Картина «Юдифь». Джентилески. Юдифь картина


Картина «Юдифь» — Artrue

Джорджоне (Джорджо да Кастельфранко). Около 1478–1510.

Юдифь. Джорджоне.Юдифь. Джорджоне. Юдифь. Джорджоне.

Юдифь

Великий венецианский художник, открывающий эпоху Высокого Возрождения, Джорджоне прожил короткую жизнь — прославленному живописцу было около 32 лет, когда он стал жертвой эпидемии чумы. До нашего времени сохранилось лишь около десяти бесспорных работ Джорджоне.

Юдифь в Эрмитаже

В Эрмитаже хранятся две работы мастера; камерная «Мадонна с младенцем» и «Юдифь», которая по праву принадлежит числу величайших шедевров эрмитажной коллекции. Сейчас кажется странным, что в знаменитом собрании барона Кроза, откуда «Юдифь» вместе с другими шедеврами западноевропейской живописи поступила в 1772 году, она считалась произведением Рафаэля. Однако в XVIII веке имя гениального венецианского живописца было забыто, к тому же он не подписывал свои произведения, поэтому естественно, что неизвестные шедевры живописи приписывались тогда самому почитаемому из живописцев Возрождения — «божественному» Рафаэлю. Джорджоне был вновь «открыт» лишь в XIX столетии. В Библии повествуется о подвиге молодой иудейской женщины Юдифи, которая спасла свой город, осажденный войсками ассирийского полководца Олоферна. Юдифь тайно проникла в лагерь врагов и, сумев покорить своей красотой полководца Олоферна, после пира обезглавила его.

Обзор и история картины

Юдифь. Джорджоне. ФрагментЮдифь. Джорджоне. ФрагментСогласно гуманистической идее эпохи Возрождения, человек, совершивший подвиг во благо своего народа, прекрасен духовно и физически, поэтому образ Юдифи был чрезвычайно популярен в итальянском искусстве. У Джорджоне Юдифь, неподвижно застывшая рядом с отрубленной головой врага, опираясь на нее ногой как на страшный постамент, кажется спокойной, отрешенной, погруженной в себя. Картина наполнена контрастами, усиливающими её смысл. Прекрасное лицо девушки контрастирует с искаженными гримасой смерти чертами Олоферна. Джорджоне изобразил Юдифь божественно безмятежной героиней, сотворившей страшное убийство, но не ведающей сомнений и убежденной в своей правоте. Пейзаж, на фоне которого она изображена, как и в других произведениях великого мастера, является не только фоном, но и олицетворением гармонии мира, в котором человек и природа едины. Колористическая гамма картины дает представление об удивительном, истинно венецианском, мастерстве Джорджоне — живописца. Тело и одежда Юдифи, пейзаж и небо написаны богатейшими сочетаниями теплых розовых и холодных голубых и зеленоватых оттенков, с которыми контрастирует более темный передний план и ствол дерева, что подчеркивает необычайную гармоничность и пластичность образа героини.

artrue.ru

Картина «Юдифь». Джентилески. — Artrue

Дата создания: 1620 год.Тип: Картина маслом на холсте.Жанр: Историческая (религиозная) картина.Местонахождение: Галерея Уффици (Италия).

Юдифь обезглавливающая Олоферна. Джентилески.Юдифь обезглавливающая Олоферна. Джентилески.

Юдифь, обезглавливающая Олоферна

Самая известная художница 17-го века Джентилески была первой женщиной входившей в состав Академии художеств во Флоренции. Картинами с яркими, порой жестокими, библейскими сюжетами восхищались как другие члены академии, так и коллекционеры. Данная композиция на тему Юдифь не единственная. Две наиболее известные версии находятся в Каподимонте  и Уффици.

На художественный стиль Джентилески повлиял популярный на тот момент караваджизм, а так же основатель этого направления — Караваджо, который являлся другом отца художницы, а также создал собственную работу на тему данной библейской истории.

Считается, что в молодости, женщина была изнасилована одним из помощников своего отца — Агостино Тасси (1578-1644), который был жестоким, неприятным человеком. Некоторые источники утверждают, что мужчина был виновен в изнасиловании своей сестры и убийстве жены. Однако, за заслуги в области живописи, был помилован герцогом Тосканы, после двенадцати месяцев тюрьмы. Поэтому, многие арт-критики рассматривают «Усекновение головы Олоферна» как автобиографический эпизод.

Описание работы

"Юдифь, убивающая Олоферна". Караваджо."Юдифь, убивающая Олоферна". Караваджо.Юдифь Караваджо

Данная картина основана на ветхозаветном сюжете, в котором главная героиня представляет традиционный пример добродетели и целомудрия. Юдифь обезглавливает Олоферн, одержимая желанием отмщения за город и народ. Мотив мести перекликается с эпизодом из биографии художницы. Популярный, среди барочных художников, сюжет показывает женщину, торжествующую над тираном. Джентилески использовала себя в качестве модели для Юдифь, а Тасси лег в основу фигуры Олоферна.

В отличие от аналогичной работы Караваджо, Джентилески создает гораздо более бурную, болезненную и драматичную сцену, будто героиня борется за жизнь и прикладывает максимум физических усилий, чтобы убить врага. Работа полна жесткости и насилия. Ужаса атмосфере предает реалистичность, достигающаяся за счет изображения потоков крови и мечу, который будто в действительности проходит сквозь хрящи и вот-вот распилит позвоночник.

Картина запоминается также благодаря богатому исполнению одежд и постельного белья. Джентилески мастерски использует светотень, которая придает объем всем фигурам. Светлые части акцентируют внимание на ключевых деталях полотна.

Фрагмент Юдифи ДжентилескиФрагмент Юдифи Джентилески

Считается, что картина была написана для Козимо II Медичи (1590–1621), человека, который помиловал Тасси, и была завершена в Риме. Благодаря своей природе, работа была спрятана в тихом уголке дворца Питти, а через восемь лет после создания переехала в Неаполь.

artrue.ru

Юдифь (картина Джорджоне) - это... Что такое Юдифь (картина Джорджоне)?

«Юдифь» (итал. Giuditta) — единственная находящаяся в России картина, единодушно атрибутируемая Джорджоне. Хранится в Государственном Эрмитаже.

История

Картина поступила в Эрмитаж в 1772 году из парижского собрания Антуана Кроза (ум.

1770), барона де Тьера. Коллекция была создана дядей барона, банкиром Пьером Кроза. Переговоры с наследниками Кроза проходили по инициативе российского посланника Д. А. Голицына и при участии Дидро[1]. Свидетельств о работе Джорджоне над «Юдифью» не сохранилось, свои работы художник не подписывал, поэтому полотно атрибутируется ему исключительно по стилистическим соображениям, «имеющим в своей основе критерий качества» (П. П. Муратов).[2]. Как можно прочитать в Британской энциклопедии, «Юдифь» воплощает тот же идеал безмятежной красоты, что и «Спящая Венера». Несмотря на чинимое ею насилие, ветхозаветная героиня трактована скорее как античная богиня, чем как мститель от лица угнетённого народа[3]. В старину «Юдифь» считалась работой Рафаэля[4].

