Библиотека: книги по архитектуре и строительству. Рисование азбука


Азбука рисования. Курс графической грамотности. 1905

 

 

Публикуем полнотекстовую иллюстрированную версию «Азбуки рисования» 1905 года, составленную В. Малиновской — преподавателем школы А. В. Жекулиной. Издание представляет собой пособие для учителей и родителей, обучающих детей в возрасте от 7 до 14 лет основам рисования. В пособии содержатся 18 таблиц с иллюстрациями и описания методик обучения рисованию — копирование рисунка, рисование с натуры, рисование по памяти; изображение светотени, рельефа предметов, бликов и рефлексов; основы сочетания цветов и др.

 

 

Азбука рисования : Курс графической грамотности : Объяснительный текст к 18-ти таблицам : Пособие для учителей и родителей / Составила преподавательница школы А. В. Жекулиной В. Малиновская. — Киев : Типография Императорского университета Св. Владимира Акц. О–ва печ. и изд. дела Н. Т. Корчак-Новицкого, 1905 (на 1-й стр. обложки 1904). — [8] с., [18] л. ил., цв. ил.

 

 

Предисловие.

 

Если труд мой пригодится, то я должна принести благодарность, во первых, нашему любимому профессору Павлу Петровичу Чистякову, с полной готовностью допускавшему всех, жаждавших знания, в свою мастерскую, во вторых, В. П. Науменку и A. В. Жекулиной, давшим мне полную свободу и возможность выработать свою программу преподавания рисования в школе; в третьих, господину Пащенку, прочитавшему лекцию в 1903 году в зале первой Киевской Классической гимназии о преподавании рисования во Франции. Кроме того я должна сказать, что заимствовала рисунки из очень многих сочинений: L’ornamentation par la plante M. P. Verneuil. Le dissin préparatoire par Guéblin. Учебник Пранга. Рисунки профессора Cassagne. Рисунки художников: Смирнова, Троицкой, Билибина и А. Маковского. Заимствовала из сочинения „Ornamentenschatz“ „Vademecum“ и мн. др.

 

Вспоминая то мучительное чувство, с которым я, в начале своего преподавания, готовилась к каждому уроку, разыскивая по всевозможным художественным изданиям подходящий материал для таблиц, я почту себя счастливой, если мой настоящий труд окажется полезным начинающим учителям и учительницам и облегчит их работу.

 

***

 

Вопрос о методике обучения рисованию никогда до сих пор не возбуждал такого интереса, как в настоящее время, благодаря тому, что на западе прежняя программа признана совершенно непригодной.

 

И действительно, рисование сначала прямого и криволинейного плоского орнамента, что тянулось иногда до старших классов, потом рисование геометрических тел и, наконец, гипсового рельефного орнамента, кончавшегося в лучших случаях гипсовыми масками и головами — все это могло быть уместным разве лишь в специальных рисовальных школах, где учатся в большинстве случаев лица избравшие себе рисование специальностью.

 

Но в общеобразовательных школах этот метод вызывал лишь скуку и отвращение: один белый цвет моделей способен был вызвать охлаждение к предмету у детей, которые, наоборот, так любят яркие краски.

 

Результатом плохой постановки преподавания рисования получилось то, что дети оставляют учебные заведения, не приобретя никаких знаний по рисованию. Учебные заведения не придают почти никакого значения этому предмету: балл, поставленный по этому предмету, не оказывает никакого влияния на общую оценку знаний ученика. Экзаменов по рисованию у нас не держат. О подготовке по рисованию и речи никогда не бывает. В публике десятками лет утвердилось убеждение, что рисование никакого значения не имеет.

 

Учитель рисования поставлен в чрезвычайно тяжелое положение.

 

В классе у него дети с разнообразными знаниями предмета: одни учились кое-чему, с другими надо начинать с азбуки.

 

Насколько это затрудняет преподавание, понятно всякому.

 

Из классного преподавание поневоле переходит в преподавание отдельным лицам или небольшим группам лиц. От этого в многолюдном классе дисциплина страдает. Учитель, желая преподать каждому, изнемогает под тяжестью невозможности это сделать, и в конце концов у него опускаются руки.

 

Кроме затруднения от разнообразия знаний учеников, сколько учитель страдает еще и оттого, что всеми принято его предмет считать неважным. Дети постарше часто с улыбкой его спрашивают: „Когда вы, многоуважаемый N. N., сделаете нас художниками??“ Как трудно бывает учителю объяснить им, что художников вообще не создают и что никто не стремится из них сделать художников, а что умение рисовать необходимо всякому человеку.

 

Каждому ремесленнику необходимо понятие о симметрии: башмачнику, столяру, портнихе и т. д. Рисующий и обладающий чувством красоты ремесленник, конечно лучше исполнит свое дело.

 

Без рисунка люди на половину не понимали бы того, что они изучают. География возможна ли без карт? Естественная история без изображения животных и растений?

 

Признано всеми, что наглядное обучение маленьких детей дает самые лучшие результаты, а возможно ли все показать? Невольно приходится показывать не предметы, а их изображения.

 

Новейшие языки преподаются помощью картин. А рисование, предмет обучения, дающий возможность понимать картины, научающий самого ученика производить изображения предметов, пренебрегается, как ни к чему не ведущий!

 

И так, каждому педагогу необходимо умение рисовать. Каждой матери и отцу необходимо это знание, как воспитателям своих детей.

 

Наш великий русский педагог К. Д. Ушинский чувствовал это: недаром он в своем „Родном слове“ поместил образцы рисунков.

 

Кроме того, каждому врачу, естествоиспытателю, ученому необходимо знание рисования.

 

Рисование делает науки более доступными; можно сказать: рисование популяризует знания, популяризует идеи.

 

Изучение рисования развивает у детей наблюдательность, внимание, развивает их ум, заставляя внимательно всматриваться в окружающий их мир.

 

Во многих уже странах изменили прежний взгляд на преподавание рисования. В Америке, во Франции рисование уже считается одним из важных предметов наряду с естествознанием, и по этому предмету установлены уже экзамены.

 

К счастью в последнее время и у нас начинается движение в пользу рисования.

 

Как идеал преподавания рисования, рисуется многим преподавание в американской школе. Действительно, оно поражает своей результатностью и шириной. Но американские школы так мало похожи на наши!

 

Прежде всего надо принять во внимание, что там переход из класса в класс совершается не раз в год, как у нас, а через каждые шесть недель, что заставляет всех работать интенсивно, с полным напряжением сил, чтобы не отстать от товарищей. При такой дробности классов, ученики подобраны в каждый класс с одинаковыми знаниями. Классы не многочисленны.

 

Рисованию учит не один специалист, а учителя и учительницы всех предметов.

 

Наконец, рисованию детей учат с 5-ти летнего возраста, тогда как у нас сплошь и рядом до десятилетнего возраста дети в некоторых семьях не имеют ни малейшего представления о рисовании. Такие дети имеют настолько не развитые глазомер и руку, что не могут найти средины небольшой линии; не могут разделить угол пополам и не могут найти средины страницы.

 

В американских школах бывают хотя и короткие, но ежедневные уроки по рисованию; тогда как в русских школах только в лучшем случае 2 раза в неделю.

 

Поэтому всю американскую систему преподавания рисования невозможно сразу ввести во все классы. Потребуется достаточно времени и не мало труда, чтоб постепенно можно было ввести у нас новый метод. Да и учителю, воспитанному на известном способе, преподававшему многие годы совершенно иначе, сразу отрешиться от всего предыдущего чрезвычайно трудно. Но, в будущем надеясь на реформу всей постановки преподавания рисования, можно и у нас уже теперь многое улучшить.

 

К счастью, обыденные, окрашенные предметы допущены уже моделями в школу.

 

Рассматривая иностранные программы современной постановки преподавания рисования, можно убедиться, что в настоящее время считается необходимым на уроках рисования научить детей следующему:

1) Срисовать с натуры различные предметы в различных положениях.

2) Рисовать не только карандашом или углем, но и кисточкой, что требует особой техники.

3) Делать быстрые наброски с натуры не только с различных предметов, но даже с животных и человека.

4) Рисовать различные предметы по памяти — даже до иллюстрирования чего-нибудь прочитанного.

5) Копировать с художественно исполненных рисунков, фотографий и т. д.

 

Как научить всему этому? Какую последовательность избрать при рисовании различных предметов?

 

На эти вопросы пока у нас еще нет определенного ответа, и каждый учитель поступает по вдохновению.

