ОБУЧЕНИЕ РИСОВАНИЮ В РОССИИ И В СОВЕТСКОЙ ШКОЛЕ. История обучения рисованию в россии


ИСТОРИЯ ПРЕПОДАВАНИЯ АКАДЕМИЧЕСКОГО РИСУНКА В РОССИИ В XVIII – XIX ВЕКАХ. ОПЫТ ХУДОЖНИКОВ-ПЕДАГОГОВ.

      «Рисовальный экзамен — это градусник,

указывающий на талант избранника

или на бездарность труженика»

Н.Рамазанов [13].

Академические традиции, определившиеся в России в ХVIII веке и во многом сохранившиеся до нашего времени, утверждали важнейшую роль рисунка в процессе художественного образования. Вне зависимости от специализации ученики Академии художеств обязаны были выполнять многочисленные задания в рисунке (карандашом, пером, тушью, сепией). Именно на рисунок возлагалась основная нагрузка при освоении искусства передавать пластику человеческого тела, работать над композицией.

В первом Уставе Академии художеств граф И.И. Шувалов писал: «к достижению всего вышеописанного началом и основанием служить имеет твердое и исправное рисование, без чего упражняющийся в сих благородных художествах желаемого совершенства достигнуть не может» [4].

На протяжении всего периода обучения в Академии учащиеся рисовали каждый день: самые младшие - по 2 часа в день, средние - по 4 часа, старшие - по 6 часов в день. Рабочий день учеников Академии строился весьма строго: «В 7 часов утра шел звонок, и все 4 возраста направлялись в научные классы до 9 часов, после чего старшие два возраста отправлялись в специально-художественные классы, младшие же два возраста - в классы рисования, которые продолжались до 11 часов. Затем в 11 1/2 часа был обед; после обеда прогулка продолжалась до 1-го часа, после чего у младших были вторичные учебные классы, а у старших 2-х возрастов - занятия в специально-художественных классах; затем 2 часа отдыха - по раздаче младшим классам по куску полубелого хлеба, как то было и утром. В 5 часов вечера - рисовальные классы для всех 4 возрастов до 7 часов, после чего ужин... В 9 часов шли по своим спальням, где и спали до 5 часов утра» [8].

Правила Академии предписывали, чтобы в классе всегда находились два педагога, «из коих одному ставить натуру и поправлять работы учеников, а другому в то же время самому с ними рисовать или лепить» [11]. Ежедневно работая в классе рядом с учениками, художники-педагоги демонстрировали свой подход к решению необходимых задач. Поняв, как тот или иной мастер использовал возможности подготовительного рисунка в своей работе, ученики открывали для себя интереснейшие возможности в подходе к натуре, расширяли пути и средства решения творческих задач.

В XVIII веке в России над проблемами учебного рисунка и методикой его преподавания работали такие прославленные художники, как А.П. Лосеноко, Г.И. Угрюмов, А.И. Иванов, А.Е. Егоров, В.К. Шебуев, С.К. Зарянко. Постоянно убеждаясь на практике, что для качественного преподавания, одного умения рисовать недостаточно, художники-педагоги стремились уделять внимание и методике преподавания рисования, и правильной организации учебного процесса. Благодаря их трудам появились первые отечественные методические пособия и разработки.

С 1769 года в Академии художеств начал преподавать А.П. Лосенко. Как прекрасный рисовальщик и педагог, он стремился дать научно-теоретическое обоснование каждому положению Академического рисунка. Из собственного учебного опыта А.П. Лосенко понимал, что пособиями по рисунку бедна не только русская Академия, но и считавшаяся лучшей в то время французская Академия художеств. В годы своей учебы А.П. Лосенко несколько раз направлялся в Парижскую Академию художеств, где рисовал в натурном классе. Выполненные там рисунки и композиции А.П. Лосенко неоднократно были отмечены медалями французской Академии художеств. Во многом благодаря А.П. Лосенко метод преподавания рисунка стал основываться на серьезном изучении анатомии, пропорций человеческой фигуры, перспективы. Стараясь помочь своим ученикам в освоении знаний по анатомии, в 1771 году А.П. Лосенко создал пособие «Изъяснение краткой пропорции человека». Эта работа представляла собой собрание выполненных в карандаше этюдов с обнаженной модели, так называемых «академий». Листы «академий» пользовались большой популярностью у студентов, пособие быстро износилось и, к сожалению, было утрачено. Два других пособия А.П. Лосенко («Учебное пособие по анатомии для художников» и «Руководство, как увеличить фигуру человека») были подготовлены, но так и не изданы.

Вслед за А.П. Лосенко, в помощь своим ученикам составил пособие художник В.К. Шебуев. Его труд под названием «Антропометрия» предназначался для издания, однако книга так и не была опубликована. К изданию даже изготовили медные награвированные доски, которые впоследствии были потеряны. Не дошла до нас и работа 1760-х годов Е.П. Чемесова, от которой сохранились лишь награвированные резцом на меди изображения частей скелета.

На протяжении столетия многим поколениям русских художников в качестве единственного учебного пособия по рисованию служило переводное издание «Основательные правила или краткое руководство к рисовальному художеству Управителя Нюрнбергской Академии живописного художества Иоанна Даниила Прейслера». Так называемая «Плейслерова рисовальная книга», отпечатанная в типографии Академии наук в 1734 году, стала первым в России официальным учебным пособием по рисованию.

По книге И.Д. Плейслера, главным в обучении рисунку являлось изображение человеческой фигуры. Ее надо было уметь изображать обобщенно, со знанием анатомии и перспективы, а при необходимости уметь прорабатывать в деталях. Для овладения способом обобщенного изображения И.Д. Прейслер предлагал сопоставлять формы человеческого тела с геометрическими фигурами. Обучение рисунку предполагало постепенность, или «поступенность», как называл это И.Д. Прейслер. На первой ступени обучающийся знакомился с прямыми (взаимно перпендикулярными и параллельными) и кривыми линиями. Линии необходимо было научиться проводить от руки, без чертежных инструментов. Для практики рекомендовалось рисовать вазы и копировать предлагаемые образцы криволинейных орнаментов. Выполняя несложные упражнения для развития глазомера и чувства пропорций, ученик одновременно развивал и технику карандаша. После этого, по И.Д. Прейслеру, ученик мог переходить к срисовыванию с образцов изображений частей человеческого тела. Только после многочисленных упражнений в изображении различных частей лица, рук и т.п. разрешалось переходить к изображению обнаженной фигуры человека. Эти принципы рисунка описывались автором на страницах первых двух частей книги, к тексту прилагались 54 таблицы. Далее следовали разделы, посвященные изображению светотени и драпировок. Только после прохождения такой школы изобразительной грамоты, учащиеся допускались к работе с натуры (с постепенным усложнением заданий) и к выполнению композиционных заданий, ориентированных на словесно сформулированные программы. В соответствии с основными положениями «Прейслеровой книги», строилась вся методика преподавания нашей Академии художеств.

Резким критиком подобных методических устоев выступил Дени Дидро. Он посетил Россию в 1773 году и заинтересовался постановкой учебного процесса в русской Академии художеств. Высоко оценив работы наших рисовальщиков, Дидро все же утверждал, что «академическую», то есть искусственно поставленную, модель полезно рисовать не более чем один раз в месяц. «Ищите публичных сцен. Наблюдайте на улицах, в садах, на рынках, в домах и вы получите правильное представление о настоящих движениях в действительной жизни» - утверждал Дидро [7]. По поводу обучения рисунку в академиях он писал: «Находите ли вы, что действительно приносят пользу те семь лет, которые вы проводите в академии?.. именно там, в продолжение этих ужасных лет приобретается манера рисунка. Всякий раз, как только художник берет в руки кисть или карандаш, тоскливые призраки (академических натурщиков) пробуждаются и встают перед ним» [15].

Однако Дидро не возражал против рисования слепков с античных скульптур и изучения анатомии, что было принято в академической школе.

Помимо многочасовых натурных штудий, ученики Академии художеств обязаны были выполнять ежемесячные задания, в которых отрабатывались навыки композиционного мышления «в листе» по воображению, без натуры. При выполнении такого задания ученик получал не только тему, но и ее программную разработку. Формулировались эти задания весьма интересно. Так, в 1776 году Г. Гроот предложил ученикам живописного класса задание на тему «птиц и зверей», которое должно было выразить взаимоотношения Екатерины II и ее подданных. Программная разработка этого задания гласила: «Написать на приятном ландшафте наседку, вышедшую из кустарника и являющуюся некоторому числу малых цыплят, к ней приспешающих с распростертыми крылышками, для изъявления своей питательнице, покровительнице и повелительнице их сокровенной радости о возвращении ее, а при том, своей любви, благодарности и повиновения; при чем на особливом мраморном куске изобразить в барелиеве Гениуса, у коего на одной стороне лежат орудия свободных художеств и который, с поднятыми к правой стороне обеими руками, показывает на восходящее солнце со изъявлением бодрствующей своей об оном солнце радости» [8]. Для живописного класса «плодов и цветов» задание формулировалось следующим образом: «Представить подсолношник, выросший из земли, а под сенью оного ваз плоский по нынешнему образцу; оной ваз должен быть наполнен цветами - розами, гвоздиками, яцынтами, нарцызами, анимониями и мальвою, все в образе ландшафта; на земле ж подле ваза несколько рассыпанных или просто лежачих цветочков, оранжевых цветков, виноградных кустов, вишенья, персиков и прочего, что сочинителю встретится в мыслях» [8]. Подобные композиционные работы рассматривались и оценивались на экзамене каждые четыре месяца.  

Мастера XIX века во многом восприняли академические традиции своих предшественников. Однако, по выражению Н.Н. Ростовцев «в них удивительным образом отразилась традиция и сохранилась индивидуальность» [9]. Пройдя традиционную академическую школу, они чувствовали необходимость в поиске новых художественных методов и средств.

В начале XIX века вышло первое методическое пособие по рисованию, автором которого был русский художник. Труд А.П. Сапожникова «Курс рисования», опубликованный в 1834 году, предназначался для общеобразовательных учебных заведений. Это методическое пособие определило новое направление в преподавании рисования. Будучи военным инженером и известным художником-любителем А.П. Сапожников разработал систему моделей из проволоки и картона, которые помогали учащимся понимать строение формы предмета, явление перспективы и законы светотени.

За шесть лет до выхода в свет пособия А.П. Сапожникова, Академию художеств окончил К.П. Брюллов, заслуживший от современников звание «блистательный Карл». Знаменитый во всем мире своими живописными работами, Брюллов отмечал, что «рисовать надо уметь прежде, чем быть художником, потому что рисунок составляет основу искусства; механизм следует развивать от ранних лет, чтобы художник, начав размышлять и чувствовать, передавал свои мысли верно и без всякого затруднения» [10]. Карандашные рисунки К.П. Брюллова представляют собой интереснейшее наследие и занимают почетное место во многих крупнейших музеях мира.