Впервые каталог коллекции Кроза[5] был издан в Париже в 1729 году с текстом Марьетта. Гравюра в зеркальном отображении с картины «Юдифь», выполненная Туанетт (Антуаннетт) Ларше (фр. Antoinette Larcher, род. 1695), была размещена в первом томе каталога. Судя по ней, картина была несколько шире. Комментарий Марьетта — первое письменное упоминание «Юдифи». По его сообщению, картина в собрание Кроза поступила от М. Фореста, который, в свою очередь, приобрёл её у коллекционера Бертена. Так как Бертен умер в 1711 году, вероятно, что «Юдифь» появилась в коллекции Кроза уже в начале восемнадцатого века. В каталоге также упоминается, что помимо гравюры Ларше существовала гравюра анонимного художника, подписанная инициалами L. Sa. Этой гравюре почти полностью соответствует современный облик картины. Гравюра была создана во второй половине XVII века в Амстердаме и опубликована Абрахамом Блотелингом (ум. 1676). Кроме того, в коллекции Ван Регтерна (Альтена, Амстердам) хранится рисунок, исполненный размывкой коричневым тоном и очень точно следующий оригиналу, подписанный: J. De Bisschop Fecit Na Raphael (Я. де Бисхоп рисовал по Рафаэлю). Датский художник Ян де Бисхоп (Jan De Bisschop, 1628—1671) во время своего путешествия по Италии в 1650-е годы делал зарисовки с картин итальянских художников. Эти источники дают представление о состоянии картины в конце XVII — начале XVIII века, до того, как она вошла в собрание Кроза.

Сюжет

Одно из многочисленных произведений изобразительного искусства на тему истории Юдифи и Олоферна. Согласно книге «Иудифь», полководец Олоферн, командующий армией Навуходоносора, выполняя его повеление «свершить … отмщение всей земле», прошёл Месопотамию, разрушил все её города, выжег все посевы и перебил мужчин. Олоферн осадил небольшой город Ветилую, где жила молодая вдова Юдифь. Женщина пробралась в лагерь ассирийцев и соблазнила Олоферна. Когда полководец заснул, Юдифь отсекла ему голову. «Потому что красота её пленила душу его, — меч прошел по шее его!»[6] Войско, оставшееся без руководителя, не смогло противостоять жителям Ветилуи и было рассеяно. Юдифь в качестве трофея получила шатёр Олоферна и всю его утварь и вступила в Ветилую как триумфатор.

Античная «Венера Урания», на которую мог ориентироваться Джорджоне

Выбрав момент, когда убийство уже было совершено, Джорджоне, в отличие от многих художников, обращавшихся к этому библейскому сюжету, создал удивительно умиротворённую[6] картину. Юдифь, держа в правой руке меч, опирается на невысокий парапет. Её левая нога покоится на голове Олоферна. За спиной Юдифи развёртывается гармоничный морской пейзаж.

Реставрация

Полотно дошло до нашего времени не в лучшем состоянии. Во Франции в конце XVII — начале XVIII века с картины был удалён тёмный лак, прописана выцветшая живопись, по бокам картины были добавлены деревянные приставки (каждая по 12 см)[7] с изображением ещё одного дерева справа и пейзажа слева[4]. В конце XVIII — начале XIX века в Эрмитаже картину покрыли тонированным жёлтым лаком, чтобы придать ей так называемый «галерейный» тон. Кроме того, этой операцией пытались скрыть ранние неудачные реставрации авторской живописи. В 1893 году реставратор А. Сидоров перевёл картину с доски на холст. По бокам полотна, согласно гравюре XVII века с картины, были добавлены приставки в полтора-два сантиметра с живописью на тон светлее.

В 1967 году была начата предварительная подготовка к серьёзной реставрации «Юдифи» — предварительные исследования живописного слоя подтверждали её срочность. Были сделаны снимки картины в ультрафиолетовых и инфракрасных лучах, рентгенограммы, проведены исследования под бинокулярным микроскопом. В некоторых местах полотна рука Джорджоне была закрыта шестью слоями мастиковок и прописок, каждый слой был отделён лаком. Собственно реставрация началась в 1969 году. Работу вела реставратор высшей квалификации А. М. Малова. Общее руководство осуществлял руководитель мастерской реставрации станковой живописи А. В. Брянцев и эксперты из Москвы и Ленинграда[4] Картина была расчищена от жёлтого лака, нескольких слоёв поздних записей поэтапно. Лак удалялся ватно-марлевым тампоном, смоченным в специальном составе, прописка — скальпелем под микроскопом. В день открывалось от 2 до 6 квадратных сантиметров картины. Для сохранения авторской живописи на ней оставлялся тонкий слой старого лака. Неожиданностью оказался подлинный колорит картины, скрытый под жёлтым лаком. После реставрации открылись городская башня и холмы на дальнем плане, ажурная листва дерева за спиной Юдифи, травы, цветы и камни площадки, выписанные Джорджоне с величайшей точностью. Были обнаружены отпечатки пальцев художника. Реставрация картины закончилась в 1971 году.

Примечания

Литература

  • Энциклопедический словарь юного художника / Сост. Н. И. Платонова, В. Д. Синюков. — М.: Педагогика, 1983. — С. 291. — 416 с. — 500 000 экз.
  • Ярошенко В. Люди и сокровища. — М.: Молодая гвардия, 1981. — С. 89—94. — 143 с. — 75 000 экз..

Ссылки

dic.academic.ru

Юдифь (картина Джорджоне) — WiKi

Провенанс

Коллекция Кроза, умершего в 1770 году, была создана дядей барона Тьера, банкиром Пьером Кроза. Переговоры российского правительства по поводу приобретения собрания с наследниками Кроза проходили по инициативе посланника Д. А. Голицына и при участии Дидро[1]. Свидетельств о работе Джорджоне над «Юдифью» не сохранилось, свои произведения художник не подписывал, поэтому полотно атрибутируется ему исключительно по стилистическим соображениям, «имеющим в своей основе критерий качества» (П. П. Муратов)[2]. Как можно прочитать в Британской энциклопедии, «Юдифь» воплощает тот же идеал безмятежной красоты, что и «Спящая Венера». Несмотря на чинимое ею насилие, ветхозаветная героиня трактована скорее как античная богиня, чем как мститель от лица угнетённого народа[3]. В старину «Юдифь» считалась работой Рафаэля[4].

Впервые каталог коллекции Кроза[5] был издан в Париже в 1729 году с текстом Марьетта. Гравюра в зеркальном отображении с картины «Юдифь», выполненная Туанетт (Антуаннетт) Ларше (фр. Antoinette Larcher, род. 1695), была размещена в первом томе каталога. Судя по ней, картина была несколько шире. Комментарий Марьетта — первое письменное упоминание «Юдифи». По его сообщению, картина в собрание Кроза поступила от М. Фореста, который, в свою очередь, приобрёл её у коллекционера Бертена. Так как Бертен умер в 1711 году, вероятно, что «Юдифь» появилась в коллекции Кроза уже в начале восемнадцатого века. В каталоге также упоминается, что помимо гравюры Ларше существовала гравюра анонимного художника, подписанная инициалами L. Sa. Этой гравюре почти полностью соответствует современный облик картины. Гравюра была создана во второй половине XVII века в Амстердам, то есть задолго до Т. Ларше, и опубликована Абрахамом Блутелингом (ум. 1676). Кроме того, известен рисунок из коллекции профессора Ван Регтерен Альтена (Амстердам), исполненный бистром и очень точно следующий оригиналу. Он подписан: «J. De Bisschop Fecit Na Raphael» (Я. де Бисхоп рисовал по Рафаэлю). Датский художник Ян де Бисхоп (Jan De Bisschop, 1628—1671) во время своего путешествия по Италии в 1650-е годы делал зарисовки с картин итальянских художников. Эти источники дают представление о состоянии картины в конце XVII — начале XVIII века, до того, как она вошла в собрание Кроза.