 

Только ясно намечен тот конечный результат, к которому каждый должен стремиться, именно: достижение графической грамотности.

 

Свобода пути к достижению этой конечной цели есть собственно великое благо учителей настоящего времени.

 

Составляя сам программу, учитель всегда может видоизменить ее, сообразуясь с теми детьми, с которыми он имеет дело в данное время, а, следовательно, может достигать наилучших результатов в своем преподавании.

 

 

Копирование уже готового рисунка.

 

Самая легкая из всех вышепоименованных отраслей рисования есть копирование уже готового рисунка. Вот почему чаще всего с этой отрасли и начинают.

 

Вывешивается обыкновенно для класса какая-нибудь таблица, на которой напечатан или нарисован самый незатейливый прямолинейный плоский орнамент. Потом постепенно задавая срисовывать все более трудные орнаменты, можно перейти к криволинейному орнаменту.

 

Если таблицы раскрашены и если позволять детям рисовать их в небольшую величину, по желанию их: в 1, 1½ и 2 квадр. вершка, если рисунок будет по силам ребенка и у него выйдет хотя и криво, но похоже, то дети рисуют их с восторгом.

 

Но при этом надо соблюдать еще одно очень важное условие, именно: следует перед каждым вертикальным рядом  скамеек вешать особую таблицу и это вот почему: если вывешивать одну таблицу на целый класс, то те дети, которые сидят как раз против таблицы, видят прямо всю таблицу и так рисуют ее; те же, которые сидят с боку, видят ее в перспективном сокращении, а рисуют прямо. Таким образом они привыкают пренебрегать перспективными сокращениями и потом, когда они начинают рисовать с натуры, чрезвычайно трудно бывает преподать им умение рисовать в перспективе. Так как все наши классы состоят обыкновенно из детей с разнообразным знанием рисования, то весьма удобно весь класс разделить на 4, 5 и т. д. отделений, соответственно рядам скамеек, и каждому ряду или отделению предложить особую таблицу, соответственно силам учащихся.

 

Надо еще прибавить, что дети, особенно в младших классах, рисуют свои таблицы хотя очень плохо, но чрезвычайно быстро: приходится поэтому предлагать им сперва нарисовать с той раскраской цветными карандашами, которая на таблице, а затем позволять им придумывать свою раскраску, или даже видоизменять самый рисунок.

 

При этом попутно необходимо познакомить учеников со спектром и с главными красивыми сочетаниями красок.

 

Но начинающие обыкновенно просят все новых и новых таблиц, — вот тут то учитель и может очутиться в затруднении: ему необходимо приготовить таблицы 2—3 на каждое отделение.

 

Постепенно, после года обучения, можно начать предлагать таблицы с нарисованными вазами, чашами, щитами, шлемами, спиралью, волютой, и т. д. и т. д.

 

Потом таблицы могут быть заменены оригиналами для каждого ученика в отдельности: оригиналом цветка, плода, пейзажа, а в старших классах и фототипией или гравюрой с рисунка известного художника.

 

Предлагая таблицы с приготовительного класса, можно знакомить учеников незаметно со стилями; можно каждый раз сказать, что такой-то узор египетский, а другой греческий и т. д.

 

Вазы и сосуды тоже могут быть стильными.

 

Вот все, что можно сказать о рисовании с таблиц, т. е. с готовых рисунков. Необходимо только прибавить, что рисование с таблиц не должно быть исключительным приемом преподавания даже и в первое полугодие, а тем более оно не должно простираться на несколько лет обучения.

 

Совершенное изгнание из курса копирования с таблиц и оригиналов вряд ли будет полезно. Рисование прямо и криво-линейного плоского орнамента дает детскому рисунку уверенность, смелость и твердость. Копирование же художественно исполненных оригиналов развивает вкус, понимание рисунка и чувство красоты.

 

 

Рисование с натуры.

 

Во французских школах, для начала рисования с натуры предлагают нарисовать картонный квадрат и, поворачивая его постепенно, показывают, как он сокращается и изменяет свою форму.

 

Как же нужно поставить перед детьми картон? На этот вопрос ответ простой: можно поставить его на столе, можно прикрепить к доске, повесить на веревке — это, конечно, безразлично и зависит от размеров помещения класса, многолюдства его и т. под.

 

Затем придают различную форму этим картонам: форму треугольника, круга, ромба, овала и том. под. Рисуют их в различных поворотах и положениях, а потом уже переходят к рисованию с натуры напр.: деревянной линейки, палочки, палитры, к разным игрушкам, потом коробкам различной величины, формы, наконец, к кубу и т. д.

 

По опыту знаю, что очень удобно начинать даже шаром, цилиндром, коробками, при чем лучше всего ставить эти предметы на пол, если позволяют размеры помещения.

 

В многочисленном классе, где невозможно для всего класса ставить предметы на пол, надо поставить или повесить предмет высоко, чтоб все его видели, и для первой скамейки другой предмет на пол и предложить ученикам первой скамейки, нарисовав предмет, стоящий на полу, уступать свое место ученикам других скамеек. Куб, стоящий на полу, дети очень легко научаются рисовать, напротив, куб, стоящий высоко на столе, рисуют с большим трудом, долго не понимая перспективного сокращения его сторон.

 

Учитель не должен поправлять своей рукой рисунков ученика. Если ученик не видит перспективных сокращений, то следует нарисовать ему отдельно рисунок, показав неверности его собственного рисунка, а затем предоставить его опять его же собственным силам. Если в промежутки времени между цветной натурой давать детям геометрические тела, то они будут рисовать их с удовольствием, так как главное — возможно больше разнообразить натуру: то предложить нарисовать стул, затем книгу, потом чайник, далее щетку или метлу, затем игрушечный кораблик и т. д. и т. д.

 

Во время одного часового урока случается часто ставить один и тот же предмет в двух или трех различных положениях.

 

И при рисовании с натуры у детей явится любовь к предмету, во первых, если дать им натуру по силам, значит и здесь пригодится деление класса на отделения; во вторых, если не стеснять размерами рисунка и, в третьих, если дать цветную натуру и цветные карандаши в руки, особенно первое время обучения.

 

Конечно, первое время обучения у детей бывает очень много перспективных ошибок, но всегда предмет и его положение в общем схватывается верно.

 

На второй год обучения рисованию с натуры часто можно бывает уже объяснить детям горизонт, так что они будут рисовать сознательно предметы, помещенные выше их горизонта и ниже горизонта.

 

На третий год обучения можно уже давать по несколько предметов группами.

 

Маленькие дети все свои рисунки делают чаще всего очень быстро, так что у них поистине получаются быстрые наброски.

 

Но в старших классах, где дети уже начинают видеть тени и подробности предмета, необходимо отвести отдельные уроки исключительно для набросков. Моделями можно ставить орнаменты, чучела птиц, живых даже животных, а также товарищей; один из класса попеременно может позировать для остальных.

 

Эти наброски с товарищей возможно начать со второго года обучения т. е. с первого класса.

 

Вследствие указания Ученого Комитета Министерства народного просвещения, должна прибавить, что обучение светотени начинается с самых первых уроков обучения рисованию с натуры.

 

При рисовании, например, коробки, стоящей на полу, ребенок сразу видит, что одни части коробки освещены, а другие в тени, и на полу лежит тень от коробки.

 

Скажу более; следует непременно обратить на это внимание ребенка и требовать, чтобы он нарисовал освещенное пятно предмета и теневое пятно.

 

Но подробности в тенях дети обыкновенно видят не скоро. Да это, пожалуй, и хорошо, потому что если слишком рано обращается внимание на подробности, то потом подробности мешают видеть общее.

 

Блик есть самое блестящее пятно, находящееся на освещенной стороне предмета. Например: блики на роговице освещенного глаза.

 

Рефлекс  есть отраженный свет от другого освещенного предмета. Рефлекс находится на теневой стороне предмета и потому он всегда темнее блика.

 

При начале обучения надо стараться так ставить предметы, чтоб на них не было ни бликов, ни рефлексов от соседних предметов; иначе это будет сбивать учеников.

 

Вот почему все предметы с блестящей поверхностью: металлические, например, лакированные, стеклянные и т. под. чрезвычайно трудны для рисования и совсем не годятся для первоначального обучения.

 

Для первоначального обучения хороши предметы с матовой поверхностью: коробки из картона, из дерева, мячи, книги и т. д.

