически – служанка) Елена Незнакомова с двенадцатилетним сыном Андреем. Мальчик, которого представляли всем как «племянника» Явленского, на самом деле был сыном его и Елены.

       Испанка. 1913 г.                                                                      Синяя голова. 1912 г.

Беженцы поселились на берегу Женевского озера в деревушке Сен-Пре близ Лозанны. Художник чувствовал себя глубоко несчастным: в Мюнхене остались все его работы и коллекции, он был оторван от привычной художественной среды, сильно нуждался (поступление пенсий из России в связи с войной прекратилось). Прежний художественный опыт во многом обесценился для Явленского, он словно начинал с нуля: «…я попытался продолжать писать так, как это делал в Мюнхене. Но что-то внутри меня помешало мне продолжать в этом стиле – чувственном, расцвеченном, мощном. Я понял, что страдания изменили меня, и что мне нужно было искать новые формы и иные цвета для выражения моих чувств». Одна из ступеней этих поисков - первый из циклов Явленского «Вариации на пейзажную тему». Основной мотив небольших по размеру композиций – вид из окна комнаты: деревья, дома, дорога, горы. Все детали пейзажа, написанного легкими полупрозрачными мазками, художник, сводит к простым обобщенным формам: овалам, дугам, эллипсам. Настроение этих работ лучше всего поясняют слова из письма Явленского в Россию: «Мир и Бог в природе. Душа, кажется, так бы и слилась с этим. А на душе камень».

Деревня Сен-Пре. 1916 г.

Постепенно у художника появились друзья и почитатели в Женеве и Лозанне, он начал с успехом выставляться в Швейцарии. В 1916 г. он познакомился с молодой художницей из Брюсселя Эмми Шейер (Emmy Scheyer, 1889–1945). Творчество Явленского произвело на Шейер такое впечатление, что она, как в свое время Веревкина, решила оставить живопись и посвятить свою жизнь популяризации его искусства. Эмми стала ближайшим другом Явленского, его личным секретарем и организатором выставок. Но главное – встреча с ней вдохновила, духовно возродила Явленского. Он нашел, наконец, свой неповторимый стиль и свою тему: «художник в своем искусстве при помощи форм и красок должен говорить о божественном в себе».

          Мистические головы. 1917 г.

В 1917 г. Явленский начал серию из ста работ «Мистические головы». Первоначально моделью для них была Шейер, но со временем художник все реже соотносил свои образы с реальными прототипами. Изображая обобщенные женские лица с пристальным взглядом огромных печальных глаз, он вдохновлялся православными иконами: «Я русский по рождению, и моей славянской душе всегда были близки древнерусское искусство и иконопись». В последующих сериях «Лики Спасителя» и «Абстрактные (или конструктивные) головы» он развивает все тот же сюжет - суровый аскетический лик, исполненный возвышенной духовности: «в лице для меня раскрывается космос». Художник сводит лицо к чертежу, уподобляет его совершенной в своей лаконичности пластической формуле. «Серии» Явленского похожи на сложные музыкальные вариации – сотни раз повторяя конструктивную основу, он в каждой работе решает новую колористическую и композиционную задачу.

Из тихого Сен-Пре Явленский переехал в оживленный центр художественной жизни Цюрих, а затем, чтобы поправить здоровье, на юг Швейцарии – в Аскону. В 1922 г., расставшись с Веревкиной, он возвратился в Германию. (Окончательный разрыв Явленского и Веревкиной был связан в первую очередь с тем, что художник решил жениться на Елене Незнакомовой и официально признать Андрея своим сыном).

     

Елена Незнакомова с сыном Андреем.1903 г. Мюнхен.Алексей Явленский и Елена Незнакомова-Явленская.1920 г. Висбаден.Фото из архива А. Явленского (Локарно, Швейцария).

Явленский поселился с семьей в Висбадене, где незадолго до этого с большим успехом прошла его персональная выставка. Возобновилась дружба с Кандинским: в 1924 г. оба художника вошли в группу "Синяя четверка" („Blaue Vier“), члены которой выставлялись в Германии и США. В 1933 г. нацисты запретили Явленскому участвовать в выставках, тем не менее через год он получил немецкое гражданство и как потомственный дворянин прибавил к своей фамилии приставку «фон». В 1937 г. произведения художника von Jawlensky вместе с работами его немецких коллег демонстрировались в Мюнхене на печально известной выставке «Дегенеративное искусство» („Entartete Kunst“). Около 70 картин Явленского нацисты конфисковали.

              Абстрактные головы. 1920-е гг.