Сюжет

Одно из многочисленных произведений изобразительного искусства на тему истории Юдифи и Олоферна. Согласно книге «Иудифь», полководец Олоферн, командующий армией Навуходоносора, выполняя его повеление «свершить … отмщение всей земле», прошёл Месопотамию, разрушил все её города, выжег все посевы и перебил мужчин. Олоферн осадил небольшой город Ветилую, где жила молодая вдова Юдифь. Женщина пробралась в лагерь ассирийцев и соблазнила Олоферна. Когда полководец заснул, Юдифь отсекла ему голову. «Потому что красота её пленила душу его, — меч прошел по шее его!»[6] Войско, оставшееся без руководителя, не смогло противостоять жителям Ветилуи и было рассеяно. Юдифь в качестве трофея получила шатёр Олоферна и всю его утварь и вступила в Ветилую как триумфатор.

  Античная «Венера Урания», на которую мог ориентироваться Джорджоне

Выбрав момент, когда убийство уже было совершено, Джорджоне, в отличие от многих художников, обращавшихся к этому библейскому сюжету, создал удивительно умиротворённую[6] картину. Юдифь, держа в правой руке меч, опирается на невысокий парапет. Её левая нога покоится на голове Олоферна. За спиной Юдифи развёртывается гармоничный пейзаж.

Художественные особенности

Интересно почти полное пропадание цвета предметов в сильных светах — явление достаточно редкое для живописи той эпохи. Джорджоне, играя на контрасте холодных светов и тёплых теней, сближает разноокрашенные предметы (тело Юдифи и её платье, написанное мареной), свет, как и контур всей фигуры, словно льётся «объединяющий, нивелирующий предметы и цвета». Возможно, что эффект был усилен естественным выцветанием со временем красок[7].

Реставрация

Картина была написана на створке для шкафа (в конце XV — начале XVI века в Италии было принято украшать подобным образом мебель) Во Франции на рубеже XVII — XVIII веков с картины был удалён тёмный лак, прописана выцветшая живопись, по бокам доски были добавлены деревянные приставки (каждая по 12 см). В каталоге картин Кроза (1755) размер «Юдифи» был указан уже с надставками — 144 х 86 см.[8] с изображением ещё одного дерева справа и пейзажа слева[4].

Контуры трав и камней, из которых сложена стена, были обведены золотом. В конце XVIII — начале XIX века в Эрмитаже картину покрыли тонированным жёлтым лаком, чтобы придать ей так называемый «галерейный» тон. Кроме того, этой операцией пытались скрыть ранние неудачные реставрации. Подлинная авторская живопись, скрытая наслоениями, потеряла объемность, эффекты световоздушной среды.

В 1807 году картину предполагалось перевести с дерева на холст. Реставратор Перонар, которому поручено было провести операцию, обнаружил, что картина была надставлена. Он получил распоряжение убрать надставки, однако в каталоге Ф. Лабенского (1838) размер «Юдифи» был указан снова с ними. Дополнения к доске-основе были удалены в период между 1838 и 1863 годами — в каталоге 1863 года картина указана уже с современными размерами. Её перевод на холст произвёл в 1893 году реставратор Эрмитажа А. Сидоров[9]. По бокам полотна, согласно гравюре XVII века с картины, были добавлены приставки в 1,5-2 см с живописью на тон светлее.

В 1967 году была начата предварительная подготовка к серьёзной реставрации «Юдифи» — предварительные исследования живописного слоя подтверждали её срочность. На первом этапе изучались старинные гравюры, сделанные с картины в разные годы. Нидерландские гравюра и рисунок XVII века показали, как выглядела картина до внесённых в неё изменений.

Были сделаны многочисленные снимки картины в отраженной ультрафиолетовой люминесценции, инфракрасных лучах, выполнены макрофотографии и рентгенограммы, проведены исследования под бинокулярным микроскопом. В некоторых местах полотна рука Джорджоне была закрыта шестью слоями мастиковок и прописок, каждый слой был отделён лаком. В ходе исследований было установлено, что авторская живопись сохранилась достаточно хорошо, поэтому можно было снять слои лака и реставрационные прописки, чтобы раскрыть её. К декабрю 1967 года всё было готово для проведения работ по расчистке от поздних наслоений, однако, едва начатые, они были остановлены по требованию ряда известных художников, опасавшихся, что реставрация нанесёт произведению Джорджоне непоправимый ущерб.

Собственно реставрация началась в 1969 году. Работу вела реставратор высшей квалификации А. М. Малова. Общее руководство осуществлял руководитель мастерской реставрации станковой живописи А. В. Брянцев и эксперты из Москвы и Ленинграда[4]. Картина была расчищена от жёлтого лака, нескольких слоёв поздних записей поэтапно. Лак удалялся ватно-марлевым тампоном, смоченным в специальном составе, прописка — скальпелем под микроскопом. В день открывалось от 2 до 6 квадратных сантиметров картины. Для сохранения авторской живописи на ней оставлялся тонкий слой старого лака. Неожиданностью оказался подлинный колорит картины, скрытый под жёлтым лаком. После реставрации открылись городская башня и холмы на дальнем плане, ажурная листва дерева за спиной Юдифи, травы, цветы и камни площадки, выписанные Джорджоне с величайшей точностью. Были обнаружены отпечатки пальцев художника на небе справа, на стене и платье. Реставрация картины закончилась в 1971 году.

Примечания

  1. ↑ The State Hermitage Museum: Hermitage History
  2. ↑ Lib.ru/Классика: Муратов Павел Павлович. Образы Италии
  3. ↑ Giorgione (Italian painter) (англ.). — статья из Encyclopædia Britannica Online.
  4. ↑ 1 2 3 The History of Giorgione’s Judith and its restoration T. Fomicieva
  5. ↑ Recueil d’estampes d’après les plus beaux tableaux et les plus beaux dessins qui sont en France dansle Cabinet du dans celui de Monseigneur le Duc d’Orleans et dans d’autres Cabinets, Paris, 1729, № 33 Judith
  6. ↑ 1 2 Цит. по: Ярошенко В. Люди и сокровища. — М.: Молодая гвардия, 1981. — С. 93. — 143 с. — 75 000 экз..
  7. ↑ Волков Н. Цвет в живописи. — М.: Искусство, 1984. — С. 188—189.
  8. ↑ Трудно сказать, чем руководствовался Кроза, отдавая подобное распоряжение. Вероятно оригинальный формат картины казался ему слишком узким, может быть также «Юдифь» была надставлена для того, чтобы составить пару какой-либо из картин коллекции.
  9. ↑ Деревянная основа с обратной стороны картины стачивалась до грунта, потом по нему наносился слой грунта, всё укреплялось марлей и переносилось на холст. Работа с произведениями живописи, переведёнными с дерева на холст требует особой осторожности, и реставраторы опасались, что «Юдифь» может, как это часто бывает с такими полотнами, отреагировать на смену температурно-влажностного режима короблением основы или вздутием красочного слоя. В настоящее время перевод живописи на другую основу производится только в самых крайних случаях, обычно же оригинальная основа картины сохраняется всеми доступными средствами.