 

Рельеф тел главным образом получается вследствие умения выискать в свету самые освещенные места и отличить их от полутонов, а в тенях более сильные пятна.

 

Даровитым детям это дается иногда с самых первых уроков рисования. Но это бывает редко, чаще же дети не скоро научаются вылеплять рельеф; так что это может быть достигнуто лишь после изучения азбуки рисования.

 

Рано обращать внимание детей на подробности в тенях даже опасно. Лучше, чтоб сначала они научились видеть ясно форму предметов и отделяли свет от тени.

 

При дальнейшем же обучении, конечно, они увидят и остальные подробности.

 

Во все время обучения, что бы дети ни рисовали, надо им советовать как можно чаще взглядывать на натуру.

 

Рисуя с натуры, никогда не добавлять и не доканчивать чего-нибудь от себя. Если не успел нарисовать, а натуру уже убрали, так и оставить рисунок неоконченным.

 

При рисовании с натуры преследовать правду и правду без конца.

 

Только правдивые рисунки могут быть художественными.

 

 

Рисование кистью.

 

Рисование кисточкой уже давно введено в Англии. Детям дают бумагу и сперва предлагают помощью линейки и карандаша нанести на нее крупную сетку, не стесняя тем, будет ли это квадратная или прямоугольная сетка.

 

Уменье владеть линейкой впоследствии очень пригодится на уроках черчения.

 

Когда сетка готова, детям дают одну акварельную краску и предлагают рисовать без предварительного контура, прямо кисточкой в каждой клетке, сперва самые простые фигурки: кружочек, мазок, овал, палочку, несколько кружочков и т. д. Можно позволять также детям самим придумывать рисунки кисточкой, что их чрезвычайно занимает. Один нарисует дом, другой чайник, третий лампу и т. д.

 

Наконец рисуют листья, отдельные лепестки, цветы, силуэты различных предметов и т. д.

 

Можно рисовать сначала с таблиц, потом с засушенных цветов, а постепенно эти уроки могут перейти в рисование с натуры настоящих акварелей.

 

Конечно, сетка нужна лишь в начале, для приучения детей к порядку на бумаге; но можно обходиться и без сетки.

 

 

Рисование по памяти.

 

Раз в месяц можно принести в класс только бумагу и, раздав ее, предложить детям нарисовать, что они хотят. Некоторые при этом тотчас находят себе сюжеты и начинают рисовать; другие, напротив, задумываются и никак не могут решиться.

 

Этим последним можно предложить нарисовать по памяти один из рисунков, которые они рисовали на предыдущих уроках или с таблиц или с натуры.

 

Можно поступить и так: на предыдущем уроке сказать детям, что в следующий раз они будут рисовать наизусть, положим, нож и вилку, и потому следует им внимательно рассмотреть эти предметы.

 

Наконец можно поступить и таким образом: на несколько минут вывесить в класс таблицу или поставить какой нибудь предмет для наблюдения, затем, убрав его, предложить нарисовать по памяти.

 

Дети очень любят рисовать по собственному выбору, выдумывая сюжеты сами; но многие из них рисуют при этом шаблонные дома, деревья или дам в профиль. По моему, эти дома и дамы передаются из поколения в поколение, удивительно они однообразные, и, странно, из какой бы семьи ребенок ни был, эти дома и дамы совершенно похожи друг на друга!

 

Эти рисунки скорее вредны своей шаблонностью, и потому лучше предлагать детям по собственному наблюдению рисовать что-нибудь ими виденное.

 

***

 

В двух младших классах очень полезно часть урока посвящать развитию глазомера и упражнению руки в движении и описывании различных круговых линий.

 

Для этого первые 20, 15 или 10 минут каждого урока учитель рисует мелом на доске линии, углы, квадраты, прямоугольн. и т. д., делит линии на 2, 3, 4, 5 равных частей; при этом можно нарисовать остов прямолинейного орнамента, который дети будут рисовать с таблицы остальное время урока.

 

Дети рисуют все это карандашом на простой оберточной сероватой бумаге, причем им не позволяется употреблять резинку, а советуется при неверности рисовать новые линии, углы и т. п. Хорошо закончить это рисование на доске какими-нибудь круговыми движениями карандаша, как советуют американцы. Пока дети упражняются в этом движении, можно развесить таблицы или приготовить натуру.

 

И так, на уроках рисования необходимо научить рисовать с натуры, с оригиналов, по памяти и акварелью.

 

Но и это еще не все; надо стремиться и к тому, чтоб научить детей иллюстрировать прочитанное.

 

Пока опыт мой в этой области был слишком незначителен, и потому не прилагаю рисунков.

 

Для обучения всему этому необходимо, чтоб все эти отрасли рисования проходили чрез все время преподавания с первого года и до последнего.

 

Если в каждом классе будет 2 урока в неделю, то в учебном году наберется около 60 уроков, следовательно, можно распределить занятия приблизительно так:

 

Приготовительный класс.

 

1-й год обучения.

 

Приблизительно 24 урока с таблиц, 16 уроков с натуры, 12 ур. акварелью и 8 ур. по памяти.

 

Следовательно:

 

1-й урок с таблиц,

2-й урок с акварелью,

3-й урок с таблиц,

4-й урок с натуры,

5-й урок с таблиц,

6-й урок с акварелью,

7-й урок с таблиц,

8-й урок по памяти,

9-й урок с таблиц,

10-й урок с натуры,

11-й урок с таблиц,

12-й урок с акварелью,

13-й урок с таблиц,

14-й урок с натуры,

15-й урок с таблиц,

16-й урок по памяти.

 

 

Первый класс.

 

15 уроков с таблиц,

15 уроков с натуры,

12 уроков рисования акварелью,

10 уроков наброски,

8 уроков по памяти.

 

Следовательно, распределить эти уроки возможно так:

 

1-й урок с таблиц,

2-й урок с акварелью,

3-й урок с натуры,

4-й урок наброски,

5-й урок с таблиц,

6-й урок с акварелью,

7-й урок с натуры,

8-й урок по памяти,

9-й урок с таблиц,

10-й урок наброски,

11-й урок с натуры,

12-й урок с акварелью,

13-й урок с таблиц,

14-й урок наброски,

15-й урок с натуры,

16-й урок по памяти.

 

 

Второй класс.

 

22 урока рисования с натуры,

8 уроков с таблиц,

12 уроков акварелью,

8 уроков по памяти,

10 уроков наброски с товарищей.

 

 

Третий класс.

 

24 урока рисования с натуры,

10 уроков с акварелью,

10 уроков наброски,

8 уроков по памяти,

8 уроков с художественно исполненных оригиналов.

 

Приблизительно тоже распределение занятий может быть допущено и в 4 и 5-х классах т. е. на 5 и 6 год обучения.

 

Конечно, все это распределение лишь приблизительное и может меняться смотря по силам класса, по успешности или неуспешности в той или другой отрасли рисования и т. под.

 

Если бы возможно было вести таким образом преподавание, то к пятому классу знание рисунка будет настолько хорошо, что можно рассчитывать на достижение графической грамотности.

 

Дети в этом классе, конечно, нарисуют гипсовую голову и даже фигуру всего человека, что по старой программе считалось конечным пунктом для общеобразовательной школы.

 

Но достигнуть этого, конечно, можно лишь в том случае, если обучение предмету будет итти несколько лет подряд.

 

Далее этого класса классное рисование хорошо бы было прекратить: далее оно будет необязательно, и лишь желающие могут продолжать предмет.

 

Должна прибавить, что такая постановка преподавания пригодна для детей школьного возраста, т. е. начиная с 9 лет. До этого возраста преподавание должно быть несколько иное, о чем поговорю, может быть, в будущем.

 

Для развития вкуса у детей, необходимо им во время уроков показывать хорошие гравюры, фототипии, литографии и рисунки, снятые с картин талантливых художников.

 

В последнее время очень много говорят о композиции и о стилизации.

 

В американской школе самым маленьким детям дают в руки разноцветные пластинки, кружочки и т. под. и предлагают составить узор. Такая композиция узоров, конечно, полезна, она способствует умственному развитию детей.

 

Но очень злоупотреблять этим не следует. Под конец года, когда в памяти детей сохранилось много различных узоров, им легче составить новое их видоизменение; дети даже любят этим заниматься. Но настоящее творчество, если и бывает, то крайне редко. Чаще дети выдумывают весьма некрасивые сочетания, и если такое рисование часто повторяется, то можно совершенно испортить им вкус.