Однако не преследования нацистов стали трагедией последних лет жизни художника: тяжелая болезнь, артрит, явилась причиной прогрессирующего паралича рук и ног. Борясь с недугом, Явленский создавал свою последнюю серию «Медитации», которая насчитывает более тысячи работ и не имеет аналогов в искусстве ХХ века. На небольших, 18х12 см, листах бумаги он писал предельно обобщенные сумрачно-скорбные лики. Три черных горизонтали – линии бровей, глаз, сжатого рта - пересекает черная вертикаль - линия носа, и кажется, будто на цветовую поверхность наложен православный крест.

              Медитации. 1930-е гг.

С каждым днем Явленскому становилось все труднее писать: он был вынужден держать кисть обеими руками, а позднее приходилось привязывать ее к уже онемевшим пальцам. Но он не мог оставить живопись, как не может глубоко верующий человек не обращаться к Богу: «Моя работа – это моя молитва, страстная молитва, высказанная красками». С 1938 г. почти полностью парализованный художник был более не в силах работать. Алексей Явленский умер в марте 1941 г. и был похоронен на православном кладбище Висбадена.

После кончины художника Елена и Андрей вернулись в Швейцарию. Дочери и вдова Андрея Незнакомова-Явленского (1902-1984), живущие ныне в Локарно, издали в 1990-е гг. четырехтомный каталог всего наследия мастера. В 2000 г. в Русском музее состоялась, наконец, крупная выставка произведений Явленского. Знаменательно, что вступительную статью к каталогу писал не российский, а немецкий искусствовед Tayfun Belgin - куратор музея Am Ostwall в Дортмунде, где хранится большая коллекция произведений «русского европейца» Алексея Явленского.

Автор: Марина АграновскаяИсточник: www.maranat.de

bellezza-storia.livejournal.com

Мурнау в картинках. Часть вторая. Явленский и Верёвкина: kuzdra

Первая часть здесь.

Изначально я не собиралась делать отдельный пост о Явленском, хотя он, бесспорно, этого заслуживает, но собирая картины Кандинского и Мюнтер с видами Мурнау, я то и дело сталкивалась с работами Явленского, который прожил вместе с Марианной Верёвкиной в Мурнау три лета (1908-1910), работая рука об руку со своими коллегами по искусству.

Пейзажи Явленского, написанные в Мурнау, не менее хороши, чем работы Кандинского и Мюнтер. И поскольку они не вместились в предыдущий и без того безразмерный пост, я решила их поместить отдельно.

Совместное пребывание в Мурнау оказалось для всех очень плодотворным. Все четверо тогда упорно экспериментировали и искали свой путь в искусстве, делились друг с другом знаниями и умениями, горячо спорили об искусстве и, конечно, так или иначе влияли друг на друга. Хотя никто из них ещё не был состоявшимся художником, у Явленского и Верёвкиной было некоторое преимущество: во-первых, они имели за плечами классическое художественное образование, которого не было у Кандинского и Мюнтер, во-вторых, проведя немало времени во Франции, были хорошо информированы о новых веяниях в европейском искусстве, центром которого был Париж.

Верёвкина тогда только начинала снова писать после длительного перерыва, Явленский же успел многое испробовать и даже приобрёл некоторую европейскую известность, приняв участие в знаменитом "Салоне Независимых" в 1905 году. Таким образом, когда четверо художников поселились в 1908 году в Мурнау, Явленский оказался наиболее продвинутым из них: он не только был знаком с новинками в искусстве, но и охотно применял их в своей живописи.Своими знаниями Явленский охотно делился с коллегами. Мюнтер была его прилежной ученицей и ходила с ним вместе писать мурнауские пейзажи с натуры, а Кандинский, вспоминая время, проведённое вместе в Мурнау, много лет спустя написал ему в письме: "Я тогда многому у Вас научился и всегда буду Вам за это благодарен."

Явленский был фигурой увлекающейся и попеременно увлекался то одним, то другим течением в искусстве, отчего его собственный стиль постоянно менялся. Долгое время его кумиром был ван Гог, под влиянием голландца палитра Явленского стала ярче, мазок более размашистым и динамичным.На него также сильно повлияла живопись фовистов с их экзальтированной палитрой, Явленский был лично знаком с Матиссом и другими художниками его круга, после путешествия по Британи он в 1905 году приехал в Париж и стал не только свидетелем, но и участником выдающегося в истории живописи события: осеннего "Салона Независимых", после которого представленные там художники с лёгкой руки критика Луи Воселя стали именоваться фовистами.