Литература

  • Энциклопедический словарь юного художника / Сост. Н. И. Платонова, В. Д. Синюков. — М.: Педагогика, 1983. — С. 291. — 416 с. — 500 000 экз.
  • Ярошенко В. Люди и сокровища. — М.: Молодая гвардия, 1981. — С. 89—94. — 143 с. — 75 000 экз..

Ссылки

ru-wiki.org

Юдифь (картина Джорджоне) — википедия фото

Провенанс

Коллекция Кроза, умершего в 1770 году, была создана дядей барона Тьера, банкиром Пьером Кроза. Переговоры российского правительства по поводу приобретения собрания с наследниками Кроза проходили по инициативе посланника Д. А. Голицына и при участии Дидро[1]. Свидетельств о работе Джорджоне над «Юдифью» не сохранилось, свои произведения художник не подписывал, поэтому полотно атрибутируется ему исключительно по стилистическим соображениям, «имеющим в своей основе критерий качества» (П. П. Муратов)[2]. Как можно прочитать в Британской энциклопедии, «Юдифь» воплощает тот же идеал безмятежной красоты, что и «Спящая Венера». Несмотря на чинимое ею насилие, ветхозаветная героиня трактована скорее как античная богиня, чем как мститель от лица угнетённого народа[3]. В старину «Юдифь» считалась работой Рафаэля[4].

Впервые каталог коллекции Кроза[5] был издан в Париже в 1729 году с текстом Марьетта. Гравюра в зеркальном отображении с картины «Юдифь», выполненная Туанетт (Антуаннетт) Ларше (фр. Antoinette Larcher, род. 1695), была размещена в первом томе каталога. Судя по ней, картина была несколько шире. Комментарий Марьетта — первое письменное упоминание «Юдифи». По его сообщению, картина в собрание Кроза поступила от М. Фореста, который, в свою очередь, приобрёл её у коллекционера Бертена. Так как Бертен умер в 1711 году, вероятно, что «Юдифь» появилась в коллекции Кроза уже в начале восемнадцатого века. В каталоге также упоминается, что помимо гравюры Ларше существовала гравюра анонимного художника, подписанная инициалами L. Sa. Этой гравюре почти полностью соответствует современный облик картины. Гравюра была создана во второй половине XVII века в Амстердам, то есть задолго до Т. Ларше, и опубликована Абрахамом Блутелингом (ум. 1676). Кроме того, известен рисунок из коллекции профессора Ван Регтерен Альтена (Амстердам), исполненный бистром и очень точно следующий оригиналу. Он подписан: «J. De Bisschop Fecit Na Raphael» (Я. де Бисхоп рисовал по Рафаэлю). Датский художник Ян де Бисхоп (Jan De Bisschop, 1628—1671) во время своего путешествия по Италии в 1650-е годы делал зарисовки с картин итальянских художников. Эти источники дают представление о состоянии картины в конце XVII — начале XVIII века, до того, как она вошла в собрание Кроза.

Сюжет

Одно из многочисленных произведений изобразительного искусства на тему истории Юдифи и Олоферна. Согласно книге «Иудифь», полководец Олоферн, командующий армией Навуходоносора, выполняя его повеление «свершить … отмщение всей земле», прошёл Месопотамию, разрушил все её города, выжег все посевы и перебил мужчин. Олоферн осадил небольшой город Ветилую, где жила молодая вдова Юдифь. Женщина пробралась в лагерь ассирийцев и соблазнила Олоферна. Когда полководец заснул, Юдифь отсекла ему голову. «Потому что красота её пленила душу его, — меч прошел по шее его!»[6] Войско, оставшееся без руководителя, не смогло противостоять жителям Ветилуи и было рассеяно. Юдифь в качестве трофея получила шатёр Олоферна и всю его утварь и вступила в Ветилую как триумфатор.

  Античная «Венера Урания», на которую мог ориентироваться Джорджоне

Выбрав момент, когда убийство уже было совершено, Джорджоне, в отличие от многих художников, обращавшихся к этому библейскому сюжету, создал удивительно умиротворённую[6] картину. Юдифь, держа в правой руке меч, опирается на невысокий парапет. Её левая нога покоится на голове Олоферна. За спиной Юдифи развёртывается гармоничный пейзаж.

Художественные особенности

Интересно почти полное пропадание цвета предметов в сильных светах — явление достаточно редкое для живописи той эпохи. Джорджоне, играя на контрасте холодных светов и тёплых теней, сближает разноокрашенные предметы (тело Юдифи и её платье, написанное мареной), свет, как и контур всей фигуры, словно льётся «объединяющий, нивелирующий предметы и цвета». Возможно, что эффект был усилен естественным выцветанием со временем красок[7].

Реставрация

Картина была написана на створке для шкафа (в конце XV — начале XVI века в Италии было принято украшать подобным образом мебель) Во Франции на рубеже XVII — XVIII веков с картины был удалён тёмный лак, прописана выцветшая живопись, по бокам доски были добавлены деревянные приставки (каждая по 12 см). В каталоге картин Кроза (1755) размер «Юдифи» был указан уже с надставками — 144 х 86 см.[8] с изображением ещё одного дерева справа и пейзажа слева[4].

Контуры трав и камней, из которых сложена стена, были обведены золотом. В конце XVIII — начале XIX века в Эрмитаже картину покрыли тонированным жёлтым лаком, чтобы придать ей так называемый «галерейный» тон. Кроме того, этой операцией пытались скрыть ранние неудачные реставрации. Подлинная авторская живопись, скрытая наслоениями, потеряла объемность, эффекты световоздушной среды.

В 1807 году картину предполагалось перевести с дерева на холст. Реставратор Перонар, которому поручено было провести операцию, обнаружил, что картина была надставлена. Он получил распоряжение убрать надставки, однако в каталоге Ф. Лабенского (1838) размер «Юдифи» был указан снова с ними. Дополнения к доске-основе были удалены в период между 1838 и 1863 годами — в каталоге 1863 года картина указана уже с современными размерами. Её перевод на холст произвёл в 1893 году реставратор Эрмитажа А. Сидоров[9]. По бокам полотна, согласно гравюре XVII века с картины, были добавлены приставки в 1,5-2 см с живописью на тон светлее.

В 1967 году была начата предварительная подготовка к серьёзной реставрации «Юдифи» — предварительные исследования живописного слоя подтверждали её срочность. На первом этапе изучались старинные гравюры, сделанные с картины в разные годы. Нидерландские гравюра и рисунок XVII века показали, как выглядела картина до внесённых в неё изменений.

Были сделаны многочисленные снимки картины в отраженной ультрафиолетовой люминесценции, инфракрасных лучах, выполнены макрофотографии и рентгенограммы, проведены исследования под бинокулярным микроскопом. В некоторых местах полотна рука Джорджоне была закрыта шестью слоями мастиковок и прописок, каждый слой был отделён лаком. В ходе исследований было установлено, что авторская живопись сохранилась достаточно хорошо, поэтому можно было снять слои лака и реставрационные прописки, чтобы раскрыть её. К декабрю 1967 года всё было готово для проведения работ по расчистке от поздних наслоений, однако, едва начатые, они были остановлены по требованию ряда известных художников, опасавшихся, что реставрация нанесёт произведению Джорджоне непоправимый ущерб.