 

Стилизация — есть упрощение каких-нибудь растительных форм и составление из них узоров и украшений.

 

Когда дети рисуют с натуры цветы и листья, полезно бывает им показать, как из такого цветка, упростив его очертание, можно составить стилизованный рисунок. Это весьма интересно детям и тоже есть вклад для их общего развития.

 

Но весьма опасно увлекаться такими сочинениями в общеобразовательной школе, потому что на это нет времени, да в сущности это есть дело профессиональных, технических школ.

 

В общеобразовательной школе, познакомив лишь наглядно с этим делом, лучше, если позволит время, подробнее знакомить учеников со стилями, с историей искусств и с знаменитыми художниками, имена которых до сих пор так редко упоминались в стенах учебных заведений.

 

 

[Рисунки и их объяснение]

 

Таблица І-я.

 

 

 

На этой таблице приведены примеры упражнений для развития глазомера и свободных движений руки учащихся.

 

Удобнее всего раздать бумагу перед уроком. Для упражнений, приведенных здесь, раздается самая простая серая оберточная бумага.

 

Можно купить стопу такой бумаги в очень больших листах за 3 р. 20 к. в оптовом складе.

 

Разрезав эти листы на меньшие, можно каждому ученику раздать пачку таких листов по 10, примерно, за раз. Карандаш употребляется № 2 или № 1 мягкий.

 

Когда дети уселись на места надо посоветовать им сидеть прямо, бумагу положить перед собою на столе прямо, прислониться спиной к спинке сиденья, голову держать возможно дальше от бумаги, потому что издали ошибки виднее, держать карандаш возможно дальше от очиненного конца и при различных линиях поворачивать для удобства не бумагу, на которой рисуют, а руку. Надо держать руку всегда перпендикулярно к рисуемой линии.

 

 

При описывании овалов необходимо, чтоб рука двигалась в плече и не опиралась на стол ни локтем, ни кистью.

 

 

Для рисования круга удобнее карандаш держать все время перпендикулярно к бумаге.

 

Учитель рисует приведенные здесь примеры на доске не больше 10, 20 минут урока. Детям необходимо советовать не употреблять резинки; при неверности — рисовать новые и новые линии, углы и тому подобное, рисовать одно и то же много раз, пока учитель не нарисует чего-нибудь нового.

 

Необходимо, чтоб дети испортили много бумаги, пока не научатся вести линию или круг верно, смело и твердо.

 

В конце года можно поочередно вызывать детей к доске, чтоб знать, все ли пройденное хорошо усвоено.

 

Первый год обучения весьма полезно отдавать 10—15 мин. на такие упражнения тех часов, когда будет урок посвящен рисованию с таблиц.

 

Если вести эту часть урока живо, разнообразно, то дети рисуют с удовольствием.

 

 

 

Таблица IІ-я.

 

 

 

Здесь приведены детские рисунки с таблиц. Таблицею я называю большой рисунок, напечатанный или нарисованный, который вывешивается на стене прямо перед рисующим.

 

Приведенные здесь рисунки лучшие в классе; многие дети рисуют еще гораздо кривее и неправильнее. Особенно криво начинают рисовать те, кто учится писать косым почерком. Но смущаться этим не следует: после целого ряда рисунков, кривизна эта и неправильность исчезают сами собой, лишь бы дети любили рисовать.

 

Кроме того, эти рисунки весьма различны по размерам. Нельзя требовать, чтоб детские рисунки были все одного размера. Маленькие дети, плохо очень рисующие, инстинктивно стремятся рисовать меньшей величины фигурки, потому что это легче.

 

Размер рисунка часто также зависит от глаз рисующего: дальнозоркие обыкновенно увеличивают, а близорукие уменьшают. Наконец, надо стремиться к тому, чтоб сохранить индивидуальность рисующего, она выражается и в размерах рисунка.

 

Рисунки обозначенные № 1, 2, 3 и 4 на этой таблице византийского стиля.

 

 

Таблица III.

 

 

 

Тоже детские рисунки с таблиц. Здесь прямолинейный плоский орнамент заменился постепенно криволинейным плоским орнаментом, — после чего начинают появляться рисунки различных предметов.

 

Рисунок № 1 изображает вазу.

№ 2 — восточный шлем.

№ 3 и 4 — египетского стиля.

№ 5 — римская мозаика.

№ 6, 7 и 8 — византийского стиля.

 

 

 

Таблица IV.

 

 

 

Детские рисунки.

 

1. Рисунок кронштейна с таблицы.

2. Рис. греческой вазы.

3. Рис. помпейской вазы, тоже с таблицы.

 

Остальные рисунки скопированы детьми с оригиналов профессора Cassagne.

 

Дети обязательно должны поставить оригинал прямо перед собой — но не класть его на стол рядом с бумагой, на которой рисуют.

 

Копию надо делать больше или меньше оригинала — что почти всегда выходит само собой. Редкий глаз способен скопировать совершенно точно оригинал, да этого и не надо добиваться.

 

 

 

Таблица V.

 

 

 

Здесь приведены еще примеры таблиц, которые можно бы было предложить классу.

 

Я уже говорила раньше, что для того, чтоб дети с увлечением работали, надо им давать новые и новые таблицы. Имеющиеся в продаже печатные таблицы все составлены прекрасно, очень интересно — но все они, даже Ганноверская коллекция, к несчастью, чрезвычайно малы по количеству и представляют слишком быстрый переход от легких к трудным. Поэтому поневоле приходится учителю рисовать самому, тем более что недостаток только в легких таблицах для начинающих.

 

1-й рисунок — спираль.

2-й — волюта.

3, 4, 5, 6, 7, и 8 греческого стиля.

9, 10, 11, 12, 13 арабского стиля.

14, 15 и 16 глиняная посуда северных народов.

17, 18, 19, 20 и 21 — русский стиль.

24 — норвежский узор.

25, 26, 27, 28, 29 и 30 современный французский рисунок.

 

 

 

Таблица VI.

 

 

 

Акварель. На правой половине таблицы примеры детских работ. Они рисуют одной какой-нибудь краской, разведенной на блюдце. Рисуют прямо кисточкой, не употребляя предварительно карандаша.

 

Многие из этих рисунков придуманы самими детьми.

 

На левой стороне таблицы, внизу, тоже детские работы — но с натуры — с засушенных листьев.

 

Листья были высушены и приклеены к кускам белого картона, который дети ставили против себя на столе.

 

Налево, вверху, помещены еще образцы, которые можно бы предложить для работы прямо кисточкой.

 

 

 

Таблица VII.

 

 

 

Направо — детские работы с натуры акварелью. Налево, вверху под № 1 помещены три главные основные цвета: красный, синий и желтый.

 

№ 2. Три второразрядные, составные цвета, каждый из них состоит из двух цветов первого разряда: оранжевый состоит из желтого и красного; зеленый — из синего и желтого; лиловый — из красного и синего.

 

№ 3 обозначает три третьеразрядных цвета, из которых каждый состоит из двух второразрядных: так, оранжевая и зеленая дают при смешении зелено-оранжевую краску или цитрин, которая следовательно состоит из всех трех цветов первого разряда, причем желтая взята в двойном количестве; оранжевая и лиловая вместе дают краснокоричневую краску, в которую входят все цвета первого разряда, причем красный взят в двойном количестве; наконец, зеленая и лиловая вместе дают оливковый цвет, в котором все три перворазрядные краски и синяя в двойной пропорции.

 

Большее количество красок не следует смешивать, потому что получаются тогда грязные оттенки.

 

Рисунок 4-й есть солнечный спектр из 6 цветов: красного, оранжевого, желтого, зеленого, синего и лилового.

 

Можно составлять спектр из гораздо большего количества цветов, если смешивать соседние цвета в различных пропорциях: так, из 12 цветов будет: красный, краснооранжевый, оранжевый, желто-оранжевый, желтый, желто-зеленый, зеленый, синезеленый, синий, сине-лиловый, лиловый и красно-лиловый.

 

Переходы из лилового в красный, потом оранжевый и в желтый считают теплыми тонами.

 

Переходы из желтого в зеленый, синий и лиловый считают холодными тонами.

 

Рисунки 5 и 6 представляют собою скàлу* желтого и скàлу синего цветов. По середине скàлы, под цифрою 5, находится насыщенный желтый и синий цвета. Ниже их, обозначенные цифрами 1, 2, 3 и 4, более слабые тона этих цветов. Выше насыщенного цвета к оранжевому и синему цветам будет примесь черной краски и получатся цвета, называемые оттенками. Конечно, каждый цвет можно расположить в виде скàлы и с гораздо большим еще количеством тонов и оттенков.