При поступлении в Академию художеств, будучи лишь десяти лет от роду, К.П. Брюллов рисовал лучше всех своих товарищей, даже старших по возрасту. Он блестяще проходил художественные классы академии, почти на всех экзаменах получая высшие отметки. Его работы отвечали всем требованиям академических канонов относительно правильности и точности рисунка. В тоже время, он умел вносить в свои рисунки определенную легкость, непосредственность впечатления и артистизм. По воспоминаниям В.В. Стасова, К.П. Брюллов любил «записывать на память» карандашом то, что он видел ранее, и то, что он сочинял на основании полученных впечатлений. Такое «сочинение» карандашом было неотъемлемой частью всей творческой и преподавательской работы К.П. Брюллова. Метод преподавания К.П. Брюллова отличался индивидуальным подходом к каждому ученику. Особенность его методики была и в том, что он приучал ученика самостоятельно находить ошибку. Он никогда не исправлял рисунок сразу, а вначале давал возможность ученику самому разобраться в ошибке.

Выдающийся вклад в искусство рисунка в России внес В.А. Серов. В своей педагогической практике он опирался как на собственный учебный опыт, так и на особенности своего творческого процесса. Историки искусства называют его «гениальным мастером штриха и линии» [5]. Во всех учебных руководствах по рисованию, как у нас в стране, так и за рубежом в качестве образца приводится иллюстрация его знаменитого «Портрета балерины Тамары Карсавиной». В.А. Серов достиг здесь высочайшего изобразительного мастерства, выработанного непрестанным трудом и беспощадной требовательностью к себе.

В.А. Серов был одним из любимых учеников прославленного педагога П.П. Чистякова, которого почтительно называл "единственным (в России) истинным учителем незыблемых законов формы" [5]. Способность Чистякова  угадывать особенность каждого таланта, бережное отношение к любому дарованию давали удивительные результаты.

Разнообразие творческих индивидуальностей учеников П.П. Чистякова говорит само за себя: В.И. Суриков, В.М. Васнецов, М.А. Врубель, В.Д. Поленов, И.Е. Репин и многие другие прекрасные мастера.

Выполняя подготовительные рисунки к своим работам, И.Е. Репин сформировал своеобразный девиз и следовал этому принципу всю жизнь: «Будет просто, если сделаешь раз сто» [13]. П.П. Чистяков этот девиз дополнил для своих учеников: «Нарисовать сто схожих голов – коллекция, а вот понять, как ее нужно рисовать, - учеба» [16].

Художник-педагог П.П.Ч истяков, отводил рисунку главную роль в становлении личности мастера. Строгую школу рисунка он считал основой основ изобразительного искусства. За долгие годы учительства П.П. Чистяков разработал особую систему рисования. Он учил видеть натуру, какой она существует и какой она кажется, соединять линейное и живописное начало, знать и чувствовать предмет независимо от того, что нужно изобразить, будь то скомканный лист бумаги, гипсовый слепок или сложный исторический сюжет. «Нужно знание предмета и законов, по которым он кажется таким или иным» [16] - говорил он своим ученикам. Начинал обучение П.П. Чистяков с простейших постановок и затем последовательно переходил ко все более сложным. Но сам характер рисунка, по мнению мастера, должен был определяться особенностями конкретной модели. Продолжая классические традиции Академии, П.П. Чистяков требовал от своих воспитанников внимательнейшего изучения анатомии, дающей знание строения живой формы. «Техника высокая, простая, состоит в том, что каждая линия, обрисовывающая форму, сознательна для художника и выражает часть кости, мускула и прочее» [16]  - объяснял он.

Его наставления, хотя не полностью дословно, но с сохранением основной мысли, остались в дневниковых записях и письмах его учеников. Вот некоторые из высказываний художника и педагога П.П. Чистякова. «...Все мужественное, твердое, благородное в искусстве выражается рисунком...» [16].

«Не умеющий рисовать не будет и писать как следует» [13].

«Рисунок – основа всего, фундамент, кто не понимает его или не признает, тот без почвы… Рисовать -  значит соображать» [13].

Многие искусствоведы сходятся во мнении, что принципы, которые отстаивал П.П. Чистяков, его борьба за реалистическую методику преподавания, за приближение рисунка к действительности во многом определили подъем искусства рисунка в XIX века.

Многое сделал для развития методики преподавания рисования и подготовки художников-педагогов Я.Ф. Ционглинский. Он пользовался большим уважением среди учеников Академии. По воспоминаниям М.П. Гронеца: «К рисунку он подходил со всей строгостью, требовал от учеников точности и правильности, не допуская никакого искажения формы и, в то же время, умел внушить каждому, что владения рисунком – искусство, а потому к нему надо подходить с творческим горением, с трепетом в груди» [15].

Я.Н. Ционглинский любил говорить своим ученикам: «Как бы ни казалась проста задача, художник обязан к ней подходить с вдохновением рисуете ли вы натюрморт, гипсовую голову или фигуру, творческое начало должно присутствовать в работе. Художник потому и является художником, что он творит» [15].

«Овладевать рисунком надо постепенно, не упуская ни малейшей детали в методике построения каждого изображения. С чего начинается рисунок, как он развивается дальше и чем закачивается» [15] - отмечал Я.Н. Ционглинский.

По воспоминаниям учеников, Я.Н. Ционглинский умел последовательно, ясно и понятно раскрыть самые сложные положения рисунка, о законах построения формы на плоскости, о методической последовательности построения изображения он рассказывал так, будто бы речь шла о самой захватывающей истории. В своих лекциях о рисунке Я.Н. Ционглинский проводил аналогию с законами гармонии в музыке, с красотой поэтического слова, с точностью математического расчета.

Другое имя, которое заслуживает особого внимания в ряду выдающихся педагогов и художников, имя Д.Н. Кардовского. Непосредственный ученик П.П. Чистякова и И.Е. Репина, все свои ученические годы и потом, на протяжении всей своей преподавательской деятельности, стремился найти синтез системы педагога и живописца.

С 1903 года Д.Н. Кардовский работал в качестве помощника в мастерской живописи в высшем художественном училище при Петербургской Академии художеств. Затем, в 1907 году, став профессором, Д.Н. Кардовский начал самостоятельную педагогическую деятельность. Из его мастерской вышли такие художники, преподаватели живописи, как А.И. Савинов, А.Е. Яковлев, П.М. Шухмин, Н.Э. Радлов и многие другие.

Д.Н. Кардовский учил начинающих рисовальщиков не только понимать, видеть и строить объемную форму в рисунке, но и глубоко ее анализировать. Опираясь на лучшие традиции прошлого, Д.Н. Кардовский выработал систему, в основе которой был принцип упрощения сложной формы предметов до наипростейших геометрических форм.

«Изучающий рисунок, - отмечал Д.Н. Кардовский, - должен в своей работе руководствоваться формой. Что же представляет собой форма? Это – масса, имеющая тот или иной характер подобно геометрическим телам: кубу, шару, цилиндру и так далее. Живая форма живых натур, конечно, не является правильной геометрической формой, но в схеме она тоже приближается к этим геометрическим формам и таким образом повторяет те же законы расположения света по перспективно-уходящим плоскостям, какие существуют для геометрических тел» [6]. 

Вплоть до сегодняшнего дня художники, стремящиеся создать иллюзию реального трехмерного мира на двухмерной рабочей поверхности, пользуются этим методом.

Методика преподавания по Д.Н. Кардовскому строится на следующих принципиальных положениях:

 - «Обучение рисунку и живописи должно вестись только по натуре. Моделями являются: натюрморт; человек (голова, человеческая фигура, одетая и раздетая).

- Мыслить и работать следует отношениями. Ничего не должно быть сделано, как говорят «в упор», так как в результате такого рисования мы неизбежно придем к натурализму. Держать большой свет, большой характер,   большой цвет и идти от общего к частному.

- Рисунок – это пластическая основа искусств, служащих изображению зрительных восприятий на плоскости, то основное общее, что объединяет все изобразительные искусства. Основная задача рисунка – изучение построения формы на плоскости графическими средствами по законам природы» [6].

По инициативе Д.Н. Кардовского у нас в стране были организованы первые специальные художественно-педагогические учебные заведения, готовящие учителей рисования с высшим образованием.

Изученный опыт художников-педагогов выявляет важный аспект в построении художественно-образовательного процесса. Выстраивая систему преподавания, определяя учебные цели и методы их достижения, художники-педагоги во многом опираются на личный академический опыт учебы, а также особенности собственного творческого процесса. Подобная практика позволяет ученикам не только получить профессиональные основы мастерства, но также развивает важнейшие качества необходимые художнику, воспитывает серьезное и ответственное отношение к искусству. Подобная практика является важнейшим залогом, как преемственности традиций, так и развития художественного потенциала. 

ЛИТЕРАТУРА

Белютин Э. М. Русская художественная школа второй половины XIX — начала XX века. М.: 1967.Белютин Э.М., Молева Н.М.  П. П. Чистяков — теоретик и педагог. Москва: Изд-во Акад. художеств СССР, 1953.Белютин Э.М, Молева Н.М. Педагогическая система Академии художеств XVIII века. М.: Искусство, 1956.Долгополов И. Мастера и шедевры. Том 3. М.: Изобразительное искусство, 1988.Кардовский об искусстве. Воспоминания. Статьи. Письма. Под редакцией Д.А. Шмаринова. М: Академии художеств, 1960Машковцев Н. Книга для чтения по истории русского искусства. Москва. 1950. Вып. II.          Молева Н. М. Выдающиеся русские художники-педагоги. 2-е изд., доп. М.: Просвещение, 1991Рёскин Дж. Лекции об искусстве М: Б.С.Г.-Пресс, 2011Розанова Н.Н. Рисунок: историко-теоретические аспекты. Московский государственный университет печати. Москва 2000Ростовцев Н.Н. Академический рисунок. М: Просвещение, 1984Русская живопись. Под редакцией Н. Барисовской, Л.Яраловой. М: Белый город, 2000Савинов А.М. Методические принципы учебного рисования как основа теории и практики обучения академическому рисунку//Вестник университета российской академии образования/М.:УРАО,2010,№5 (53).Скороходько О.О. Афоризмы об искусстве. М.: ПКЦ Альтекс. 2009.Соколинский В.М. Формирование художника-педагога. Московский Педагогический Государственный Университет. М. 2009         Чистяков П.П. Письма, записные книжки, воспоминания. М.: Мосиздат, 1953Школа изобразительного искусства. Том 5. Под редакцией Н.А. Пономарева, М.М. Курилко. М: Изобразительное искусство, 1994.   

www.art-education.ru

ОБУЧЕНИЕ РИСОВАНИЮ В РОССИИ

МегаПредмет 

Обратная связь

ПОЗНАВАТЕЛЬНОЕ

Сила воли ведет к действию, а позитивные действия формируют позитивное отношение

Как определить диапазон голоса - ваш вокал

Как цель узнает о ваших желаниях прежде, чем вы начнете действовать. Как компании прогнозируют привычки и манипулируют ими

Целительная привычка

Как самому избавиться от обидчивости

Противоречивые взгляды на качества, присущие мужчинам

Тренинг уверенности в себе

Вкуснейший "Салат из свеклы с чесноком"

Натюрморт и его изобразительные возможности

Применение, как принимать мумие? Мумие для волос, лица, при переломах, при кровотечении и т.д.

Как научиться брать на себя ответственность

Зачем нужны границы в отношениях с детьми?

Световозвращающие элементы на детской одежде

Как победить свой возраст? Восемь уникальных способов, которые помогут достичь долголетия

Как слышать голос Бога

Классификация ожирения по ИМТ (ВОЗ)

Глава 3. Завет мужчины с женщиной

Оси и плоскости тела человека

Оси и плоскости тела человека - Тело человека состоит из определенных топографических частей и участков, в которых расположены органы, мышцы, сосуды, нервы и т.д.