Во время путешествий по Франции Явленский познакомился с работами незадолго до этого умершего Гогена и идеи понт-авенской школы глубоко укоренились в нём, пустив корни в его искусство. Примерно с 1907 года Явленский стал применять типичный для клуазонизма чёрный контур, ограничивающий отдельные плоскости внутри картины. Со временем он всё больше отказывался от деталей, концентрируясь на самом существенном, Мюнтер это в свое время назвала “передачей экстракта”. В том же году он познакомился с патером и художником Виллибрордом Веркаде, бывшим учеником Гогена, который много рассказывал об учителе и его теориях, например, о советах обобщать образы и упрощать формы. С годами палитра Явленского становится всё более интенсивной и разнообразной, а формы, наоборот, упрощаются, постепенно сводясь к нескольким основным элементам.

Но, пожалуй, самым главным понятием, позаимствованным Явленским у французов и прежде всего у Гогена, стал синтетизм. Вот как его характеризует французский критик Орье: "Художественное произведение имеет душу, состоящую из двух частей: души художника и души природы.” Синтез в данном контексте - это объединение в одном произведении внешних и внутренних впечатлений. Нужно сказать, что внутренние впечатления с годами стали всё больше преобладать в творчестве Явленского и в конце концов вытеснили впечатления внешние, натура перестала быть необходимой. Однако касаться его творчества зрелых лет я уж совсем не собиралась, поэтому пока остановлюсь и перейду к картинкам.

Сначала портреты Явленского и Верёвкиной, написанные Габриэле Мюнтер.

Этот двойной портрет на поляне написан летом 1909 года, примерно в то же время, когда пара Кандинский-Мюнтер переехала в будущий "русский дом".

 photo Schulbegleitung-14_zps1e863158.jpgГабриэле Мюнтер, "Марианна Верёвкина и Алексей Явленский на поляне"А это эскиз к портрету. Здесь Явленский хорошо узнаваем.

 photo Schulbegleitung-15_zpsc9bc84d0.jpgГабриэле Мюнтер, "Марианна Верёвкина и Алексей Явленский на поляне", эскиз

Тем же летом Габриэле написала и отдельный портрет Верёвкиной, он вместе с портретом Сахарова кисти Явленского сразу бросается в глаза в галерее Ленбаха.

 photo munter2_zpsa23c1b94.jpgГабриэле Мюнтер, "Марианна Верёвкина", 1909

Мюнтер в то лето была на подъёме. Они с Кандинским, наконец, оставили кочевой образ жизни и обрели дом, общий дом, где собирались жить открыто, не скрываясь. Этот смешной и очень выразительный портрет Явленского тоже был написан в 1909 году. Несмотря на всю суммарность, мне кажется, Явленский на нём очень похож на себя. И характер передан замечательно: о Явленском пишут, что он, в отличие от Марианны, не был горячим спорщиком и душой компании, а всё больше предпочитал слушать и помалкивать. В то время у Кандинского и Мюнтер бывал Пауль Клее, и Кандинский часто пускался с ним в длинные пространные обсуждения разных теорий, которые не всегда понимал менее образованный Явленский, которому "мудрствования" в искусстве были чужды. Мюнтер удалось схватить выражение непонимания или даже удивления и недоумения на его лице во время одной из таких бесед.

 photo image3_zpse7ad9612.jpgГабриэле Мюнтер, "Слушающий. Алексей Явленский", 1909

На следующей картине Мюнтер изобразила всю честную компанию за исключением Явленского во время лодочной прогулки по Штаффельскому озеру.  Но присутствие Явленского чувствуется, и не только в образе его маленького сына Андрея: глядя на Кандинского, Мюнтер, Верёвкину, сына Явленского, невольно начинаешь искать глазами недостающее звено, и в этот момент приходит мысль, что в лодке, не считая собаки, не четверо, а пятеро пассажиров, Явленский просто стоит за спиной Мюнтер и нажимает на кнопку фотоаппарата.

 photo 6742ab9e-8307-4013-8344-339254e3856a_zps7cee6a9d.jpgГабриэле Мюнтер, "Кандинский, сын Явленского, Верёвкина, Мюнтер"

Это, конечно, шутка, но нельзя совсем исключить, что так оно и было: Мюнтер много фотографировала, и у неё есть фотографии, совпадающие или почти совпадающие ракурсами с картинами, возможно, она иногда использовала отдельные кадры при работе над своими полотнами.