____________

* Имеется в виду цветовая гамма. Скàла (итал.) — в физических инструментах (в барометре, термометре и т. п.) линейка, на которой нанесены деления, показывающие интенсивность данного явления (давления воздуха, температуры и т. д.). В музыке под именем С-ы разумеется гамма. (Настольный энциклопедический словарь. — Москва : Издание Товарищества А. Гранат и Кº, 1891—1903). Прим. tehne.com.

 

Весьма полезно было бы рисунки № 1, 2, 3, 4, 5 и 6 — увеличить и вывесить в классе, чтоб дети получили ясное представление о главных цветах, спектре и скалах.

 

О сочетаниях цветов.

Мы знаем, что каждая второразрядная краска состоит из двух перворазрядных. Краска первого разряда, которая не вошла в состав второразрядной, будет к ней дополнительная и она дает с нею красивые сочетания: так, к оранжевой — дополнительная синяя, к зеленой красная, к лиловой желтая.

 

Эти дополнительные друг к другу цвета образуют красивые сочетания между собой. Например, под № 7 приведен узор романского стиля, в котором сочетание синего цвета с оранжевым. К третьеразрядным краскам можно подбирать дополнительные по тому цвету, который взят в них вдвойне: значит, к цитрину подойдет лиловая краска, к красно-коричневой — зеленые тона и оттенки, к оливковой — оранжевая.

 

Соседние по спектру цвета дают тоже очень красивые сочетания, особенно, если переход постепенный, нежный. Это видно на орнаменте под № 11.

 

Рисунок 10 есть узор современный, французский; он почти весь состоит из холодных тонов, потому что синий соединен с зеленым и желтым и только внутренность цветка окрашена теплым оранжевым.

 

При составлении красивых сочетаний красок, необходимо помнить, что если подбирают два или три разные цвета, то нужно брать тона или оттенки различных номеров в скàле. Так например, 1-й номер тона в скале желтого цвета не будет ни выделяться, ни казаться красивым около 1-го же № лилового тона в скàле. Напротив, 1-й тон желтого цвета будет очень красив с 3 или 4 номером синего или лилового тона.

 

Одним словом, при сочетаниях цветов надо брать не одни и те же номера тонов или оттенков, а отстоящие друг от друга по крайней мере на 2, 3 номера в скале и более. По этой же причине два насыщенных цвета никогда не будут красивы рядом.

 

Если мы хотим в рисунке выделить или подчеркнуть какой-нибудь цвет, то рядом с ним надо поставить дополнительный его.

 

Если, напротив, какой-нибудь цвет кричит, и надо его смягчить, то надо взять какой нибудь тон его дополнительной краски и покрыть ею сверху; тогда кричащий тон делается серее и стушевывается.

 

Красивы еще сочетания одного и того же цвета, взятые в тонах и в оттенках, например, 12 и 17 рисунки греческого стиля.

 

Красивы также сочетания белого, серого и черного в связи с какой-нибудь одной краской.

 

Кроме того, здесь приведены несколько примеров разного стиля.

 

Рисунки 8 и 9 — египетский стиль.

13 — русский стиль.

14 и 15 византийский.

16 — помпейский.

18—индийский.

 

 

 

Таблица VIII.

 

 

 

Здесь приведены детские рисунки с натуры. Сперва они рисовали только форму различных картонов, висящих перед ними на протянутом шнурке через класс. Картоны были белые и для большей ясности обведены по краям цветным карандашом.

 

Потом дети рисовали форму различных игрушек; потом картоны, повернутые перед ними в различных положениях; далее коробки, ящики, геометрические тела в разных положениях и т. д.

 

 

 

Таблица IX.

 

 

 

Детские рисунки с натуры черным и цветными карандашами. Тут уже круглые, более трудные для рисования предметы, и даже по два предмета разом.

 

 

 

Таблица X и XI.

 

 

 

 

 

Тоже детские рисунки с натуры. Это уже рисунки 2-го класса.

 

 

 

Таблица XII и XIII.

 

 

 

 

 

Здесь помещены детские быстрые наброски. Опять дана серая оберточная бумага и не позволено употреблять резинку. В первый урок довольно трудно бывает объяснить детям, как они должны рисовать. Кто-нибудь из класса становится на стол, придвинутый к стене так, чтобы все в классе хорошо видели стоящего на столе.

 

Затем приходится на доске даже нарисовать и показать, что мелочей не следует рисовать, а только общий контур всей фигуры. Надо, чтоб они схватывали только общую фигуру, не жалели бы бумаги и как только недовольны — брали бы новый листочек бумаги и начинали вновь и вновь.

 

Дети очень любят такое рисование, и каждый успевает нарисовать иногда 8—10 набросков за час. Рисовали эти наброски 1-й и 2-й классы. Точно также они делают наброски с различных предметов, чучел птиц и т. под.

 

 

 

Таблица XIV.

 

 

 

Детские рисунки. Урок происходит весной в теплую погоду в саду. Детям советовалось рисовать стволы деревьев, начиная от земли и выше, тоже общим контуром.

 

Один из них нарисовал лестницу с двумя колоннами, ведущую в сад.

 

 

 

Таблица XV.

 

 

 

Детские рисунки по памяти. Рисунков по памяти таблиц и предметов, рисованных в классе, я не привожу, потому что это только повторение уже приведенных рисунков.

 

На этой таблице приведены лишь рисунки детей, сделанные по собственному их выбору. Дана бумага и сказано: рисуйте, что хотите.

 

 

 

Таблица XVI.

 

 

 

Рисунки детей на тему. Рисунки детей на заданную тему никогда почти не могут представлять собою настоящего творчества: это всегда есть лишь видоизменение того, что дети рисовали или видели.

 

Поэтому задавать им такие работы можно только лишь в конце полугодия. Эти работы должны быть производимы не чаще двух раз в год. Самое лучшее употреблять для них последний урок перед Рождеством и последний урок перед праздником Воскресения Христова. Когда бумага роздана, предлагается детям тема, на которую они рисуют в течении часа.

 

Некоторые кончают рисунок на тему очень быстро; в таком случае можно бывает им предложить рисовать то, что они сами желают в остальное время урока.

 

1-й Рисунок — переплет для книги: Басни Крылова. Собственно здесь помещена только верхняя половина переплета. На нижней должна быть надпись заглавия.

2, 3, 6, 7, 8, 9 и 10 узоры к полотенцу.

4 и 5 рисунки — узоры к вороту рубашки.

11, 12 и 13 — узор из цветов ромашки.

14 — узор из каких-нибудь листьев.

15 — рамка для фотографической карточки.

16 — узор из треугольников.

17 — узор из вопросительных знаков.

18 — коврик.

19 — узор скатерти.

 

 

 

Таблица XVII.

 

 

 

Примеры стилизации. Рисунки 1 и 2 лист и плоды дикого винограда и узор из них.

3—4. Болотный камыш и узоры из него.

5—6. Вьюнок и узор из него.

7—8. Цветок флокс и узор.

9—10. Дикая мальва и узор из нее.

11—12. Отдельные цветочки вербены и узор из них.

 

 

 

Таблица XVIII.

 

 

 

Здесь приведены наиболее подробные рисунки, показывающие как изображаются свет и тени, а также рельеф предметов.

 

К сожалению в печати они вышли сухи.

 

 

Необходимо прибавить, что все приведенные в этом сочинении детские рисунки рисованы детьми приготовительного, 1-го, 2-го и 3-го классов.

 

Некоторые из детей учились вторую зиму, другие только первую.

 

Возраст детей был от 9 до 14-ти лет. Рисовали и девочки и мальчики.

 

В. Малиновская.

 

 

 

tehne.com

"ЖИВАЯ АЗБУКА" Рисование и живопись

Техника: Рисование и живопись 1.

2.

3.

4.

5.

6.

7.

8.

9.

10.

11.

12.

13.

14.

15.

16.

17.

18.

19.

20.

21.

22.

23.

24.

25.

26.

27.

28.

29.

30.

31.

32.

33.

Это буквы украинского алфавита, которые изображаю разные зверьки и птички. Такой набор (серія "Готуюсь до школи - Жива азбука" для дітей 3-6 років видавництва "Ранок") я приобрела много лет назад, когда ещё моей дочке не было и 2-х годиков. Благодаря этим буквам мы впервые знакомили Владочку с алфавитом. Могу сказать, что всё получилось довольно успешно: доченька уже в 2 годика с небольшим знала весь алфавит.