Отёска стен и прирубка косяков Отёска стен и прирубка косяков - Когда на доме не достаёт окон и дверей, красивое высокое крыльцо ещё только в воображении, приходится подниматься с улицы в дом по трапу.

Дифференциальные уравнения второго порядка (модель рынка с прогнозируемыми ценами) Дифференциальные уравнения второго порядка (модель рынка с прогнозируемыми ценами) - В простых моделях рынка спрос и предложение обычно полагают зависящими только от текущей цены на товар.

 

Интерес к рисованию как к учебной дисциплине на Руси возник очень давно. Уже в Х1 веке книжная графика и миниатюра достигают очень высокой степени развития.). Почти во всех рукописных книгах мы находим рисунки и рисованные заглавные буквы. Все это говорит о том, что вместе с грамотой ученики овладевали и рисунком, который помогал вырабатывать каллиграфический почерк. Рисование преподавали в монастырских школах, как мужских, так и женских.

Для приобретения четкого и уверенного почерка и навыков в рисунке ученики рисовали главным образом пером, так как работа им требует особенно твердой и уверенной руки. Однако метод обучения рисованию строился главным образом на копировании образцов. Самостоятельного значения рисунок еще не имел, ему отводилась лишь техническая роль.

Впервые рисование как общеобразовательный предмет появляется в начале XVIII века. В этот период на рисование начинают смотреть как на одно из средств, способствующих развитию образного представления и умений, которые можно применить в любой профессии. Так, в 1715 году рисование было включено в число учебных предметов Морской академии. С 1716 года рисованием стали заниматься учащиеся хирургической школы при Санкт-Петербургском военном госпитале. Постепенно рисование как общеобразовательный предмет вводится все шире: с 1732 года оно преподается в Кадетском корпусе, с 1747 — в гимназии при Академии наук, с 1764 — в Институте благородных девиц при Воскресенском (Смольном) монастыре.

Все эти учебные заведения не ставили своей целью воспитание художников-профессионалов, не стремились приблизить рисование к задачам художественного обучения. Они давали своим воспитанникам только элементарные навыки, чтобы те могли их использовать в самых различных случаях, т. е. обучали рисованию в общеобразовательных целях.

 

Иоган Даниил Прейслер

Иоганн Даниил Прейслер (1666— 1737) —немецкий художник; с 1688- по 1696 год жил и работал в Риме, был директором Нюрнбергской Академии художеств. В дополнение к пособию по рисованию Прейслер издал книгу по анатомии, вышедшую в России в 1749 году.

В 1735 году был издан на немецком и одновременно на русском языке учебник по рисованию И. Д. Прейслера «Основательные правила, или Краткое руководство к рисовальному художеству». Обучение по системе Прейслера начинается с рисования прямых и кривых линий, геометрических фигур и объемных тел, после чего ученик переходит к рисованию частей человеческого тела, затем головы и, наконец, всей фигуры.

Как и большинство художников-педагогов, в основу обучения рисунку Прейслер кладет геометрию и рисование с натуры. Геометрия помогает рисовальщику видеть и понимать форму предмета, а при изображении ее на плоскости облегчает процесс построения. Однако, предупреждает Прейслер, применение геометрических фигур должно сочетаться со знанием правил и законов перспективы, а также анатомии.

Пособие Прейслера высоко оценивалось современниками, оно несколько раз переиздавалось как за границей, так и в России. Более обстоятельной и четкой методической разработки по учебному рисунку в то время не было, поэтому труд Прейслера у нас долгое время использовался не только в общеобразовательных учебных заведениях, но и в специальных художественных школах. Большую методическую помощь эта книга оказала в дальнейшем и воспитанникам Академии художеств.

Русская Академия художеств второй половины XVIII — первой половины XIX века была одной из лучших школ рисунка. Она стала и центром методической работы в России.

 

Андрей Петрович Сапожников

В 1834 году А. П. Сапожников издал «Курс рисования». Это был первый учебник для общеобразовательных учебных заведений, составленный русским художником. Учебник переиздавался затем много раз, последнее его издание—1889 года.

В предисловии к изданию 1879 года автор писал: «...цель, с которой учреждены рисовальные классы в большей части учебных заведений, состоит не в том, чтобы сделать из учащихся художников, но в том, чтобы развить в них способность изображать на бумаге видимые предметы понятно и правильно».

Курс рисования А. П. Сапожников начинает со знакомства с различными линиями, потом знакомит с углами, после чего идет освоение различных геометрических фигур. Прежде чем приступить к рисованию объемных предметов.

Сапожников предлагает продемонстрировать перед учащимися с помощью специальных моделей законы перспективы, опять начиная с линий, затем переходя к различным поверхностям и, наконец, к геометрическим телам. Далее идет знакомство с законами светотени, также при помощи показа моделей. Когда рисование простых геометрических тел хорошо освоено, Сапожников предлагает переходить к рисованию сложных тел: сначала даются группы геометрических тел, затем постепенно идет усложнение заданий вплоть до рисования гипсовых голов.

Ценность метода Сапожникова заключается в том, что он основан на рисовании с натуры, причем это не просто копирование натуры, а анализ формы. Сапожников поставил своей целью приучить рисующих с натуры мыслить, анализировать, рассуждать.

Новый метод, предложенный Сапожниковым, нашел самое широкое применение не только в общеобразовательных школах, но и в специальных художественных учебных заведениях. Успех нового метода преподавания объяснялся тем, что он наглядно и просто раскрывал сложнейшие положения, относящиеся к построению трехмерного изображения на плоскости.

Метод преподавания рисунка, предложенный Сапожниковым, произвел переворот в учебно-воспитательной работе. До выхода его книги в общеобразовательных учебных заведениях царило копирование с оригиналов. Рисованию с натуры почти не учили, а над методом раскрытия отдельных положений реалистического рисунка вообще никто серьезно не задумывался.

Сапожников указал, что лучшим средством помочь ученику правильно строить изображение формы какого-либо предмета является метод ее упрощения в начальной стадии рисования. Вначале ученик должен определить геометрическую основу формы предмета, а затем уже переходить к уточнению. «Одним из таких способов является способ разложения любого из видимых предметов на простейшие геометрические фигуры, каковы треугольники, четырехугольники и тому подобные,— указывал Сапожников.— Нет животного, птицы, насекомого, цветка, растения, формы которых в общем не могли бы быть окованы сказанными фигурами; нет почти случая, где фигуры эти не послужили бы остовом для описания около последнего подробностей контура данного предмета»1.

 

Густав Адольф Гиппиус

Г. А. Гиппиус в 1844 году издает фундаментальный труд — «Очерки теории рисования как общего учебного предмета». Это был первый капитальный труд по методике обучения рисованию в общеобразовательной школе. Здесь были сконцентрированы все передовые идеи педагогики того времени. Книга делится на две части — теоретическую и практическую. В теоретической части излагаются основные положения педагогики и изобразительного искусства. В практической части раскрывается методика обучения.

Уже во введении автор указывает, что рисование как общеобразовательный предмет нельзя преподавать так же, как в специальной художественной школе: «Обучать однако же питомцев наших в учебных заведениях точно таким же образом, как мы сами учились,— нельзя; потому что мы посвящали себя исключительно искусству; а цель воспитания в училищах совершенно другая, и состоит в приготовлении детей не по одному только какому-либо предмету наук, но по многим вместе, т. е. в образовании многостороннем, в развитии всех человеческих способностей таким образом, чтобы один предмет науки служил пособием другому и чтобы, несмотря на разнообразие учебных предметов, все они в уме учащегося соединялись в одно целое; а об этом-то именно и не помышляли никогда доселе преподаватели рисовального искусства».

С таким взглядом на методику преподавания рисования мы встречаемся впервые не только в отечественной литературе, но и в европейской.

Гиппиус стремится теоретически обосновать каждое положение методики обучения рисунку. По-новому он рассматривает и сам процесс преподавания. Методика, говорит Гиппиус, не должна придерживаться определенного шаблона, разными методами преподавания можно достигнуть хороших результатов.

Чтобы научиться рисовать, нужно научиться рассуждать и мыслить, говорит Гиппиус, а это необходимо всем людям, и развивать умение мыслить надо с детского возраста.

Много ценных методических рекомендаций и советов дает Гиппиус во второй части своей книги — «Первоначальное обучение». Гиппиус пишет: «Психолог подметит то, каким образом дитя получает понятие о свете, виде, объеме, расстоянии и посредством которых оно учится видеть, само того не зная. Одни глаза ничему не научают нас: нас учит ум наш, который посредством чувств привыкает мерить, сравнивать и чувствовать.

Большое внимание Гиппиус обращает на материалы и оборудование: «Как худым пером невозможно хорошо писать, так точно нельзя хорошо рисовать худым карандашом».

Труд Гиппиуса явился значительным вкладом в теорию методики. Такого серьезного и глубокого изучения вопросов методики в тот период мы не находим ни у одного, даже самого выдающегося представителя педагогической мысли в области обучения рисованию. Все они ограничивались изложением общетеоретических положений педагогики. А художники-педагоги основное внимание обращали на правила рисования и обходили вопросы педагогики. Между тем основная масса учителей нуждалась именно в раскрытии самой методики преподавания.

Русская школа рисунка, в особенности в первой половине XIX века, находилась на очень высокой ступени развития и ее вклад в теорию и практику преподавания рисования был весьма значительным.

Много было сделано в этот период и в области издания различных пособий по рисованию. Целый ряд пособий представляет большой интерес как с методической точки зрения, так и с точки зрения художественного оформления.

Исследуя историю развития методики преподавания рисования, необходимо несколько слов сказать и о постановке обучения рисунку в общеобразовательных школах России.

В 1804 году школьным уставом рисование вводится во все уездные училища и гимназии. Из-за недостатка учителей в 1825 году в Москве по инициативе графа С. Г. Строганова основывается Училище технического рисования, где было отделение, готовившее учителей рисования для общеобразовательной школы. В 1843 году Министерство народного просвещения издало циркулярное предложение о замещении не имевших специального художественного образования учителей рисования, черчения и чистописания в уездных училищах учениками школы Строганова. До 1879 года это училище было единственным учебным заведением, которое специально готовило преподавателей рисования.

 

 

Николай Константинович Зорянко

 

Со второй половины XIX века вопросам методики преподавания начинают уделять особое внимание не только выдающиеся художники-педагоги, но и рядовые учителя школ. Они понимали, что без специальной методической подготовки нельзя успешно вести педагогическую работу.

Особое внимание Зарянко обращает на порочный метод «рисуй как видишь, как умеешь».

Методика преподавания, пишет Зарянко, требует творческого подхода: С горечью говорит Зарянко и о недооценке рисования как общеобразовательного предмета: «Рисование есть единственный предмет, который учит видеть предметы такими, как есть они в природе; единственный предмет, который строго научает этому и также строго рассматривать природу».

С целью выработки методов преподавания рисования в общеобразовательных школах была создана специальная комиссия при Академии художеств. В эту комиссию входили выдающиеся художники: Н. Н. Ге, И. Н. Крамской, П. П. Чистяков. Комиссия занималась также составлением программы для средних учебных заведений.