А вот на этой фотографии Явленский есть, зато нет Кандинского, но он в этой сцене точно присутствует в качестве фотографа.

 photo ref1_zpsbfda46d0.jpgФото Кандинского: Явленский, Верёвкина, сын Явленского Андрей, Мюнтер

Сын Явленского тогда именовался "племянником". Он был зачат с молоденькой горничной Веревкиной, которую она привезла с собой, Еленой Незнакомовой. Вплоть до 1921 года, когда Явленский окончательно расстался с Марианной и женился на Елене, чтобы усыновить своего незаконорожденного сына, все они жили в состоянии любовного треугольника и отношения были более чем напряжёнными. Сейчас я читаю дневник Верёвкиной "Письма к неизвестному" и меня поражает то, что там написано. Её отвращение к физическим отношениям, которых у неё никогда не было, заслуживает внимания психиатров. Я не берусь её судить, но, кажется, могу понять Явленского, который, не будучи монахом, не смог вполне соответствовать её идеалам чистой любви.

«Уже четыре года мы спим рядом. Я осталась девственницей, он снова им стал. Между нами спит наше дитя – искусство. Это оно дает нам мирно спать. Никогда плотское желание не осквернило наше ложе. Мы оба хотим остаться белыми, чтобы ни одна дурная мысль не нарушила покой наших ночей, когда мы так близки друг другу. И тем не менее мы любим друг друга. С тех пор, как много лет назад мы признались в этом, мы не обменялись ни одним дежурным поцелуем. Он для меня – все, я люблю его как мать, особенно как мать, как друг, как сестра, как супруга, я люблю его как художника, как товарища. Я не его любовница, и никогда моя нежность не знала страсти. Он благодаря любви ко мне сделался монахом. Он любит во мне свое искусство, он без меня погибнет – и он никогда не обладал мною».

Lettres à un inconnu. Рp. 75-77(«Письма к неизвестному». Тетрадь I. С. 29–30).

Этой странной, талантливой и очень образованной женщине Явленский обязан многим, а она очень многим пожертвовала ради него. В свое время она подавала большие надежды, была любимой ученицей Репина, который называл её "русским Рембрандтом", но, встретив Явленского, увидела в нём большой талант и приняла решение оставить живопись и полностью посвятить себя ему. "Мужчине, моему супругу пред богом, я отдала всю мою жизнь, чтобы он мог отдать свою искусству”.Это она привезла его в Мюнхен и после переезда пять лет не прикасалась к кисти, вместо этого организовав салон, чтобы её подопечный был в курсе всех веяний, общался со знаменитыми людьми и развивался в искусстве. Она был интеллектуальным центром, организовала Братство святого Луки, много читала, выписывала все журналы, так как считала, что художник должен все время познавать и самосовершенствоваться. В их паре она была ведущей, у нее был сильный характер, она решала все. Явленского она считала своим творением. "Кто ты и что ты? Мое творение или мое проклятье? Я сотворила тебя из глины и камня … Я поймала солнечные лучи и направила их на тебя. Я умыла тебя горючими слезами. Я днем и ночью молилась, чтобы на тебя снизошел дух божий."

Похоже, её мольбы были услышаны, и Явленский стал тем, кем он стал.

А теперь мурнауские пейзажи, из-за которых я затеяла всю эту писанину.

 photo AlexeiJawlensky-MurnauVillage252819082529_zpsa0d42704.jpgАлексей Явленский, "Мурнау", 1908

 photo ViewofMurnau_zpse8a7d800.jpgАлексей Явленский, "Мурнау"

ALEXEJ JAWLENSKY, MURNAU, 1908 photo ec1e8e6393407b1e039025a59a968aaa_zps6bc78da6.jpgАлексей Явленский, "Мурнау", 1908

 photo Alexej_von_JawlenskyMurnauer_Landschaft2022106_zpsec4b4668.jpgАлексей Явленский, "Мурнауский пейзаж", 1908

 photo 1-murnau_zps09ec8c73.jpgАлексей Явленский, "Мурнау", 1908

 photo murnau_zpseca81563.jpgАлексей Явленский, "Мурнау", 1908

Murnau photo 7a3430941976dca3bd716567eea275ae_zpsc997412f.jpgАлексей Явленский, "Мурнау"

Murnau эскиз 1908/09 photo br28_zps12454ad6.jpgАлексей Явленский, "Мурнау" эскиз, 1908-09

Murnauer Landschaft mit drei Heuhocken / Murnau Landscape with Three Haystacks, 1908-1909 photo jawlensky_zpsf7b67a7f.jpgАлексей Явленский, "Мурнау. Пейзаж с тремя стогами сена", 1908-09