Если они пригодятся молодым мамочкам из Страны Мастеров, буду очень рада!

P.S. Его можно использовать и для русского алфавита, буквы почти одни и те же, кроме букв "Ё", "Ы", "Ъ" и "Э", но я уверена, что для наших мастериц - это не проблема, четыре недостающие буквы они смогут придумать сами...

Нашла фото стенгазеты "С днём учителя", которую мы делали ещё в 2006 году для воспитательницы в детский садик. Там мы как раз использовали эти буквы в заголовке http://stranamasterov.ru/node/220334

Автор: Юляша Владочка Ванюша ~ Приму любые комментарии Источник: Страна мастеров "ЖИВАЯ АЗБУКА" Рисование и живопись

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Буквы Хорошее настроение Буквы Хорошее настроение

Категория:

Техника: Хорошее настроение 1. Где-то на просторах интернета видела подобные буквы. Уже не помню где. Делала так. Вырезала буквы из картона, потом намазывала клеем и обсыпала их манной крупой. Через некоторое время сдувала или стряхивала остатки манки и раскрашивала гуашью. 2. Соответственно

Детская азбука - Не определена - Детская азбука - Не определена -

Категория:

Техника: - Не определена - 1. Азбука, на страницах которой, помимо привычных картинок и букв, ещё и сам малыш. Так изучать буквы гораздо интереснее! В азбуке 32 красочных страницы, на обложке также фото ребенка. Пример разворота: 2. Разные странички 3. Пример электронной страницы, буква "А" 4.

С днём учителя Рисование и живопись С днём учителя Рисование и живопись

Категория:

Техника: Рисование и живопись 1. Приближается День учителя. Поздравляем всех учителей с этим прекрасным праздником. Желаем Вам цвести, расти, Копить, крепить здоровье Оно для дальнего пути главнейшее условие. Пусть каждый день и каждый час Вам новое добудет. Пусть добрым будет ум у Вас, А

Буквы алфавита Буквы алфавита

Категория:

Девочки, помогите пожалуйста! Вспомнила студенческие годы.Вышиваю метрику для моей дочурки,но я купила набор без букв.Очень нужна схема букв и цифр русского алфавита.Может кто-нибудь поможет мне.Заранее всем благодарна. Автор: Оксана Источник: BabyBlog

Азбука Азбука

Категория:

Техника: 1. 2. Примечание: Это было давно, около четырех лет назад, когда я (мама) начила учить свою дочку буквам и чтению. Как это иногда бывает, совершенно случайно, я приобрела книгу "Букварь для малышей от двух до пять" Автор Елена Бахтина. В книге, было приложение с буквами. Я вырезала

Весёлая азбука Весёлая азбука

Категория:

Техника: 1. 2. 3. 4. 5. Когда делали эти замечательные буквы, даже и не знали о существовании Вашего сайта и такого конкурса. Но сайт просто замечательный. Спасибо Вам.И хотя буквы были сделаны уже давно. Мы решили принять участие в конкурсе. Автор: Ольга Л Источник: Страна мастеров

НАША АЗБУКА - Не определена - НАША АЗБУКА - Не определена -

Категория:

Техника: - Не определена - 1. Учим буквы!...И сами их делаем! 2. Фантазии детей и родителей безграничны! 3. То ли ещё будет! 4. Даже съедобные есть... 5. и другие... 6. Надеюсь продолжение будет...Когда выучим весь алфавит, "отчитаемся" Вот такой проект у нас стартовал в классе. Дети "видят"

стенгазеты. Рисование и живопись стенгазеты. Рисование и живопись

Категория:

Техника: Рисование и живопись 1. газета дочке на день рождения на 2 годика, на лужайке гости писали пожелания на память... 2. газета на день рождения племяннице, рисовала и раскрашивала я, стихи сочиняла и писала моя мама. 3. газета на день рождения моей доченьке 3 года, распечатала раскраски с

prostodelkino.com

Азбука рисования. Курс графической грамотности. Малиновская В. (сост.). 1904

Предисловие

Если труд мой пригодится, то я должна принести благодарность, во первых, нашему любимому профессору Павлу Петровичу Чистякову, с полной готовностью допускавшему всех, жаждавших знания, в свою мастерскую, во вторых, В. П. Науменку и A. В. Жекулиной, давшим мне полную свободу и возможность выработать свою программу преподавания рисования в школе; в третьих, господину Пащенку, прочитавшему лекцию в 1903 году в зале первой Киевской Классической гимназии о преподавании рисования во Франции. Кроме того я должна сказать, что заимствовала рисунки из очень многих сочинений: L’ornamentation par la plante M. P. Verneuil. Le dissin préparatoire par Guéblin. Учебник Пранга. Рисунки профессора Cassagne. Рисунки художников: Смирнова, Троицкой, Билибина и А. Маковского. Заимствовала из сочинения „Ornamentenschatz“ „Vademecum“ и мн. др.

Вспоминая то мучительное чувство, с которым я, в начале своего преподавания, готовилась к каждому уроку, разыскивая по всевозможным художественным изданиям подходящий материал для таблиц, я почту себя счастливой, если мой настоящий труд окажется полезным начинающим учителям и учительницам и облегчит их работу.

***

Вопрос о методике обучения рисованию никогда до сих пор не возбуждал такого интереса, как в настоящее время, благодаря тому, что на западе прежняя программа признана совершенно непригодной.

И действительно, рисование сначала прямого и криволинейного плоского орнамента, что тянулось иногда до старших классов, потом рисование геометрических тел и, наконец, гипсового рельефного орнамента, кончавшегося в лучших случаях гипсовыми масками и головами — все это могло быть уместным разве лишь в специальных рисовальных школах, где учатся в большинстве случаев лица избравшие себе рисование специальностью.

Но в общеобразовательных школах этот метод вызывал лишь скуку и отвращение: один белый цвет моделей способен был вызвать охлаждение к предмету у детей, которые, наоборот, так любят яркие краски.

Результатом плохой постановки преподавания рисования получилось то, что дети оставляют учебные заведения, не приобретя никаких знаний по рисованию. Учебные заведения не придают почти никакого значения этому предмету: балл, поставленный по этому предмету, не оказывает никакого влияния на общую оценку знаний ученика. Экзаменов по рисованию у нас не держат. О подготовке по рисованию и речи никогда не бывает. В публике десятками лет утвердилось убеждение, что рисование никакого значения не имеет.

Учитель рисования поставлен в чрезвычайно тяжелое положение.

В классе у него дети с разнообразными знаниями предмета: одни учились кое-чему, с другими надо начинать с азбуки.

Насколько это затрудняет преподавание, понятно всякому.

Из классного преподавание поневоле переходит в преподавание отдельным лицам или небольшим группам лиц. От этого в многолюдном классе дисциплина страдает. Учитель, желая преподать каждому, изнемогает под тяжестью невозможности это сделать, и в конце концов у него опускаются руки.

Кроме затруднения от разнообразия знаний учеников, сколько учитель страдает еще и оттого, что всеми принято его предмет считать неважным. Дети постарше часто с улыбкой его спрашивают: „Когда вы, многоуважаемый N. N., сделаете нас художниками??“ Как трудно бывает учителю объяснить им, что художников вообще не создают и что никто не стремится из них сделать художников, а что умение рисовать необходимо всякому человеку.

Каждому ремесленнику необходимо понятие о симметрии: башмачнику, столяру, портнихе и т. д. Рисующий и обладающий чувством красоты ремесленник, конечно лучше исполнит свое дело.

Без рисунка люди на половину не понимали бы того, что они изучают. География возможна ли без карт? Естественная история без изображения животных и растений?

Признано всеми, что наглядное обучение маленьких детей дает самые лучшие результаты, а возможно ли все показать? Невольно приходится показывать не предметы, а их изображения.

Новейшие языки преподаются помощью картин. А рисование, предмет обучения, дающий возможность понимать картины, научающий самого ученика производить изображения предметов, пренебрегается, как ни к чему не ведущий!

И так, каждому педагогу необходимо умение рисовать. Каждой матери и отцу необходимо это знание, как воспитателям своих детей.

Наш великий русский педагог К. Д. Ушинский чувствовал это: недаром он в своем „Родном слове“ поместил образцы рисунков.