Программа, составленная комиссией для средних учебных заведений, требовала:

«С начала и до конца курса ученики должны рисовать с натуры так, чтобы наблюдалась строгая последовательность в выборе моделей, начиная с проволочных линий и фигур до гипсовых голов включительно;

начальное рисование геометрических фигур и тел, как форм слишком отвлеченных и сухих, должно перемежаться с рисованием сходных с ними предметов из окружающей учеников обстановки;

копирование с оригиналов должно быть совершенно оставлено, как вредное для начинающих и занимающее много времени; знакомство с перспективой должно быть только наглядное, и ни в коем случае объяснение ее правил не должно предшествовать наблюдению самих учащихся».

Рисование как изучение живой формы есть одна из сторон знания вообще; оно требует такой же деятельности ума, как науки, признанные для элементарного образования.

 

 

Павел Петрович Чистяков

 

Большое влияние на развитие методики преподавания рисования оказал выдающийся художник-педагог Павел Петрович Чистяков (1832—1919). Его взгляды на цели и задачи искусства и художественной школы начали формироваться в 60-е годы XIX века. Это было время борьбы передовых общественных сил с остатками крепостничества, время борьбы против реакционной идеологии, налагавшей цепи на свободную научную и творческую мысль. Революционно-демократические идеалы разночинной интеллигенции России указывали новый путь в развитии науки и искусства.

 

Императорская же Академия художеств к этому времени погрязла в рутине, стала придерживаться догматического метода преподавания, отгородилась от жизни неприступной стеной. П. П. Чистякову стало ясно, что Академия нуждается в реформе, ее мертвящая власть над художниками и искусством недопустима. Нужны новые формы и методы работы с воспитанниками Академии, необходимо усовершенствовать методику преподавания рисунка, живописи, композиции.

Двадцатилетие деятельности Чистякова в качестве адъюнкт-профессора Академии художеств (1872—1892) было основным и плодотворнейшим педагогическим периодом его жизни. В это время он вырабатывал новую методику преподавания, проверял на практике свою педагогическую систему. Однако титулованные идейные враги Чистякова, зная о прекрасных результатах его школы, всячески стремились дискредитировать ее. В царской России заслуги П. П. Чистякова не были оценены должным образом. В императорской Академии художеств Чистякова всячески третировали, старались изолировать от молодежи, лишить возможности вести педагогическую работу .

Чистяков боролся за направление в преподавании искусства, а не против академической системы как таковой. Он считал, что обучение должно проходить как в начальной стадии, так и в высшей на основе единых принципов, на научной основе.

Советская художественная педагогика высоко оценила заслуги Чистякова и использовала основные положения его методики.

Особый интерес для нас представляют мысли П. П. Чистякова о методике преподавания рисования в общеобразовательной школе. С 1871 года Чистяков принимал активное участие в комиссии по присуждению премий за рисунки учащихся средних учебных заведений, и эта деятельность привлекла его внимание к постановке рисования в общеобразовательных школах.

Чистяков писал: «Изучение рисования, строго говоря, должно... [начинаться и] оканчиваться с натуры; под натурой мы разумеем здесь всякого рода предметы, окружающие человека». Копировальный метод он отвергал категорически: «...главнейшим недостатком должно признать почти повсеместное копирование с оригиналов, причем ученики работают бессознательно, часто с дурных образцов и почти без пользы тратят слишком много времени на отделку рисунков в ущерб существенному изучению».

На рисование в средней школе Чистяков смотрел как на общеобразовательный предмет: «Рисование при уездных училищах и в гимназиях должно быть обязательно наравне с прочими предметами»; «Рисование как изучение живой формы есть одна из сторон знания вообще; оно требует такой же деятельности ума, как науки, признанные необходимыми для элементарного образования».

О последовательности в обучении Чистяков писал: «Черчение и рисование начинается с изображения проволочных линий, углов, геометрических фигур и тел, за которыми следует рисование геометрических фигур, сделанных из картона или дерева, и с гипсовых орнаментов, причем дается понятие об ордерах архитектуры. Оканчивается оно изучением частей и маски головы, целой головы с анатомией, пейзажа и перспективы — это можно считать нормой гимназического курса»4.

Хотя мы в общеобразовательной школе и не готовим художников, говорит П. П. Чистяков, однако преподавание рисования должно проходить по всем правилам и законам этого искусства. «Во втором отделении, где рисуют с натуры геометрические тела, следует предварительно дать учащимся простое и ясное понятие об устройстве глаза человеческого, объяснить правила перспективы, как науки, вытекающей из оного устройства глаза и относительного расстояния предметов. Дать понятие о картинной плоскости, о горизонте, точке зрения, схода, об отдалении и прочее».

Большую ценность для нас представляют идеи Чистякова, касающиеся взаимоотношений педагога с воспитанниками. «Прежде всего, говорил он, надо знать ученика, его характер, его развитие и подготовку, чтобы в зависимости от этого найти нужный подход к нему. Нельзя подходить с одной меркой ко всем. Никогда не надо ученика запугивать, а, наоборот, вызывать в нем веру в себя, чтобы он, не идя на поводу, сам разбирался в своих сомнениях и недоумениях. Главным образом руководство должно заключаться в том, чтобы направить ученика на путь изучения и вести его неуклонно по этому пути. В учителе ученики должны видеть не только требовательного учителя, но и друга», «Настоящий, развитой, хороший учитель палкой ученика не дует; а в случае ошибки, неудачи старается осторожно разъяснить суть дела и ловко навести ученика на путь истинный!»

Таким образом, мы видим, что вклад, сделанный П. П. Чистяковым в методику преподавания рисования, относится не только к специальным учебным заведениям, но и к общеобразовательным школам.

Для России конца XIX — начала XX века был характерен повышенный интерес к методике преподавания рисования и в специальных, и в общеобразовательных учебных заведениях. В частности, бурные дискуссии вызвал вопрос о преимуществах геометрального и натурального методов преподавания.

В круг рисования в общеобразовательной школе должно входить не только рисование с натуры всеми способами, как основной отдел программы, но и лепка, и черчение, и иллюстрирование, и упражнения в составлении декоративных упражнений, и некоторые сведения по искусству.

(геометричность) Например, предлагая ребенку нарисовать бабочку, мы видим, что ему трудно сразу уловить основную, или, как выражаются художники, «большую» форму. Желая облегчить работу, мы предлагаем ему вначале наметить трапециевидную форму, а затем в нее врисовать живую форму натуры (рис. 33).

Формализм вносил путаницу и в методику преподавания рисования,

«Свободное рисование дает учителю средство узнать, какого рода природа его ученика. Первые «задачи» при свободном рисовании заключаются в предложении: „Рисуйте, что хотите!" Дети рисуют, кто что хочет, а учитель наблюдает».

Поскольку теоретических работ по вопросам методики преподавания в России почти не было, учителям предлагалось знакомиться с трудами зарубежных специалистов

Один из существенных недостатков методических пособий по рисованию, издававшихся последователями теории «свободного воспитания», заключался в том, что иллюстративный материал состоял только, из детских рисунков, изобиловавших грубыми ошибками, т. е. из работ, которые не могли раскрыть принципы построения реалистического изображения. Вторым существенным недостатком таких методических руководств являлось желание «по-детски» сформулировать основные положения и принципы рисования, в результате чего методические руководства оказывались непонятными ни детям, ни взрослым.

Существенным недостатком многих работ было и то, что все методические положения строились на случайных, субъективных рассуждениях отдельных авторов, без достаточного научного обоснования установок реалистического искусства.

 

megapredmet.ru

ОБУЧЕНИЕ РИСОВАНИЮ В РОССИИ И В СОВЕТСКОЙ ШКОЛЕ — Мегаобучалка

В России рисование как общеобразовательный предмет вводится в начале ХVIII века в школах специального назначения – кадетских корпусах, училищах для благородных девиц.

Первое тридцатилетие условно именуется «пушкинской эпохой». Это была классическая пора не только в русской литературе, но и в изобразительном искусстве. В конце ХVIII - начале ХIХ века преподаванием нередко занимаются профессиональные художники. Многие дворянские семьи приглашают домашних учителей рисования. Тогда же распространяется мода на альбомы. В них писали не только стихи и цитаты, но и делали рисунки. Появляются коллекции, в которых наброски художников собирались наравне с их живописными полотнами. Знаменитым живописцам заказывали акварельные и карандашные портреты знакомых и близких. Гостиные украшались небольшими пейзажами, исполненными также на бумаге.

Во время пенсионерского пребывания в Риме (1803 – 1806г.) молодой А.Е. Егоров поразил европейцев, нарисовав на стене кафе фигуру человека целиком, не отрываясь, начав с пальца ноги. Этот рисунок несколько десятилетий сохранялся хозяином кафе в Риме. Существует легенда о том, что итальянцы начала ХIХ века платили за рисунки А.Е. Егорова столько золотых монет, сколько их помещалось на листе.

Рисунки О. Кипренского и К. Брюллова итальянские знатоки принимали за работы Рубенса и Рембрандта.

В 1804 году рисование вводится во все уездные училища и гимназии. Это потребовало большого количества учителей рисования. Учитывая запросы школы, в 1825 году по инициативе графа С.Г. Строганова в Москве основывается училище технического рисования, где было отделение, готовившее учителей рисования для общеобразовательных школ. Ощущается острая необходимость в учебниках.

В 1834 году выходит в свет «Курс рисования», составленный военным инженером, известным художником – любителем А.П. Сапожниковым. Это было первое методическое пособие по рисованию, предназначенное для общеобразовательных учебных заведений, автором которого был русский художник. До этого пособия в школах пользовались книгой Прейслера, причём царило сплошное копирование с оригиналов. Рисованию с натуры почти не уделялось внимания. По мнению Сапожникова, учитель должен не столько выправлять рисунок ученика, сколько объяснять его ошибку словесно, чтобы ученик мог исправить сам. Таблицы у Сапожникова служат не для срисовывания, а для раскрытия закономерностей строения натуры. Они находятся рядом с натурой и помогают ученику разобраться в особенностях конструкции.

Со второй половины ХIХ века развитие академической системы образования идёт по нисходящей. Снижается уровень подготовки преподавателей, нарастают противоречия между Академией художеств и прогрессивными русскими художниками.

В 1864 году рисование было исключено из числа обязательных предметов по «недостатку времени и хороших учителей».

Большинство книг и пособий того времени ориентировало учителей на копирование с образцов (настенных таблиц), либо рисование по сетке. На все просьбы пересмотреть программы, Академия заявляла, что ей это «не представляется целесообразным».

Педагогические взгляды выдающегося русского художника – педагога Павла Петровича Чистякова получили признание уже в советское время. Рисование как учебный предмет находился в то время в состоянии тяжёлого кризиса. Академия художеств погрязла в рутине. Чистяков был одинок в своей работе по созданию новых форм и методов обучения. Чистяков считал, что следует обучать, соблюдая педагогический такт и учитывать индивидуальные особенности учеников. Нельзя подходить с одной меркой ко всем. Никогда не надо ученика запугивать, а наоборот, вызывать в нём веру в себя. Направить ученика на путь изучения и вести его неуклонно по этому пути. В учителе ученики должны видеть не только требовательного учителя , но и друга. Метод Чистякова не подавлял природного дара художника. Отсюда благодарность ему от его учеников. Ученица Чистякова Баруздина написала о нём книгу. Учениками Чистякова были: Илья Репин, Василий Суриков, Виктор Васнецов, Василий Поленов, Валентин Серов, Михаил Врубель, Аполлинарий Васнецов, Дмитрий Кардовский, Борисов-Мусатов. Репин так сказал о Чистякове: «Одна есть светлая точка в Академии, это Чистяков…А вот уж учитель, так учитель! Единственный!».

