ЗНАМЕНИТЫЕ “ЗАВТРАКИ” В ЖИВОПИСИ. ИМПРЕССИОНИЗМ. Завтрак картина


ЗНАМЕНИТЫЕ "ЗАВТРАКИ" В ЖИВОПИСИ | ARTотека еды

 Зинаида Серебрякова, “За завтраком” (1914) 600 х 340
Тема еды в живописи — одна из самых популярных. Диапазон  проявлений ее достаточно широк  – от красочных натюрмортов до разнообразных жанровых сцен.  Многочисленные “завтраки”, “обеды” и “ужины” можно найти среди работ любого художника. Но только некоторые из них стали знамениты и вошли в золотой фонд мировой живописи.
Диего Веласкес, “Завтрак” (1617), “Крестьянский завтрак” (1618)

Худож­ник Диего Велас­кес (1599 – 1660) по пра­ву счи­та­ет­ся вели­чай­шим пред­ста­ви­те­лем золо­то­го века испан­ской живо­пи­си. Уже в 18 лет он сдал экза­мен на зва­ние масте­ра и был при­нят в гиль­дию живо­пис­цев Севи­льи. Свои пер­вые кар­ти­ны начи­на­ю­щий худож­ник созда­вал в жан­ре боде­го­нес (bodegón – хар­чев­ня, трак­тир), кото­рый  соче­тал в себе эле­мен­ты быто­вых сце­нок из народ­ной жиз­ни и натюр­мор­та. К ним отно­сит­ся и кар­ти­на “Зав­трак” (Эрми­таж, Санкт-Петер­бург).

Ста­рик, маль­чик и моло­дой чело­век (суще­ству­ет мне­ние, что это авто­порт­рет Велас­ке­са) изоб­ра­же­ны за неза­мыс­ло­ва­тым зав­тра­ком. Наи­бо­лее яркая часть ком­по­зи­ции – стро­гий и ску­пой натюр­морт на белой ска­тер­ти. Вися­щие на стене корот­ко­по­лая шля­па и шпа­га ука­зы­ва­ет на бла­го­род­ное про­ис­хож­де­ние одно­го из при­сут­ству­ю­щих. Несмот­ря на бед­ность обста­нов­ки, пер­со­на­жи на кар­тине излу­ча­ют опти­мизм и радость.

картина Диего Веласкеса "Завтрак" 657 х 700 картина Диего Веласкеса "Крестьянский завтрак" 800 х 699

 Эта кар­ти­на иден­тич­на дру­го­му полот­ну худож­ни­ка, выпол­нен­но­му годом поз­же – “Кре­стьян­ско­му зав­тра­ку” (Музей изоб­ра­зи­тель­ных искусств, Буда­пешт). Тот же акцент на белой ска­тер­ти, но натюр­морт не так скуп – рыба, лимон, мор­ковь, хлеб и вино, кото­рое девуш­ка сосре­до­то­че­но нали­ва­ет в про­зрач­ный бокал. Пожи­лой чело­век и юно­ша заня­ты бесе­дой. Запо­ми­на­ю­щи­е­ся народ­ные типы, пол­ные есте­ствен­но­го досто­ин­ства, выбор сюже­та, кон­траст­ность осве­ще­ния, плот­ность пись­ма харак­тер­ны для  ран­не­го твор­че­ства Велас­ке­са, на кото­рый ока­за­ли боль­шое вли­я­ние рабо­ты Кара­ва­д­жо. До наших дней сохра­ни­лось все­го 9 кар­тин это­го пери­о­да, в том чис­ле и два “Зав­тра­ка”.

Фран­с­уа Буше, “Зав­трак” (1739)

Фран­с­уа Буше (1703–1770), при­двор­ный худож­ник Людо­ви­ка XV, полу­чив­ший зва­ние “пер­во­го живо­пис­ца коро­ля”, был облас­кан сла­вой и поче­том. Он про­явил себя как яркий пред­ста­ви­тель эпо­хи роко­ко, кото­рую во Фран­ции назы­ва­ли вре­ме­нем Купи­до­на и Вене­ры. Зако­но­да­тель моды и обра­зец сти­ля, люби­мец зна­ти и про­те­же мадам Пом­па­дур, Буше про­сла­вил­ся как талант­ли­вый деко­ра­тор и худож­ник. Его сла­ву живо­пис­ца соста­ви­ли мно­го­чис­лен­ные  пей­за­жи и пас­то­ра­ли, кар­ти­ны на мифо­ло­ги­че­ские и биб­лей­ские сюже­ты.

картина Франсуа Буше "Завтрак" 812 х 1000Несколь­ко особ­ня­ком в его твор­че­стве сто­ит  “Зав­трак”  (Лувр, Париж). Домаш­няя сце­на в эле­гант­ной гости­ной,  где за кофей­ным сто­лом (новый и мод­ный на ту пору напи­ток) собра­лись чле­ны одной семьи. Иссле­до­ва­те­ли счи­та­ют, что здесь Фран­с­уа Буше изоб­ра­зил соб­ствен­ную семью: жену (спра­ва), сест­ру (сле­ва), дво­их детей и себя само­го. Теп­лая атмо­сфе­ра, царя­щая за сто­лом, под­чер­ки­ва­ет­ся мяг­ким золо­тым све­том, про­ни­зы­ва­ю­щим ком­на­ту. Кар­ти­на запе­чат­ле­ла на века счаст­ли­вое мгно­ве­ние внут­рен­ней бли­зо­сти, домаш­не­го покоя и семей­но­го сча­стья.

“Зав­трак” в пол­ной мере рас­кры­ва­ет мно­го­гран­ный талант Буше  не толь­ко как живо­пис­ца, но и как дизай­не­ра и офор­ми­те­ля. Худож­ник  тща­тель­но и подроб­но, с боль­шим  мастер­ством выпи­сал все дета­ли инте­рье­ра – боль­шое позо­ло­чен­ное зер­ка­ло с рез­ным деко­ром, витые нож­ки сто­ла, часы, фигур­ки на полоч­ках.

“В те вре­ме­на сло­во “кра­си­вый” явля­лось зна­ме­нем Фран­ции. Это стиль жиз­ни целой эпо­хи, это дух сво­бо­ды и атмо­сфе­ра рос­ко­ши, это, нако­нец, гений Буше” (Эдмон и Жюль де Гон­кур, 1881)

П.А. Федотов, “Завтрак аристократа” (1849—1850)

Павел Андре­евич Федотов(1815 – 1852) вошел исто­рию искусств как родо­на­чаль­ник кри­ти­че­ско­го реа­лиз­ма в жан­ро­вой живо­пи­си. Оста­вив воен­ную карье­ру ради люб­ви к искус­ству, он вна­ча­ле про­бу­ет себя как худож­ник-бата­лист. Но насто­я­щим его при­зва­ни­ем ста­но­вит­ся  быто­вой жанр.  Луч­шие рабо­ты Федо­то­ва  —  “Све­жий кава­лер”, “Сва­тов­ство май­о­ра”, “Раз­бор­чи­вая неве­ста” —  по пра­ву вошли в золо­той фонд рус­ской живо­пи­си.