Собственно реставрация началась в 1969 году. Работу вела реставратор высшей квалификации А. М. Малова. Общее руководство осуществлял руководитель мастерской реставрации станковой живописи А. В. Брянцев и эксперты из Москвы и Ленинграда[4]. Картина была расчищена от жёлтого лака, нескольких слоёв поздних записей поэтапно. Лак удалялся ватно-марлевым тампоном, смоченным в специальном составе, прописка — скальпелем под микроскопом. В день открывалось от 2 до 6 квадратных сантиметров картины. Для сохранения авторской живописи на ней оставлялся тонкий слой старого лака. Неожиданностью оказался подлинный колорит картины, скрытый под жёлтым лаком. После реставрации открылись городская башня и холмы на дальнем плане, ажурная листва дерева за спиной Юдифи, травы, цветы и камни площадки, выписанные Джорджоне с величайшей точностью. Были обнаружены отпечатки пальцев художника на небе справа, на стене и платье. Реставрация картины закончилась в 1971 году.

Примечания

  1. ↑ The State Hermitage Museum: Hermitage History
  2. ↑ Lib.ru/Классика: Муратов Павел Павлович. Образы Италии
  3. ↑ Giorgione (Italian painter) (англ.). — статья из Encyclopædia Britannica Online.
  4. ↑ 1 2 3 The History of Giorgione’s Judith and its restoration T. Fomicieva
  5. ↑ Recueil d’estampes d’après les plus beaux tableaux et les plus beaux dessins qui sont en France dansle Cabinet du dans celui de Monseigneur le Duc d’Orleans et dans d’autres Cabinets, Paris, 1729, № 33 Judith
  6. ↑ 1 2 Цит. по: Ярошенко В. Люди и сокровища. — М.: Молодая гвардия, 1981. — С. 93. — 143 с. — 75 000 экз..
  7. ↑ Волков Н. Цвет в живописи. — М.: Искусство, 1984. — С. 188—189.
  8. ↑ Трудно сказать, чем руководствовался Кроза, отдавая подобное распоряжение. Вероятно оригинальный формат картины казался ему слишком узким, может быть также «Юдифь» была надставлена для того, чтобы составить пару какой-либо из картин коллекции.
  9. ↑ Деревянная основа с обратной стороны картины стачивалась до грунта, потом по нему наносился слой грунта, всё укреплялось марлей и переносилось на холст. Работа с произведениями живописи, переведёнными с дерева на холст требует особой осторожности, и реставраторы опасались, что «Юдифь» может, как это часто бывает с такими полотнами, отреагировать на смену температурно-влажностного режима короблением основы или вздутием красочного слоя. В настоящее время перевод живописи на другую основу производится только в самых крайних случаях, обычно же оригинальная основа картины сохраняется всеми доступными средствами.

Литература

  • Энциклопедический словарь юного художника / Сост. Н. И. Платонова, В. Д. Синюков. — М.: Педагогика, 1983. — С. 291. — 416 с. — 500 000 экз.
  • Ярошенко В. Люди и сокровища. — М.: Молодая гвардия, 1981. — С. 89—94. — 143 с. — 75 000 экз..

Ссылки

org-wikipediya.ru

Юдифь (картина Джорджоне) — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

К:Картины 1504 года

«Юдифь» (итал. Giuditta) — единственная находящаяся в России картина, единодушно атрибутируемая Джорджоне. Хранится в Государственном Эрмитаже, куда поступила из парижского собрания Антуана Кроза, барона Тьера, в 1772 году.

Провенанс

Коллекция Кроза, умершего в 1770 году, была создана дядей барона Тьера, банкиром Пьером Кроза. Переговоры российского правительства по поводу приобретения собрания с наследниками Кроза проходили по инициативе посланника Д. А. Голицына и при участии Дидро[1]. Свидетельств о работе Джорджоне над «Юдифью» не сохранилось, свои произведения художник не подписывал, поэтому полотно атрибутируется ему исключительно по стилистическим соображениям, «имеющим в своей основе критерий качества» (П. П. Муратов)[2]. Как можно прочитать в Британской энциклопедии, «Юдифь» воплощает тот же идеал безмятежной красоты, что и «Спящая Венера». Несмотря на чинимое ею насилие, ветхозаветная героиня трактована скорее как античная богиня, чем как мститель от лица угнетённого народа[3]. В старину «Юдифь» считалась работой Рафаэля[4].

Впервые каталог коллекции Кроза[5] был издан в Париже в 1729 году с текстом Марьетта. Гравюра в зеркальном отображении с картины «Юдифь», выполненная Туанетт (Антуаннетт) Ларше (фр. Antoinette Larcher, род. 1695), была размещена в первом томе каталога. Судя по ней, картина была несколько шире. Комментарий Марьетта — первое письменное упоминание «Юдифи». По его сообщению, картина в собрание Кроза поступила от М. Фореста, который, в свою очередь, приобрёл её у коллекционера Бертена. Так как Бертен умер в 1711 году, вероятно, что «Юдифь» появилась в коллекции Кроза уже в начале восемнадцатого века. В каталоге также упоминается, что помимо гравюры Ларше существовала гравюра анонимного художника, подписанная инициалами L. Sa. Этой гравюре почти полностью соответствует современный облик картины. Гравюра была создана во второй половине XVII века в Амстердам, то есть задолго до Т. Ларше, и опубликована Абрахамом Блутелингом (ум. 1676). Кроме того, известен рисунок из коллекции профессора Ван Регтерен Альтена (Амстердам), исполненный бистром и очень точно следующий оригиналу. Он подписан: «J. De Bisschop Fecit Na Raphael» (Я. де Бисхоп рисовал по Рафаэлю). Датский художник Ян де Бисхоп (Jan De Bisschop, 1628—1671) во время своего путешествия по Италии в 1650-е годы делал зарисовки с картин итальянских художников. Эти источники дают представление о состоянии картины в конце XVII — начале XVIII века, до того, как она вошла в собрание Кроза.

Сюжет

Одно из многочисленных произведений изобразительного искусства на тему истории Юдифи и Олоферна. Согласно книге «Иудифь», полководец Олоферн, командующий армией Навуходоносора, выполняя его повеление «свершить … отмщение всей земле», прошёл Месопотамию, разрушил все её города, выжег все посевы и перебил мужчин. Олоферн осадил небольшой город Ветилую, где жила молодая вдова Юдифь. Женщина пробралась в лагерь ассирийцев и соблазнила Олоферна. Когда полководец заснул, Юдифь отсекла ему голову. «Потому что красота её пленила душу его, — меч прошел по шее его!»[6] Войско, оставшееся без руководителя, не смогло противостоять жителям Ветилуи и было рассеяно. Юдифь в качестве трофея получила шатёр Олоферна и всю его утварь и вступила в Ветилую как триумфатор.

Выбрав момент, когда убийство уже было совершено, Джорджоне, в отличие от многих художников, обращавшихся к этому библейскому сюжету, создал удивительно умиротворённую[6] картину. Юдифь, держа в правой руке меч, опирается на невысокий парапет. Её левая нога покоится на голове Олоферна. За спиной Юдифи развёртывается гармоничный пейзаж.

Художественные особенности

Интересно почти полное пропадание цвета предметов в сильных светах — явление достаточно редкое для живописи той эпохи. Джорджоне, играя на контрасте холодных светов и тёплых теней, сближает разноокрашенные предметы (тело Юдифи и её платье, написанное мареной), свет, как и контур всей фигуры, словно льётся «объединяющий, нивелирующий предметы и цвета». Возможно, что эффект был усилен естественным выцветанием со временем красок[7].