Пётр Петрович Кончаловский, не имеющий отношения к Чистякову, написал натюрморт с апельсинами в бумажных обёртках и посвятил его Павлу Петровичу. «Написав «Натюрморт с апельсинами»,- говорил Кончаловский,- я хотел показать, как я могу изобразить смятую бумагу, частое задание Чистякова своим ученикам».

В начале ХХ века педагогические идеи, принципы и методы, разработанные П.П. Чистяковым не получили претворения в жизнь.

Многие молодые русские художники стали увлекаться западноевропейским искусством, которое не признавало никакой школы. Художники – педагоги не учили своих воспитанников, не раскрывали законов искусства, а лишь ограничивались фразами: «Рисуй, как видишь! Пиши, как чувствуешь!». Интуитивность творчества была самой удобной формулой ответа на все вопросы и неумения учеников.

Получает распространение импрессионизм. Их метод изображения исключал чёткий рисунок, изображения как бы плывут в красочном тумане. Крамской отмечал, что глядя на их картины, надо помнить, что всё это есть действительно в природе, только нельзя это делать основным принципом, что только в редких, исключительных случаях художнику может потребоваться этот эффект. Форма в рисунке приобретает расплывчатый, рыхлый характер.

И.Е. Репин писал: «Увлекаясь впечатлением красок и отбрасывая традицию старой школы, художники игнорировали форму. Рисунок и форма, как только перестали ими заниматься со строгостью классиков, быстро пошли к упадку; и вся эпоха этого движения совершенно справедливо была названа декаденством».

Репин занимался и педагогической деятельностью (начинал с частных занятий с юным Серовым). Для Репина это было время ожесточённой борьбы с засильем буржуазной идеологии, периодом отстаивания реалистических традиций в искусстве и академической школы рисунка. Особенно Репин был непримирим ко всяким мудрствованиям в учебной работе. Репин не был противником нового в искусстве, он сам боролся за новое, но за разумное новое. Главное внимание в учебной работе художника должно быть обращено на рисунок. Ученики Репина пользовались рисунком с натуры постоянно и владели им достаточно хорошо (Малявин, Кустодиев, Бродский, Фешин, Остроумова-Лебедева).

Многое сделал для развития методики преподавания рисования и для подготовки учителей Ян Францевич Ционглинский. Методы преподавания этого педагога в своё время оценивались очень высоко. В своей педагогической практике он был очень внимателен к каждому ученику, он умел последовательно, ясно и понятно раскрывать самые сложные положения рисунка. Его высказывания: «Рисунок – основа основ и овладеть им надо постепенно, не упуская ни малейшей детали в методике построения каждого изображения. С чего начинается рисунок, как он развивается дальше и чем заканчивается – художник должен твёрдо знать, как таблицу умножения». «Художник должен поступать по темпераменту, но работать по разуму». «До совершенства, до бесконечности не дойдёте, но идти и стремиться к этому надо». Ционглинский любил говорить : «9/10 подумать и 1/10 тронуть».

С 1907 года к педагогической деятельности приступает выдающийся художник – педагог, ученик Репина, Дмитрий Николаевич Кардовский. Имя Кардовского в истории становления и развития методики преподавания реалистического рисунка занимает одно из самых видных мест. Это ему мы обязаны появлению в нашей стране художественно – графических факультетов, которые готовят учителей рисования для средней школы с высшим образованием. Как педагог, Кардовский отстаивал позиции реалистического искусства и оберегал молодёжь от влияния формализма. Все ученики Кардовского вспоминают о нём с большой любовью и уважением. Школа должна быть прежде всего школой, а не студией самодеятельного искусства, говорил он.

Определённый вклад в методику рисунка внесли и другие художники – педагоги того времени – Серов, Савинский, Коровин, Маковский. Каждый из них в меру своих сил и возможностей старался усовершенствовать методику преподавания.

Широкое распространение среди учителей общеобразовательных школ имел «Художественно-педагогический журнал» (1901 – 1916гг.). Там обсуждались вопросы эстетического воспитания и художественного образования.

К началу ХХ века академическая система обучения рисунка была полностью разрушена. Не было единых методов преподавания. Каждый художник – педагог рассматривал учебный рисунок с субъективной точки зрения. Путаница существовала и в терминологии, и в определении целей и задач предмета. В основе этих воззрений лежало пренебрежение к отечественной культуре.

Советская художественная школа получила весьма незавидное наследство. По сути дела, надо было заново создавать школу реалистического рисунка.

 

ОБУЧЕНИЕ РИСОВАНИЮ В СОВЕТСКОЙ ШКОЛЕ

 

В 20-х годах высшие учебные заведения переживали тяжёлый период вандализма. В Академии художеств разбивались и выбрасывались гипсовые слепки с античных фигур, уничтожен музей при Академии художеств, а слово «академия « изъято из употребления. Академия, как и Московский ВХУТЕМАС (Высшие художественно-технические мастерские) дошли до тупика. Здесь также разбивались вдребезги гипсовые слепки с античных статуй. Богатейший музей бывшего Строгановского училища был разграблен. Методический фонд уничтожен. В те годы продукты (пайки) выдавали по месту учёбы. И рисунки из фонда давали, чтобы заворачивать селёдку и другие продукты.

В художественной жизни шла напряжённая борьба сторонников реалистического искусства с формалистическими направлениями.

Дмитрий Николаевич Кардовский в истории становления методов преподавания занимает особое место. В то время было трудно не только разрабатывать систему и методику преподавания, но и вообще работать. Кардовский был противником бездушного срисовывания. Он учил внимательно изучать пластическую форму, правильно передавать объёмность изображения. Были у него и недостатки. Он недооценивал необходимость первоначального рисования с гипсов, не заботился о детальной проработке формы. Но все эти недостатки не снижают общей положительной оценки системы обучения Кардовского в целом.

Острая идеологическая борьба развернулась и на фронте искусства, и в области методики преподавания рисования. Была разработана теория «свободного воспитания», где ребёнок должен сам развиваться, а педагог пассивно наблюдал и любовался детским творчеством. В программе по рисованию в 1921 году указывалось, что «надо совершенно отказаться от рисования с натуры», она предоставляла детям полную свободу. Рисование в 20-х годах не только ничего не давало детям для умственного развития, но мешало их эстетическому воспитанию. Появляется теория «отмирания школы», утверждающая, что в коммунистическом обществе с «отмиранием « государства «отомрёт» и школа, а воспитание и образование подрастающего поколения будет осуществляться стихийно, в процессе труда. Дети должны учиться на собственном опыте, воспитывать их будет сама жизнь, школой для них будет цех завода.

Вред подобных теорий стал очевиден для всех и в 1932 году Постановлением ЦК ВКП(б) поставлена задача разработки новых программ. Основной формой организации учебной работы в школе должен быть урок. Рисование стали рассматривать как одно из важнейших средств познания мира, подготовки школьников к жизни и трудовой деятельности.

Практика показала, что школы, где хорошо было поставлено преподавание рисования, выпускали людей, способных применять изобразительные знания и навыки в любой профессии. Так, известный авиаконструктор Яковлев писал: «И ещё за одно я благодарен школе: там было хорошо поставлено рисование. Очень помогло мне в будущем умение рисовать. Ведь когда инженер-конструктор задумывает какую-нибудь машину, он мысленно во всех деталях должен представить себе своё творение и уметь изобразить его карандашом на бумаге».

Программы по рисованию были пересмотрены и улучшены после 1932 года. В основу новых программ было положено рисование с натуры. Значительное место отводилось рисованию на темы, по представлению, декоративному рисованию и беседам об искусстве.

Художники – педагоги реалистической школы искусства проделали в эти годы большую и очень важную работу по разработке методики преподавания рисунка. Был изучен опыт мастеров прошлого и использован в практике. Было восстановлено рисование с гипсов. К 40-м годам советская школа рисунка прочно становится на путь реалистического искусства.

В 1951 году выходит книга «Методика преподавания рисунка в средней школе». Книга эта не лишена недостатков, но принципиальные установки – правильные. Это – ориентация учителя на реалистическое искусство, на изучение наследия прошлого.

В 50-е годы возникает идея создания учебников по рисованию. Ранее учебников по рисованию для общеобразовательных школ не издавали ни в России, ни за границей. Сначала вышли учебники для 1 и 2 класса, в 60-е годы для 3 и 4 класса. В основу всех этих учебников была положена система Чистякова, приучающая детей к рисованию с натуры с первых шагов обучения.

В 70-е годы переработаны и утверждены новые учебные программы. Вместо предмета «рисование» возник новый учебный предмет «изобразительное искусство».

 

megaobuchalka.ru

Доклад

Работу выполнили:

студентки 3 курса,

группы 10Пед(б)НО

Байбекова Татьяна,

Гайфутдинова Зиля

Развитие отечественной и зарубежной художественно-педагогической мысли и художественно образовательной практики в контексте развития изобразительного искусства.

План

I.Зарубежные методы обучению рисованию.

  • Древний Египет

  • Древняя Греция

  • Древний Рим

  • Эпоха Средневековья

  • Эпоха Возрождения

II. Методы обучения рисованию в России

III.Методы обучения рисованию в отечественной школе

Зарубежные методы обучения рисованию.Умение рисовать всегда имело и имеет немаловажное значение для человека, а его использование служило и служит одним из средств общения между людьми.

Развивать свои навыки в рисовании человек начал с глубокой древ­ности. Уже первобытные люди достигали в этом больших успехов, о чем свидетельствуют рисунки, найденные археологами. Среди этих изображений мы находим убедительно переданный образ северного оленя степной лошади, и другие сцены из реальной жизни.

Опыт в начертании линии и узоров, в изображении животных и да­же людей человек накапливал тысячелетиями. Первобытный человек рисовал углем и заостренным камнем, охристы­ми красками. На это указывают сохранившиеся росписи стен и по­толков в пещерах Комбарель, Лес-Эйзи, Альтамира (Испания), в горных районах Сахары, в Капской пещере на Урале.

Особенно важно отметить, что все эти изображения носили маги­ческий ритуальный характер и, таким образом, являлись своеобраз­ной формой передачи человеческой мысли. На этой основе впослед­ствии возникло и развилось письмо, вначале пиктографическое (ри­суночное), затем идеографическое, где каждый знак соответствовал слову или его части, и, наконец, буквенно-звуковое. Навыки в рисовании первобытный человек приобретал путем не­посредственного наблюдения и подражания. Обучения как такового в эпоху палеолита еще не было.

Земледельческий и ремесленно-производственный характер нео­лита изменил отношение человека к искусству. Умение рисовать че­ловек стал использовать для украшения предметов своего ремесла, главным образом предметов гончарного производства. Изделия гончарного искусства покрывались орнаментом. В раз­ных странах он имел свои виды и особенности. В связи с этим стали возникать и методы обучения. Художник-ремесленник уже не оста­вался равнодушным к успехам своего ученика. Для него стало важ­ным, чтобы ученик, перенимая его искусство, становился помощни­ком, а впоследствии и продолжателем его дела, овладевая его мастер­ством. Для этого учителю приходилось по нескольку раз показывать ученику, как надо работать, как изображать тот или иной узор.