картина Павла Андреевича Федотова "Завтрак аристократа" 880 х 1024В этом ряду сто­ит и “Зав­трак ари­сто­кра­та” (Госу­дар­ствен­ная Тре­тья­ков­ская гале­рея, Москва). Автор­ское назва­ние кар­ти­ны  — “Не впо­ру гость”, а свое иро­ни­че­ское сего­дняш­нее назва­ние  полот­но полу­чи­ло  уже после смер­ти худож­ни­ка. На кар­тине изоб­ра­жен моло­дой дво­ря­нин, кото­рый с испу­гом при­кры­ва­ет ломоть ржа­но­го  хле­ба, весь свой скуд­ный зав­трак, услы­шав шаги незва­но­го гостя.  Худож­ник подроб­но выпи­сы­ва­ет мате­ри­аль­ный мир  моло­до­го пове­сы – короб­ку из-под рас­пе­ча­тан­ной коло­ды карт под сто­лом, мод­ный роман­чик в жел­той облож­ке (им и при­кры­ва­ет­ся более чем скром­ный зав­трак), теат­раль­ную афи­шу на спин­ке сту­ла, афи­шу с рекла­мой уст­риц (поеда­ние уст­риц – обя­за­тель­ное вре­мя­про­вож­де­ние свет­ских моло­дых людей того вре­ме­ни), щеголь­ской халат по послед­ней париж­ской моде. Но крас­но­ре­чи­вее все­го – опу­сто­шен­ный вывер­ну­тый коше­лек. Тще­сла­вие, сует­ность, жизнь напо­каз, тща­тель­но скры­ва­е­мая убо­гость под личи­ной внеш­не­го лос­ка и бла­го­по­лу­чия – люби­мые федо­тов­ские темы, ярко рас­кры­тые в этой кар­тине. Такой герой был доста­точ­но харак­те­рен для того вре­ме­ни, и нашел свое отоб­ра­же­ние  не толь­ко в живо­пи­си, но и в  лите­ра­ту­ре. Вот крас­но­ре­чи­вый диа­лог из пове­сти Вла­ди­ми­ра Алек­сан­дро­ви­ча Сол­ло­гу­ба “Тарантас”(1840):

— Мы с само­го дет­ства все зара­же­ны одной болез­нью. — Пра­во? Да как же назы­ва­ет­ся эта болезнь?— Она назы­ва­ет­ся про­сто: жизнь сверх состо­я­ния.

Зинаида Серебрякова, “За завтраком” (1914)

Зина­и­да Евге­ньев­на Сереб­ря­ко­ва (1884 – 1967)  зани­ма­ет почет­ное место в исто­рии рус­ской живо­пи­си не толь­ко как заме­ча­тель­ная худож­ни­ца, но и как одна из пер­вых жен­щин, оста­вив­шая яркий след в изоб­ра­зи­тель­ном искус­стве. По мне­нию  Алек­сандр Бенуа, идео­ло­га “Мира искус­ства” и дяди худож­ни­цы, “в дет­ских и жен­ских порт­ре­тах Сереб­ря­ко­ва не зна­ет себе сопер­ни­ков”. И кар­ти­на “За зав­тра­ком” (Госу­дар­ствен­ная Тре­тья­ков­ская гале­рея)  – тому под­твер­жде­ние.

знаменитые завтраки в живописи 600 х 340

На полотне изоб­ра­же­ны трое из четы­рех детей худож­ни­цы – стар­ший вось­ми­лет­ний Женя пьет воду, семи­лет­ний Шура на мгно­ве­ние ото­рвал­ся от еды и повер­нул­ся к зри­те­лю, и трех­лет­няя Таня в ожи­да­нии супа поло­жи­ла руку на тарел­ку. Самой малень­кой годо­ва­лой Кати нет за сто­лом. Бабуш­ка, мать Сереб­ря­ко­вой, раз­ли­ва­ет суп из фар­фо­ро­вой суп­ни­цы. В семье худож­ни­цы при­дер­жи­ва­лись евро­пей­ско­го рас­по­ряд­ка при­е­ма пищи: рано утром – малень­кий зав­трак из булоч­ки и моло­ка, а в 12 часов – боль­шой зав­трак, боль­ше напо­ми­на­ю­щий обед. Имен­но он и пока­зан на полотне. Кар­ти­на напол­не­на спо­кой­стви­ем и без­мя­теж­но­стью. Чистые яркие тона, совер­шен­ство тех­ни­ки, уди­ви­тель­ная душев­ная атмо­сфе­ра, про­ни­зан­ная любо­вью… Это кар­ти­на — искрен­ний рас­сказ любя­щей мате­ри о сво­их детях.

Вско­ре после рево­лю­ции Зина­и­да Сереб­ря­ко­ва поте­ря­ла мужа и оста­лась одна с четырь­мя малень­ки­ми детьми на руках.  В 1924 году худож­ни­ца поки­нет стра­ну и навсе­гда уез­дет во Фран­цию. Спу­стя 2 года к ней при­со­еди­нят­ся Алек­сандр и Катя, двое дру­гих детей по неза­ви­ся­щим при­чи­нам оста­нут­ся в Совет­ской Рос­сии вме­сте с бабуш­кой. Дол­ги­ми деся­ти­ле­ти­я­ми они смо­гут общать­ся толь­ко посред­ством писем, а уви­дят­ся толь­ко в нача­ле 60-х годов неза­дол­го до смер­ти худож­ни­цы. Все дети Сереб­ря­ко­вой посвя­тят себя искус­ству: Евге­ний ста­нет архи­тек­то­ром и рестав­ра­то­ром, осталь­ные – худож­ни­ка­ми.

В 1955 году кар­ти­на “За зав­тра­ком” была при­об­ре­те­на Тре­тья­ков­ской гале­ре­ей у Лидии Рус­ла­но­вой, зна­ме­ни­той певи­це рус­ских народ­ных песен и извест­ной соби­ра­тель­ни­це кар­тин рус­ских худож­ни­ков и анти­ква­ри­а­та.

Пабло Пикассо, цикл “ Завтрак на траве. По Мане ” (1950- 1960)

Наи­бо­лее извест­ный “зав­трак” в исто­рии живо­пи­си — “Зав­трак на тра­ве” Эду­ар­да Мане. Нова­тор­ская кар­ти­на про­из­ве­ла неиз­гла­ди­мое впе­чат­ле­ние не толь­ко на совре­мен­ни­ков, но и на  мно­го­чис­лен­ные после­ду­ю­щие поко­ле­ния худож­ни­ков. Паб­ло Пикассо (1881 – 1973) уви­дел ее впер­вые в 1900 на Все­мир­ной выстав­ке в Пари­же и стал на дол­гие годы ее поклон­ни­ком. Позд­нее он ска­жет: “Когда я уви­дел “Зав­трак на тра­ве”, я ска­зал себе —  это моя про­бле­ма на буду­щее”.