Реставрация

Картина была написана на створке для шкафа (в конце XV — начале XVI века в Италии было принято украшать подобным образом мебель) Во Франции на рубеже XVII — XVIII веков с картины был удалён тёмный лак, прописана выцветшая живопись, по бокам доски были добавлены деревянные приставки (каждая по 12 см). В каталоге картин Кроза (1755) размер «Юдифи» был указан уже с надставками — 144 х 86 см.[8] с изображением ещё одного дерева справа и пейзажа слева[4].

Контуры трав и камней, из которых сложена стена, были обведены золотом. В конце XVIII — начале XIX века в Эрмитаже картину покрыли тонированным жёлтым лаком, чтобы придать ей так называемый «галерейный» тон. Кроме того, этой операцией пытались скрыть ранние неудачные реставрации. Подлинная авторская живопись, скрытая наслоениями, потеряла объемность, эффекты световоздушной среды.

В 1807 году картину предполагалось перевести с дерева на холст. Реставратор Перонар, которому поручено было провести операцию, обнаружил, что картина была надставлена. Он получил распоряжение убрать надставки, однако в каталоге Ф. Лабенского (1838) размер «Юдифи» был указан снова с ними. Дополнения к доске-основе были удалены в период между 1838 и 1863 годами — в каталоге 1863 года картина указана уже с современными размерами. Её перевод на холст произвёл в 1893 году реставратор Эрмитажа А. Сидоров[9]. По бокам полотна, согласно гравюре XVII века с картины, были добавлены приставки в 1,5-2 см с живописью на тон светлее.

В 1967 году была начата предварительная подготовка к серьёзной реставрации «Юдифи» — предварительные исследования живописного слоя подтверждали её срочность. На первом этапе изучались старинные гравюры, сделанные с картины в разные годы. Нидерландские гравюра и рисунок XVII века показали, как выглядела картина до внесённых в неё изменений.

Были сделаны многочисленные снимки картины в отраженной ультрафиолетовой люминесценции, инфракрасных лучах, выполнены макрофотографии и рентгенограммы, проведены исследования под бинокулярным микроскопом. В некоторых местах полотна рука Джорджоне была закрыта шестью слоями мастиковок и прописок, каждый слой был отделён лаком. В ходе исследований было установлено, что авторская живопись сохранилась достаточно хорошо, поэтому можно было снять слои лака и реставрационные прописки, чтобы раскрыть её. К декабрю 1967 года всё было готово для проведения работ по расчистке от поздних наслоений, однако, едва начатые, они были остановлены по требованию ряда известных художников, опасавшихся, что реставрация нанесёт произведению Джорджоне непоправимый ущерб.

Собственно реставрация началась в 1969 году. Работу вела реставратор высшей квалификации А. М. Малова. Общее руководство осуществлял руководитель мастерской реставрации станковой живописи А. В. Брянцев и эксперты из Москвы и Ленинграда[4]. Картина была расчищена от жёлтого лака, нескольких слоёв поздних записей поэтапно. Лак удалялся ватно-марлевым тампоном, смоченным в специальном составе, прописка — скальпелем под микроскопом. В день открывалось от 2 до 6 квадратных сантиметров картины. Для сохранения авторской живописи на ней оставлялся тонкий слой старого лака. Неожиданностью оказался подлинный колорит картины, скрытый под жёлтым лаком. После реставрации открылись городская башня и холмы на дальнем плане, ажурная листва дерева за спиной Юдифи, травы, цветы и камни площадки, выписанные Джорджоне с величайшей точностью. Были обнаружены отпечатки пальцев художника на небе справа, на стене и платье. Реставрация картины закончилась в 1971 году.

Напишите отзыв о статье "Юдифь (картина Джорджоне)"

Примечания

  1. ↑ [www.hermitagemuseum.org/html_Ru/05/hm5_4_1_3.html The State Hermitage Museum: Hermitage History]
  2. ↑ [az.lib.ru/m/muratow_p_p/text_0010.shtml Lib.ru/Классика: Муратов Павел Павлович. Образы Италии]
  3. ↑ [www.britannica.com/EBchecked/topic/234034 Giorgione (Italian painter)] (англ.). — статья из Encyclopædia Britannica Online.
  4. ↑ 1 2 3 [www.jstor.org/pss/877353 The History of Giorgione’s Judith and its restoration] T. Fomicieva
  5. ↑ Recueil d’estampes d’après les plus beaux tableaux et les plus beaux dessins qui sont en France dansle Cabinet du dans celui de Monseigneur le Duc d’Orleans et dans d’autres Cabinets, Paris, 1729, № 33 Judith
  6. ↑ 1 2 Цит. по: Ярошенко В. Люди и сокровища. — М.: Молодая гвардия, 1981. — С. 93. — 143 с. — 75 000 экз..
  7. ↑ Волков Н. Цвет в живописи. — М.: Искусство, 1984. — С. 188—189.
  8. ↑ Трудно сказать, чем руководствовался Кроза, отдавая подобное распоряжение. Вероятно оригинальный формат картины казался ему слишком узким, может быть также «Юдифь» была надставлена для того, чтобы составить пару какой-либо из картин коллекции.
  9. ↑ Деревянная основа с обратной стороны картины стачивалась до грунта, потом по нему наносился слой грунта, всё укреплялось марлей и переносилось на холст. Работа с произведениями живописи, переведёнными с дерева на холст требует особой осторожности, и реставраторы опасались, что «Юдифь» может, как это часто бывает с такими полотнами, отреагировать на смену температурно-влажностного режима короблением основы или вздутием красочного слоя. В настоящее время перевод живописи на другую основу производится только в самых крайних случаях, обычно же оригинальная основа картины сохраняется всеми доступными средствами.

Литература

  • Энциклопедический словарь юного художника / Сост. Н. И. Платонова, В. Д. Синюков. — М.: Педагогика, 1983. — С. 291. — 416 с. — 500 000 экз.
  • Ярошенко В. Люди и сокровища. — М.: Молодая гвардия, 1981. — С. 89—94. — 143 с. — 75 000 экз..

Ссылки

  • [www.hermitagemuseum.org/wps/portal/hermitage/digital-collection/01.+Paintings/32196/?lng=ru «Юдифь» Джорджоне на официальном сайте Эрмитажа]

Отрывок, характеризующий Юдифь (картина Джорджоне)