Weiße Kapelle in Murnau photo alexej-von-jawlensky-weisse-kapelle-in-murnau-392508_zpsa1a81f76.jpgАлексей Явленский, "Белая капелла в Мурнау"

 photo AlexeiJawlensky-TheYellowHouse1909_zpsaa457515.jpgАлексей Явленский, "Жёлтый дом", 1909

Gelber Klang 1909 photo 2-jawlensky-gelber-klang-100_v-image853_-7ce44e292721619ab1c1077f6f262a89f55266d7_zpsa84bd732.jpgАлексей Явленский, "Жёлтый звук", 1909

 photo AlexeiJawlensky-Murnau-Landscape252COrangeCloud252819092529_zpse523073d.jpgАлексей Явленский, "Пейзаж в Мурнау. Оранжевое облако", 1909

Landschaft Murnau photo Alexei-Jawlensky-Landscape-Murnau_zps3888141e.jpgАлексей Явленский, "Пейзаж в Мурнау."

WASSILY KANDINSKY, STUDIE FÜR MURNAU MIT KIRCHE II, 1910 photo 8a8b035f6840a801c6c5ad4359ddca15_zps374449a0.jpgАлексей Явленский "Пейзаж у Мурнау", 1910

Murnau 1910 photo 800px-Alexej_von_Jawlensky_-_Murnau_zpsea78ce6f.jpgАлексей Явленский, "Мурнау", 1910

 photo 1ab7fa24ec67250a2211c8268eb678da_zpsadad6cc4.jpgАлексей Явленский, "Осень в Мурнау", 1910

AJ Sommerabend in Murnau 1908-09 photo Sommerabend-in-Murnau_zps07c745fe.jpgАлексей Явленский, "Летний вечер в Мурнау", 1909-1910

 photo jaw_zpse9db0d49.jpgАлексей Явленский, "Мурнауский пейзаж", 1909-1910

Yavlensky Murnau red roofs 1909 photo 43b224d5703dd02414787a41bb68380f_zps1a02ad1b.jpgАлексей Явленский, "Мурнау. Красные крыши", 1909

 photo 6b21a842-f4b8-4ab1-85ba-e17d4fc5a8f6_zps5e786976.jpgАлексей Явленский, "Пейзаж в Мурнау", 1909/1910

 photo landscape-murnau-199_23984_zpsc4c5e07a.jpgАлексей Явленский, "Пейзаж в Мурнау", 1909

У Верёвкиной я знаю только одну работу с изображением Мурнау, она висит там же.

 photo 0dd534c2849a9d282aed12f7c9853706_zps9085abd0.jpgМарианна Верёвкина, "Вечер в Мурнау", 1910

Я очень долго тянула с опубликованием этого поста, надеясь добраться до библиотеки и поискать остальные, но пока мне это никак не удаётся. Когда доберусь, добавлю их к работам Явленского.

И напоследок ещё одна ранняя работа Верёвкиной, портрет дочери Репина Веры, написанная ещё в бытность Верёвкиной "русским Рембрандтом".  Картина хоть и не связана с Мурнау тематически, но всё же имеет к нему отношение: портрет также хранится в Замковом музее и, что интересно, был приобретён им всего четыре года назад. Контраст разительный! Едва ли бы кто догадался, что обе работы написаны одним художником.

 photo 516x0_zps624f54d1.jpg

kuzdra.livejournal.com

Русский художник-экспрессионист Алексей фон Явленский: vakin

Алексей Георгиевич Явле́нский (нем. Alexej von Jawlensky; 13 (25) марта 1864, Торжок, по некоторым источникам — Кузлово, Тверская губерния — 15 марта 1941, Висбаден) — русский художник-экспрессионист, живший и работавший в Германии. Входил в группу художников «Синий всадник».

Автопортрет (1912)Явленский был русским гвардейским офицером и в дополнение к этому — учеником Ильи Репина при Петербургской академии художеств. В конце концов он решил оставить военную службу и посвятить себя целиком живописи. В 1896 году он вместе с Марианной Верёвкиной переехал в Мюнхен, где вместе с Василием Кандинским поступил в художественную студию Антона Ажбе.

В 1902 году у него родился сын Андрей, чьей матерью была возлюбленная художника Елена Незнакомова. После мюнхенского реализма он некоторое время писал в стиле ван Гога, до 1908 года, когда под влиянием французских художников он развил свой собственный стиль цветовой гаммы, сохранённый им до начала Первой мировой войны.