Как извест­но, Пикассо в раз­ные пери­о­ды твор­че­ства обра­щал­ся  к живо­пи­си гени­аль­ных пред­ше­ствен­ни­ков, созда­вая цик­лы кар­тин-реплик на тему того или ино­го худож­ни­ка или отдель­но­го про­из­ве­де­ния. Вели­кие рабо­ты живо­пис­цев слу­жи­ли для него не толь­ко вдох­но­ве­ни­ем, но и вызо­вом. В 1950–1960-е годы Пикассо создал серию кар­тин “Зав­трак на тра­ве. По Мане”, самую обшир­ную в тот пери­од.

Завтрак на траве. По Мане_картина Пабло Пикассо 870 х 580  Завтрак на траве. По Мане_картина Пабло Пикассо 850 х 718

Цикл вари­а­ций вклю­чал  26 поло­тен (14 из них — в музее Орсэ в Пари­же), шесть лино­гра­вюр,  140 рисун­ков  и  ряд скульп­тур­ных ком­по­зи­ций.  Пикассо преж­де все­го инте­ре­со­ва­ли сюжет­но-смыс­ло­вые транс­фор­ма­ции ори­ги­на­ла. На пер­вых кар­ти­нах и рисун­ках изме­не­ния не вели­ки —  худож­ник сохра­ня­ет и облик пер­со­на­жей и их позы, но в даль­ней­шем тема ори­ги­на­ла посте­пен­но видо­из­ме­ня­ет­ся, пре­вра­ща­ясь в дру­гие – “купа­ние”, “антич­ная идил­лия”, “ноч­ная бесе­да”. На кар­ти­нах меня­ет­ся облик пер­со­на­жей, их вза­и­мо­от­но­ше­ния, окру­жа­ю­щая сре­да и даже эпо­ха. Так­же раз­но­об­раз­но и изоб­ра­зи­тель­ное реше­ние “зав­тра­ков”. Стран­ны­ми и дерз­ки­ми ком­по­зи­ци­я­ми Пикассо ведет “диа­лог сквозь века” с Мане — вели­ким масте­ром изоб­ра­зи­тель­но­го искус­ства про­шлых лет, сво­им при­ме­ром пере­да­вая эста­фе­ту после­ду­ю­щим поко­ле­ни­ям худож­ни­ков.

Похо­жие ста­тьи

 

www.art-eda.info

о чем скандальная картина Эдуарда Мане

Обнаженная женщина в окружении одетых мужчин, откровенное искажение перспективы, снегирь в летнем пейзаже – в чем смысл этих нелепых деталей и приемов, эпатирующих зрителя? Психоаналитик Андрей Россохин и искусствовед Мария Ревякина рассматривают картину и рассказывают, что они увидели.

«Завтрак на траве»: о чем скандальная картина Эдуарда Мане Эдуард Мане написал «Завтрак на траве» в 1863 году. Картина выставлена в Музее Орсе в Париже.

Мане написал картину для выставки на Парижском салоне. Строгое жюри отвергло ее, но работа получила скандальную известность. Уже при первом взгляде создается впечатление, что цель автора – шокировать зрителя, разрушив все представления о современной ему живописи. Обнаженная натура часто встречалась в произведениях современников Мане, но так изображались лишь боги и прочие «небожители». Мане делает героями не просто обычных людей, а узнаваемых современников: Викторину Мёран – натурщицу, часто позировавшую художнику, своего брата Густава и будущего шурина – Фердинанда Леенхоффа. Чтобы разгадать замысел художника, рассмотрим детали.

1. Береговая линия

Андрей Россохин: Береговая линия четко разделяет картину на два плана. Первый план откровенно декоративен. Три фигуры, темный лес – все это выглядит как рисунок на занавесе, который закрывает сцену. Точнее, то, что происходит на втором плане. Там мы видим девушку, которая купается в реке, дорогу, уводящую вдаль, и простор. Этот дальний план более живой, красочный. Он похож на фантазию или сон, потому что там нарушены все привычные пропорции. Очевидно, что размеры лодки и сама река должны быть намного больше фигуры.

«Завтрак на траве»: о чем скандальная картина Эдуарда Мане

2. Фигуры центрального плана

Мария Ревякина: Мы видим обнаженную женщину и двух интеллигентно одетых мужчин, которые ведут беседу. Фигуры расположены слишком близко друг к другу. Автор усиливает это ощущение, используя прием «сжатой» перспективы, при котором объекты кажутся значительно ближе друг к другу. Но при этом между мужчинами и женщиной есть какая-то незримая граница, они не взаимодействуют.

Рисуя женскую фигуру, Мане так подобрал тона, что она выглядит плоской, в то время как мужские фигуры объемны. По цвету они тоже различаются. Думаю, что посредством этих контрастов, игры с перспективой и искажением восприятия художник хотел затронуть тему неравенства полов, норм мужского и женского поведения, принятых в современном ему обществе.

Андрей Россохин: Черные официальные костюмы на фоне дикой природы смотрятся так же неестественно, как и обнаженная женская фигура на фоне одетых мужчин. Мужчины тотально закрыты и интеллектуальны, хотя каждый вроде бы демонстрирует сексуальность. Один из них держит руку за спиной женщины, подчеркивая, что это его собственность. Второй скрытым образом на нее претендует, о чем говорит достаточно агрессивный жест его руки, трость и раскрытые ноги. Но все это поверхностная, фальшивая сексуальность, декорация живой жизни.

Если вы прикроете рукой нагое тело женщины, то увидите перед собой типичный семейный портрет конца XIX века. Он отражает внешне благопристойные, но бесстрастные отношения, в которых нет чувств, игры, тепла.

«Завтрак на траве»: о чем скандальная картина Эдуарда Мане

3. Обнаженная женщина

Мария Ревякина: Фигура обнаженной женщины выглядит слишком светлой, яркой, и автор усиливает это «свечение», окружая ее темными тонами, заставляя как бы «выступать» из картины. Она вызывающе смотрит прямо на зрителя. Мужчины же при этом не смотрят ни на нее, ни на зрителя, и в этом читается некое отсутствие сексуальности. Любопытно, что есть свидетельства современников о том, что Викторина Мёран - натурщица художника, была нетрадиционной сексуальной ориентации. Возможно, художник пытался затронуть и тему запретной, порицаемой обществом сексуальности.

Андрей Россохин: Ее тело обнажено, но никакой эротики здесь нет. В неестественно-белом оттенке кожи есть что-то холодное, фальшивое, подчеркнуто отличающееся от теплого оттенка кожи девушки на дальнем плане. Тело женщины почти такого цвета, как воротники рубашек у мужчин. Она напоминает фарфоровую статуэтку, атрибут мужчины. В ней живо одно лишь лицо, потому что взгляд женщины на самом деле обращен не на нас. Она видит ту юную девушку, которой она была когда-то, погружена в те детские фантазии.