Таким образом, стали вырабатываться приемы и методы обучения. Но четко разработанных принципов обучения еще не было. Настоя­щее обучение искусствам, с организацией школ, возникло только в эпоху цивилизации.

Организация школ в Древнем Египте. Система воспитания и обучения, каноны в Древнем Египте.

Исторические документы свидетельствуют, что в Древнем Египте рисованию учили в школах наряду с черчением. Окончив школу, юноша должен был уметь измерить и начертить площадь поля, зари­совать план помещения, нарисовать и вычертить схему канала. Та­ким образом, с рисованием как общеобразовательным предметом впервые мы встречаемся у древних египтян.

При обучении детей грамоте рисованию уделялось основное вни­мание, так как сам характер иероглифического письма требовал изо­бражения всевозможных предметов.

Система воспитания и обучения была предельно строгой и даже жестокой: за малейшее отступление от предписанных правил, за не­точное выполнение канона ученика наказывали, вплоть до избиения палками. В одном из папирусов рассказывается даже, «Будь прилежен в ежедневной работе, будь деятелен. Не ленись ни одного дня, или ты будешь бит».

В Древнем Египте впервые рисование становится предметом школьного обучения, которое проходило уже не от случая к случаю, а систематически. Метод и система преподавания у всех художников-педагогов были едиными, ибо утвержденные каноны и правила пред­писывали строжайшее соблюдение всех установленных норм.

Необходимо также отметить, что египтяне положили начало тео­ретическому обоснованию практики рисования. Они первыми стали устанавливать законы изображения и обучали им нового поколе­ния. Существовала ли теория самого процесса обучения — дидакти­ка, неизвестно, но, видимо, что-то подобное было, так как уже само существование канонов говорит о четких правилах и законах изобра­жения, которые должны были строго соблюдать ученики.

Обучение рисованию в Древнем Египте строилось не на основе по­знания окружающего мира, а на заучивании схем и канонов, на копировании образцов.

Обучение и воспитание в Древней Греции

Древнегреческие художники по-новому подошли к проблеме обу­чения и воспитания и значительно обогатили методы преподавания. Они призывали молодых художников внимательно изучать реальную действительность, находить в ней гармонию и утверждали, что са­мым прекрасным в жизни является человек. В своих теоретических трудах греческие художники указывали, что в мире царит строгая закономерность и сущность прекрасного заключается в стройном порядке, в симметрии, в гармонии частей и целого, в правильных математических соотноше­ниях. Так, в 432 году до н. э. в Сикионе скульптор Поликлет из Арго­са написал сочинение «Канон» об идеальном пропорциональном со­отношении между частями человеческого тела. Для иллюстрации своих теоретических положений он создал статую «Дорифор», или «Копьеносец», которая стала использоваться как учебное, наглядное пособие. С этой скульптуры делали рисунки не только юноши, обу­чающиеся изобразительному искусству, но и учащиеся общеобразо­вательных школ.

Греческие художники-педагоги впервые установили метод обучения рисунку, в основе которого лежало рисо­вание с натуры. В Древней Греции рисование стало рассматриваться как общеоб­разовательный предмет.

Эпоха Древнего Рима, казалось бы, должна была развить достиже­ния греческих художников-педагогов. Римляне с уважением относились к выдающимся произведениям искусства. Особенно высоко они ценили произведения греческих ху­дожников. Богатые люди собирали коллекции картин, а императоры строили общественные пинакотеки (музеи).

Однако на деле римляне не вне­сли ничего нового в методику и систему преподавания. Они лишь пользо­вались достижениями греческих художников; более того, много ценных положений методики преподавания рисунка они не сумели сохранить.

В эпоху средневековья достижения реалистического искусства бы­ли отвергнуты. Художники средневековья не знали ни принципов построения изображения на плоскости, ни разработанных греками методов обучения. Во время становления христианства были варвар­ски уничтожены теоретические труды великих мастеров Греции, а также многие прославленные произведения изобразительного ис­кусства.

Возрождение открывает новую эру и в истории развития изобрази­тельного искусства, и в области методов обучения рисованию. Хотя рисование как учебный предмет не было включено в школьный курс, все же эпоха Возрождения внесла большой вклад в теорию методики преподавания рисования и для профессионального обучения, и для общеобразовательного. Художники этого времени заново разрабаты­вают теорию изобразительных искусств, а вместе с тем и методы обучения рисунку.

Давая научное обоснование методу обучения, Альберти тем самым рассматривает рисование не как механическое упражнение, а как уп­ражнение ума. Эта мудрая установка дала позже Микеланджело воз­можность сказать: «Рисуют головой, а не руками».

Весь процесс обучения Альберти предлагает строить на рисовании с натуры: «А так как природа дала нам такое средство, как измерения, познание которых доставляет немалую пользу, так пусть же прилеж­ные живописцы в своей работе заимствуют их у природы и, прило­жив все свои умения и старания к познанию их, пусть они держат в памяти то, что они у нее заимствовали».

Обратим внимание на методическую последовательность изложе­ния учебного материала в труде Альберта. В первой книге он излага­ет строгую систему обучения. Знакомство начинается с точки и пря­мых линий, затем идет ознакомление с различными углами, потом с плоскостями и, наконец, с объемными телами. Рассматривая этот труд как своеобразный учебник, мы должны констатировать здесь наличие основных дидактических положений.

Соблюдая последовательность, Альберти знакомит ученика с ос­новными положениями линейной перспективы, объясняет свойства лучей зрения. Здесь же он касается вопросов воздушной перспективы. Большое значение Альберти придает личному показу учителя.

Метод заключался в следующем: между натурой и рисовальщиком устанавливалась картинная плоскость (завеса), которая могла быть двух видов: рама с натянутой прозрачной кисеей или калькой, на ко­торой художник и делал свой рисунок, либо рама с натянутыми нитя­ми. Чтобы рисовальщик имел постоянную точку зрения и мог точно соблюдать правила перспективы, к завесе прилагался специальный прибор (прицел), через который художник и вел наблюдения. Эти два вида завесы изобразил А. Дюрер на своих рисунках. Через завесу в виде рамы с натянутой калькой, художник наблюдал предмет и делал на ней перспективное изображение натуры. Второй вид завесы — рама с натянутыми нитями. Нити делят раму на опреде­ленное количество клеток. Бумага, на которой художник рисует, так­же разделена на клетки. Наблюдая через прицел натуру, рисоваль­щик фиксирует результаты наблюдений на своем рисунке и получает перспективное изображение формы предмета.

Этот метод рисования, помогая точно соблюдать законы перспек­тивы, в то же время содержал существенный недостаток: превращал рисование в механическое проектирование.

Следующей работой, оказавшей большое влияние на развитие ме­тодики обучения рисованию, является «Книга о живописи» Леонар­до да Винчи. В этой книге затрагиваются вопросы рисунка, и, что особенно важно, Леонардо смотрит на рисунок как на серьезную научную дисциплину. Он занимался анатомическими исследованиями, установлением законов пропорциональности человеческого тела, много времени уделял научным обоснованиям теории рисунка.

Немецкий художник Дюрер считал необходимым подроб­нее остановиться на вопросах воспитания и условиях, которые необ­ходимы художнику для успешной и плодотворной творческой работы.

Воспитывая художника, педагог должен следить, «чтобы он со­блюдал меру в еде и питье, а также во сне», «чтобы он жил в хорошем доме и чтобы ничто ему не мешало».

Особенно внимательно надо следить, говорит Дюрер, чтобы в пе­риод воспитания ничто не ослабляло ум молодого художника, чтобы он не видел ничего плохого, а только хорошее. Эта мысль получит в дальнейшем свое развитие в академиях художеств. Особое значение Дюрер придавал личному показу при обучении рисованию.

Подводя итоги деятельности художников эпохи Возрождения, в первую очередь, отметим ту колоссальную работу, которую они про­делали в области научно-теоретического обоснования правил рисо­вания. Их труды по вопросам перспективы помогли художникам справиться с труднейшей проблемой построения изображения трех­мерной формы предметов на плоскости. Многие художники эпохи Возрождения, увлекаясь перспективой, целиком посвящали свое время этому делу.

Даже те­перь их произведения поражают глубоким знанием анатомии, пер­спективы, законов светотени. С помощью науки искусство Возрож­дения поднялось на небывалую высоту. Оно представляет для нас ко­лоссальную художественную ценность и помогает развивать методи­ку обучения рисованию.

Мастера Возрождения сумели создать высокие образцы, как для ху­дожников-практиков, так и для педагогов. Они не только теоретиче­ски обосновали наиболее актуальные проблемы искусства, но и практически доказали их необходимость. Художественная культура Возрождения дорога миру за созданный ею кодекс правил и законов изобразительного искусства. Все, кто любит и знает изобразительное искусство Возрождения, обращаются к нему как к источнику мудро­сти, знания и высокого мастерства.

Эту важную работу начали проводить академии художеств, от­крывшиеся конце XVI века. С этого времени обучение рисованию начинает проводиться в специальных учебных заведениях.

XVII век в истории методов обучения рисованию является перио­дом становления новой педагогической системы — академической. Новая система стала предъявлять четкие требования не только к уче­никам, но и к педагогам. Самой характерной особенностью этого пе­риода является создание специальных учебных заведений — акаде­мий художеств и художественных школ. Эффективность академической системы преподавания заключа­лась в том, что обучение искусствам проходило одновременно с на­учным просвещением и воспитанием высоких идей. Исследуя исто­рию методов преподавания рисования, мы видим, что в академиях была четкая и строгая система обучения, стремление просветить и возвысить чувства художника.

Четкая и организованная система художественного образования, установившаяся в академиях, стала оказывать влияние и на методы преподавания рисования в общеобразовательных учебных заведениях.

Овладеть рисунком без серьезных научных знаний нельзя. Занима­ясь рисунком, ученик одновременно познает мир. Отсюда вывод: заня­тия рисованием полезны для всех. Эта мысль начинает занимать умы не только людей искусства, но и деятелей народного просвещения.

Положение о пользе рисования как общеобразовательного пред­мета было высказано великим чешским педагогом Я А. Коменским в его «Великой дидактике». Правда, Коменский еще не решался включить рисование в курс школьного обучения в качестве обяза­тельного предмета. Но ценность его мыслей о рисовании состояла в том, что они были тесно связаны с вопросами педагогики. Особую ценность для нас представляют мысли Коменского о не­обходимости изучать методы преподавания.

Почти одновременно с Коменским общеобразовательную цен­ность рисования стал отстаивать английский педагог и философ Джон Локк. Однако, не будучи специалистом, Дж. Локк не мог дать методических указаний в препо­давании рисования. Он ограничился общими рассуждениями о поль­зе обучения

Более обстоятельно о рисовании как общеобразовательном предмете говорил французский философ-энциклопедист Жак-Жан Руссо. Он считал, что обучать рисованию нужно исключительно с натуры и что у ребенка не должно быть другого учителя, кроме самой природы.

Много ценных мыслей о методике обучения рисованию высказал Иоганн Вольфганг Гёте. Для овладения искусством рисунка нужны знания, знания и знания, говорил он.

Педагогические идеи Коменского, Локка, Руссо, Гёте обогатили теорию и практику преподавания рисования. Их теоретические труды послужили толчком для дальнейшего развития педагогичес­кой мысли вообще и в области методики преподавания рисования в частности. Однако, несмотря на авторитетные высказывания о громадной роли рисования как общеобразовательного предмета, ни в XVII, ни в XVIII веке рисование не было введено в курс учебных предметов в школах. Только в начале XIX века оно начинает входить в круг школьных занятий. Инициатива в этом деле принадлежала швёйцарскому педагогу Иоганну Генриху Песталоцци. После Песталоцци рисование прочно завоевывает свое место в общеобразователь­ных школах. Не случайно учителя рисования назвали его отцом школьной методики.