В 1909 году он основал вместе с Василием Кандинским, Адольфом Эрбслёхом, Габриэль Мюнтер, Марианной Верёвкиной и другими «Новое мюнхенское художественное объединение», предшествовавшее «Синему всаднику», группе, которую создали Кандинский и Франц Марк и к которой тесно примыкал сам Явленский. Он выставлял свои работы совместно с работами художников группы.

В 1914 году, после начала войны, Явленскому пришлось покинуть Германию и переселиться в Швейцарию. Здесь он начал свои «Вариации» — цикл работ, посвящённый ландшафтной тематике. Окончательно расставшись с Верёвкиной в 1919 г., он переехал в 1921 г. в Висбаден, где женился на Елене Незнакомовой и жил до своей смерти. В Висбадене Явленский познакомился с коллекционером и меценатом Генрихом Кирхгофом, который стал его материально поддерживать. В 1924 году он вместе с Василием Кандинским, Паулем Клее и Лионелом Фейнингером основал объединение «Синяя четвёрка», проводившее свои выставки в Германии и в первую очередь в США. С 1927 года его постоянно мучил артрит, и в 1938 году он прекратил заниматься живописью. В 1937 году 72 его работы были конфискованы нацистами как «Дегенеративное искусство».

Явленский похоронен в Висбадене на русском православном кладбище.

Аристократическая фамильная приставка «фон» не была официальной частью имени Явленского. Как на табличке его школы, так и в визитных карточках приставка «фон» отсутствовала.

Источник - Википедия

Selbstbildnis (1905)

Женщина с перпендикулярами (1909)

Alexander Sakharoff (1909)

Schokko with Red Hat (1909)

Schokko mit Tellerhut (1910)

Фабрика (1910)

Девочка с зелёным лицом (1910)

Хелен (1911)

Der violette Turban (1911)

Автопортрет (1912)

Kopf in Blau (1912)

Saint-Prex (1916)

Вариация (1916)

Mystischer Kopf Sphinx (1917)

Heilandsgesicht Martyrer (1919)

Удивление (1919)

Abstrakter Kopf (1932)

Meditation (1934)

Meditation (1934)

Meditation (1936)

Полностью fotki.com

vakin.livejournal.com

немецкий художник, выходец из России

Художник Алексей фон Явленский родился 13 марта 1864 года в Торжке, умер 15 марта 1941 года в Висбадене. Его имя гораздо лучше известно за пределами России, чем на родине.

«Немецкий художник, выходец из России» или наоборот: «русский художник, один из ярких представителей немецкого экспрессионизма» — так характеризуют Алексея Явленского энциклопедические словари. Художник большую часть жизни прожил за границей, и его имя гораздо лучше известно за пределами России, чем на родине. Явленский создал более трех с половиной тысяч произведений, его работы хранятся во многих музеях и частных коллекциях Европы и Америки, но в российских собраниях их не больше двух десятков. В то же время, чем дольше Явленский жил в Европе, тем явственней проявлялась глубинная связь его творчества с русской культурой.

Алексей фон Явленский. Женщина с пионами

Женщина с пионами. 1909 г.

Алексей Явленский. Шокко

Шокко. 1910 г.

Алексей Георгиевич Явленский, потомок графов Растопчиных, родился в 1864 г. в Торжке (Тверская губерния). Отец его был полковником, и Явленский, хотя с 15 лет увлекался живописью, начал в Москве свою карьеру как военный. Однако узнав, что в Санкт-Петербурге офицеры могут по особому разрешению учиться в художественной школе, он поступил в 1889 г. в Петербургскую Академию художеств, где стал учеником И. Репина. В 1891 г. он познакомился с одной из подопечных Репина Марианной Веревкиной (1860-1938). Веревкина была ненамного старше Явленского, но в ней уже чувствовался сложившийся художник и оригинальный теоретик искусства. Руководствуясь одной из своих теорий, художница на долгое время оставила живопись и сосредоточилась на творчестве Явленского, стремясь развить его талант.

Натюрморт с вазой и кружкой. 1909 г.

Полностью отдавшись живописи, Явленский вышел в отставку с государственной пенсией по состоянию здоровья. В 1896 г. вместе с Веревкиной, которая к тому времени получила наследство и пенсию за умершего отца, он отправился в Мюнхен, чтобы продолжить образование в знаменитой школе Антона Ашбе, вокруг которой группировалась в те годы колония русских художников. У Ашбе учились И. Грабарь, М. Добужинский, И. Билибин и, наконец, — Василий Кандинский.

Девушка в сером фартуке. 1909 г.