«Завтрак на траве»: о чем скандальная картина Эдуарда Мане

4. Девушка на заднем плане

Мария Ревякина: Художник нарушает законы перспективы и сознательно искажает наше восприятие пространства: фигура женщины, изображенной на заднем плане, кажется слишком крупной, она значительно больше лодки и реки; ее рука почти касается руки мужчины, изображенного в центре картины.

Андрей Россохин: Девушка подобна Алисе, которая оказалась вдруг в Стране чудес. Ее фигура полна жизни. Левой рукой девушка касается платья, которым прикрывает свою вагину. Этот жест означает, с одной стороны, запрет на эротические фантазии, а с другой, наоборот, их разжигание.

«Завтрак на траве»: о чем скандальная картина Эдуарда Мане

5. Натюрморт

Андрей Россохин: В разбросанных фруктах, бутылке и одежде, изображенных в нижней части холста, есть нечто хаотичное, все это вроде бы указывает на бурный секс. Но фигуры людей подчеркнуто отстранены от этой части картины. Герои даже не прикасались к хлебу и фруктам. Как будто все удовольствия жизни, которые олицетворяют еда и секс, ими отброшены, отвергнуты.

6. Снегирь

Андрей Россохин: Снегирь – зимняя птица, в летнем пейзаже он смотрится как минимум странно. Он расположен вверху картины, как бы на границе двух миров. Его присутствие подчеркивает фантазийность мира «за занавесом» и в то же время говорит об эмоциональном холоде, который царит в мире декоративном. Настоящая сексуальность здесь умерла, замерзла. Этот холод подчеркнут черно-белыми одеждами мужчин и белым телом женщины.

Бунт художника 

Мария Ревякина: Главной идеей произведения является насмешка, бунт художника, противостояние официальному искусству своего времени. Алогичностью картины (странный сюжет, нарушение законов перспективы, сочетание различных техник письма и т.д.) художник показывает бессмысленность современного искусства и говорит о том, что есть темы куда важнее общепринятых классических – такие, как сексуальность или неравенство между мужчинами и женщинами.

Андрей Россохин: В картине, которая, на первый взгляд, призвана эпатировать зрителей, речь на самом деле идет о судьбе женщины XIX века. Она вынуждена играть определенную социальную роль и жить фальшивой церемониальной жизнью. И только в фантазиях она представляет себя той чувственной девушкой и печалится об упущенных возможностях, наслаждении, счастье. И, вероятно, жалеет, что не отправилась на поиски чего-то другого – по той светлой дороге, ведущей вдаль.

Об экспертах

Андрей Россохин

Андрей Россохин – психоаналитик, доктор психологических наук, руководитель магистерской программы «Психоанализ и психоаналитическое бизнес-консультирование» в НИУ «Высшая школа экономики», руководитель магистерской программы «Психоанализ и психоаналитическая психотерапия» в НИУ «Высшая школа экономики».

Мария Ревякина

Мария Ревякина – искусствовед, независимый бизнес-консультант, коуч, изучает психоанализ и бизнес-консультирование в НИУ «Высшая школа экономики».

Читайте также

www.psychologies.ru

ЗНАМЕНИТЫЕ "ЗАВТРАКИ" ИМПРЕССИОНИСТОВ | ARTотека еды

Завтраки в живописи 600 х 340

Навер­ное, самым зна­ме­ни­тым зав­тра­ком в исто­рии живо­пи­си явля­ет­ся скан­даль­ный “Зав­трак на тра­ве” фран­цуз­ско­го импрес­си­о­ни­ста Эду­ар­да Мане, напи­сан­ный в 1863 году. Пер­во­на­чаль­но эта кар­ти­на пред­на­зна­ча­лась для Париж­ско­го сало­на – еже­год­ной худо­же­ствен­ной выстав­ки, но была отверг­ну­та жюри за амо­раль­ность и непри­стой­ность. “Зав­трак на тра­ве” вме­сте с дру­ги­ми  недо­пу­ще­ны­ми к экс­по­зи­ции кар­ти­на­ми был все-таки выстав­лен в так назы­ва­е­мом  Салоне отвер­жен­ных.

Эдуард Мане Завтрак на траве 900 х 709

Сюжет кар­ти­ны — двое муж­чин с пол­но­стью обна­жен­ной жен­щи­ной – вызвал насто­я­щий скан­дал, к тому же пер­со­на­жи были лег­ко узна­ва­е­мы. На полотне худож­ник изоб­ра­зил соб­ствен­но­го бра­та Густа­ва (тот, что спра­ва) и бра­та жены Фер­ди­нан­да Леен­хо­фа. В обра­зе жен­щи­ны худож­ник соеди­нил чер­ты посто­ян­ной натур­щи­цы Вик­то­ри­ны Мёран и соб­ствен­ной жены Сюзан­ны (тело). Вик­то­ри­на была люби­мой натур­щи­цей Мане и запе­чат­ле­на во мно­гих его рабо­тах, в част­но­сти в зна­ме­ни­той “Олим­пии”. Она сама писа­ла непло­хие кар­ти­ны, мно­гие из кото­рых позд­нее были уте­ря­ны. Стра­да­ла алко­го­лиз­мом и в пре­клон­ные годы про­си­ла пода­я­ние на ули­це, играя на гита­ре. Извест­на сво­и­ми любов­ны­ми отно­ше­ни­я­ми с жен­щи­на­ми.В 1863 году “Зав­трак на тра­ве” стал сим­во­лом Сало­на отвер­жен­ных и в даль­ней­шем источ­ни­ком вдох­но­ве­ния для мно­гих поко­ле­ний худож­ни­ков.

В 1868 году Эду­ард Мане пишет “Зав­трак в мастер­ской”, кото­рый стал пово­рот­ной точ­кой в его твор­че­стве. Жанр этой кар­ти­ны труд­но опре­де­лить – она соче­та­ет порт­рет, натюр­морт и быто­вую сце­ну. Так­же недо­уме­ние кри­ти­ки и пуб­ли­ки вызва­ли несо­че­та­е­мые пред­ме­ты, пред­став­лен­ные на кар­тине: шлем, кот, меч, лимон…

Edouard_Manet Эдуар Мане. Завтрак в мастерской (1868)

На перед­нем плане изоб­ра­жен Леон Леен­хофф, сын жены худож­ни­ка Сюзан­ны, рож­ден­ный еще до бра­ка. Дол­гие годы пред­по­ла­га­лось, что Леон – сын Эду­ар­да Мане, но новые иссле­до­ва­ния ука­зы­ва­ют на Огю­ста Мане, отца само­го худож­ни­ка.