Кроме того, каждому врачу, естествоиспытателю, ученому необходимо знание рисования.

Рисование делает науки более доступными; можно сказать: рисование популяризует знания, популяризует идеи.

Изучение рисования развивает у детей наблюдательность, внимание, развивает их ум, заставляя внимательно всматриваться в окружающий их мир.

Во многих уже странах изменили прежний взгляд на преподавание рисования. В Америке, во Франции рисование уже считается одним из важных предметов наряду с естествознанием, и по этому предмету установлены уже экзамены.

К счастью в последнее время и у нас начинается движение в пользу рисования.

Как идеал преподавания рисования, рисуется многим преподавание в американской школе. Действительно, оно поражает своей результатностью и шириной. Но американские школы так мало похожи на наши!

Прежде всего надо принять во внимание, что там переход из класса в класс совершается не раз в год, как у нас, а через каждые шесть недель, что заставляет всех работать интенсивно, с полным напряжением сил, чтобы не отстать от товарищей. При такой дробности классов, ученики подобраны в каждый класс с одинаковыми знаниями. Классы не многочисленны.

Рисованию учит не один специалист, а учителя и учительницы всех предметов.

Наконец, рисованию детей учат с 5-ти летнего возраста, тогда как у нас сплошь и рядом до десятилетнего возраста дети в некоторых семьях не имеют ни малейшего представления о рисовании. Такие дети имеют настолько не развитые глазомер и руку, что не могут найти средины небольшой линии; не могут разделить угол пополам и не могут найти средины страницы.

В американских школах бывают хотя и короткие, но ежедневные уроки по рисованию; тогда как в русских школах только в лучшем случае 2 раза в неделю.

Поэтому всю американскую систему преподавания рисования невозможно сразу ввести во все классы. Потребуется достаточно времени и не мало труда, чтоб постепенно можно было ввести у нас новый метод. Да и учителю, воспитанному на известном способе, преподававшему многие годы совершенно иначе, сразу отрешиться от всего предыдущего чрезвычайно трудно. Но, в будущем надеясь на реформу всей постановки преподавания рисования, можно и у нас уже теперь многое улучшить.

К счастью, обыденные, окрашенные предметы допущены уже моделями в школу.

Рассматривая иностранные программы современной постановки преподавания рисования, можно убедиться, что в настоящее время считается необходимым на уроках рисования научить детей следующему:

1) Срисовать с натуры различные предметы в различных положениях.2) Рисовать не только карандашом или углем, но и кисточкой, что требует особой техники.3) Делать быстрые наброски с натуры не только с различных предметов, но даже с животных и человека.4) Рисовать различные предметы по памяти — даже до иллюстрирования чего-нибудь прочитанного.5) Копировать с художественно исполненных рисунков, фотографий и т. д.

Как научить всему этому? Какую последовательность избрать при рисовании различных предметов?

На эти вопросы пока у нас еще нет определенного ответа, и каждый учитель поступает по вдохновению.

Только ясно намечен тот конечный результат, к которому каждый должен стремиться, именно: достижение графической грамотности.

Свобода пути к достижению этой конечной цели есть собственно великое благо учителей настоящего времени.

Составляя сам программу, учитель всегда может видоизменить ее, сообразуясь с теми детьми, с которыми он имеет дело в данное время, а, следовательно, может достигать наилучших результатов в своем преподавании.

books.totalarch.com

Азбука рисования. Урок второй. Школа рисунка Павла Чистякова.

 

Я училась рисунку у представителей питерской школы рисунка и моим первым педагогом был Владимир Михайлович Паров выпускник художественного училища им.Серова. Связь  с ним утеряна уже очень давно. По слухам он работал во Владивостоке.

(Если кто-то есть из наших ТАЖевцев оттуда и что-то слышал о нём, прошу сообщите.)

Его учителем  рисунка в свою очередь был ученик Чистякова Павла. И мне захотелось рассказать вам о нём, потому что Владимир Михайлович неустанно восхищался этим человеком и его системой преподавания. 

Неожиданно мало нашлось информации об этом замечательном педагоге, а я решила во что бы то ни стало рассказать вам о нём. Вот нашла две толковых статьи и сделала из них вытяжки. Ссылки на первоначальнй материал прилагаются. 

 

ЧИСТЯКОВ ОБ ИСКУССТВЕ

 

Серов вспоминал, что его первым заданием, полученным от Чистякова, было нарисовать листок скомканной бумаги, небрежно брошенной на пол. Поначалу такое упражнение показалось Серову смешным и даже обидным, но он начал рисовать и не смог справиться. Для решения этой задачи одного таланта оказалось мало, нужны были знания.К Чистякову шли учиться или, вернее, доучиваться даже выпускники, окончившие академию с золотыми медалями. «Вообще порядок и правильная форма предмета в рисовании важнее и дороже всего. Талант бог даст, а законы лежат в натуре», — писал в своих заметках Чистяков. Он очень ценил талант, но повторял: «Начинать надо по таланту и кончать по таланту, а в середине работать тупо».Художник, не умеющий рисовать, как оратор без языка, — ничего не может передать. «Без нее [техники] вы никогда не сумеете рассказать людям свои мечтания, свои переживания, увиденную вами красоту». А это самое главное! Учиться видеть, учиться думать, учиться понимать.Художник не копирует действительность, а картина не фотография. «Так натурально, даже противно»; или того хлестче: «И верно, да скверно!» — частенько ворчал Чистяков, оценивая чересчур реалистичные работы. «Искусство полное, совершенное искусство не есть мертвая копия с натуры, нет, [искусство] есть продукт души, духа человеческого, искусство суть те стороны человека, которыми он стоит выше всего на земле». Искусство должно выражать лучшее в человеке и лучшее, что он может найти во Вселенной. Жестко критикуя картины-пустышки, он постоянно напоминал ученикам, что живопись не «эстетическое баловство», она требует от художника самоотдачи и постоянной работы над собой.

«Чувствовать, знать и уметь — полное искусство» — вот кредо настоящего мастера, полагал Чистяков.

 полный текст

 

«Родоначальник русской живописи», «всеобщий педагог русских художников», «наш общий и единственный учитель» — так говорили о нем современники. Через его мастерскую прошли известнейшие художники конца XIX века: Репин, Поленов, Суриков, Васнецов, Врубель, Серов, Борисов-Мусатов. Сегодня, увы, имя Павла Петровича Чистякова известно лишь специалистам.

Каких трудов стоило сыну крепостного крестьянина пройти путь от уроков сельского пономаря до зачисления в классы Академии художеств, знал только он сам. Но любовь к рисованию и поддержка отца оказались сильнее всех препятствий. С 1849 года Павел Чистяков живет в Петербурге у дальних родственников. Рассчитывать ему приходится только на собственные силы: утром и вечером занятия в академии, а в остальное время — частные уроки, которые дают хоть какие-то средства для жизни. И все равно питается он скудно: огурцы, хлеб да чай — все, что может позволить себе юный художник.Путь от Александро-Невской лавры, возле которой он живет, до академии в центре города и потом к ученикам — каждый день Павел Чистяков проходит 30 верст, впрочем извлекая из этой «прогулки» немалую выгоду.Академическая методика, заключавшаяся в бесконечном копировании знаменитых гравюр и однообразном рисовании гипсов, Чистякову не по сердцу. Блестяще освоив школу рисования, он много работает самостоятельно. «Перспективу я слушал всего раза четыре у М.И. Воробьева, — будет потом вспоминать художник, — чертежей вчерне сделал три, а прочее усвоил в течение шести верст», во время тех самых ежедневных «прогулок».Успехи в учебе и победы на академических выставках открывают перед Павлом Чистяковым новые возможности — его посылают на средства академии продолжить обучение в Европу.

Германия, Франция и особенно Италия околдовывают русского художника. Он пишет множество этюдов, портретов, задумывает будущие картины. «Чистяков вернулся из Италии, — вспоминал Репин, — и сразу очаровал нас своим темпераментом поэта и такой глубиной понимания искусства, о которой мы и не мечтали. Он любил учить, привязался к нам, и часто-часто мы восхищались им до самозабвения. Он не был штатным профессором; но мы всех штатных бросили еще до появления Чистякова».

 

 

И.Репин портрет Чистякова

 

 

 

«Искусство все-таки — красота.А красивое ни угловато,ни крайне быть не должно»Павел Чистяков

 

По возращении Павел Петрович получает звание академика за картины, написанные в Европе, и должность адъюнкт-профессора — рядового преподавателя в Академии художеств. В жизни Чистякова (и, как после окажется, в истории академии) начинается новый этап.