Живя в Мюнхене, Явленский упоенно «впитывал» европейскую культуру. Вместе с Веревкиной он много путешествовал, последовательно «переболел» многими направлениями живописи — импрессионизмом, постимпрессионизмом, кубизмом, фовизмом. Он до самозабвения увлекался творчеством Ван Гога, Гогена, Сезанна, Матисса. О влиянии европейской живописи на становление стиля Явленского можно написать не одну диссертацию, но, тем не менее, его работы этого периода никак нельзя назвать подражательными. Мюнхенские портреты, пейзажи, натюрморты изысканно красивы и свежи: смелые композиционные построения, напряженный мазок, пылающая красками палитра — все говорит о том, что перед нами ищущий, дерзкий, полный творческих идей художник. Такие известные полотна как «Женщина с пионами» (1909), Портрет хореографа Александра Сахарова (1909), «Шокко» (1910), «Испанка» (1913) остановят ваш взгляд на любой художественной выставке, и, хотя не эти работы сделали Явленского одним из своеобразнейших художников 20-го столетия, многие любители искусства предпочитают их более поздним произведениям.

Портрет хореографа А. Сахарова. 1909 г.

Имя Явленского тесно сопряжено с именем Василия Кандинского: вместе с Кандинским он стал учредителем «Нового мюнхенского объединения художников» («Neue Kuenstlervereinigung Muenchen», 1909), позднее был членом художественного объединения экспрессионистов «Синий всадник» («Der blaue Reiter», 1911-1914), основанного Кандинским и немецким художником Франц Марк . Явленский был свидетелем того, как Кандинский в 1910 г. сделал последний шаг к беспредметному искусству, но, хотя многие работы Явленского этого периода были близки к опытам Кандинского, «его приближение к беспредметности останавливается едва ли не на последней грани» (М. Герман. «Модернизм»).

Алексей Явленский. Испанка

Испанка. 1913 г. 

Явленский часто приезжал на родину повидаться с родными, периодически участвовал в российских выставках, но его творческие интересы были связаны прежде всего с «немецкими Афинами» — Мюнхеном: он активно выставлялся, его картины успешно продавались, в доме Явленского и Веревкиной собирались друзья-художники, здесь бывали многие знаменитости, жившие или гостившие в городе. С началом Первой мировой войны счастливому мюнхенскому братству пришел конец: возвратился в Россию Василий Кандинский, ушел добровольцем на фронт и вскоре погиб Франц Марк . В 1914 г. Явленский в последний раз приезжал в Россию, а в августе того же года он и его близкие как «нежелательные лица» на немецкой территории вынуждены были поспешно перебраться из Германии в нейтральную Швейцарию. С художником были две женщины — Марианна Веревкина и ее «воспитанница» (фактически — служанка) Елена Незнакомова с двенадцатилетним сыном Андреем. Мальчик, которого представляли всем как «племянника» Явленского, на самом деле был сыном его и Елены.

Синяя голова. 1912 г.

Беженцы поселились на берегу Женевского озера в деревушке Сен-Пре близ Лозанны. Художник чувствовал себя глубоко несчастным: в Мюнхене остались все его работы и коллекции, он был оторван от привычной художественной среды, сильно нуждался (поступление пенсий из России в связи с войной прекратилось). Прежний художественный опыт во многом обесценился для Явленского, он словно начинал с нуля: «...я попытался продолжать писать так, как это делал в Мюнхене. Но что-то внутри меня помешало мне продолжать в этом стиле — чувственном, расцвеченном, мощном. Я понял, что страдания изменили меня, и что мне нужно было искать новые формы и иные цвета для выражения моих чувств». Одна из ступеней этих поисков — первый из циклов Явленского «Вариации на пейзажную тему». Основной мотив небольших по размеру композиций — вид из окна комнаты: деревья, дома, дорога, горы. Все детали пейзажа, написанного легкими полупрозрачными мазками, художник, сводит к простым обобщенным формам: овалам, дугам, эллипсам. Настроение этих работ лучше всего поясняют слова из письма Явленского в Россию: «Мир и Бог в природе. Душа, кажется, так бы и слилась с этим. А на душе камень».

Деревня Сен-Пре. 1916 г.

Постепенно у художника появились друзья и почитатели в Женеве и Лозанне, он начал с успехом выставляться в Швейцарии. В 1916 г. он познакомился с молодой художницей из Брюсселя Эмми Шейер (Emmy Scheyer, 1889–1945). Творчество Явленского произвело на Шейер такое впечатление, что она, как в свое время Веревкина, решила оставить живопись и посвятить свою жизнь популяризации его искусства. Эмми стала ближайшим другом Явленского, его личным секретарем и организатором выставок. Но главное — встреча с ней вдохновила, духовно возродила Явленского. Он нашел, наконец, свой неповторимый стиль и свою тему: «художник в своем искусстве при помощи форм и красок должен говорить о божественном в себе».