Мане уда­лось мастер­ски объ­еди­нить раз­но­род­ные пред­ме­ты и создать гар­мо­нич­ную ком­по­зи­цию неза­ви­си­мых друг от дру­га эле­мен­тов. Жен­щи­на с кофе и рама на стене напо­ми­на­ют Вер­ме­е­ра, вари­а­ции серо­го отсы­ла­ют к Велас­ке­су, а нож на сто­ле явля­ет­ся эхом натюр­мор­тов Шардена”.(Марк Дюпе­ти, “Вели­кие худож­ни­ки. Их жизнь, вдох­но­ве­ние и твор­че­ство ”

Клод Моне “Зав­трак на тра­ве”(1866)

клод моне завтрак на траве(фрагменты) 576 х 640В 1865 году Клод Моне, кото­ро­го позд­нее назо­вут осно­ва­те­лем импрес­си­о­низ­ма, напи­сал боль­шую кар­ти­ну на пле­нэ­ре в Шайи и назвал ее “Зав­трак на тра­ве” – реве­ранс в честь зна­ме­ни­той рабо­ты Эду­ар­да Мане. Уез­жая в Париж, худож­ник оста­вил гото­вое полот­но в каче­стве зало­га хозя­и­ну гости­ни­цы “Золо­той лев”, в кото­рой жил. Кар­ти­на хра­ни­лась в сыром под­ва­ле и зна­чи­тель­но постра­да­ла. Моне раз­ре­зал ее на части и выбро­сил фраг­мен­ты, покры­тые пле­се­нью. Сей­час сохра­нив­ши­е­ся части кар­ти­ны мож­но уви­деть в музей д’Орсе в Пари­же.Спу­стя год худож­ник вновь воз­вра­ща­ет­ся к этой теме и созда­ет умень­шен­ный вари­ант ком­по­зи­ции. Эта кар­ти­на напи­са­на более мяг­ко, в ней отсут­ству­ют рез­кие кон­тра­сты, при­су­щие сохра­нив­шим­ся фраг­мен­там “Зав­тра­ка на тра­ве”.На кар­тине изоб­ра­же­на ком­па­ния из 12 чело­век, но для их напи­са­ния худож­ник исполь­зо­вал толь­ко две моде­ли. Для жен­ских фигур пози­ро­ва­ла воз­люб­лен­ная худож­ни­ка и его буду­щая жена Камил­ла Дон­сье, а для муж­ских — друг Кло­да Моне худож­ник Фре­де­рик Базиль,  кото­рый погиб­нет четы­ре года спу­стя в бою во вре­мя фран­ко-прус­ской вой­ны в воз­расте 29 лет.

Клод Моне Завтрак на траве 640 х 456

В насто­я­щее вре­мя кар­ти­на нахо­дит­ся в экс­по­зи­ции Пуш­кин­ско­го музея в Москве.

(см. так­же  “За сто­лом у  Кло­да Моне: рецеп­ты худож­ни­ка)

Пьер-Огюст Рену­ар “Зав­трак греб­цов”(1880–1881)

Одной из самых зна­ме­ни­тых кар­тин в насле­дии Рену­а­ра явля­ет­ся “Зав­трак греб­цов”, напи­сан­ный в неболь­шом город­ке Шату неда­ле­ко от Пари­жа, а его непо­сред­ствен­ным местом дей­ствия ста­ла веран­да ресто­ра­на “Мезон Фур­нез” (см. Зав­трак греб­цов в Мезон Фур­нез )

Ренуар Завтрак гребцов 800 х 594

По сути, эта кар­ти­на – груп­по­вой порт­рет близ­ких Рену­а­ру людей,  где каж­дый пер­со­наж узна­ва­ем. Все они изоб­ра­же­ны в непри­нуж­ден­ных, как бы слу­чай­ных позах, что пере­да­ет спон­тан­ность момен­та. На перед­нем плане бле­стя­ще выпол­нен­ный в виде натюр­мор­та сам зав­трак – бутыл­ки вина, недо­пи­тые бока­лы, тарел­ки с гру­ша­ми и вино­гра­дом. Напол­нен­ный радост­ны­ми крас­ка­ми “Зав­трак греб­цов” начи­сто лишен парад­но­сти, при­су­щей ака­де­ми­че­ской тра­ди­ции кон­ца XIX века. Кар­ти­на остав­ля­ет впе­чат­ле­ние уди­ви­тель­ной лег­ко­сти, а вме­сте с тем худож­ник рабо­тал над ней на про­тя­же­нии несколь­ко меся­цев. Его дру­зья спе­ци­аль­но при­ез­жа­ли в Шату, что­бы пози­ро­вать Рену­а­ру, а их встре­чи часто про­хо­ди­ли имен­но так, как пока­за­но на кар­тине. Она посвя­ще­на само­му счаст­ли­во­му пери­о­ду жиз­ни худож­ни­ка, когда он нахо­дил­ся в самом рас­цве­те сил в сере­дине жиз­нен­но­го пути.

Эдгар Дега   “Зав­трак после купа­ния”(1895- 1898)

Эдгар Дега Завтрак после купания 548 х 761

Кар­ти­на “Чаш­ка чая. Зав­трак после купа­ния”, выпол­нен­ная в тех­ни­ке пасте­ли,  отно­сит­ся к позд­не­му пери­о­ду твор­че­ства худож­ни­ка, когда Дега  стал по его соб­ствен­но­му выра­же­нию “зна­ме­ни­тым и неиз­вест­ным”. В это вре­мя он замы­ка­ет­ся в узком кру­гу близ­ких дру­зей, уйдя во “внут­рен­нюю эми­гра­цию”. Он был одним из немно­гих худож­ни­ков, чьи кар­ти­ны удач­но про­да­ва­лись. Сам же худож­ник про­во­дил чет­кую грань меж­ду “това­ром”, кото­рый харак­те­ри­зо­вал­ся высо­кой сте­пе­нью отдел­ки и осталь­ны­ми более аван­гард­ны­ми про­из­ве­де­ни­я­ми. Его мно­го­чис­лен­ные купаль­щи­цы это­го пери­о­да отли­ча­ет асси­мет­рич­ность ком­по­зи­ции, необыч­ность поз, воз­рос­шая интен­сив­ность цве­та. В свя­зи с рез­ким ухуд­ше­ни­ем зре­ния худож­ник все более обра­щал­ся к пастель­ной тех­ни­ке, что поз­во­ля­ло мень­ше напря­гать гла­за. В рабо­те с пасте­лью Дега отли­ча­ла уди­ви­тель­ная сво­бо­да и нова­тор­ство. Он часто обра­ба­ты­вал кар­ти­ны паром, после чего раз­мяг­чен­ную пастель рас­ту­ше­вы­вал кистью или паль­цем, добав­ляя  мас­ки мас­лом или аква­ре­лью.

На про­тя­же­нии всей сво­ей твор­че­ской жиз­ни Дега скру­пу­лез­но изу­чал чело­ве­че­ское тело. Гово­рят, что к кон­цу сеан­са его моде­ли не толь­ко смер­тель­но уста­ва­ли, но и были раз­ри­со­ва­ны полос­ка­ми –раз­мет­ка­ми, кото­рые слеп­нув­ший худож­ник нано­сил на их тела, что­бы точ­нее опре­де­лять про­пор­ции.