Особая роль, по мнению Песталоцци, должна принадлежать рисо­ванию в начальной школе. Рисование, утверждает Песталоцци, должно предшествовать пись­му, — не только потому, что оно облегчает процесс овладения начер­танием букв, но и потому, что оно легче усваивается. Песталоцци считал, что обучение рисованию должно проходить с натуры, так как натура доступна наблюдению, осязанию и измере­нию.

Заслуга Песта­лоцци состоит в том, что он впервые соединил науку о школьном преподавании с искусством, поднял вопрос о необходимости мето­дической разработки каждого положения рисунка. Песталоцци счи­тал, что для развития глазомера должна быть одна методика, для по­нимания форм — другая, для техники — третья. Эту работу и стали проводить его ученики и последователи.

После Песталоцци рисование как общеобразовательный предмет начинает вводиться во всех начальных школах. Много методических пособий по рисованию издается и для средних школ, с различными установками и методами обучения. Большой известностью пользова­лись труды Иосифа Шмидта — ученика Песталоцци, Петра Шмида, Солдана, братьев Дюпюи, Гальяра.

При обучении рисованию И. Шмидт считал необходимым разработать специальные упражнения: 1) для развития руки и подготовки ее к рисованию; 2) для создания и нахождения красивых форм; 3) для развития воображения; 4) в геометрическом рисовании предметов; 5) в перспективе. Шмид пользовался геометрическими моделями. Он положил на­чало развитию так называемого «геометрального метода».

К концу XIX века специалисты школьного преподавания рисова­ния разделились на два лагеря: в одну группу объединились сторон­ники геометрального метода, в другую — натурального.

При геометралъном методе обучение рисунку основывалось на геометрии. Согласно этому методу, все предметы окружающей действительности рассматриваются с гео­метрической точки зрения: в основе формы каждого предмета об­наруживается геометрическая фигура или тело. Например, рисуя яблоко, ученик вначале намечает форму шара, а затем уточняет ее по натуре; рисуя ведро, ученик вначале изображает усеченный ко­нус, а затем уточняет форму по натуре. С 1888 года геометральный метод был введен во всех общеобразо­вательных школах.

Натуральный метод обучения заключался в том, что ученик дол­жен был рисовать предметы сразу так, как он их видит, без каких-ли­бо упрощений формы. Приверженцы этого метода доказывали, что, в отличие от геометрального, он приближает ученика к жизни, к при­роде.

Давая общую характеристику современного состояния методики преподавания изобразительного искусства в школах зарубежных стран, надо отметить, что в организационном плане во многих шко­лах дело поставлено на должную высоту. Это относится к оборудова­нию кабинетов, к снабжению учащихся высококачественными кра­сками, бумагой, кистями, карандашами и т. п. Особенно хорошо в этом отношении обстоит дело в таких странах, как Япония, США, Франция, Англия, Италия.

Роль изобразительного искусства в эстетическом воспитании огромна, однако отечественная педагогическая наука рассматриваем проблему эстетического воспитания шире, не сводит ее только к вос­питанию искусством. Средствами эстетического воспитания являются и окружающая нас действительность, и научное познание мира, раскрывающие красоту объективных законов природы; и труд, и об­щественные отношения людей, и быт, и многое другое.

Методы обучения рисованию в России.

Интерес к рисованию как к учебной дисциплине на Руси возник очень давно. Уже в XI веке книжная графика и миниатюра достигают очень высокой степени развития (Остромирово Евангелие, 2056—1057; Изборник Святослава, 1073, и др.). Почти во всех руко­писных книгах мы находим рисунки и рисованные заглавные буквы. Все это говорит о том, что вместе с грамотой ученики овла­девали и рисунком, который помогал вырабатывать каллиграфичес­кий почерк. Нет сомнения, что рисование преподавали в монастыр­ских школах как мужских, так и женских.

Впервые в России рисование как учебный предмет появляется в начале XVIII века. В этот период на рисование начинают смотреть как на од­но из средств, способствующих развитию образного представления и навыков, которые можно применить в любой профессии. Так, в 1715 году рисование было включено в число учебных предметов Морской академии. С 1716 года рисованием стали заниматься учащиеся хирургической школы при Санкт-Петербургском военном госпитале, а в 1721 году оно вводится в число учебных предметов в Карповской школе Феофана Прокоповича. В 1724 году в Российской Академии наук наряду с прочими науками преподавали «знатнейшие художест­ва» и студенты академии, «буде охота есть», могли заниматься рисо­ванием. Постепенно рисование как общеобразовательный предмет вводится все шире: с 1732 года оно преподается в Кадетском корпусе, с 1747 — в гимназии при Академии наук, с 1764 — в Институте благо­родных девиц при Воскресенском (Смольном) монастыре.

Все эти учебные заведения не ставили своей целью воспитание ху­дожников-профессионалов, не стремились приблизить рисование к задачам художественного обучения. Они давали своим воспитанни­кам только элементарные навыки, чтобы те могли их использовать в самых различных случаях, т. е. обучали рисованию в общеобра­зовательных целях

В 1735 году был издан на не­мецком и одновременно на рус­ском языке учебник по рисова­нию И. Д. Прейслера «Основа­тельные правила, или Краткое руководство к рисовальному ху­дожеству.» Обучение по системе Прейслера начина­ется с рисования прямых и кри­вых линий, геометрических фи­гур и объемных тел, после чего ученик переходит к рисованию частей человеческого тела, затем головы и, наконец, всей фигуры. Как и большинство художни­ков-педагогов, в основу обуче­ния рисунку Прейслер положил геометрию и рисование с нату­ры. Однако, предупреждает Прейслер, при­менение геометрических фигур должно сочетаться со знанием правил и законов перспекти­вы, а также анатомии. Пособие Прейслера высоко оценивалось современника­ми, оно несколько раз переиздавалось как за границей, так и в России.

Большой вклад в методику преподавания рисунка был сделан ху­дожниками и педагогами Академии художеств А. П. Лосенко и В. К. Шебуевым.

Русская Академия художеств (основанная в 1757 году в Петербурге по проекту И. И. Шувалова) к началу XIX века выдвинулась в первый ряд среди художественных академий Европы.

Русская Академия художеств - второй половины XVIII — первой половины XIX века была одной из лучших школ рисунка. Она стала и центром методической работы в России. В Академии художеств зарождались и утверждались новые методы преподавания рисова­ния для целой сети учебных заведений. Так, постоянно держала связь с академией Арзамасская школа рисунка А. В. Ступина; под наблюдением академии была школа А. Г. Венецианова; «Курс рисо­вания» А. П. Сапожникова для общеобразовательных школ также был апробирован академией. Это был первый учебник для общеобразовательных учебных заведений, составленный русским художником.

Курс рисования А. П. Сапожников начинает со знакомства с раз­личными линиями, потом знакомит с углами, после чего идет освое­ние различных геометрических фигур. Прежде чем приступить к ри­сованию объемных предметов, Сапожников предлагает продемонст­рировать перед учащимися с помощью специальных моделей закон перспективы, опять начиная с линий, затем переходя к различным поверхностям и, наконец, к геометрическим телам. Далее идет зна­комство с законами светотени, также при помощи показа моделей. Когда рисование простых геометрических тел хорошо освоено, Са­пожников предлагает переходить к рисованию сложных тел: сначала даются группы геометрических тел, затем постепенно идет усложне­ние заданий вплоть до рисования гипсовых голов. Для показа конст­рукции человеческой головы автор предлагает пользоваться специ­ально изготовленной им проволочной моделью, которая должна по­стоянно находиться рядом с гипсовой головой, в аналогичном пово­роте и положении.

Ценность метода Сапожникова заключается в том, что он основан на рисовании с натуры, причем это не просто копирование натуры, а анализ формы. Сапожников поставил своей целью приучить рисую­щих с натуры мыслить, анализировать, рассуждать.

Положительные моменты методики преподавания А. П. Сапожникова не потеряли своей значимости и в наше время, они используются отечественными методистами.

Изучая историю методики рисования, необходимо ознакомиться и с работой Г. А. Гиппиуса. В 1844 году он издает фундаментальный труд — «Очерки теорий рисования как общего учебного предмета». Это был первый капитальный труд по методике обучения рисованию в общеобразовательной школе. Здесь были сконцентрированы все передовые идеи педагогики того времени. Книга делится на две части — теоретическую и практическую. В теоретической части излагаются основные положения педагогики и изобразительного искусства. В практической части раскрывается методика обучения.

Уже во введении автор указывает, что рисование как общеобразовательный предмет нельзя преподавать так же, как в специальной художественной школе.

С таким взглядом на методику преподавания рисования мы встре­чаемся впервые не только в отечественной литературе, но и в европейской. Чтобы научиться рисовать, нужно научиться рассуждать и мыс­лить, говорит Гиппиус, а это необходимо всем людям, и развивать умение мыслить надо с детского возраста.

К педагогу Гиппиус предъявляет очень высокие требования. Педагог должен не только многое знать и уметь, но и выступать перед учениками как актер. Работа каждого ученика должна быть в поле зрения преподавателя. Большое внимание Гиппиус обращает на материалы и оборудование.

В 1804 году школьным уставом рисование вводится во все уездные училища и гимназии.

Из-за недостатка учителей в 1825 году в Москве по инициативе графа С. Г. Строганова основывается Училище технического рисо­вания, где было отделение, готовившее учителей рисования для об­щеобразовательной школы. В 1843 году Министерство народного просвещения издало циркулярное предложение о замещении не имевших специального художественного образования учителей ри­сования, черчения и чистописания в уездных училищах учениками школы Строганова. До 1879 года это училище было единственным Учебным заведением, которое специально готовило преподавателей рисования.

Со второй половины XIX века вопросам методики преподавания начинают уделять особое внимание не только выдающиеся художни­ки-педагоги, но и рядовые учителя школ. Они понимали, что без спе­циальной методической подготовки нельзя успешно вести педагоги­ческую работу

В 1864 году уставом средних учебных заведений рисование было исключено из числа обязательных предметов. В 1872 году рисование вновь включается в круг учебных предметов реальных и городских училищ. В том же 1872 году были учреждены «Бесплатные воскресные классы рисования для народа». Преподава­ние в этих классах велось вначале под наблюдением профессора жи­вописи В. П. Верещагина и академика архитектуры А. М. Горностае­ва.

studfiles.net

Методы обучения рисованию в России

Количество просмотров публикации Методы обучения рисованию в России - 346

В XI веке книжная графика и миниатюра достигают очень высокой степени развития (ʼʼОстромирово Еван­гелиеʼʼ, 1056—1057; ʼʼИзборник Святославаʼʼ, 1073, и др.). Почти во всœех рукописных книгах мы находим рисунки и рисованные заглавные буквы. Все это говорит о том, что вместе сграмотой ученики овладевали и рисунком, который помогал вы­рабатывать каллиграфический почерк. Рисова­ние преподавали в монастырских школах, как мужских, так и женских.