То вдруг ему становилось стыдно чего то. Ему неловко было, что он один занимает внимание всех, что он счастливец в глазах других, что он с своим некрасивым лицом какой то Парис, обладающий Еленой. «Но, верно, это всегда так бывает и так надо, – утешал он себя. – И, впрочем, что же я сделал для этого? Когда это началось? Из Москвы я поехал вместе с князем Васильем. Тут еще ничего не было. Потом, отчего же мне было у него не остановиться? Потом я играл с ней в карты и поднял ее ридикюль, ездил с ней кататься. Когда же это началось, когда это всё сделалось? И вот он сидит подле нее женихом; слышит, видит, чувствует ее близость, ее дыхание, ее движения, ее красоту. То вдруг ему кажется, что это не она, а он сам так необыкновенно красив, что оттого то и смотрят так на него, и он, счастливый общим удивлением, выпрямляет грудь, поднимает голову и радуется своему счастью. Вдруг какой то голос, чей то знакомый голос, слышится и говорит ему что то другой раз. Но Пьер так занят, что не понимает того, что говорят ему. – Я спрашиваю у тебя, когда ты получил письмо от Болконского, – повторяет третий раз князь Василий. – Как ты рассеян, мой милый. Князь Василий улыбается, и Пьер видит, что все, все улыбаются на него и на Элен. «Ну, что ж, коли вы все знаете», говорил сам себе Пьер. «Ну, что ж? это правда», и он сам улыбался своей кроткой, детской улыбкой, и Элен улыбается. – Когда же ты получил? Из Ольмюца? – повторяет князь Василий, которому будто нужно это знать для решения спора. «И можно ли говорить и думать о таких пустяках?» думает Пьер. – Да, из Ольмюца, – отвечает он со вздохом. От ужина Пьер повел свою даму за другими в гостиную. Гости стали разъезжаться и некоторые уезжали, не простившись с Элен. Как будто не желая отрывать ее от ее серьезного занятия, некоторые подходили на минуту и скорее отходили, запрещая ей провожать себя. Дипломат грустно молчал, выходя из гостиной. Ему представлялась вся тщета его дипломатической карьеры в сравнении с счастьем Пьера. Старый генерал сердито проворчал на свою жену, когда она спросила его о состоянии его ноги. «Эка, старая дура, – подумал он. – Вот Елена Васильевна так та и в 50 лет красавица будет». – Кажется, что я могу вас поздравить, – прошептала Анна Павловна княгине и крепко поцеловала ее. – Ежели бы не мигрень, я бы осталась. Княгиня ничего не отвечала; ее мучила зависть к счастью своей дочери. Пьер во время проводов гостей долго оставался один с Элен в маленькой гостиной, где они сели. Он часто и прежде, в последние полтора месяца, оставался один с Элен, но никогда не говорил ей о любви. Теперь он чувствовал, что это было необходимо, но он никак не мог решиться на этот последний шаг. Ему было стыдно; ему казалось, что тут, подле Элен, он занимает чье то чужое место. Не для тебя это счастье, – говорил ему какой то внутренний голос. – Это счастье для тех, у кого нет того, что есть у тебя. Но надо было сказать что нибудь, и он заговорил. Он спросил у нее, довольна ли она нынешним вечером? Она, как и всегда, с простотой своей отвечала, что нынешние именины были для нее одними из самых приятных. Кое кто из ближайших родных еще оставались. Они сидели в большой гостиной. Князь Василий ленивыми шагами подошел к Пьеру. Пьер встал и сказал, что уже поздно. Князь Василий строго вопросительно посмотрел на него, как будто то, что он сказал, было так странно, что нельзя было и расслышать. Но вслед за тем выражение строгости изменилось, и князь Василий дернул Пьера вниз за руку, посадил его и ласково улыбнулся. – Ну, что, Леля? – обратился он тотчас же к дочери с тем небрежным тоном привычной нежности, который усвоивается родителями, с детства ласкающими своих детей, но который князем Василием был только угадан посредством подражания другим родителям. И он опять обратился к Пьеру. – Сергей Кузьмич, со всех сторон , – проговорил он, расстегивая верхнюю пуговицу жилета. Пьер улыбнулся, но по его улыбке видно было, что он понимал, что не анекдот Сергея Кузьмича интересовал в это время князя Василия; и князь Василий понял, что Пьер понимал это. Князь Василий вдруг пробурлил что то и вышел. Пьеру показалось, что даже князь Василий был смущен. Вид смущенья этого старого светского человека тронул Пьера; он оглянулся на Элен – и она, казалось, была смущена и взглядом говорила: «что ж, вы сами виноваты». «Надо неизбежно перешагнуть, но не могу, я не могу», думал Пьер, и заговорил опять о постороннем, о Сергее Кузьмиче, спрашивая, в чем состоял этот анекдот, так как он его не расслышал. Элен с улыбкой отвечала, что она тоже не знает. Когда князь Василий вошел в гостиную, княгиня тихо говорила с пожилой дамой о Пьере. – Конечно, c'est un parti tres brillant, mais le bonheur, ma chere… – Les Marieiages se font dans les cieux, [Конечно, это очень блестящая партия, но счастье, моя милая… – Браки совершаются на небесах,] – отвечала пожилая дама. Князь Василий, как бы не слушая дам, прошел в дальний угол и сел на диван. Он закрыл глаза и как будто дремал. Голова его было упала, и он очнулся. – Aline, – сказал он жене, – allez voir ce qu'ils font. [Алина, посмотри, что они делают.] Княгиня подошла к двери, прошлась мимо нее с значительным, равнодушным видом и заглянула в гостиную. Пьер и Элен так же сидели и разговаривали. – Всё то же, – отвечала она мужу. Князь Василий нахмурился, сморщил рот на сторону, щеки его запрыгали с свойственным ему неприятным, грубым выражением; он, встряхнувшись, встал, закинул назад голову и решительными шагами, мимо дам, прошел в маленькую гостиную. Он скорыми шагами, радостно подошел к Пьеру. Лицо князя было так необыкновенно торжественно, что Пьер испуганно встал, увидав его. – Слава Богу! – сказал он. – Жена мне всё сказала! – Он обнял одной рукой Пьера, другой – дочь. – Друг мой Леля! Я очень, очень рад. – Голос его задрожал. – Я любил твоего отца… и она будет тебе хорошая жена… Бог да благословит вас!… Он обнял дочь, потом опять Пьера и поцеловал его дурно пахучим ртом. Слезы, действительно, омочили его щеки. – Княгиня, иди же сюда, – прокричал он. Княгиня вышла и заплакала тоже. Пожилая дама тоже утиралась платком. Пьера целовали, и он несколько раз целовал руку прекрасной Элен. Через несколько времени их опять оставили одних. «Всё это так должно было быть и не могло быть иначе, – думал Пьер, – поэтому нечего спрашивать, хорошо ли это или дурно? Хорошо, потому что определенно, и нет прежнего мучительного сомнения». Пьер молча держал руку своей невесты и смотрел на ее поднимающуюся и опускающуюся прекрасную грудь. – Элен! – сказал он вслух и остановился. «Что то такое особенное говорят в этих случаях», думал он, но никак не мог вспомнить, что такое именно говорят в этих случаях. Он взглянул в ее лицо. Она придвинулась к нему ближе. Лицо ее зарумянилось. – Ах, снимите эти… как эти… – она указывала на очки. Пьер снял очки, и глаза его сверх той общей странности глаз людей, снявших очки, глаза его смотрели испуганно вопросительно. Он хотел нагнуться над ее рукой и поцеловать ее; но она быстрым и грубым движеньем головы пeрехватила его губы и свела их с своими. Лицо ее поразило Пьера своим изменившимся, неприятно растерянным выражением. «Теперь уж поздно, всё кончено; да и я люблю ее», подумал Пьер. – Je vous aime! [Я вас люблю!] – сказал он, вспомнив то, что нужно было говорить в этих случаях; но слова эти прозвучали так бедно, что ему стало стыдно за себя. Через полтора месяца он был обвенчан и поселился, как говорили, счастливым обладателем красавицы жены и миллионов, в большом петербургском заново отделанном доме графов Безухих.