Рену­ар одна­жды ска­зал: 

“Если бы Дега умер в пять­де­сят, его запом­ни­ли бы как отлич­но­го худож­ни­ка, и не более того. Одна­ко после пяти­де­ся­ти его твор­че­ство настоль­ко рас­ши­ри­лось, что он на самом деле пре­вра­тил­ся в Дега”

Еще о зав­тра­ках, изоб­ра­жен­ных на извест­ных полот­нах напи­са­но в ста­тье “Зна­ме­ни­тые зав­тра­ки в живо­пи­си”.

www.art-eda.info

Картина «Завтрак на траве» — Artrue

Дата создания: 1865 г.Тип: масло на холсте.Габариты: 130*181 см.Местонахождение: ГМИИ им. А.С.Пушкина, Москва

Завтрак на траве Завтрак на траве

В 1865 году знаменитый французский художник Клод Моне создал одну из самых известных своих работ «Завтрак на траве». Он является одним из основателей импрессионизма, так как именно его картина положила начало такому художественному направлению, также он внес огромный вклад в развитие живописи в Европе.

На написание картины данной картины художника вдохновила одноименная картина Эдуарда Мане, написанная в 1863 году. Картина Эдуарда вызвала множество недовольств и скандалов, так как на картине изображена обнаженная дама, рядом с которой вальяжно сидят двое мужчин, любующихся её телом. В то время такая тема считалась несказанно дерзкой.

Завтрак на траве МанеЗавтрак на траве МанеЗавтрак на траве. Эдуард Мане.

Клод начал писать свою версию произведения с набросков, которые он писал с живописных видов леса Фонтенбло, где он также написал множество прекрасных картин, таких как «Дорога на Бас-Бро, Фонтенбло». Людей же художник писал уже в мастерской (одной из позировавших ему тогда моделей была его будущая супруга Камилла Донсье). В завершение полотна художник мастерски вписывает в чудный пейзаж силуэты отдыхающих людей.

На картине зритель видит группу людей знатного происхождения, решившая отдохнуть на природе, устроить пикник под высокими густыми деревьями леса. При внимательном рассмотрении картины на ближнем дереве можно заметить сердце, вырезанное на коре ножом, этот знак намекает на романтическое настроение художника, в котором он прибывал на момент написания полотна.

Лягушатник. Клод МонеЛягушатник. Клод МонеЛягушатник

Моне был мастером по светотени. Все в картине пронизано солнечным светом, который проникает на поляну сквозь листья деревьев. Художник долго пытался найти баланс света, поэтому его так много на картине. Свет повсюду, подчеркивает каждую складочку на дамских платьях, отражается в листве и стволах деревьев.

К сожалению, художник так и не смог закончить написание этой картины, так как при её создании он занимался еще и другими картинами, а в 1878 году ему нечем было заплатить за жилье, и он оставил эту картину в залог. Через несколько лет он все же попытался продолжить работу над картиной, но некоторые её части были испорчены влагой, поэтому художник просто отрезал поврежденные части полотна, тем самым он отсек большую часть своей задумки, оставив лишь её часть, которая на сегодняшний день находятся в Лувре. Набросок картины, выполненный Клодом Моне, хранится в Москве, в изобразительном музее имени Пушкина.

artrue.ru

"Завтрак на траве" Клода Моне. Как зарождался импрессионизм

Моне завтрак на траве

Клод Моне. Завтрак на траве. 1866 г. 130×181 см. ГМИИ им. А.С. Пушкина (Галерея искусства стран Европы и Америки 19-20 вв.), г. Москва

“Завтрак на траве” в Пушкинском музее – одна из самых знаменитых картин Клода Моне. Хотя она не типична для него. Ведь создана она была, когда художник ещё искал свой стиль. Когда понятия “импрессионизм” не существовало. Когда до его знаменитых серий картин со стогами сена и лондонским парламентом ещё было далеко.

Не многие знают, что картина в Пушкинском – всего лишь этюд к более масштабному полотну “Завтрак на траве”. Да, да. Существует два “Завтрака на траве” Клода Моне.

Вторая картина хранится в музее д’Орсе в Париже. Правда картина сохранилась не полностью. Только по этюду из Пушкинского музея мы можем судить о её первоначальном виде.

Так что же произошло с картиной? Начнём с истории её создания.

Вдохновение. “Завтрак на траве” Эдуарда Мане

"Завтрак на траве" Клода Моне. Как зарождался импрессионизм

Эдуард Мане. Завтрак на траве. 1863 г. Музей д’Орсе, Париж

Клода Моне на создание “Завтрака на траве” вдохновила одноименная работа Эдуарда Мане. Несколькими годами ранее тот выставил на Парижском салоне (официальной художественной выставке) свою работу.

Нам она может показаться обычной. Обнаженная женщина с двумя одетыми мужчинами. Снятая одежда небрежно лежит рядом. Фигура и лицо женщины ярко освещены. Она уверенно смотрит на нас.

Однако картина произвела невообразимый скандал. В то время обнаженными изображали только нереальных, мифических женщин. Здесь же Мане изобразил пикник обычных буржуа. Обнаженная женщина – не мифическая богиня. Это самая настоящая куртизанка. Рядом с ней молодые щеголи наслаждаются природой, философскими беседами и наготой доступной женщины. Именно так некоторые мужчины и отдыхали. Тем временем их жены в неведении сидели дома и вышивали.

Публика не хотела такой правды о своём досуге. Картину освистывали. Мужчины не разрешали своим жёнам на неё смотреть. Беременных и слабонервных и вовсе остерегали к ней приближаться.

Зарождение импрессионизма

Чам. “Мадам, вам не рекомендуется сюда входить!” Карикатура в журнале Le Charivari, 16. 1877 г. Музей Штедель, г. Франкфурт-на-Майне, Германия

Такая же реакция была у современников Мане и на его знаменитую “Олимпию”. Об этом читайте в статье “Олимпия Мане. Самая скандальная картина 19 века”.

Клод Моне готовится к Парижскому салону.

Клод Моне был восхищён скандальной картиной Эдуарда Мане. Тем, как его коллега передал свет на картине. В этом плане Мане был революционером. Он отказался от мягкой светотени. От этого его героиня выглядит плоской. Она чётко выделяется на тёмном фоне.

Мане сознательно к этому стремился. Ведь при ярком свете тело становится однородного цвета. Это лишает его объема. Однако делает более реалистичным. На самом деле, героиня Мане выглядит более живой, чем Венера Кабанеля или Большая Одалиска Энгра.

Кабанель рождение ВенерыОлимпия МанеЭнгр большая одалиска

Сверху: Александр Кабанель. Рождение Венеры. 1864 г. Музей д’Орсе, Париж. Посередине: Эдуард Мане. Олимпия. 1963 г. Там же. Внизу: Жан-Огюст-Доминик Энгр. Большая Одалиска. 1814 г. Лувр, Париж

Моне был в восторге от таких экспериментов Мане. К тому же он сам придавал большое значение влиянию света на изображаемые объекты.

Он задумал по-своему эпатировать публику и привлечь к себе внимание на Парижском салоне. Ведь он был амбициозен и хотел славы. Так в его голове родилась идея создать свой “Завтрак на траве”.