Для приобретения четкого и уверенного почерка и навыков в рисунке ученики рисовали главным образом пером, так как работа им требует особенно твердой и уверенной руки. При этом метод обучения рисованию строился главным образом на копиро­вании образцов. Самостоятельного значения рисунок еще не имел, ему отводилась лишь техническая роль.

Роль художественного и художественно-образовательного цент­ра в Московской Руси допетровского периода принадлежала Ору­жейной палате, этой ʼʼАкадемии XVII векаʼʼ. Она возникла в XVI сто­летии как учреждение, предназначенное обслуживать одну из сто­рон царского обихода — ее начало принято относить к установле­нию особого звания оружничего. Она была связана первое время своего существования почти исключительно с оружейным делом, но с годами приобретает всœе более широкие функции, очень ско­ро превратившись из хранилища великокняжеского оружия в его мастерскую. В нее постепенно входят оружейники, кузнецы, чекан­щики, златописцы, ювелиры, золотых и серебряных дел мастера, художники (первыми ʼʼприкладникиʼʼ, занимавшиеся расписывани­ем знамен, стягов, палаток, азатем и иконописцы), каменных дел мастера, плотники, мастера, росписи и украшения книг, басменного и финифтяного дела и другие. Все это во многом способствовало распро­странению влияния центра на художественную жизнь всœего Мос­ковского государства.

В последней четверти XVII века ученика впервые начинают за­ставлять систематически рисовать. В произведениях русских мастеров за­метны и начатки линœейной перспективы, и попытки передачи объ­ема, и введенная Симоном Ушаковым светотеневая лепка.

В начале XVIII векавпервые рисование появ­ляется как общеобразовательный предмет. В данный период на рисование начи­нают смотреть как на одно из средств, способствующих развитию образного представления и умений, которые можно применить в любой профессии. Так, в 1715 году рисование было включено в число учебных предметов Морской академии. С 1716 года рисова­нием стали заниматься учащиеся хирургической школы при Санкт-Петербургском военном госпитале. В 1721 году рисование вводится в число учебных предметов в Карповской школе Фео­фана Прокоповича. В 1724 году в Российской Академии наук наряду с прочими науками преподавали ʼʼзнатнейшие художест­ваʼʼ и студенты академии, ʼʼбуде охота естьʼʼ, могли заниматься рисованием. Постепенно рисование как общеобразовательный предмет вводится всœе шире: с 1732 года оно преподается в Кадет­ском корпусе, с 1747 — в гимназии при Академии наук, с 1764 -— в Институте благородных девиц при Воскресенском (Смольном) монастыре.

В 1735 году был издан на немецком и одновременно на рус­ском языке учебник по рисованию И. Д. Прейслера ʼʼОснователъные правила, или Крат­кое руководство к ри­совальному художест­вуʼʼ. Иоганн Даниил Прейслер (1666—1737) — немецкий художник; с 1688 по 1696 год жил и работал в Риме, был директором Нюрнбергской Академии художеств. Обучение по си­стеме Прейслера начи­нается с рисования пря­мых и кривых линий, геометрических фигур и объёмных тел, после чего ученик переходит к рисованию частей че­ловеческого тела, затем головы и, наконец, всœей фигуры. Как и большинство художников-педагогов, в основу обучения ри­сунку Прейслер кладет геометрию и рисование с натуры. [29, c.118].

Большой вклад в методику преподавания рисунка был сде­лан художниками и педагогами Академии художеств А. П. Лосœенко и В. К. Шебуевым. Лосœенко разрабатывает очень подробную последовательность заданий, начиная с подбора оригиналов для копирования, гипсовых отливок, живописных оригиналов вплоть до постановок натурн развитию образного представления и умений ого класса. Лосœенко использовал метод наглядного показа, вел занятия в натурном классе, рисуя вместе с учениками. Он создал первые в практике Академии художеств учебные и методические пособия. По написанному им "Объяснение краткое пропорций человека" учились вплоть до 30 годов XIX века. Андрей Иванович Иванов, Алексей Егорович Егоров, Василий Козьмич Шебуев представляли различные направления в национальном искусстве первой половины XIX века. [14, с.74].

К началу XIX векарусская Академия художеств выдвинулась в первый ряд среди художественных академий Европы. Она стала и центром методической работы в России. В Академии ху­дожеств зарождались новые взгляды на искусство, предлагались и утверждались новые методы преподавания рисования для целой сети учебных заведений. Так, постоянно держала связь с акаде­мией Арзамасская школа рисунка А. В. Ступина; под наблюде­нием академии была школа А. Г. Венецианова; ʼʼКурс рисованияʼʼ А. П. Сапожникова для общеобразовательных школ также был апробирован академией.

Постановка художественного образования в Академии худо­жеств оказала плодотворное влияние на развитие методики пре­подавания рисования не только в специальной художественной школе, но и в общеобразовательной.

Василий Козьмич Шебуев (1795—1855) — военный инженер и из­вестный художник-любителъ в 1834 году издал ʼʼКурс рисованияʼʼ. Это был первый учебник для общеобразовательных учебных заведений, составленный русским художником. Учебник переиздавался затем много раз, последнее его издание — 1889 года. Курс рисования А. П. Сапожников начинает со знакомства с различными линиями, потом знакомит с углами, после чего идет освоение различных геометрических фигур. Размещено на реф.рфВторая часть ʼʼКурса рисованияʼʼ посвящена рисованию чело­веческой фигуры, а также некоторым правилам композиции. Ценность метода Сапожникова состоит по сути в том, что он основан на рисовании с натуры, причем это не просто копирова­ние натуры, а анализ формы. Сапожников поставил своей целью приучить рисующих с натуры мыслить, анализировать, рассуж­дать. Для демонстрации явлений перспективы Сапожников предлагал пользоваться специальными подставками и моделями, для демонстрации законов светотени — также особыми моделями.

Новый метод, предложенный Сапожниковым, нашел самое широкое применение не только в общеобразовательных школах, но и в специальных художественных учебных заведениях. Сапожников рекомендует педагогу не столько выправлять рисунок ученика, сколько объяснять его ошибки словесно. Нуж­но, чтобы ученики, следуя устным указаниям и отвечая на направ­ляющие вопросы педагога, по собственному соображению могли правильно нарисовать каждую из поставленных перед ними но­вых моделœей

В 1844 году Г. А. Гиппиус издает фунда­ментальный труд — ʼʼОчерки теории рисования как общего учеб­ного предметаʼʼ. Здесь были сконцентрированы всœе передовые идеи педагогики того времени.

Методика, говорит Гиппиус, не долж­на придерживаться определœенного шаблона, разными методами преподавания можно достигнуть хороших результатов. Чтобы научиться рисовать, нужно научиться рассуждать и мыслить, говорит Гиппиус, а это крайне важно всœем людям, и раз­вивать умение мыслить нужно с детского возраста.

К педагогу Гиппиус предъявляет очень высокие требования. Педагог должен не только многое знать и уметь, но и выступать перед учениками как актер. Размещено на реф.рфРабота каждого ученика должна быть в поле зрения препо­давателя. Большое внимание Гиппиус обращает на материалы и обо­рудование: ʼʼКак худым пером невозможно хорошо писать, так точно нельзя хорошо рисовать худым карандашом. Следственно, учитель должен заботиться о хорошем материале; никто более его не чувствует в нем нужды, никому другому недостаток в хорошем материале столь не чувствителœен, как учителю. Пусть же он потрудится выбрать оныйʼʼ.

Много было сделано в данный период и в области издания раз­личных пособий по рисованию. Целый ряд пособий представляет большой интерес, как с методической точки зрения, так и с точки зрения художественного оформления.

В 40-е годы 19 века в методах обучения стал обнаруживаться застой. От преподавания были отстранены многие выдающиеся педагоги. Натура так таковая не изучалась. Академию художеств начинает затягивать рутина. С педагогической деятельностью Карла Павловича Брюллова (1799-1852) связано временное оживление академической системы преподавания. Брюллов придавал особое значение рисованию с натуры, внимательно подходил к индивидуальности каждого ученика, был сторонником строгого академического рисунка, был против ложной идеализации, ратовал за реализм и непосредственность жизненных наблюдений. Большое значение в обучении рисунку Брюллов отводил личному показу, так усваивается не только учебный материал, но и возможности техники исполнения.

Много ценного в методику преподавания академического рисунка внес Иван Николаевич Крамской (1837-1887). Он считал, что педагог перед учениками всœегда несет большую ответственность, он не отходил от ученика, пока не убеждался, что тот понял всœе, что объяснил ему учитель. Большое значение в рисунке Крамской придавал форме, правильному пониманию объёма. Чтобы ученик успешно продвигался в рисунке, ему крайне важно заниматься и скульптурой, только тогда он сможет правильно понимать рельеф формы. Крамской издал "Школу рисования", состоящую из 60 рисунков.

Исследуя историю развития методики преподавания рисова­ния, крайне важно несколько слов сказать и о постановке обуче­ния рисунку в общеобразовательных школах России.

В 1804 году школьным уставом рисование вводится во всœе уездные училища и гимназии.

Из-за недостатка учителœей в 1825 году в Москве по инициа­тиве графа С. Г. Строганова основывается Училище технического рисования, где было отделœение, готовившее учителœей рисо­вания для общеобразовательной школы.

Со второй половины XIX века вопросам методики преподава­ния начинают уделять особое внимание не только выдающиеся художники-педагоги, но и рядовые учителя школ. Οʜᴎ понимали, что без специальной методической подготовки нельзя успешно вести педагогическую работу. Весьма показательной в данном отно­шении является ʼʼЗаписка по предмету рисованияʼʼ учителя Н. К. Зарянко. ʼʼЗапискаʼʼ была им подана в Академию художеств в 1858 году. Он обращал внимание Академии на слабую педаго­гическую и методическую подготовку учителœей рисования. Особое внимание Зарянко обращает на порочный метод ʼʼрисуй, как видишь, как умеешьʼʼ. С горечью говорит Зарянко и о недооценке рисования как общеобразовательного предмета: ʼʼРисование есть единственный предмет, который учит видеть предметы такими, как есть они в природе; единственный предмет, который строго научает этому и также строго рассматривать природуʼʼ.

В 1864 году уставом средних учебных заведений рисование было исключено из числа обязательных предметов. В уставе говорилось, что отказаться от преподавания приходится, с одной стороны, ʼʼпо недостатку времениʼʼ, а с другой стороны, ʼʼпо недостатку хороших учителœейʼʼ.

В 1870 году для поощрения и развития художественного образования учреждаются художественные конкурсы для уча­щихся средних общеобразовательных учебных заведений, с при­суждением поощрительных наград. Художественная комиссия не только присуждала награды за присланные рисунки, но и обсуждала вопросы методики преподавания в общеобразователь­ных классах.

В 1872 году рисование вновь включается в круг учебных пред­метов реальных и городских училищ. В том же 1872 году были учреждены ʼʼБесплатные воскресные классы рисования для наро­даʼʼ.

С целью выработки методов преподавания рисования в обще­образовательных школах была создана специальная комиссия при Академии художеств. В эту комиссию входили выдающиеся художники: Н. Н. Ге, И. Н. Крамской, П. П. Чистяков. Комиссия занималась также составлением программы для средних учебных заведений.

Члены комиссии имели в виду, что общие методические указа­ния для учебных заведений должны быть едиными и что учащиеся должны идти по пути постепенного накопления и углубления знаний и совершенствования умений.

referatwork.ru


Смотрите также