Старый князь Николай Андреич Болконский в декабре 1805 года получил письмо от князя Василия, извещавшего его о своем приезде вместе с сыном. («Я еду на ревизию, и, разумеется, мне 100 верст не крюк, чтобы посетить вас, многоуважаемый благодетель, – писал он, – и Анатоль мой провожает меня и едет в армию; и я надеюсь, что вы позволите ему лично выразить вам то глубокое уважение, которое он, подражая отцу, питает к вам».) – Вот Мари и вывозить не нужно: женихи сами к нам едут, – неосторожно сказала маленькая княгиня, услыхав про это. Князь Николай Андреич поморщился и ничего не сказал. Через две недели после получения письма, вечером, приехали вперед люди князя Василья, а на другой день приехал и он сам с сыном. Старик Болконский всегда был невысокого мнения о характере князя Василья, и тем более в последнее время, когда князь Василий в новые царствования при Павле и Александре далеко пошел в чинах и почестях. Теперь же, по намекам письма и маленькой княгини, он понял, в чем дело, и невысокое мнение о князе Василье перешло в душе князя Николая Андреича в чувство недоброжелательного презрения. Он постоянно фыркал, говоря про него. В тот день, как приехать князю Василью, князь Николай Андреич был особенно недоволен и не в духе. Оттого ли он был не в духе, что приезжал князь Василий, или оттого он был особенно недоволен приездом князя Василья, что был не в духе; но он был не в духе, и Тихон еще утром отсоветывал архитектору входить с докладом к князю. – Слышите, как ходит, – сказал Тихон, обращая внимание архитектора на звуки шагов князя. – На всю пятку ступает – уж мы знаем… Однако, как обыкновенно, в 9 м часу князь вышел гулять в своей бархатной шубке с собольим воротником и такой же шапке. Накануне выпал снег. Дорожка, по которой хаживал князь Николай Андреич к оранжерее, была расчищена, следы метлы виднелись на разметанном снегу, и лопата была воткнута в рыхлую насыпь снега, шедшую с обеих сторон дорожки. Князь прошел по оранжереям, по дворне и постройкам, нахмуренный и молчаливый. – А проехать в санях можно? – спросил он провожавшего его до дома почтенного, похожего лицом и манерами на хозяина, управляющего. – Глубок снег, ваше сиятельство. Я уже по прешпекту разметать велел. Князь наклонил голову и подошел к крыльцу. «Слава тебе, Господи, – подумал управляющий, – пронеслась туча!» – Проехать трудно было, ваше сиятельство, – прибавил управляющий. – Как слышно было, ваше сиятельство, что министр пожалует к вашему сиятельству? Князь повернулся к управляющему и нахмуренными глазами уставился на него. – Что? Министр? Какой министр? Кто велел? – заговорил он своим пронзительным, жестким голосом. – Для княжны, моей дочери, не расчистили, а для министра! У меня нет министров!

wiki-org.ru

Картина-резонанс: "Юдифь и Олоферн" Караваджо

Образ Юдифи всегда пользовался особым творческим интересом у художников Западной Европы. Сюжет знаменитой библейской истории был весьма востребован живописцами разных эпох и стилевых направлений. Один из таких художников - Караваджо.

Караваджо

Микеланджело Меризи ди Караваджо - ученик миланской школы живописи XVII века, считается одним из основоположников реалистической живописи в Западной Европе и художником-реформатором.юдифь и олоферн картина

Около пятнадцати лет прожил Караваджо в Риме, но из-за убийства во время дуэли был вынужден скрываться, и бежал сначала на Мальту, где попал в тюрьму, а потом на остров Сицилия.

Все картины Караваджо построены на игре света и тени. Они просты по своему построению и лаконичны. Образы его произведений выразительны, драматичны и очень эмоциональны. Есть мнение, что в качестве натуры мастер пользовался запрещенными приемами - писал алкоголиков, утопленников, проституток, нищих...

Юдифь и Олоферн: образы библейского мифа

В своей картине "Юдифь и Олоферн" Караваджо передал содержание древнего библейского мифа.

После победы над мидянами вавилонский царь Навуходоносор решил наказать народы, отказавшиеся в нужный момент поддержать его войско. Он призвал к себе своего военачальника по имени Олоферн и отправил с войском под стены иудейского города Ветилуи, чтобы уничтожит его. Подойдя к городу, Олоферн стал готовиться к штурму, но передумал, так как маовитяне указали ему источник, приносящий в город воду. Вавилоняне источник перекрыли и стали ждать дня, когда жители Ветилуи сами умрут от голода и жажды. И вот, когда терпеть горожанам уже не было мочи, они стали упрекать в бездействии своего правителя. Но тот не знал, что им ответить, и отправился за советом к молодой богатой вдове по имени Юдифь, проводившей в молитвах к Господу все свои дни и ночи после смерти мужа в шатре на крыше собственного дома. Услышав о случившемся, Юдифь предложила не спешить и положиться на волю Бога. Она вызвалась попытаться спасти сограждан от войска вавилонского.

Ночью вместе со служанкой она набрала в мешки съестных припасов и вышла за ворота. Дойдя до вражеского лагеря, Юдифь попросила встречи с Олоферном. Свой визит она объяснила упрямством правителя и тем, что от голода в городе съели уже всех священных животных и кара Господня - не за горами. И потому она бежала из Ветилуи в стан к вавилонянам.

Олоферн пригласил его пожить в его шатре до исхода противостояния. Юдифь согласилась. После пышного пира Олоферн и Юдифь уединились в комнате Олоферна, а когда тот, опоенный вином, уснул, Юдифь вытащила спрятанный за столб постели меч и отсекла ему голову. Тайно покинула она шатер Олоферна, унося его голову. На улице ее поджидала служанка. Она спрятала голову в мешок с провизией, и женщины незаметно вернулись под защиту родного города.

Утром горожане стали готовиться к нападению на вавилонян. Когда те увидели строящиеся отряды, бросились к Олоферну и нашли его умерщвленным и без головы. От страха бросились воины вавилонские бежать. Так спасла Юдифь свой город с помощью Божией.

Юдифь и Олоферн в картине Караваджо

В чем же новаторство Караваджо в этом полотне? Дело в том, что обычно в картинах других художников сюжет начинался с того момента, когда убийство Олоферна уже свершилось, а Юдифь стоит с отрезанной головою в руке. В этой же картине мастер обращается к детальному изображению самого процесса обезглавливания врага отважной и хладнокровной женщиной, патриоткой, от решительности и сосредоточенности которой зависит жизнь всех жителей ее родного города.караваджо юдифь и олоферн

Яркий и насыщенный колорит картины Караваджо "Юдифь и Олоферн" усиливает контраст красоты юной Юдифи и темного и ужасного, но праведного дела, ею свершаемого. Лицо же Олоферна тоже выписано с мельчайшими подробностями, так, будто бы сам автор или присутствовал при событии, либо видел подобный "предмет" где-то ранее и писал его если не с натуры, то уж по крайней мере по памяти.юдифь и олоферн картина

"Юдифь и Олоферн" Караваджо: картина-резонанс

Произведения Караваджо прозвучали резонансом привычкам и традициям общества Европы XVII века. Ценители искусственной красоты, заказчики не всегда принимали его творчество из-за непривычной драматичности, убивающей их внутреннее равновесие и спокойствие, съедающей гармонию души. Они заставляли ужасаться и содрогаться от напора драматизма, волнами бьющего с полотен. Так и картина Караваджо "Юдифь и Олоферн". Часто можно встретить по отношению к ней эпитет - "эмоциональный нокдаун". Как и другие полотна того же плана, "Юдифь" сохраняет в себе вечные пороки и достоинства людей и общества, живущие среди нас и по сей день. Именно поэтому она до сих пор не оставляет к себе равнодушным ни одного зрителя.

fb.ru


Смотрите также