Картина была задумана по истине огромной. 4 на 6 метров. Обнаженных фигур на нем не было. Зато было много солнечного света, бликов, теней.

завтрак на траве в музее Орсе

Клод Моне. Завтрак на траве. 1866-1867 гг. Музей д’Орсе, Париж.

Работа шла тяжело. Слишком большое полотно. Слишком много этюдов. Большое количество сессий, когда друзья художника позировали ему. Постоянные перемещения из студии на природу и обратно.

Моне завтрак на траве этюд

Клод Моне. Завтрак на траве (этюд). 1865 г. Национальная галерея Вашингтона, США

Моне не рассчитал своих сил. До выставки оставалось всего 3 дня.  Он был уверен, что ещё нужно слишком много сделать. В расстроенных чувствах он бросил почти законченную работу. Он решил её не показывать публике. Но на выставку попасть очень хотелось.

И вот за оставшиеся 3 дня Моне пишет картину “Камилла”. Известная ещё, как “Дама в зеленом платье”. Она выполнена в классической манере. Без экспериментов. Реалистичное изображение. Переливы атласного платья в искусственном освещении.

Моне дама в зеленом платье

Клод Моне. Камилла (Дама в зеленом платье). 1866 г. Художественный музей в Бремене, Германия

Публике “Камилла” понравилась. Правда критики недоумевали, почему часть платья не уместилась в “кадр”. На самом деле Моне сделал это намеренно. Чтобы смягчить ощущение постановочного позирования.

Ещё одна попытка попасть на Парижский салон

“Дама в зеленом платье” не принесла той славы, на которую расчитывал Моне. К тому же он хотел писать по-другому. Хотел, как и Эдуард Мане, нарушать классические каноны живописи.

На следующий год он задумал ещё одну крупную картину “Женщины в саду”. Картина также была большой (2 на 2,5 м), но все же уже не такой огромной, как “Завтрак на траве”.

Зато Моне почти полностью написал её на открытом воздухе. Как и подобает истинному импрессионисту. Слишком ему хотелось передать, как ветер циркулирует между фигур. Как воздух вибрирует от жары. Как свет становится главным действующим лицом.

Клод Моне Женщины в саду

Клод Моне. Женщины в саду. 1867 г. 205×255 см. Музей Д’Орсе, Париж

Картину в Парижском салоне не приняли. Её сочли небрежной и незаконченной. Как сказал один из членов жюри Салона “Слишком много сейчас молодых людей движутся в непозволительном направлении! Пора их остановить и спасти искусство!”

Удивительно, что государство приобрело работу художника в 1920 году, ещё при жизни художника, за 200 тыс. франков. Будем считать, что его критики таким образом взяли свои слова обратно.

История спасения “Завтрака на траве”

Публика картину “Завтрак на траве” так и не увидела. Она осталась у Моне, как напоминание о неудавшемся эксперименте.

Через 12 лет художник по-прежнему сталкивался с финансовыми трудностями. 1878 год был особенно трудным. Пришлось выехать с семьёй из очередного отеля. Денег на уплату не было. Моне оставил владельцу отеля в залог свой “Завтрак на траве”. Тот картину не оценил и забросил на чердак.

Через 6 лет финансовое положение Моне выправилось. В 1884 году он вернулся за картиной. Однако она уже была в плачевном состоянии. Часть картины покрылась плесенью. Моне отрезал испорченные куски. И порезал картину на три части. Одна из них была утеряна. Две оставшиеся части сейчас и висят в музее д’Орсе.

Об этой интересной истории  я также писала в статье “Зачем разбираться в живописи или 3 истории о несостоявшихся богачах”.

PS.

После “Завтрака на траве” и “Женщин в саду” Моне отошёл от замысла писать большие полотна. Это было слишком неудобно для работы на открытом воздухе.

Да и людей он стал писать все меньше и меньше. Разве что членов своей семьи. Люди если и появлялись на его картинах, то утопающими в зелени или еле различимыми в снежном пейзаже. Они уже не главные герои его картин.

Моне сиреньМоне в ЖиверниМоне сиреньМоне в Живерни

Картины Клода Моне. Слева: “Сирень на солнце”. 1872 г. ГМИИ им. А.С. Пушкина (Галерея искусства стран Европы и Америки 19-20 вв.), г. Москва. Справа. Мороз в Живерни. 1885 г. Частная коллекция.

Если Вы не равнодушны к «Завтраку на траве» Моне, качественную репродукцию этого шедевра можно заказать вот здесь.

Проверьте свои знания, пройдя онлайн-тест «Импрессионисты».

Автор: Оксана Копенкина

Facebook

Twitter

Мой мир

Вконтакте

Одноклассники

Google+

Pinterest

Похожее

arts-dnevnik.ru

"Завтрак на траве" Эдуард Мане, Клод Моне и Пабло Пикассо.

Пока фотографии с очередной гонки загружаются, расскажу о ещё одной скандальной картине Эдуарда Мане "Завтрак на траве".

Картина впервые выставлена в знаменитом «Салоне отверженных», который был открыт 15 мая 1863 года в Париже императором Наполеоном III, пожелавшим прослыть защитником свободы и творчества. Тогда жюри отклонило множество работ художников, не допущенных к участию в выставке. Эдуард Мане «Салону отверженных» предложил на десерт свой «Завтрак на траве», который вызвал бурю эмоций, жесточайшей критики и единодушного приговора, что этот «завтрак» абсолютно «несъедобный».

Сюжет кар­тины — двое муж­чин с пол­но­стью обна­жен­ной жен­щи­ной – вызвал насто­я­щий скан­дал, к тому же пер­со­нажи были легко узна­ва­емы. На полотне худож­ник изоб­ра­зил соб­ствен­ного брата Густава (тот, что справа) и брата жены Фер­ди­нанда Леен­хофа. В образе жен­щины худож­ник соеди­нил черты посто­ян­ной натур­щицы Вик­то­рины Мёран и соб­ствен­ной жены Сюзанны (тело). Вик­то­рина была люби­мой натур­щи­цей Мане и запе­чат­лена во мно­гих его рабо­тах, в част­но­сти в зна­ме­ни­той “Олим­пии”. Она сама писала непло­хие кар­тины, мно­гие из кото­рых позд­нее были уте­ряны. Стра­дала алко­го­лиз­мом и в пре­клон­ные годы про­сила пода­я­ние на улице, играя на гитаре. Известна сво­ими любов­ными отно­ше­ни­ями с жен­щи­нами. В 1863 году “Зав­трак на траве” стал сим­во­лом Салона отвер­жен­ных и в даль­ней­шем источ­ни­ком вдох­но­ве­ния для мно­гих поко­ле­ний худож­ни­ков.

1866 Клод Моне.