Алексей Явленский. Мистические головы

Алексей Явленский. Мистические головы

Мистические головы. 1917 г.

В 1917 г. Явленский начал серию из ста работ «Мистические головы». Первоначально моделью для них была Шейер, но со временем художник все реже соотносил свои образы с реальными прототипами. Изображая обобщенные женские лица с пристальным взглядом огромных печальных глаз, он вдохновлялся православными иконами: «Я русский по рождению, и моей славянской душе всегда были близки древнерусское искусство и иконопись». В последующих сериях «Лики Спасителя» и «Абстрактные (или конструктивные) головы» он развивает все тот же сюжет — суровый аскетический лик, исполненный возвышенной духовности: «в лице для меня раскрывается космос». Художник сводит лицо к чертежу, уподобляет его совершенной в своей лаконичности пластической формуле. «Серии» Явленского похожи на сложные музыкальные вариации — сотни раз повторяя конструктивную основу, он в каждой работе решает новую колористическую и композиционную задачу.

Из тихого Сен-Пре Явленский переехал в оживленный центр художественной жизни Цюрих, а затем, чтобы поправить здоровье, на юг Швейцарии — в Аскону. В 1922 г., расставшись с Веревкиной, он возвратился в Германию. (Окончательный разрыв Явленского и Веревкиной был связан в первую очередь с тем, что художник решил жениться на Елене Незнакомовой и официально признать Андрея своим сыном).

Елена Незнакомова с сыном Андреем.1903 г. Мюнхен.

Алексей Явленский и Елена Незнакомова-Явленская.1920 г. Висбаден.

Фото из архива А. Явленского (Локарно, Швейцария).

Явленский поселился с семьей в Висбадене, где незадолго до этого с большим успехом прошла его персональная выставка. Возобновилась дружба с Кандинским: в 1924 г. оба художника вошли в группу «Синяя четверка» («Blaue Vier»), члены которой выставлялись в Германии и США. В 1933 г. нацисты запретили Явленскому участвовать в выставках, тем не менее через год он получил немецкое гражданство и как потомственный дворянин прибавил к своей фамилии приставку «фон». В 1937 г. произведения художника von Jawlensky вместе с работами его немецких коллег демонстрировались в Мюнхене на печально известной выставке «Дегенеративное искусство» («Entartete Kunst»). Около 70 картин Явленского нацисты конфисковали.

Алексей Явленский. Абстрактные головы

Алексей Явленский. Абстрактные головы

Абстрактные головы. 1920-е гг.

Однако не преследования нацистов стали трагедией последних лет жизни художника: тяжелая болезнь, артрит, явилась причиной прогрессирующего паралича рук и ног. Борясь с недугом, Явленский создавал свою последнюю серию «Медитации», которая насчитывает более тысячи работ и не имеет аналогов в искусстве ХХ века. На небольших, 18×12 см, листах бумаги он писал предельно обобщенные сумрачно-скорбные лики. Три черных горизонтали — линии бровей, глаз, сжатого рта — пересекает черная вертикаль — линия носа, и кажется, будто на цветовую поверхность наложен православный крест.

Алексей Явленский. Медитации

Алексей Явленский. Медитации

Медитации. 1930-е гг.

С каждым днем Явленскому становилось все труднее писать: он был вынужден держать кисть обеими руками, а позднее приходилось привязывать ее к уже онемевшим пальцам. Но он не мог оставить живопись, как не может глубоко верующий человек не обращаться к Богу: «Моя работа — это моя молитва, страстная молитва, высказанная красками». С 1938 г. почти полностью парализованный художник был более не в силах работать. Алексей Явленский умер в марте 1941 г. и был похоронен на православном кладбище Висбадена.

После кончины художника Елена и Андрей вернулись в Швейцарию. Дочери и вдова Андрея Незнакомова-Явленского (1902-1984), живущие ныне в Локарно, издали в 1990-е гг. четырехтомный каталог всего наследия мастера. В 2000 г. в Русском музее состоялась, наконец, крупная выставка произведений Явленского. Знаменательно, что вступительную статью к каталогу писал не российский, а немецкий искусствовед Tayfun Belgin — куратор музея Am Ostwall в Дортмунде, где хранится большая коллекция произведений «русского европейца» Алексея Явленского.

Автор: Марина Аграновская

Опубликовано на сайте и в блоге автора

www.izbrannoe.com


Смотрите также