 

 

Методика преподавания рисунка, существовавшая в академии, сводилась к обучению студентов определенным приемам и к выработке техники, что позволяло быстро, но исключительно механически выполнять любой рисунок или этюд. Чистяков со свойственной ему прямотой идет против устоявшихся норм: «Скажите чудную остроту, и все в восторге; повторяйте ее сорок лет каждый день и каждому, отупеете сами и надоедите всем, как бог знает что; все, что однообразно и бесконечно повторяется, как бы оно ни было хорошо вначале, под конец становится тупо, недействительно, рутинно, просто надоедает и умирает». Художник должен постоянно учиться у природы, «черпать же все только из себя, значит останавливаться или падать». По словам В. Васнецова, Чистяков был «посредником между учеником и натурой». Врубель, которого разочаровало преподавание в академии и который считал, что его учат безжизненным штампам и схемам, обучение у Чистякова называл формулой живого отношения к природе.

 

 

Серов Автопортрет

Серов вспоминал, что его первым заданием, полученным от Чистякова, было нарисовать листок скомканной бумаги, небрежно брошенной на пол. Поначалу такое упражнение показалось Серову смешным и даже обидным, но он начал рисовать и не смог справиться. Для решения этой задачи одного таланта оказалось мало, нужны были знания.

 К Чистякову шли учиться или, вернее, доучиваться даже выпускники, окончившие академию с золотыми медалями. «Вообще порядок и правильная форма предмета в рисовании важнее и дороже всего. Талант бог даст, а законы лежат в натуре», — писал в своих заметках Чистяков. Он очень ценил талант, но повторял: «Начинать надо по таланту и кончать по таланту, а в середине работать тупо».

 Художник, не умеющий рисовать, как оратор без языка, — ничего не может передать. «Без нее [техники] вы никогда не сумеете рассказать людям свои мечтания, свои переживания, увиденную вами красоту». А это самое главное! Учиться видеть, учиться думать, учиться понимать.

 Художник не копирует действительность, а картина не фотография. «Так натурально, даже противно»; или того хлестче: «И верно, да скверно!» — частенько ворчал Чистяков, оценивая чересчур реалистичные работы. «Искусство полное, совершенное искусство не есть мертвая копия с натуры, нет, [искусство] есть продукт души, духа человеческого, искусство суть те стороны человека, которыми он стоит выше всего на земле». Искусство должно выражать лучшее в человеке и лучшее, что он может найти во Вселенной. Жестко критикуя картины-пустышки, он постоянно напоминал ученикам, что живопись не «эстетическое баловство», она требует от художника самоотдачи и постоянной работы над собой.

«Чувствовать, знать и уметь — полное искусство» — вот кредо настоящего мастера, полагал Чистяков.

 Его академическая мастерская была открыта для всех желающих. Он вел многочисленные кружки и группы вне стен академии, давал письменные рекомендации художникам, которые не могли приехать в Петербург. Если видел в человеке искру таланта, приглашал его на индивидуальные занятия. Учиться у Чистякова было непросто: он требовал очень серьезного отношения к делу. «Будет просто, как попишешь раз по сто», — подбадривал он учеников, заставляя снова и снова переделывать работу.

  

«Хорошо учить — значит,любя учить, а любя ничегоне скучно делать»Павел Чистяков

  

На даче в Царском Селе, куда чета Чистяковых выбиралась из столицы на отдых, Павел Петрович выстроил мастерскую, где собирался дописать картину «Последние минуты Мессалины, жены римского императора Клавдия», начатую еще в Италии, создал эскизы к композиции «Свидание» по рассказу Тургенева, стал рисовать портрет матушки, Анны Павловны Чистяковой. Но завершить начатое никак не удавалось. Как только Чистяков перебирался на дачу, дом сразу наполнялся людьми: у него бывали Д.И. Менделеев и А.Н. Коркин, О.Д. Форш и П.П. Гнедич, З.Н. Гиппиус и Д.С. Мережковский. Приезжали, конечно, и художники — не только получить ценный совет, но и рассказать о новых замыслах, поспорить об искусстве. Чистяков никому не отказывал, и все личные творческие планы неизбежно откладывались до лучших времен.

 Сознавая невозможность совмещать труд художника и педагогическую деятельность, Чистяков выбрал последнюю. Все больше времени он посвящает решению сложных задач рисунка, живописи, композиции. Начинает записывать и систематизировать свои мысли о живописи, размышления о происхождении искусства и его месте в обществе: «Рассудок, знание всегда были во мне впереди практики, что делать — я родился и живу для других. Пусть же знание мое будет на пользу кому-нибудь».

 

«Бог — в творчестве.Мы через творчествобеседуем с ним.Бог вообще — в нас»Павел Чистяков

  

Шли годы, но со многими учениками Чистяков сохранял узы всю жизнь. «Я еще могу съездить к Чистякову и у него хлебнуть подкрепляющего напитка советов и критики», — писал в своем письме Врубель. Часто бывал у своего учителя Поленов, который преподавал в Московской академии живописи, ваяния и зодчества по «чистяковской системе». «Желал бы называться Вашим сыном по духу», — признавался Васнецов. Такими «сыновьями по духу» были многие его ученики. Именно Чистяков посоветовал Васнецову дать согласие на роспись Владимирского собора в Киеве и поддержал идею создания картин на темы русских сказок. Долгие беседы с художниками о Боге, религии и душе обернулись врублевским «Демоном» и «Христом», циклом картин об Иисусе у Поленова.

  

 87 лет, прожитых в нескончаемых трудах и поисках. И каков итог? Несколько исторических полотен и портретов, незаконченные записки об искусстве и педагогике. Да, но не только. Главный итог — это сотни картин, которые создали благодарные ученики, возвратив миру все то, что вложил в них Павел Петрович. 

 

http://www.liveinternet.ru/users/drewfoxy/post124103495/

 

 Из статьи Розановой Н.Н.

"Вот как описывает основы чистяковской системы применительно к построению головы И.Е. Репин: «Она заключалась в перспективе плоскостей головы. Встречаясь на черепе, эти плоскости, т.е. границы этих плоскостей, образовывали сеть всей головы, что и составляет главную основу рисунка всей головы. Особенно интересной получалась перспективная встреча этих плоскостей: дробясь и разбиваясь в разные детали головы, эти плоскости совершенно правильно определяли величину этих деталей, до меньших плоскостей, и голова получала верный каркас, во всех возвышениях и углублениях целой головы. Она получалась стройная и рельефная. При этом торжествовало правило, что рельеф зависит не от тушевки, во что верят так все начинающие, а от линий этих правильно построенных оснований. Перспектива всякой детали от верного основания необыкновенно математически держит весь ансамбль головы. И даже странно видеть, как голые линии неумолимо летят вперед, если они поставлены на своем месте» .

Определяя специфические особенности рисунка, Чистяков акцентировал внимание на вопросе построения объемной формы в изобразительном искусстве. Он говорил о том, что если «в скульптуре мастер работает в трехмерном материале и соответственно наиболее важным принципом в построении объема является достижение этого объема из глубины на художника, то в живописи и рисунке - наоборот. Из-за того, что вся работа по воссозданию предмета идет на двухмерной плоскости, необходимо строить объем от художника в глубину воображаемого пространства бумаги или холста. Это означало, что для верного изображения формы необходимо начинать рисунок с нахождения внутренних осей предмета, на которые, идя от ближайших к художнику частей объема, и следует «наращивать» форму. Чувствовать внутренние оси - точнее, направленность движения масс - Чистяков считал совершенно необходимым в течение всей работы над рисунком, так как именно оси, по его мнению, позволяют создавать на плоскости правильное решение объема предмета, чувствовать «затылок» последнего (ил. 55 , 56 ). Эти оси служат, таким образом, основой для построения формы, и здесь в значительной степени сказалось влияние на педагогику Чистякова традиций старых мастеров. Без выявления внутренних осей и проверки по ним изображения рисуемая форма неизбежно теряет, как считал Чистяков, ту пластическую основу, отсутствие которой превращает любое построение в передачу внешней поверхности предмета. Такова была основа чистяковской системы рисунка, в которой поиски форм-плоскостей, по существу, являлись поисками направления движения масс в форме» .

Полный текст:

http://www.hi-edu.ru/e-books/xbook073/01/part-002.htm

subscribe.ru


Смотрите также