В 1865 году Клод Моне, кото­рого позд­нее назо­вут осно­ва­те­лем импрес­си­о­низма, напи­сал боль­шую кар­тину на пле­нэре в Шайи и назвал ее “Зав­трак на траве” – реве­ранс в честь зна­ме­ни­той работы Эду­арда Мане. Уез­жая в Париж, худож­ник оста­вил гото­вое полотно в каче­стве залога хозя­ину гости­ницы “Золо­той лев”, в кото­рой жил. Кар­тина хра­ни­лась в сыром под­вале и зна­чи­тельно постра­дала. Моне раз­ре­зал ее на части и выбро­сил фраг­менты, покры­тые пле­се­нью. Сей­час сохра­нив­ши­еся части кар­тины можно уви­деть в музей д’Орсе в Париже. Спу­стя год худож­ник вновь воз­вра­ща­ется к этой теме и создает умень­шен­ный вари­ант ком­по­зи­ции. Эта кар­тина напи­сана более мягко, в ней отсут­ствуют рез­кие кон­тра­сты, при­су­щие сохра­нив­шимся фраг­мен­там “Зав­трака на траве”. На кар­тине изоб­ра­жена ком­па­ния из 12 чело­век, но для их напи­са­ния худож­ник исполь­зо­вал только две модели. Для жен­ских фигур пози­ро­вала воз­люб­лен­ная худож­ника и его буду­щая жена Камилла Дон­сье, а для муж­ских — друг Клода Моне худож­ник Фре­де­рик Базиль, кото­рый погиб­нет четыре года спу­стя в бою во время франко-прус­ской войны в воз­расте 29 лет.

"Завтрак на траве" 1959-62г. По Мане Пабло Пикассо.

Между 1959 и 1962 годами Пикассо выполняет серию работ в живописи, графике, литографии, скульптуре и керамике, вдохновившись картиной Эдуарда Мане 1863 года Завтрак на траве (Le Déjeuner Sur l'Herbe, сегодня в Musée d'Orsay). Впервые Пикассо познакомился ней в 1900 году, на Всемирной выставке в Париже, а в 1907-м она вдохновляла его, когда он писал своих Авиньонских девиц. Он был под большим впечатлением от новаторства Мане. Как-то в 1929 году Пикассо заметил: "Когда я вижу Déjeuner Sur l'Herbe, я говорю себе, это моя проблема на будущее." И в самом деле, полвека спустя он сделает десятки вариаций картины. Мане, в свою очередь, написал Завтрак на траве как стилизацию на работу Джорджоне (теперь ее считают ранней работой Тициана) Сельский концерт, 1509 (Giorgione, Pastoral Concert, Louvre, крупнее здесь), и частично, на гравюру Раймонди (Raimondi) по рисунку Рафаэля (Raphael). Таким образом, Пикассо своей серией ведет свой "диалог сквозь века" сразу с несколькими великими мастерами европейского искусства.

puzechka.livejournal.com

Мане, Моне и Сезанн или история одного завтрака

В 1863 году Эдуард Мане пишет картину «Завтрак на траве» (изначально «Купание») для Парижского салона, однако жюри не допускает ее к выставке.

Количество картин, которые не прошли отбор Парижского салона, было велико, и по инициативе императора Наполеон III, большого любителя живописи, была организована параллельная «дополнительная выставка экспонентов, признанных слишком слабыми для участия в конкурсе награжденных». Выставка сразу же получила название «Салон отверженных».

Эдуард Мане «Завтрак на траве», 1863 год

Картина Мане и на Салоне отверженных была воспринята крайне отрицательно. Император посчитал картину неприличной и в конечном итоге картину сняли с выставки. Проблема была в отсутствии аллегории, реальности изображенных персонажей, даже некоторой узнаваемости изображенной на картине женщины. Для академичной живописи того времени такой подход был новым и шокирующим.

Меж тем, идея «Завтрака на траве» не нова, за основу композиции Мане взял фрагмент с гравюры Маркантонио Раймонди «Суд Париса», которую тот, в свою очередь, делал по рисунку Рафаэля. Посмотрите на правую часть картины.

Гравюра Маркантонио Раймонди «Суд Париса» по рисунку Рафаэля. 1510-1520 г.

В качестве источников вдохновения называлось и полотно Тициана «Сельский концерт» (1509), которое долгое время приписывали умершему в 1510 году от чумы Джорджоне. Здесь присутствуют две обнаженные женщины – Каллиопа и Полимния, музы эпической и лирической Поэзии, а также два элегантно одетых молодых мужчины, один из которых играет на лютне.

Тициан «Сельский концерт» (1509)

Картина Эдуарда Мане становится знаковой для новых художников того времени, импрессионистов, которые выступают за живопись, где уже нет доминанты уважения классических канонов и речь идет о личных ощущениях художника, за живопись, свободную в выборе сюжетов, способов их изображения и обработки цветом.

В 1865 году Клод Моне начал работу над подготовительными набросками к задуманному им огромному — 6х4,6 м — полотну, который он назвал «Завтрак на траве», в знак уважения к Мане. На этой картине не было обнаженных тел, только элегантные дамы под зонтиками и мужчины в рединготах. Полотно было задумано прежде всего для того, чтобы изучить освещение в лесу — в тени деревьев и на поляне.

Смелое начинание 25-летнего Клода Моне заинтересовало всех, и другой французский художник Курбе навестил Моне, дабы щедро помочь ему советами и приободрить юного коллегу, к которому всегда благоволил. Курбе повел себя неожиданно: он посоветовал юноше умерить свой пыл. В результате картина так и не была завершена, Моне прекратил работу и более к этой картине не возвращался.

Клод Моне, «Завтрак на траве». Подготовительный этюд, хранящийся в Государственном музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина в Москве, 1865-1866 г.

В период денежных затруднений Моне оставляет неоконченную картину под залог хозяину гостиницы «Золотой лев», в которой жил художник. Много лет спустя Моне разыскал холст в сарае гостиницы «Золотой лев», где тот хранился в свернутом виде, изъеденный сыростью. Видя, что холст не подлежит восстановлению, Моне отрезал куски, не тронутые влагой, а остальное выбросил. Сейчас сохранившиеся куски холста выставлены в Лувре.

Сохранившиеся фрагменты работы «Завтрак на траве» Клода Моне, Лувр.

Позже в 1869 г. свой вариант «Завтрака на траве» пишет Поль Сезанн. Мотив картины Мане превращен Сезанном в весьма произвольную и драматическую композицию. Фигура на переднем плане, обращенная спиной к зрителю, вероятнее всего – сам художник.

Поль Сезанн. Завтрак на траве. 1869 г.

А в 1876-1877 годах Сезанн делает еще одну картину, которую так же называют «Завтрак на траве».

Поль Сезанн «Завтрак на траве», 1876-1877 г.

Впрочем, нет уверенности, что название картине было дано самим Сезанном. Также эта картина напоминает полотно «Вакханалия» Николы Пуссена, чьи работы в Лувре вдохновляли Сезанна, так что возможно, что это уже совсем другая история.

Никола Пуссен «Вакханалия», 1627-1628

Поделиться ссылкой:

art-moiseeva.ru


Смотрите также